<<
>>

§2. Международно-правовое сотрудничество государств-участников СНГ в сфере труда.

Международно-правовое регулирование труда в СНГ покрывает не слишком большую сферу отношений в отличие от трудового права ЕС. В качестве основного направления договорного регулирования условий труда определена охрана труда, включая порядок расследования несчастных случаев на производстве и признание прав на возмещение вреда, причиненного работнику в связи с трудовой деятельностью.

Также заключены отдельные соглашения, касающиеся регулирования социально-трудовых отношений в транснациональных корпорациях[449], сотрудничества по применению Единого тарифно-квалификационного справочника работ и профессий рабочих, и

Квалификационного справочника должностей служащих[450] [451] [452] [453]. В качестве самостоятельного направления сотрудничества выделяется трудовая миграция, которая будет предметом рассмотрения в параграфе 3 настоящей главы.

Также трудовые права закреплены в Конвенции СНГ о правах и основных свободах человека от 26 мая 1995 г. Конвенция вступила в силу в 1998 г. и действует для 4 государств: Беларуси, Кыргызстана, России и Таджикистана, однако контрольный механизм Конвенции так и не состоялся. Парламентская Ассамблея Совета Европы рекомендовала членам и кандидатам в члены СЕ не подписывать и не ратифицировать Конвенцию СНГ в связи с тем, что данный документ предлагает более слабый механизм защиты прав человека по сравнению с Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод . Впрочем, ЕСПЧ отказался рассматривать вопрос о сосуществовании Европейской конвенции и Конвенции СНГ по запросу Комитета министров Совета Европы,

459

указав на отсутствие у него компетенции.

Ст. 4 Конвенции СНГ устанавливает запрет принудительного или обязательного труда и практически полностью повторяет перечень исключений из понятия «принудительный труд», установленных в Конвенции МОТ № 29, с одним дополнением: в числе допустимых случаев принуждения к труду рассматривается выполнение обязанностей родителями по созданию условий для ребенка, и выполнение обязанностей совершеннолетними детьми по содержанию нетрудоспособных родителей.

На наш взгляд, последнее положение выглядит, по меньшей мере, странным и не имеет прямого отношения к принудительному труду.

Ст. 12 Конвенции СНГ, так же, как и ст. 11 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод фиксирует базовое право создавать профсоюзы и вступать в таковые для защиты своих интересов с возможностью установления ограничений для реализации профсоюзной свободы лицами, входящим в состав вооруженных сил, правоохранительных или административных органов государства. Отметим, что в п. 2 ст.12 дается широкий круг ограничений профсоюзных прав в интересах государственной и общественной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья и нравственности населения, защиты прав и свобод.

Ст. 14 Конвенции в отличие от других региональных актов в области прав человека максимально кратко формулирует собственно право на труд, поставив его в пару с защитой от безработицы, а также закрепляет равенство в оплате труда и в оценке качества работы (п.1).

При отборе трудовых прав Конвенция СНГ фокусирует внимание на правах работающих женщин (п.2 ст. 14), а также инвалидов (нетрудоспособных лиц) (ст.18).

Как мы видим, несколько странным выглядит позиция Парламентской Ассамблеи Совета Европы, сравнивая Конвенцию СНГ с Европейской конвенцией, а не с Европейской социальной хартией. С другой стороны, Конвенция СНГ действительно является слабым инструментом, поскольку у нее отсутствует какой-либо механизм контроля, даже периодического.

Помимо договорных актов важное место в механизме международноправового регулирования труда в СНГ занимает модельное нормотворчество.

Вопросам труда посвящены модельные законодательные акты, принимаемые Межпарламентской Ассамблеей государств-участников СНГ.

Модельные акты, принимаемые в рамках Межпарламентской Ассамблеи представляют собой самостоятельную форму международно-правового

сотрудничества государств в рамках СНГ, служащую для обеспечения гармонизации норм национальных законодательств.

В российской науке под модельным законодательным актом принято понимать «типовой законодательный акт, принимаемый институтами Содружества Независимых Государств в сфере их общих интересов, имеющий рекомендательный характер и направляемый парламентам государств-участников СНГ для использования в их законодательной деятельности»[454] [455].

Для законодательных органов такой акт не является обязательным, однако служит, по выражению Ю.А. Тихомирова, нормативно-ориентирующим стандартом в правотворческой деятельности парламентских учреждений.

Межпарламентская Ассамблея государств-участников СНГ за всю историю своей деятельности приняла большое число рекомендательных актов в области труда, включая трудовую миграцию, правда, степень их действия в правовых

461

системах государств-участников остается достаточно низкой .

Из наиболее актуальных, на наш взгляд, актов можно выделить Концепцию модельного Трудового кодекса 2000 г.[456], Модельный закон об особенностях регулирования труда моряков 2001 г.[457], Модельный закон о социальном партнерстве 2006 г.[458], Модельный закон о деятельности частных агентств занятости 2010 г.[459]

Ряд положений, касающихся международных передвижений трудящихся содержится в Хартии социальных прав и гарантий граждан независимых государств, одобренной Постановлением Межпарламентской Ассамблеи государств-

участников СНГ от 29 октября 1994 г.[460], а 13 мая 1995 года Межпарламентская Ассамблея приняла рекомендательный законодательный акт «Миграция трудовых ресурсов в странах СНГ»[461], содержание которого целиком посвящено вопросам правового статуса трудящихся-мигрантов и правового регулирования привлечения и использования трудящихся - граждан государств СНГ на территории Содружества.

Следует отметить постановление Межпарламентской Ассамблеи СНГ, принятое 9 декабря 2000 г. № 16-6 «О правовом регулировании миграционных процессов на территории Содружества Независимых Г осударств», кроме того, в рамках МПА СНГ приняты Рекомендации о законодательном обеспечении регулирования миграционных процессов в государствах-участниках СНГ (2007 г.)[462], Рекомендации по гармонизации национального законодательства государств-участников СНГ в сфере борьбы с незаконной миграцией (2009 г.)[463], Концепция общего миграционного пространства государств-участников СНГ (2012 г.)[464] [465], готовится ряд проектов: модельного закона «о миграции», модельного соглашения «Об организованном наборе граждан для осуществления временной трудовой деятельности на территории СНГ, а также Рекомендаций по развитию миграции, осуществляемой с целью обучения и стажировки граждан государств- участников СНГ .

Международно-правовое регулирование охраны труда.

466т

Важное место среди объектов правового регулирования трудовых отношений в рамках Содружества Независимых Государств занимают вопросы охраны труда.

Сотрудничество государств-участников Содружества в этой области направлено на решение проблем охраны труда, возникших по причине угрозы исчезновения единой системы обеспечения безопасности и здоровья трудящихся на производстве. При этом такое сотрудничество основано как на использовании опыта правового регулирования охраны труда в СССР, так и на усиливающемся учете опыта, имеющегося в международном праве.

Правовой основой для сотрудничества государств-участников Содружества Независимых Государств в сфере охраны труда служит статья 23 Договора об Экономическом Союзе, предусматривающая проведение скоординированной политики в области условий и охраны труда с учетом общепринятых международных правил, выработку общих требований к нормам и правилам по охране труда, и осуществление государственного надзора и экспертизы труда.

Источниками правового сотрудничества государств-участников СНГ в этой сфере выступают многосторонние межправительственные соглашения, которые по отношению друг к другу могут быть охарактеризованы как соглашения общего и специального характера.

Кроме того важную роль в сотрудничестве государств в области охраны труда играет Хартия социальных прав и гарантий граждан независимых государств (в дальнейшем именуемая - Хартия), одобренная Постановлением Межпарламентской Ассамблеи государств-участников Содружества Независимых Государств 29 октября 1994 года , поскольку в данном документе содержатся минимальные стандарты социальных прав, которые должны быть признаны [466] национальными законодательствами государств-участников СНГ в области охраны труда.

Стоит особо подчеркнуть эту особенность сотрудничества государств в рамках СНГ, так как региональный документ о правах человека, принятый государствами-членами в обычном международно-правовом порядке, Конвенция Содружества Независимых Г осударств о правах и основных свободах человека от 26 мая 1995 года , не содержит положений о правах в сфере охраны труда, несмотря на то, что в преамбуле государства приняли во внимание Международный пакт о социальных, экономических и культурных правах от 16 декабря 1966 года[467] [468] [469] [470], в пункте «Ь» статьи 7 которого закреплено право каждого на «условия работы, отвечающие требованиям безопасности и гигиены».

Общим соглашением в сфере охраны труда является Соглашение о сотрудничестве в области охраны труда (в дальнейшем - Соглашение по охране труда), заключенное 9 декабря 1994 года в г. Москве в целях реализации положений статьи 23 Договора об Экономическом Союзе.

В соответствии со статьей девятой Соглашения, содержащей типовые для соглашений государств-участников СНГ условия, оно вступает в силу со дня

476

сдачи депозитарию уведомлений от трех сторон, подтверждающих выполнение государствами - участниками внутригосударственных процедур, необходимых для его вступления в силу.

Поскольку Соглашение заключено от имени правительств государств- участников СНГ, то в качестве необходимой внутригосударственной процедуры

для Российской Федерации была использована процедура, предусмотренная п. «в» ст. 20 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации», принятого Государственной Думой 16 июня 1995 г. , утверждение постановлением Правительства Российской Федерации . Соглашение вступило в силу для Российской Федерации после сдачи на хранение депозитарию документа об утверждении - 17 июля 1995 года, и действительно в течение пяти лет с автоматическим продлением срока действия на один год.

Соглашение об охране труда действует для 10 государств СНГ, его подписали, но не ратифицировали 2 государства: Туркменистан и Грузия[471] [472] [473].

К специальным соглашениям в этой области относятся соглашения многостороннего характера в следующих сферах:

* в сфере выработки согласованных стандартов и норм по охране труда - Соглашение о порядке разработки и соблюдения согласованных норм и требований по охране труда к взаимопоставляемой продукции от 12 апреля 1996 года[474] [475];

* в сфере установления порядка расследования несчастных случаев на производстве - Соглашение о порядке расследования несчастных случаев на производстве, происшедших с работниками при нахождении их вне государства проживания от 9 декабря 1994 г. (в дальнейшем - Соглашение о расследовании несчастных случаев);

* в сфере возмещения вреда, причиненного работникам - Соглашение о взаимном признании прав на возмещение вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей от 9 сентября 1994 г. (в дальнейшем - Соглашение о возмещении вреда), а также Соглашение о порядке перевода денежных средств по социально значимым неторговым платежам от 9 сентября 1994 г.[476] [477]

Интересна взаимосвязь между международными соглашениями и рекомендательным актом Межпарламентской Ассамблеи с точки зрения формирования общей (согласованной) воли государств, необходимой для возникновения источника международного права.

Раздел IV Хартии «Безопасность, гигиена и производственная среда» содержит положения о координации государствами своей деятельности в области охраны труда. Статья 32 определяет ее правовую форму - «на основе межгосударственных соглашений с учетом национальной политики в области охраны труда...». Таким образом, Хартия, при присоединении к ней, становится вторым общим основанием сотрудничества государств-участников, одновременно выступая в качестве акта института межгосударственного объединения, и актом национального законодательства, выражая суверенную волю данного государства.

Кроме Хартии Межпарламентская Ассамблея приняла ряд других модельных актов в сфере охраны труда, в частности, модельный закон «Об охране труда» от 8 июня 1997 г.[478] [479], Рекомендательный законодательный акт «О безопасности при использовании химических веществ на производстве» от 29 октября 1994 г. , определяющие гарантии прав работников на труд, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, модельный закон «О государственном социальном страховании» от 6 декабря 1997 г.[480] [481] [482], затрагивающий вопросы государственного обязательного страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

Подготовка законодательных рекомендаций в области охраны труда до последнего времени велась и в рамках другого межгосударственного объединения государств-участников СНГ - Союзного государства Беларуси и России. Парламентское Собрание Союза - представительный орган Союза обладает полномочиями по принятию нормативно-правовых актов, имеющих статус модельных законов, подлежащих первоочередному рассмотрению и принятию в установленном порядке парламентами государств-участников Союза в целях унификации их законодательства . Первым модельным законом, принятым Парламентским Собранием в области труда и социального обеспечения 4 ноября 1997 г. стал Проект закона Союза Беларуси и России «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» .

Данный модельный акт подготовлен на основе имеющегося проекта аналогичного российского закона, принятого в первом чтении, который в ходе дальнейшего законодательного процесса подвергся значительным изменениям. Такая практика свидетельствует о недостаточной эффективности модельного законотворчества и нуждается в существенной корректировке. Есть надежда, что парламент Союзного государства совместно с парламентами государств- участников смогут обеспечить более высокий уровень подготовки

законодательных актов в области охраны труда.

Соглашение по охране труда состоит из 11 статей, по характеру содержащихся норм его можно назвать рамочным, поскольку основное место в нем занимает перечисление направлений сотрудничества.

Принципы сотрудничества государств-участников в области охраны труда отражают общий вектор развития отношений между бывшими субъектами единого государства. В статье первой Соглашения об охране труда закреплена презумпция полной самостоятельности государств в вопросах формирования и реализации национальной политики в области охраны труда. Тот же принцип полной самостоятельности государств в решении проблем охраны труда содержится и в статье 31 Хартии.

В предмет соглашения входит установление порядка разработки и обеспечения соблюдения согласованных норм и требований по охране труда при разработке, производстве, эксплуатации и утилизации взаимопоставляемой продукции (ст. 1 Соглашения). Таким образом, предусматривается выделение двух последовательных этапов, в процессе прохождения которых осуществляется сотрудничество при условии полной самостоятельности в организации производства.

Прежде всего, в статье второй устанавливаются правовые источники, в которых содержатся согласованные нормы и требования по охране труда. В качестве таковых выступают межгосударственные стандарты, включая стандарты ССБТ, правила безопасности, санитарные правила, нормы и гигиенические

нормативы, другие нормативно-правовые документы, принятые в качестве

межгосударственных; национальные стандарты и технические условия на продукцию, применение которых при разработке, постановке на производство и выпуске продукции оговорено специальными соглашениями (договорами).

При этом правовая природа этих «нормативно-правовых актов» (так указано в тексте - прим. автора), за исключением внутригосударственных актов, близка к актам, содержащим технические нормы, принимаемым в рамках специализированных организаций системы ООН, таких как ИКАО (Международная организация гражданской авиации) или МСЭ (Международный союз электросвязи). По определению И.И. Лукашука, к техническим нормам «относятся нормы международного права, придающие юридическую силу требованиям, вытекающим из законов природы, науки и техники..., которые регулируют не функционирование технических систем, а сотрудничество государств...»[483]. Кроме правовых технических норм, И.И. Лукашук выделяет и неправовые технические нормы. На наш взгляд, нормы по охране труда, разрабатываемые в рамках Содружества, выступают в качестве международноправовых технических норм, имеющих согласованный (унифицированный) характер, что подтверждается трехступенчатым порядком их разработки и утверждения.

На первом этапе, согласно ст. 5, происходит процесс согласования норм и требований по охране труда, применяемых в качестве межгосударственных, который осуществляется рабочими группами экспертов, создаваемыми в соответствии с межправительственными соглашениями (о порядке формирования таких групп мы уже упоминали выше).

Соглашение вводит принцип разумной достаточности при разработке межгосударственных норм и требований по охране труда в зависимости от взаимопоставляемой продукции (ст. 4), тем самым, формируя усредненный уровень требований по безопасности конструкций и некоторых других, что характерно для процесса международного правотворчества в случае экономического неравенства его участников.

Принятие решений об использовании норм и требований по охране труда в качестве межгосударственных, характеризующее второй этап, осуществляется рядом межгосударственных и межправительственных органов СНГ, перечисленных в ст. 6 Соглашения. (В частности, среди таких органов обозначен и Консультативный Совет по труду, миграции и социальной защите населения государств-участников Содружества Независимых Г осударств шестью месяцами ранее объединенный с межгосударственным Советом по социальной защите и

490

охране здоровья граждан, подвергшихся воздействию радиации , на который возложено принятие решений по правилам охраны труда, безопасности и другим нормативно-правовым документам по охране труда). Фактически речь идет о механизме выработки общих «унифицированных» или согласованных норм и санкционировании их использования государствами в определяемом самими

491

государствами порядке .

Третий этап - утверждение норм и требований охраны труда осуществляется государствами-участниками в соответствии с их национальным законодательством. Такое правило естественно вытекает из презумпции верховенства компетенции государства в рамках Содружества. Консультативные органы Содружества не наделены полномочиями принимать обязательные решения для государств-участников, такие полномочия предоставлены только высшим органам Содружества - Совету глав государств и Совету глав [484] [485]

правительств, а также в ограниченном виде Международному экономическому комитету (такие полномочия МЭК не признаются Украиной[486]).

Таким образом, порядок разработки согласованных норм и требований по охране труда носит характер межгосударственного.

Что же касается порядка соблюдения согласованных норм и требований, то Соглашение определяет лишь некоторые требования, исходя из признания примата национально-правового регулирования в данной области. К таким требованиям относятся, в частности:

* Обязанность государств обеспечивать взаимопоставляемую

продукцию сертификатом соответствия или другими документами, а также взаимное признание таких документов (абз.1, ст.3), ответственность за

необоснованную или неправомерную выдачу сертификатов соответствия, разрешений органа, выдавшего первичный сертификат, разрешение в соответствии с действующим законодательством государства его учреждения (абз.2, ст.3);

* обеспечение соблюдения согласованных норм и требований на всех стадиях, перечисленных в ст.7 Соглашения, органами государственного надзора и контроля, национальными ведомствами по стандартизации, метрологии и сертификации в соответствии с их компетенцией;

Соглашение предусматривает также ответственность юридических лиц за поставку продукции, не отвечающей нормам и требованиям по охране труда, которая, согласно ст. 8, наступает в соответствии с национальным законодательством государств и заключенными договорами.

Таким образом, Соглашение по охране труда установило общие рамки сотрудничества государств-участников СНГ в области охраны труда, определив:

* первоочередные меры, необходимые для начала и дальнейшего обеспечения эффективности сотрудничества (включая положение ст.6) ;

основные направления осуществления согласованной деятельности в области охраны труда;

*

* предметы ведения общих органов Содружества и органов государств- участников Соглашения по вопросам выполнения его положений.

Соглашение не содержит обязательств государств-участников по заключению других межгосударственных соглашений в рамках указанных направлений сотрудничества, тем не менее, мы считаем, что используемые в тексте термины «скоординированная политика» и «согласованная деятельность» не препятствуют государствам выразить свою суверенную волю посредством разработки многосторонних соглашений специального характера, конкретизирующих общие нормы.

С другой стороны, рекомендательный акт - Хартия социальных прав и гарантий граждан независимых государств, - прямо устанавливает в ст. 32, что координация деятельности по вопросам, указанным в ст.31 (возмещение ущерба в связи с несчастными случаями на производстве, развитие системы межгосударственных стандартов по безопасности труда и другие), осуществляется на основе межгосударственных соглашений с учетом национальной политики в области охраны труда. В первом подпараграфе ст. 118а (ст. 153 ДФЕС) Римского Договора, измененном Договором о Европейском Союзе от 7 февраля 1992 г., подобным образом была закреплена компетенция институтов Сообщества: «...Совет, действуя в соответствии с процедурой, изложенной в статье 189с, и после консультации с Экономическим и социальным комитетом, устанавливает посредством директив минимальные требования для постепенного внедрения, принимая во внимание условия и технические правила, существующие

493

в каждом из государств-членов . [487]

Объекты координации, закрепленные в ст. 31 Хартии, по существу, не сильно отличаются от направлений согласованной деятельности Соглашения, лишь один из них - установление льгот и компенсаций по условиям труда, - не нашел отражения в статье второй.

Преимуществом Хартии стало подробное изложение принципов межгосударственного сотрудничества, что характерно для международноправовых соглашений, свидетельствуя о высоком уровне юридической техники у разработчиков, и является значимым для соглашений общего характера[488]. В качестве таких принципов, согласно пункту 1 статьи 32 Хартии, выступают:

* государственное регулирование охраны труда, организация надзора и контроля за состоянием условий и безопасности труда на производстве;

* обязанность работодателя обеспечить научно обоснованные, организационно и технически достижимые условия труда на рабочих местах, исключающие или снижающие риск гибели, травмирования и заболеваний работников в процессе их трудовой деятельности;

* расследование причин и государственный учет всех несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний;

* достаточное возмещение ущерба работнику, травмированному на производстве или получившему профессиональное заболевание, а также членам семей погибших на производстве работников;

* обязательность страхования работодателем работников от несчастных случаев и профессиональных заболеваний;

* сотрудничество органов государственной власти, работодателей и их представительных организаций, трудящихся и их наиболее массовых организаций

в деле обеспечения здоровых и безопасных условий труда на производстве;

* систематическая информация работников и всего населения о состоянии и причинах травматизма на производстве и принимаемых мерах по его предупреждению.

Принципы, заложенные в Хартии, предназначены для межгосударственных соглашений, помимо этого статья 32 содержит перечисление вопросов, подлежащих регулированию на национальном уровне, включая вопросы охраны труда женщин и лиц моложе 18 лет. Однако, большинство принципов, которые должны определять межгосударственное сотрудничество, нашло свое отражение в модельных законах Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ «Об охране труда» от8 июня 1997 г. и «О государственном социальном страховании» от 6 декабря 1997 г., что способствует достижению единообразия в подходах к вопросам охраны труда, обеспечивает правовую унификацию законодательств государств-участников в области безопасности и гигиены.

В отличие от такого двунаправленно ориентирующего характера воздействия, Хартия основных социальных прав трудящихся 1989 года, определяет лишь те меры, которые должны быть приняты на национальном уровне государствами-членами Европейских Сообществ посредством законодательных актов или через систему коллективных соглашений, исходя из общей задачи гармонизации условий в области охраны здоровья и обеспечения безопасности на рабочем месте.

Статья 19 Хартии основных социальных прав трудящихся дает общие ориентиры по направлениям гармонизации. Так, меры государств-членов Европейского Сообщества, согласившихся с положениями Социальной Хартии, должны «особенно учитывать потребность в профессиональной подготовке, предоставлении информации, консультациях и сбалансированном участии трудящихся в том, что касается возникающих рисков и намечаемых действий для устранения или снижения этих рисков».

Мы видим, что основные направления, закрепленные в Хартии Европейского Сообщества, излагаются в более абстрактной форме, нежели положения Соглашения по охране труда и Хартии Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ. Форма же их реализации аналогична - принятие необходимых мер на национальном уровне.

Сотрудничество в области совершенствования порядка расследования и учета несчастных случаев на производстве.

Конкретизации обязательств государств-участников Содружества Независимых Г осударств по направлению сотрудничества в сфере

совершенствования порядка расследования и учета несчастных случаев на производстве, а также участия в расследовании несчастных случаев и профессиональных заболеваний, происшедших с гражданами государств - участников Соглашения по охране труда во время их работы (командировки) в других государствах - участниках, посвящено Соглашение о порядке расследования несчастных случаев на производстве, происшедших с работниками при нахождении их вне государства проживания от 9 декабря 1994 г.

Предметом Соглашения является порядок расследования несчастных случаев на производстве, происшедших с работниками, временно находящимися на территории другого государства-участника в командировке (ст.1). Сфера действия Соглашения не распространяется, таким образом, на лиц, работающих в другом государстве-члене СНГ на иных условиях, в отношении их действует коллизионная норма, закрепленная в абз.1 ст.8 Соглашения - несчастные случаи, происшедшие на производстве с работниками, пребывающими на территории другой Стороны по трудовому или иному договору, расследуются в соответствии с порядком, установленным законодательством Стороны места заключения договора. Такая норма представляется нам не совсем корректной, так как:

а) место заключения договора при трудовой миграции далеко не всегда совпадает с местом работы данного лица, договоры о найме для работы за рубежом, включая территории государств-участников СНГ, могут заключаться агентствами по найму, а значит норма создаст препятствия для эффективного

расследования несчастного случая, целесообразнее использовать коллизионную привязку закона места выполнения работы (lex loci laboris);

б) поскольку общим предметом Соглашения выступает порядок расследования несчастных случаев в отношении указанных в нем субъектов и все положения Соглашения, включая обязательства предприятия, указанные в ст.6, составляют этот предмет, отсылка статьи восьмой исключительно на законодательство государства места заключения договора не учитывает положений заключенного ранее Соглашения о сотрудничестве в области трудовой миграции и социальной защиты трудящихся-мигрантов и его ст.12, а также иных соглашений в области трудовой миграции.

Полагаем, что положения статьи 8 Соглашения следует изменить, предусмотрев как минимальный вариант закрепление альтернативной коллизионной нормы, содержащей отсылку либо к законодательству страны места выполнения работы, либо к международным соглашениям государств-участников. Другим вариантом, на наш взгляд, более приемлемым, должно быть распространение на указанных в ст. 8 Соглашения лиц установленного договорного порядка расследования несчастных случаев на производстве, за некоторыми исключениями.

Применение права государства трудоустройства и международного соглашения к порядку расследования несчастных случаев получило отражение в ст. 3 Соглашения о порядке расследования несчастных случаев на производстве, происшедших с гражданами одного государства-члена Евразийского экономического сообщества при осуществлении трудовой деятельности на территории другого государства-члена Евразийского экономического сообщества от 31 мая 2013 г., которое было ратифицировано Российской Федерацией 2014 г.[489], но пока так и не вступило в силу в связи с созданием Евразийского экономического союза.

Ряд статей Соглашения направлены не в адрес государств, но в адрес предприятий, учреждений, организаций независимо от форм собственности, а также на физических лиц, с которыми работник непосредственно состоит в трудовых отношениях (ст. ст. 4-6).

Нормы Соглашения устанавливают обязанности работодателя в том, что касается участия его представителя в расследовании некоторых несчастных случаев (ст.4), а также обязанности предприятия, на котором произошел несчастный случай по обеспечению:

оформления Акта о несчастном случае на производстве (ст. 5), организации необходимой медицинской помощи,

информирования дипломатических или консульских представительств страны постоянного проживания работника в случае его смерти,

оказания содействия в перевозке тела и личного имущества умершего, а также возлагают на работодателя затраты по оказанию пострадавшему необходимой медицинской помощи и транспортировке тела и личного имущества

/ /2\\ 496

умершего (ст.6) .

Такие положения Соглашения должны реализовываться в сочетании с абзацем первым статьи третьей, где закреплено, что все вопросы расследования несчастных случаев определяются в порядке, устанавливаемом соответствующими нормативными актами государства места пребывания пострадавшего на момент несчастного случая.

Соглашение предусматривает введение специальной согласованной формы Акта о несчастном случае на производстве (форма Н - 1М), который прилагается к Соглашению, а также основные требования, связанные с оформлением и предоставлением его заинтересованным лицам (ст.5).

При расследовании групповых несчастных случаев и случаев со смертельным исходом, материалы расследования в обязательном порядке [490]

направляются помимо работодателя государственному органу надзора и контроля за соблюдением законодательства по охране труда по месту постоянной работы пострадавшего.

Во изменение статьи 8 при возникновении несчастного случая, субъектом которого является трудящийся-мигрант, осуществляющий трудовую деятельность на основе трудового или иного договора с работодателем, на работодателя должны быть распространены обязанности предприятия, вытекающие из перечисленных правил, по составлению акта установленной формы, организации неотложной и необходимой медицинской помощи, транспортировки тела и личного имущества умершего, информированию дипломатических или консульских представительств страны постоянного проживания работника в случае его смерти, оказанию содействия в перевозке тела и личного имущества умершего, извещению органов надзора и контроля за соблюдением законодательства по охране труда по месту постоянной работы пострадавшего при групповых несчастных случаях.

В соответствии со ст.9 документы, выданные в целях реализации Соглашения о порядке расследования несчастных случаев на производстве на территории одного государства-участника по установленной форме, или их заверенные копии, принимаются другими государствами-участниками без легализации.

Порядок возмещения вреда, причиненного командированному работнику в связи с несчастным случаем на производстве, определяется на основании бланкетных положений ст.7 отдельным соглашением, которое так и не было заключено.

Реализация Соглашения, включая урегулирование споров относительно толкования и применения возлагается на Полномочный орган государства- участника[491]. В качестве процедур урегулирования споров между сторонами

признаются переговоры, согласительные комиссии, создаваемые по просьбе одной из сторон, иные общепризнанные средства[492].

В ноябре 2015 г. Консультативным Советом по труду, миграции и социальной защите населения государств-участников СНГ был одобрен проект Рекомендаций по применению общих подходов к расследованию повреждений здоровья работников при исполнении трудовых (профессиональных) обязанностей в государствах-участниках Содружества Независимых Государств[493], который был направлен в МПА СНГ для включения в Перспективный план модельного законотворчества в СНГ[494]. К сожалению, данный документ не затрагивает решение коллизионных вопросов в области расследования несчастных случаев.

Международно-правовой механизм взаимного признания прав на возмещение вреда в СНГ. Соглашение о взаимном признании прав на возмещение вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей от 9 декабря 1994 г. (в дальнейшем - Соглашение о возмещении вреда) безусловно занимает важное место в международно-правовом сотрудничестве государств-участников Содружества Независимых Государств, поскольку определяет материальные гарантии социальной защиты трудящихся, а также имеет комплексный характер и значение не только в сфере охраны труда, но, прежде всего, в сфере трудовой миграции.

В статье первой сфера действия Соглашения о возмещении вреда характеризуется рядом принципиальных положений.

Во-первых, в круг субъектов, ответственных за причиненный вред, помимо предприятий, учреждений и организаций всех форм собственности государств- участников СНГ, включаются предприятия, учреждения и организации бывшего Союза ССР, так как реализация права на возмещение вреда может быть связана с установлением факта наличия у лица профессионального заболевания или иного повреждения здоровья, с переездом в другое государство-участник, и, тем самым, растянута во времени[495].

Для обеспечения прав на возмещение вреда лицам, получившим увечье или иное повреждение здоровья в связи с исполнением ими трудовых обязанностей на предприятиях, в учреждениях и организациях союзного подчинения, в Соглашении о возмещении вреда установлено правило, согласно которому: «в случае ликвидации предприятия, ответственного за вред, причиненный работникам, и отсутствия его правопреемника Сторона, на территории которой ликвидировано предприятие, гарантирует возмещение вреда этим работникам в соответствии с национальным законодательством» (ст.7) [496].

Данное правило должно рассматриваться как обязательство, принятое государствами-участниками СНГ в результате их правопреемства в отношении активов бывшего СССР, поскольку выплаты по возмещению вреда не подпадают под действие правила, закрепленного в ст.5 Договора о правопреемстве в

отношении внешнего государственного долга и активов Союза ССР , подписанного 4 декабря 1991 года: «Стороны не несут ответственности по обязательствам... отдельных предприятий, объединений и организаций вне зависимости от их ведомственной подчиненности, гарантированными ими самими, а не СССР или уполномоченными им на то государственными органами...». Эти платежи осуществлялись за счет фонда государственного социального страхования, являющегося структурой государственного подчинения, а кроме того, положения указанной статьи не исключают варианта, что государства-правопреемники СССР могут принять на себя такие обязательства путем заключения отдельного соглашения, к которому можно отнести и анализируемое нами Соглашение о возмещении вреда.

В Решении Совета глав государств СНГ от 20 марта 1992 года[497] [498] признается, что все государства-участники СНГ являются правопреемниками прав и обязательств бывшего Союза ССР, представляющих взаимный интерес»[499]. Что же касается порядка выплаты, то он устанавливается национальным законодательством государства, на территории которого находилось ликвидированное предприятие, учреждение или организация.

Во-вторых, круг субъектов, имеющих право на возмещение вреда (включая как самих пострадавших работников, так и лиц, имеющих право на возмещение вреда в случае смерти кормильца), ограничивается гражданами государств- участников, имеющими постоянное место жительство на территории любого государства-участника. Таким образом, граждане государств-участников, постоянно проживающие на территории других государств, например, граждане

Российской Федерации, проживающие в Литовской, Латвийской или Эстонской Республике, не подпадают под действие данного Соглашения[500].

В-третьих, действие Соглашения о возмещении вреда не распространяется на вопросы возмещения вреда, причиненного работникам вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС и других радиационных катастроф, которые решаются в соответствии с национальным законодательством государств-участников и специальными соглашениями многостороннего и двустороннего характера .

Содержание Соглашения необходимо рассматривать с точки зрения оценки характера методов воздействия на отношения. Значительное внимание уделено коллизионному методу регулирования, посредством которого определяется право, применимое к конкретной группе отношений (статьи 2, 3, 4, 8 Соглашения).

Общей коллизионной привязкой в Соглашении при определении ответственного за возмещение вреда работодателя, а также при установлении компетентного правопорядка в отношении условий и размера выплат, выступает закон государства, который распространялся на работника в момент получения трудового увечья, иного повреждения здоровья, смерти (ст.2). Это правило распространяется также на случаи возмещения при профессиональном заболевании независимо от места его выявления, но в данном случае речь идет о законе государства, на территории которого осуществлялась трудовая деятельность, которая вызвала профессиональное заболевание, и в том случае, если указанное заболевание впервые было выявлено на территории другой Стороны (абз.1 ст.3).

Речь идет о распространении на отношения по возмещению вреда известной в международном частном праве теории о влиянии права обычного места работы на трудовые отношения, отраженной в ст. 8 Регламента 593/2007/ЕС Совета и Парламента о праве, применимом к договорным обязательствам, а также в правовых актах многих государств.

В случае неопределенности в решении вопроса о применимом праве из-за множественности мест работы, условия которых могли вызвать

профессиональное заболевание, возмещение вреда осуществляется на основе закона последнего места выполнения такой работы (абз.2 ст.3).

Пересмотр степени тяжести трудового увечья и профессионального заболевания работника осуществляется на основе lex domicilii - закона постоянного места жительства (ст.4).

В том, что касается определения компетентного национального судебного учреждения для рассмотрения споров о возмещении вреда, причиненного работнику, вытекающих из применения Соглашения, действует альтернативная привязка, определяющая компетентным, по выбору пострадавшего, судебное учреждение, находящееся либо по месту причинения вреда (Стороны, на территории которой имело место действие, послужившее основанием для требования о возмещении вреда), либо по месту проживания лица, имеющего право на возмещение вреда (ст.8).

При помощи материально-правового метода определены основные обязательства государств в области возмещения вреда:

* признание без легализации документов, выданных в целях реализации Соглашения на территории одной из Сторон или их заверенных копий (абз.1 ст.5);

* признание на территории всех государств-участников юридической силы решения национального органа по медицинской экспертизе о степени утраты профессиональной трудоспособности в процентах и необходимости в дополнительных видах помощи в отношении пострадавшего работника независимо от места его жительства (абз.2 ст.5);

* обеспечение в приоритетном порядке свободного перевода и выплаты денежных средств по возмещению вреда работникам или иным лицам, имеющим право на возмещение вреда, независимо от временного критерия их пребывания (постоянно или временно) на территории государства-участника через банки и (или) учреждения почтовой связи (ст.6).

Такой перевод осуществляется за счет работодателя в порядке, установленном многосторонним межправительственным соглашением, подписанным в Москве 9 сентября 1994 г. «О порядке перевода денежных средств гражданам по социально значимым неторговым платежам», где предусматривается, что прием денежных средств и выплата их получателям производится через банки и (или) учреждения почтовой связи в национальных валютах соответствующих Сторон (ст.2 соглашения).

Статьей третьей предусмотрено принятие отдельного многостороннего межведомственного соглашения о механизме и условиях перевода денежных средств гражданам по социально значимым неторговым платежам с расчетами через уполномоченные банки. В отсутствие такого соглашения, переводы социально значимых платежей осуществляются в соответствии с двусторонними соглашениями по обмену почтовыми переводами .

Вопросы о приоритетности и регулярном характере перевода на основании указанного выше порядка стали предметом рассмотрения Экономического суда СНГ.

В решении от 26 января 1996 года № С-1/2-96 , давая толкование статьи

шестой Соглашения о возмещении вреда по запросу Всеобщей Конфедерации Профсоюзов, Суд предложил единообразное понимание приоритетного порядка и регулярности перевода и выплаты денежных средств по возмещению вреда:

«Под приоритетным порядком перевода и выплаты денежных средств по возмещению вреда следует понимать первоочередное, преимущественное по сравнению с другими неторговыми платежами, исполнение правительствами государств-участников указанного Соглашения и субъектами исполнения (в лице предприятий - причинителей вреда, учреждений банка и (или) почтовой связи, [501] [502] других организаций, независимо от форм собственности) обязательств по возмещению вреда работникам, ввиду их особой социальной значимости.

При этом участники Соглашения создают необходимые условия функционирования свободного, беспрепятственного и простого по механизму перевода и выплаты денежных средств ежемесячными платежами, без ограничения их в сумме, не допуская их приостановки ни по каким причинам»;

* проведение политики сближения национального законодательства, что реализуется через деятельность межпарламентских учреждений Содружества и иных интеграционных объединений, созданных на пространстве СНГ, Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ и Парламентского Собрания Союза Беларуси и России, по разработке и принятию модельных законодательных актов в области установления порядка возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении им трудовых обязанностей. В частности, мы уже упоминали принятый 4 ноября 1997 г. Парламентским Собранием Союза Беларуси и России проект закона «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваниях».

* обмен информацией о действующем социальном законодательстве и его изменениях, в том числе через Консультативный совет по труду, миграции и социальной защите населения государств-участников Содружества Независимых Государств. Таким образом, Соглашение о возмещении вреда предусматривает обмен информацией по более широкому кругу вопросов, нежели Соглашение по охране труда.

Средства разрешения споров относительно толкования или применения Соглашения о возмещении вреда соответствуют средствам, предусмотренным рассмотренными выше соглашениями. Также, уполномоченные органы государств-участников рассматривают вопросы, не урегулированные данным Соглашением, а также вопросы, связанные с его применением.

Особенностью анализируемого Соглашения является принцип сохранения принятых в период участия в Соглашении обязательств по возмещению вреда после выхода из него, что подчеркивает социальную значимость назначенных лицам выплат.

<< | >>
Источник: Давлетгильдеев Рустем Шамилевич. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ТРУДА НА РЕГИОНАЛЬНОМ УРОВНЕ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Казань 0000. 0000

Скачать оригинал источника

Еще по теме §2. Международно-правовое сотрудничество государств-участников СНГ в сфере труда.:

  1. § 4. Международные двусторонние соглашения России
  2. Состояние сотрудничества между государствами - участниками Содружества Независимых Государств в области миграции и возможные перспективы его развития
  3. Международно-правовой механизм обеспечения личной безопасности несовершеннолетних лиц
  4. §5. Освещение проблемы международно-правового регулирования труда на региональном уровне в доктрине международного трудового права
  5. §2. Международно-правовое сотрудничество государств-участников СНГ в сфере труда.
  6. §3. Международно-правовое регулирование общего рынка труда и трудовой миграции в Содружестве Независимых Г осударств
  7. §4. Международно-правовое регулирование трудовой миграции в Евразийском Экономическом Союзе
  8. §2. История интеграционного сотрудничества стран Юго-Восточной Азии в области труда
  9. §3. Международно-правовые проблемы разграничения деяний «торговля людьми» и «незаконный оборот человеческих органов»
  10. § 3 Международные договоры государств - членов ЕАЭС в сфере труда: понятие, классификация, современные тенденции
  11. 2.5. Международно-правовые средства обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина в условиях интеграции России в мировое сообщество
  12. § 2. Министерство экономического развития и торговли Российской Федерации, Федеральная таможенная служба Российской Федерации и подчиненные ей иные таможенные органы - основные органы федеральной исполнительной власти, уполномоченные в области таможенного дела: их система, структура, функции, правовое положение и проблемы функционирования
  13. § 1. Международно-правовые основы правового положения лиц осужденных к лишению свободы
  14. §1. Международное правовое регулирование и административное права.
  15. Международно-правовой механизм обеспечения личной безопасности несовершеннолетних лиц
  16. Участие России в международно-правовом регулировани международной торговли услугами в рамках Таможенного союза, Евразийского экономического сообщества, Организации региональной интеграции.
  17. Участие России в международно-правовом регулировании торговли услугами в рамках сотрудничества с Европейским Сообществом
  18. § 1. Понятие и сущность страхования гражданско-правовой ответственности
  19. § 1. Понятие трудоправовой интеграции государств
  20. 1.3 Международное и зарубежное законодательство о непрофсоюзном (альтернативном) представительстве интересов работников
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -