<<
>>

§ 2. Вооруженный конфликт на Ближнем Востоке в июне 1967 г. в свете международного права.

Современное международное право категорически запрещает государствам

использовать войну или иные агрессивные действия против других суверенных

государств с целью осуществления своей внешней политики.

Установленный

международным правом запрет был отражен в Уставе ООН, в многочисленных

международно-правовых документах, актах, соглашениях и договорах,

составляющих фундаментальные основы для современного международного

права.

Установленный запрет на ведение и применение войны, а также вопросы

правового характера, связанные с легитимностью обращения к началу военных

действий, как известно, предусмотрены общеизвестными нормами и принципами

Устава ООН. Здесь уместно отметить, что согласно Уставу ООН право на ведение

войны допускается в двух случаях: 1) в случае принятия СБ ООН

соответствующей резолюции о применении силы и иных действий против

государства, нарушившего мир и безопасную обстановку; 2) в случае

осуществления неотъемлемого и законного права на индивидуальную или в ряде

случаев на коллективную самооборону под эгидой и руководством ООН на

основании положения гл. VII Устава ООН. Данные критерии были

зафиксированы в ст. 51 Устава.

Общеизвестные нормы международного права регулируют закономерность

обращения к вооруженной силе, имеют немаловажное значение при установлении

объема международной ответственности за действия, носящие военный характер.

Развязывание государством агрессивной войны является серьезным нарушением

общепризнанного принципа неприменения силы в международных

взаимоотношениях, следовательно, данное государство несет международно-

правовую ответственность за совершение неправомерных действий или

несоблюдения положений Женевских конвенций, принятых в 1949 г. и

43

Дополнительных протоколов к ним, связанных с причинением ущерба

государству, оказавшемуся жертвой военной агрессии.

Международное право знакомо с принципом неприменения силы или

угрозы ее применения. Данный принцип был известен вначале как принцип

запрещения любых агрессивных войн, действующий в период двух последних

мировых войн, имеющих великие трагические последствия для всего мира.

Указанный принцип, как известно, заменил действовавший в старом

международном праве так называемый принцип «права на войну» (jus ad bellum),

который включал в себя право государства обращаться к войне против государств

и использовать войну в качестве основного средства для разрешения конфликтов

и споров, возникших между ними.

Право войны включало нормы права на войну (jus ad bellum) и права в

войне (jus in bello). Право на войну – это нормы, регулирующие ведение войны

(например, объявление войны), а право на войну – это правила, применяемые

воюющими державами43.

Пожалуй, самым известным договором об отказе от войны того времени

являлся так называемый пакт Бриана-Келлога. Этот договор (пакт), получивший

свое название по именам инициаторов А. Бриана и Ф. Келлога, был заключен в

Париже 27 августа 1928 г. и известен сегодня так же, как Парижский договор.

Идея пакта заключалась в отрицании участниками данного договора «войны» в

качестве орудия осуществления национальной политики. Ст. 1 вышеупомянутого

документа напрямую «порицает незаконное обращение к ведению войны для

разрешения конфликтов и споров участниками указанного договора» и призывает

всех участников Договора отказаться от войны в пользу становления отказа

орудием национальной политики.

Однако Парижский договор не стал универсальным. С созданием ООН

после Второй мировой войны и подписанием ею Устава (вступил в силу 24

октября 1945 г.) был окончательно решен вопрос о незаконности и преступности

43 Международное публичное право. Курс лекций. Коллектив авторов: Валеев Р.М., Каюмова А.Р., Курдюков Г.И.,

Мамадов У.Ю, Мезяев А.Б., Мингазов Л.Х., Нугаева Н.Г., Тюрина Н.Е., Чиков П.В., Шайхутдинова Г.Р.

Казань:

Центр инновационных технологий, 2004. С. 17.

44

войны. И с этого времени классическое международное право как право войны и

мира переросло в современное международное право. Устав ООН закрепил

принцип неприменения силы или угрозы силой против территориальной

неприкосновенности или политической независимости любого государства (ст. 2,

п. 4). Ст. 33 Устава ООН в императивном порядке закрепила разрешение споров

только исключительно мирными средствами. Итак, в международном праве была

запрещена война44.

В Уставе ООН (п. 3 ст. 2) говорится, что государствам-членам Организации

предписано разрешать и урегулировать свои споры и конфликты исключительно

мирными средствами. Вполне очевидно, что оставление конфликтов и споров

неурегулированными может привести к непоправимым и непредсказуемым

последствиям. Итак, Уставом ООН применение силы незаконным образом или

угрозы силой, а также использование войны в обход Устава ООН признано

незаконным и было исключено из перечня международно-правовых мирных

средств урегулирования конфликтов и споров.

Запрещающая норма п. 4 ст. 2 Устава ООН касательно угрозы силой

означает, что под ее действие подпадает запрещение использования угрозы любой

агрессией, любого насилия. Акцент, сделанный в Уставе ООН на угрозе силой,

вполне оправдан, т.к. применение силы, также непосредственно самой силы

представляет серьезную опасность для международного мира и безопасности45.

Международное право может эффективно и продуктивно

функционировать лишь при условии надлежащего выполнения всеми

государствами своих обязательств, которые возлагаются на них в силу их

воплощения в жизнь общеизвестных норм и принципов международного права. В

соответствии с реализацией принципа добросовестности государства обязаны

строго и неукоснительно обеспечивать исполнение своих фактических и

юридических обязательств, зафиксированных в Уставе ООН и ряде

международно-правовых документах и актах.

44 Международное публичное право. Курс лекций. Коллектив авторов: Валеев Р.М., Каюмова А.Р., Курдюков Г.И.,

Мамадов У.Ю, Мезяев А.Б., Мингазов Л.Х., Нугаева Н.Г., Тюрина Н.Е., Чиков П.В., Шайхутдинова Г.Р. Казань.

Указ. соч. С. 17-18.

45 Шармазанвшвили Г.В. От права войны к праву мира. М.: «Международные отношения», 1967. С. 145

45

Э.И. Скакунов считает, что международно-правовая оценка конфликта как

по стадиям его развития, так и по уровню вовлекаемых в него интересов

проецируется и на структуре безопасности участников конфликта. При этом,

поскольку международно-правовое положение участников конфликта

оценивается в зависимости от их верности соблюдению принципа неприменения

силы, то при решении задачи обеспечения своей безопасности в конфликте лишь

то государство может рассчитывать на поддержку международного права,

которое соблюдает его предписания46.

В свете бурно развивающихся вооруженных конфликтов между

государством Израиль и четырьмя арабскими государствами несколько

обособленно в этом вопросе позиционирует себя вооруженный конфликт,

начавшийся в июне 1967 г., приведший к фактической оккупации Израилем части

арабских территорий и приобретший двойной характер: региональный и

международный. Уместно заметить, что данный конфликт имел далеко идущие

серьезные правовые и политические последствия на мировой арене, т.к.

оккупация создала взрывоопасную обстановку, грозившую всеобщему миру

серьезной опасностью.

Международно-правовой анализ работы главных органов ООН в деле

всеобъемлющего мирного и прочного урегулирования ближневосточного

конфликта после конфликта 1967 г. дает более четкое представление о

функционировании ООН на ключевом направлении ее деятельности, а именно:

справедливое урегулирование всех аспектов ближневосточного конфликта

мирным и правовым путем с обязательством применения ст.ст. 33-38 Устава и

выполнения основополагающих резолюций и решений ООН.

Вооруженный конфликт является наиболее острой формой любого

конфликта, который усугубляется двусторонним применением вооруженной

силы.

Он подразумевает в широком смысле любые военные действия с

применением вооруженной силы. В узком смысле такой конфликт протекает на

46 Скакунов Э.И. Международно-правовые гарантии безопасности государств. М.: Междунар. отношения, 1983. С.

115-116.

46

фоне открытого вооруженного столкновения между противоборствующими

сторонами, которые чаще всего происходят на общегосударственной границе,

связанные с ее нарушением, и ведет к ущемлению национального суверенитета

того или иного государства. Начинается военный конфликт, как правило,

внезапно, без официального предупреждения о начале военных действий, которые

могут длиться непродолжительное время и в ограниченном масштабе с участием

небольших военных сил обеих сторон.

Смысл понятия «война» в международном праве означает начало

вооруженного конфликта в независимости от количества в ней государств или

других вовлеченных сторон, сопровождающегося военными действиями и

ведущего к полному разрыву всех видов мирных отношений, существующих

между сторонами. По мнению многих юристов-международников, войну следует

рассматривать как последнее и крайнее средство для того, чтобы защитить свое

нарушенное право и достичь определенных целей. Кроме того, война, как

правило, обусловливается как субъективными ошибками и противоречащими

интересами, так и серьезными объективными причинами, как в случае с войной

1967 г. на Ближнем Востоке.

Осмелимся предположить, что масштабный вооруженный конфликт в

июне 1967 г. между Израилем и рядом арабских государств был обусловлен

рядом субъективных ошибок конфликтующих сторон, а также объективными

причинами, связанными с многократными нарушениями сторон соглашений о

перемирии, подписанных ими ранее.

Среди субъективных ошибок этого конфликта стали интенсивные

провокации и столкновения сирийских и израильских войск на суше и в воздухе,

а также необдуманные ошибки, предпринимаемые президентом Египта Дж.

Насером (1952-1970 гг.), а именно: требование Египта о выводе ЧВС ООН с

территорий Египта.

Что касается объективных причин этого конфликта, следует

отметить факт отсутствия определенных четких границ между Израилем и его

соседними арабскими государствами после первой войны в 1948-1949 гг. и

47

отсутствие мирного договора, обеспечивающего мирное и безопасное

существование всех государств региона.

Как отмечалось в первом параграфе, основная деятельность ООН на

Ближнем Востоке после первого вооруженного конфликта в 1948-1949 гг. и

заключения при содействии посредника ООН Ральфа Банча ряда важных

соглашений о временном перемирии между Израилем и четырьмя арабскими

государствами Египтом, Иорданией, Ливаном и Сирией была направлена на

сохранение мирной обстановки и безопасности в этом регионе. Однако

соглашения о перемирии оказались фактически недостаточными и

неэффективными для того, чтобы сохранить мир в данном регионе в связи с

возникновением внезапного и нового широкомасштабного конфликта в июне

1967 г.

После эвакуации израильских войск и провала тройственной агрессии

против Египта Израиль нарушил линии перемирия с арабскими соседями и начал

широкомасштабную войну в регионе. В апреле 1967 г. до начала военных

действий в регионе инциденты на границе Израиля с Сирией заметно увеличились

после столкновения израильской и сирийской авиации, а также после того, как

израильские войска регулярно стали создавать напряженность на границе с

Иорданией и Ливаном. Поводом для этого стало решение кабинета министров

Израиля начать военные действия против суверенного государства Сирии.

В условиях нарастания угрозы и возможных вооруженных столкновений

любая агрессия или нападение одного государства на территорию иностранного

государства с целью полного или частичного захвата его территорий приводит к

фактическому изменению статус-кво, носящего территориальный характер. Таким

примером может служить основная цель агрессии против ряда арабских

государств, где основной целью агрессии являлось именно изменение

территориальных границ.

Как известно, территория государства закрепляется и гарантируется

принципами и нормами международного права. В частности, содержание

международно-правового принципа запрещения применения силы и угрозы силой

48

включает запрещение применения силы с целью нарушения существующих

международных границ государства47.

П. 4 ст. 2 Устава ООН призывает все государства воздерживаться от

всяких угроз силой и соблюдать принцип ограничения применения силы. Само

понятие «угроза применения силы» рассматривается как нарушение любого из

участников конфликта своих международных обязательств. Это касается, в

частности, военной провокации, увеличения числа вооруженных сил, военной

техники вдоль границы, что приводит к прямому посягательству на безопасность

другого участника конфликта при формальном сохранении зыбкого мира между

ними с применением таких мер, как нарушение, выражающееся в концентрации

своих вооруженных сил или эскалации пограничных инцидентов.

Ваттель Э. утверждает, что с появлением в международном праве принципа

неприменения силы и как его следствия принципа мирного разрешения

международных споров стала действительно реальной точкой зрения авторов,

которые в рамках конфликта различали «спор» и «правонарушение». Данная

точка зрения высказывалась ученым, назвавшим конфликты «разногласиями»,

одни из которых касаются, по его предоставлению, «прав, которые

оспариваются», а другие – «обид, которые нанесены»48. В ходе исследования

вопроса вооруженных столкновений между государствами П. Казанский также

различал «споры о праве между государствами» и преследования нарушений

права со стороны государства»49.

В теории международного права юристы-международники неоднократно

предпринимали усилия дать точное определение понятию «война». Например,

известный французский юрист Ш. Руссо определил понятие войны как

«вооруженную борьбу между государствами с целью осуществления

политических целей и с помощью средств, регулируемых международным

47 Курдюков Г.И. Государство в системе международно-правового регулирования. Казань: Изд-во Казанского ун-

та, 1979. С. 113.

48 Ваттель Э. Право народов или принципы естественного права, применяемые к поведению и делам наций и

суверенов. М.: 1960. Кн. II, гл. XVIII. С. 323.

49 Казанский П. Учебник международного права. Одесса, 1902. С. 397-400; Уляницкий В. Международное право.

Томск, 1911. С. 357.

49

правом»50. Голландский юрист Гуго Гроций в своей работе «О праве войны и

мира» охарактеризовал войну как состояние борьбы силою таковое51. Л.

Оппенгейм дал более точное определение войны. Он полагает, что понятие войны

заключается в столкновении двух или нескольких государств с применением их

вооруженных сил для подавления противника и навязывания мирных условий по

усмотрению победителя»52. Интересное мнение на этот счет существует в

российской литературе. Так, Л.В. Дериглазова характеризует войну как любое

вооруженное столкновение между враждующими государствами53.

5 июня 1967 г. на Ближнем Востоке начался широкомасштабный

вооруженный конфликт между Израилем и тремя арабскими государствами,

соседствующими с Израилем. Результатом этого конфликта с 5 по 10 июня 1967 г.

стала оккупация Израилем части египетских, иорданских, сирийских и

палестинских территорий площадью около 70 тыс. кв. км2. В определенном

смысле территория Израиля увеличилась в несколько раз больше после окончания

войны. Тут необходимо пояснить, что основополагающая резолюция №181 (II),

принятая ГА ООН о разделе территории Палестины от 29 ноября 1947 г.,

отводила Израилю территорию в размере 14,1 тыс. кв. км2.

В ходе войны в июне 1967 г. Египту был нанесен большой

территориальный ущерб в районе Синайского полуострова площадью около 60

тыс. кв. км2. Были оккупированы иорданские приграничные районы, а также

территории, предназначенные для будущего палестинского государства: район

Газы (360 кв. км2.) и весь Западный берег реки Иордан (5,65 тыс. кв. км2.), в том

числе вся Восточная часть Священного города Иерусалима (около 70 кв. км2).

Израилем были оккупированы территории Голанских высот54, включая

административный центр города Эль-Кунейтра, являющийся сирийской

территорией общей площадью 1177 кв. км2.

50 Ш. Руссо. Международное публичное право. 1953. С. 537.

51 Гроций Г. О праве войны и мира: три книги. Кн. 1. / Пер. с лат. – М.: Юрид. изд-во, 1948. С. 40.

52 Oppenheim L. International Law. 1953. Vol. II. Р. 202.

53 Дериглазова Л.В. Конфликты в международных отношениях: Учеб. пособие / Под ред. А.Г. Тимошенко. Томск:

Изд-во Томского университета, 2005. С. 72.

54 Территория Голанских высот составляет около 1860 кв. км2. В ходе войны в июне 1967 г. между Израилем и

Сирией израильские войска оккупировали (заняли) значительную часть территории Голана.

50

Прежде чем перейти к международно-правовому анализу деятельности

ООН по ближневосточному урегулированию, следовало бы обозначить

ближневосточный вопрос как «конфликт», а не как «ситуацию» или «спор», т.к.

во всех резолюциях и решениях, принятых СБ, ГА и другими органами ООН,

содержится понятие «конфликт».

Для правильного определения ближневосточного вопроса необходимо

исходить из многочисленных текстов резолюций главных органов ООН, в

частности, СБ и ГА ООН, которые содержат именно понятие «конфликт». Кроме

того, долгое и бесконечное противостояние на Ближнем Востоке именуется как

«ближневосточный конфликт».

В международном праве вооруженные конфликты делятся на две категории:

вооруженные конфликты международного характера и конфликты

немеждународного характера. Отличием является количество субъектов,

участвующих в конфликте. Деятельность ООН в вооруженных конфликтах между

субъектами международного права заключается в урегулировании конфликта на

любой стадии, ссылаясь при этом на соблюдение участниками конфликта своих

международных обязательств. Кроме того, Организация настоятельно призывает

государства своевременно урегулировать свои конфликты и споры с помощью

применения мирных средств, предписанных в Уставе ООН для сохранения мира и

безопасности на планете.

В международно-правовой литературе любой вооруженный конфликт,

возникший между государствами, является предметом научного анализа как со

стороны исследователей в области международного права, так и со стороны

международных и региональных организаций. Кроме того, существующие в

действующем международном праве нормы права вооруженных конфликтов,

регулирующих правила введения войны, были закреплены во многих документах

и актах, в частности, в Гаагских Конвенциях мира 1899 и 1907 гг., в

общепринятых ООН Женевских Конвенциях «О защите жертв войны» 12 августа

1949 г. и принятых на дипломатической конференции Дополнительных

51

протоколах I и II к Женевским Конвенциям от 8 июня 1977 г., а также в

соответствующих документах и решениях ООН.

Э.А. Пушмин подчеркивает, что основными разновидностями

международных конфликтов выступают спор и ситуация. Категорию

международных споров образуют лишь те, которые возникают между субъектами

современного международного права: споры между государствами, между

государствами и международными организациями, между метрополиями и

борющимися за независимость нациями55. Ко второй разновидности

международного конфликта относится ситуация. Улаживание ситуаций

предусмотрено Уставом ООН в ст. 34; п. 1 ст. 35; п. 1 ст. 36. В этой связи

необходимо установить соотношение ситуации со спором. Вопрос о понятии

международного спора и ситуации исследовался в советской56 и зарубежной

литературе. Так, американский юрист Г. Кельзен писал: «Спор существует, если

одна сторона выдвигает претензии против другой стороны, а эта другая сторона

отвергает эту претензию. Не каждый конфликт есть спор: государство может

напасть на другое государство и без наличия спора»57. Г. Кельзен также отмечает,

что понятие «ситуация» охватывает также и «спор», т.к. «спор» есть «ситуация»,

тогда как «ситуация» не обязательно представляет собой «спор»58. Австралийский

автор Ю. Стоун различие между спором и ситуацией видит в том, что спор

задевает специальные интересы государства, тогда как ситуация – общие

интересы59. Английские юристы-международники Н. Бентвич и А. Мартин не

дают определения ситуации, а спором считают конфликт между государствами, в

котором стороны предъявляют соответствующие требования или

контртребования60. В свою очередь, итальянский юрист-международник Г.

55 Пушмин Э.А. Мирные средства разрешения международных споров. Ярославль, 1981. С. 14.

56 См.: Курс международного права. М.: 1967. С. 157-159. Т. II; Пушмин Э.А. К понятию международного спора и

ситуации // В сб.: Материалы Северо-Кавказской научной конференции. Ростов на Дону, 1968. С. 76-77; он же.

Мирное разрешение международных споров. М., 1974. С. 11-13; Левин Д.Б. Принцип мирного разрешения

международных споров. М., 1977. С. 53-63.

57 Kelsen H. The law of the United Nations. A critical analysis of its fundamental Problems. L.: 1951. Р. 361.

58 Ibid. P. 205.

59 Stone J. Legal Controls of International Conflict. - Sydney, 1954. P. 217.

60 Bentwich N., Martin A. A. Commentary of the Charter of the United Nations. - London, 1951. P. 360.

52

Морелли считает, что «спор состоит… в расхождении между позициями сторон в

отношении какого-либо конфликта их интересов»61.

Ситуацию же можно определить как совокупность обстоятельств

объективного характера,62 вызывающих трения между государствами в

конкретном географическом районе (регионе) или вызванных столкновением их

интересов, не связанных с конкретным спорным предметом. Словацкий юрист Ян

Азуд рассматривает ситуацию как «первую стадию спора или состояние, которое

может привести к различным международным трениям и в следующей фазе

своего развития может вылиться в международный спор»63. Э.А. Пушмин считает,

что ситуация – это состояние потенциального спора. Это, с одной стороны, с

другой – та или иная ситуация может быть создана в результате уже

существующего спора или самим спором64.

Необходимо отметить, что согласно основополагающей резолюции 181/II

ГА ООН от 29 ноября 1947 г. общая территория Палестины составляла 26 тыс. кв.

км2. На основе данной резолюции Израилю отводилось 14,1 тыс. кв. км2. этой

территории. Однако события, произошедшие на Ближнем Востоке в июне 1967 г.,

свидетельствовали о том, что после установления на оккупированных

(контролируемых) территориях израильской военной администрацией территория

и границы Израиля кардинально расширились за счет других суверенных и

независимых арабских государств. Впоследствии расширение границ Израиля

стало основной проблемой в арабо-израильских отношениях, а также в свете

международного права, т.к. будущее всего Ближнего Востока оказалось под

вопросом.

Вооруженный конфликт, начавшийся 5 июня 1967 г. на Ближнем Востоке,

привел к оккупации восточного Иерусалима израильскими войсками, а затем и

аннексии: израильский Кнессет (парламент) постановил объединить город

Иерусалим и незаконно распространить израильские законы на его два сектора –

61 Morelli G. Nozione di diritto Internationale. – Padova, 1967. Р. 368.

62 Ситуация (фр. situation) – «положение, обстановка, совокупность обстоятельств» (Словарь иностранных слов. 5-

е изд. М., 1955. С. 642).

63 Azud J. The Peaceful Settlement of Disputes and the United Nations. – Bratislava, 1970. Р. 133.

64 Пушмин Э.А. Мирные средства разрешения международных споров. Ярославль, 1981. С. 15.

53

Восточный и Западный. После началось возведение Израилем военных поселений

на Синайском полуострове, на сирийской территории Голанских высот и на

западном берегу реки Иордан. По указанию израильских властей округ

Иерусалим стал состоять из Западного и Восточного, причем последний был

захвачен в 1967 г.

Израиль нарушил принципы и нормы международного права. Действующее

международное право свидетельствует о том, что уважение и соблюдение

принципа неприкосновенности и нерушимости государственных границ является

необходимым условием мира и взаимной безопасности между государствами.

Кроме того, Устав ООН обязывает все государства, большие и малые,

воздерживаться в их отношениях от любых противоправных действий,

направленных на любое посягательство на территории иностранных государств в

независимости от степени опасности для того или иного государства. Требования

международного права о добросовестном и своевременном выполнении

государствами взятых на себя международных обязательств были закреплены и

утверждены в Уставе ООН и ряде других международных документах и актах.

Юридическая ответственность за нарушение международно-правовых

обязательств, с одной стороны, подчеркивает юридическую природу принципа

добросовестного соблюдения международных обязательств, с другой –

обязанность государств защищать те нормы международного права, положения

договоров, которые оказались нарушенными65.

Незаконное и принудительное изменение признанных ООН

государственных (сухопутных, морских и воздушных) границ является серьезным

и грубым нарушением международно-правовых норм, предписанных в Уставе

ООН, поскольку территория государства и его границы защищены Уставом ООН.

Не признавая очевидные факты и принципы международного права, власти

Израиля в попытках оправдать свои действия ссылались на право на самооборону.

Ключевыми аргументами стали заявления некоторых арабских политических

65 Международное право и советское законодательство: Колл. монография / Науч. ред. Г.И. Курдюков. Казань:

Изд-во Казан. ун-та, 1991. С. 52

54

лидеров о закрытии Акабского залива вооруженными силами Объединенной

Арабской Республики и увеличении численности египетских войск на Синайском

полуострове.

Что касается первого аргумента, то в период, непосредственно

предшествующий конфликту, израильская реакция в лице наиболее

ответственных государственных и военных деятелей открыто заявляла о

необходимости оккупировать некоторые арабские страны и свергнуть

существующие там режимы66.

Ввиду нарастающей угрозы и провокации, осуществляемые обеими

сторонами конфликта, Правительство Египта 22 мая 1967 г. приняло

соответствующее решение о запрете прохода через Тиранский пролив

израильских судов и судов других государств, снабжающих или перевозящих

стратегические материалы и вооружения в Израиль. ОАР, опираясь на

выполнение союзнического договора с Сирией, заключенного в ноябре 1966 г.,

рассматривало принятые меры в отношении израильских судов как необходимую

активную оборону от существующих угроз.

В отношении Акабского залива и канала, связывающего залив с открытым

морем, нет никаких специальных международных соглашений. В этом случае

можно и должно руководствоваться общими положениями Женевской конвенции

1958 г. о режиме территориального моря, ст. 14 которой гласит, что суда всех

государств, прилегающих или не прилегающих к морю, пользуются правом

прохода, не сопряженного с опасностью для прибрежного государства до тех пор,

пока это право не наносит ущерба миру, порядку или безопасности прибрежного

государства. Имея в виду, что воды Тиранского пролива – это территориальные

воды ОАР, последняя в условиях напряженности, вызванной угрозами Израиля

против Сирии, воспользовалась этой нормой международного права,

согласившись одновременно на переговоры о статусе залива Акаба67.

66 Блищенко И.П., Кудрявцев В.Д. Агрессия Израиля и международное право. М.: «Междунар. отношения», 1970.

С. 14.

67 Блищенко И.П., Кудрявцев В.Д. Указ. соч. С. 15.

55

Необходимо отметить, что 18 мая 1967 г. правительство ОАР апеллировало

к ООН с просьбой о необходимости вывода ЧВС ООН с территории Египта,

которые были передислоцированы туда после неуспешной интервенции Франции,

Англии и Израиля против суверенного государства ОАР в 1957 г.

Что касается вопроса о выводе ЧВС-I ООН с территории Египта, можно

отметить, что эти силы были размещены на египетской территории после

получения согласия правительства Египта, т.к. территории, куда были введены

ЧВС-I ООН, находились под суверенитетом Египта. Правительство Египта имело

все законные основания в решении вопроса о выводе сил ООН с египетской

территории. С этой целью 16 мая 1967 г. правительство Египта обратилось к

Генеральному Секретарю ООН У. Тану с просьбой о выводе сил ООН с

Синайского полуострова и из района Газы; процесс эвакуации этих сил

завершился 22 мая 1967 г. Египет также просил СБ ООН о восстановлении работ

Смешанной комиссии для наблюдения за выполнением двустороннего

соглашения о перемирии, заключенным между государствами Израиль и Египет в

феврале 1949 г.

В связи с крайней и взрывоопасной обстановкой на Ближнем Востоке,

угрожающей поддержанию мира и безопасности не только в регионе, но и во всем

мире, Совет Безопасности ООН обсудил три проекта резолюции:

Первый: Американско-британский проект, в котором СБ ООН призывает

стороны к немедленному прекращению военных действий на Ближнем Востоке,

оставляя другие острые вопросы для поиска их решения в будущем;

Второй: Советский проект, согласно которому СБ ООН призывает к

осуждению агрессии и прекращению всех военных действий, к выводу сторонами

войск с занимаемых ими позиций до момента начала военных действий;

Третий: Проект резолюции, предложенный представителями Индии, Азии и

Африки в Совете Безопасности, который носил компромиссное решение между

двумя предыдущими резолюциями. Данный проект призывал к немедленному

прекращению огня и всех военных действий в регионе, к выводу сторонами войск

56

с занимаемых ими позиций до линии 5 июня 1967 г. без осуждения виновной

стороны.

6 июня 1967 г. после серии консультаций СБ ООН единогласно принял

резолюцию № 233, в которой призывал соответствующие государства

безотлагательно принять все необходимые меры для прекращения огня и всех

военных действия в регионе. Установив факт наличия угрозы миру в связи с

невыполнением сторон положения резолюции № 233, Совет Безопасности

поддержал советский проект резолюции, согласно которому Совет 7 июня 1967 г.

принял резолюцию № 234, в которой установил не только (время прекращения

огня – 20.00 ч. по Гринвичу), но и «условия и требования», направленные на

немедленное прекращение конфликтующими сторонами всех военных действий в

зонах конфликта на Ближнем Востоке68.

Ситуация, ставшая следствием конфликта на Ближнем Востоке в июне 1967

г. между Израилем и группой арабских государств, обязывала ООН, в частности

Совет Безопасности, принять соответствующие меры, необходимые для

прекращения всех военных действий в зонах конфликта и восстановления

нарушенного мира и безопасности на Ближнем Востоке.

В ходе обсуждения положения на Ближнем Востоке СБ ООН было

установлено, что продолжение этого взрывоопасного конфликта представляет

угрозу миру. Обсуждения привели к принятию двух предложений по

урегулированию конфликта как необходимые меры для восстановления мира и

безопасности в регионе. Первое обсуждение предусматривало назначение

специального представителя Генерального секретаря ООН по Ближнему Востоку

с целью установления контактов с заинтересованными государствами и

осуществления контроля за соблюдением сторон положения резолюций № 233, №

234 и № 235 СБ ООН69, второе – применение санкций в соответствии с гл. VII

Устава ООН с целью восстановления нарушенного мира в зонах конфликта.

Вышеупомянутые резолюции уполномочивали военных наблюдателей ООН

68 Резолюции и решения Совета Безопасности ООН за 1967 год. Резолюция 234 от 7 июня 1967 г.

69 В данной резолюции Совет Безопасности ООН 9 июня 1967 г. принял резолюцию 235, содержавшую требование

о немедленном прекращении всех военных действий на израильско-сирийском фронте.

57

проводить тщательное расследование сложившегося положения в зонах

конфликта. ОНВУП был утвержден 29 мая 1948 г. в соответствии с резолюцией

№ 50 СБ ООН. Целесообразность усиления работы ОНВУП связана с

возникновением напряженности и новыми военными столкновениями в зоне

Суэцкого канала, а также в сирийском и ливанско-израильском пограничном

районе.

М.Е. Хазанов считает, что заседание Совета Безопасности 14 июня 1967 г.

завершило первый этап деятельности ООН, направленный на урегулирование

ближневосточного конфликта 1967 г. Рассматривая весь период, его можно

условно поделить на две фазы: до 3 июня, характеризующийся периодом до

начала тактической концентрации войск сторон, и с 5 по 14 июня, когда ООН

удалось добиться прекращения военных действий70. Следует отметить, что

попытки Совета Безопасности увенчались успехом: он выполнил свою главную

функцию в области поддержания международного мира и безопасности, а

именно:

1) добился прекращения огня и всех военных действий между

конфликтующими сторонами на Ближнем Востоке;

2) усилил и расширил полномочия и функции органов военных

наблюдателей ООН в регионе.

Чтобы показать результаты международно-правового анализа и дать оценку

деятельности ООН в стабилизации обстановки на Ближнем Востоке, необходимо

проанализировать действия главных органов ООН, в частности, Генассамблеи и

Совета Безопасности в установлении мира и безопасности во всех зонах

конфликта на Ближнем Востоке.

На фоне постоянной напряженности, существующей на границе Израиля с

Египтом, Иорданией и Сирией после войны 1967 г., Советский Союз, как

постоянный член СБ ООН, руководствуясь п. 2 ст. 11 Устава ООН обратился к

Генеральному секретарю ООН с предложением созвать специальную сессию ГА

ООН для обсуждения взрывоопасного положения на Ближнем Востоке. В целях

70 Хазанов М.Е. ООН и ближневосточный кризис. М: «Международные отношения», 1983. С. 76.

58

мобилизации усилий ООН по установлению мира большинство государств-

членов ООН поддержало предложение Советского Союза. Специальная сессия

Генеральной Ассамблеи ООН явила собой нарастающие силы мирового

сообщества, высказывающие и действующие против нарастания агрессии и

возникновения новых войн.

Особенность современных международных отношений, международно-

правовых в частности, заключается в наличии принципа неделимости мира, что

означает обязанность всех государств, участвующих в международном общении,

содействовать укреплению и восстановлению мира. Эта обязанность выражается

и в том, что государства не должны своими действиями создавать осложнения,

могущие вызвать международный конфликт. С особой силой это следует

подчеркнуть в связи с событиями на Ближнем Востоке, которые намного

осложнили и без того напряженную и опасную международную обстановку71.

В этой крайне взрывоопасной обстановке на Ближнем Востоке

значительную активность в сохранении мира и безопасности в регионе проявляла

ГА ООН. В ходе работы V чрезвычайной специальной сессии 5 июля 1967 г.

государствами-членами ООН были приняты две резолюции, касающиеся

положения на Ближнем Востоке. Первая резолюция содержала рекомендации по

мерам гуманитарного характера, в частности, относительно положения

гражданского населения, оказавшегося в зоне военных действий. Вторая

признала, что все акции, предпринимаемые Израилем по изменению статуса

города Иерусалима, считаются «недействительными и не имеющими

международной юридической силы».

Как отмечает М.Е. Хазанов, атмосфера в Совете Безопасности

характеризовалась напряженностью и некоторой неопределенностью, применимы

ли в сложившейся обстановке принципы гл. VI Устава ООН о мирном

разрешении споров или гл. VII о деятельности ООН в отношении угрозы миру,

нарушения мира и актов агрессии? На рассмотрение Совета Безопасности были

71 Блищенко И.П., Кудрявцев В.Д. Указ. соч. С. 26-27.

59

представлены проекты резолюции СССР, Индии, Мали, Нигерии и США и ряд

предложений делегации Великобритании72.

А.Д. Пашина пишет, что понятия «угроза миру», «акт агрессии» и

«нарушение мира» не идентичны. Устав ООН эти понятия разграничивает.

«Угроза миру» охватывает более широкий круг действий, чем «акт агрессии» и

«нарушение мира», т.к. угроза миру в ряде обстоятельств может возникнуть не

только в случаев актов агрессии или нарушения мира, но и в случае угрозы

применения силы одним государством против другого государства или других

государств.73 Выделение в Уставе ООН понятия «угроза миру» является

доказательством того, что Устав категорически запрещает государствам

обращаться в их международных отношениях не только к непосредственному

использованию силы, но и к угрозе ею, которую ООН путем использования

эффективных коллективных мер обязана предотвращать и устранять74.

Перспективность вопроса прекращения огня на египетско-израильской

границе вытекала из возможности расширения столкновений. В связи с этим 25

октября 1967 г. СБ ООН удалось принять компромиссную резолюцию № 240,

которая объединила два проекта, предложенные США и СССР, сравнивая при

этом вопрос поддержания прекращения режима огня и иные военные действия с

вопросом противоправности ликвидирования гражданских объектов.

Несмотря на то, что состояние конфликта на Ближнем Востоке весьма

сложное, на горизонте постепенно прояснялись надежды на его мирное

урегулирование. В таких условиях совершенно очевидно, что благодаря усилиям

ООН, в частности ГА и СБ, была выработана приемлемая международно-правовая

база, обеспечивающая мирное и безопасное урегулирование всего комплекса

вопросов ближневосточного конфликта, на основе сбалансированности законных

и справедливых интересов всех конфликтующих сторон.

Вопросы о ликвидации последствий широкомасштабного конфликта на

Ближнем Востоке практически были включены в повестку дня СБ ООН сразу же

72 Хазанов М.Е. Указ. соч. С. 89.

73 См. Пашина А.Д. Применение силы в международном праве: Дисс... канд. юрид. наук. Казань, 2008. С. 87.

74 Там же. С. 87-88.

60

после начала очередного вооруженного конфликта в июне 1967 г. На заседаниях,

проводимых СБ ООН 9-22 ноября 1967 г., обсуждались ключевые вопросы по

установлению прочного мира и безопасности на Ближнем Востоке. 22 ноября

1967 г. с учетом существования определенных разногласий в СБ ООН вокруг

положения на Ближнем Востоке государства-члены СБ ООН на 1382-м пленарном

заседании единогласно приняли резолюцию № 242, предложенную

Великобританией. Единогласие в СБ ООН объясняется тем, что данная резолюция

была принята посредством достижения компромисса между всеми государствами-

членами СБ ООН.

В последующем вплоть до принятия упомянутой резолюции № 242 от 22

ноября 1967 г. Совет Безопасности и Генеральная Ассамблея ООН неоднократно

занимались ближневосточным конфликтом (обычно в связи с инцидентами,

постоянно происходившими на линии прекращения огня)75. Главное

преимущество указанной резолюции заключается в том, что в ней содержатся

следующие принципиальные формулировки: «недопустимость приобретения

чужих территорий путем войны» и необходимость установления справедливого и

прочного мира между государствами-участниками ближневосточного конфликта

всеми приемлемыми способами.

Резолюция № 242 предусматривала вывод вооруженных сил Израиля с

территорий, оккупированных в ходе июньского конфликта. Данная резолюция

призывала всех участников конфликта к немедленному прекращению претензий

состояния войны между ними, тем самым, по мнению Совета Безопасности, это

приводило к взаимному уважению и признанию сторон суверенитета,

территориальной целостности и политической независимости всех государств

этого региона и неотъемлемое право каждого из них на мирное и безопасное

существование в пределах признанных границ.

75 Анисимов Л.Н. Международно-правовые средства разрешения межгосударственных споров / конфликтов.

Ленинград – 1975. С. 59.

61

По мнению Л.И. Воловой, понятие территориальной целостности и

политической независимости тесно связаны между собой, потому что являются

элементами одного принципа – суверенитета76.

В соответствии с п. 3 резолюции № 242 Генеральный секретарь ООН У. Тан

назначил шведского дипломата, занимавшего должность посла в Москве Гуннара

Ярринга, своим специальным представителем на Ближнем Востоке. Это

назначение имело цель – установить и поддержать контакты с заинтересованными

государствами для содействия достижения соглашения и поддержания

всевозможных усилий, направленных на достижение мирного и приемлемого

урегулирования конфликта, основанного на положениях и принципах настоящей

резолюции. Главная задача Специального представителя Генерального секретаря

ООН Г. Ярринга состояла в содействии на месте воплощения в жизнь положений

резолюции № 242 СБ ООН, согласно которому Г. Ярринг уполномочивался

вступать в переговоры с правительствами арабских государств и правительством

Израиля.

При анализе положения резолюции № 242 СБ ООН следует обратить

внимание на п. 1, согласно которому правительство Израиля должно выполнить

те обязательства, которые взяло на себя при вступлении в ООН. Речь идет о

выводе войск из египетских, иорданских, сирийских и палестинских районов к

международным границам, существовавшим на 4 июня 1967 г. При этом СБ ООН,

исходя из предписаний Устава ООН, а также норм и принципов международного

права, особо подчеркнул, что территориальные изменения границ государств

Ближнего Востока, приобретенные путем войны, не признаются и не могут быть

признаны государствами-членами ООН.

П. 2 данной резолюции входит в рамки ст. 39 Устава, который подчеркивает

непризнание факта аннексии чужих территорий, захваченных в результате войны.

В этом пункте Совет призывал все конфликтующие стороны к необходимости

отказа от применения силы.

76 Волова Л.И. Принцип территориальной целостности и неприкосновенности в современном международном

праве. – Ростов-на-Дону: Изд-во Ростовск. ун-та. 1981. С. 60

62

Неопределенность определения некоторых положений резолюции СБ ООН

№ 242 как раз подтверждает, что существуют значительные трудности правового

характера, которые имеют причину, связанную с отсутствием специальной

формулировки при принятии и претворении в жизнь резолюции № 242, что

впоследствии сказалось на толковании арабской и израильской сторонами

содержания данной резолюции.

Позиция арабской стороны заключалась в том, что в тексте резолюции №

242 на французском, испанском, русском и китайском языках указывалось на

полный вывод израильских войск со всех оккупированных арабских территорий

во время конфликта июня 1967 г., т.е. до границ, установленных до 4 июня 1967 г.

Израильская сторона занимала противоположную позицию, которая заключалась

в собственной интерпретации данной резолюции, со ссылкой на отсутствие

специальной формулировки в английском варианте о выводе войск с

«оккупированных в 1967 г. арабских территорий», а не со «всех территорий».

По мнению М.Е. Хазанова, замутненность, которую англичане

представляли в качестве «баланса, который будет нарушен любыми

изменениями», достигалась за счет отсутствия в формулировке определенного

артикля английского языка «the»; наличие этой грамматической формы

недвусмысленно указывало бы на «все» оккупированные Израилем территории77.

Как нам представляется, недостаточная правовая и политическая определенность

в резолюции № 242 СБ ООН повлекла значительное различие в толковании

положений, указанных в ней, что послужило для возникновения существенных

разногласий на мирных переговорах в дальнейшем.

Представляется, что изложенная Израилем точка зрения не вполне отражает

правовую природу резолюции № 242, т.к. факт отсутствия артикля «the» в

английском тексте не является основанием для различных интерпретаций

положения этой резолюции. Таким образом, отсутствие английского артикля в

резолюции № 242, с одной стороны, не способствовало установлению

всеобъемлющего мира и безопасности на Ближнем Востоке на справедливой и

77 Хазанов М.Е. Указ. соч. С. 91.

63

долгосрочной основе, с другой – явилось дополнительным фактором в

продолжение противостояния в регионе.

Особо отметим, что во время разработки резолюции № 242 делегация

Индии в ООН выступила с предложением закрепить пункт, касающийся вопроса

интерпретации масштаба и графика вывода израильских войск с указанных

арабских территорий. Однако представители Великобритании при ООН

выступили категорически против внесения изменений в формальном закреплении

текущих формулировок. Посол Великобритании в ООН Л. Карадон, который

разработал проект резолюции № 242, после принятия резолюции заявил

следующее: «Нас будет обязывать только английский текст упомянутой

резолюции, и мы считаем, что его текущая формулировка является совершенно

ясной»78. Аналогичную оценку дал и американский посол в ООН, который

высказал свое мнение о том, что известные пропуски специальных формулировок

и слов, которые не были случайными в отношении вывода войск Израиля с

арабских территорий, тем самым наличие английского слова «the all» означает в

русском языке «все». По словам американского посла, в данной резолюции речь

шла о процессе вывода израильских войск с арабских территорий, однако без

определения размеров вывода войск79. Важно пояснить, что до голосования за

проект резолюции № 242 делегации СССР, Франции, Индии, Мали, Нигерии и

другие члены Совета заявили о том, что их государства понимают, что вопрос

вывода израильских войск должен касаться всех территорий, оккупированных в

июне 1967 г.

Необходимо подчеркнуть, что резолюция № 242 СБ ООН является одной из

ключевых и приоритетных резолюций СБ ООН по вопросам мирного

урегулирования, пользующаяся как международной поддержкой, так и

признанием самих участников конфликта. Как правило, данная резолюция

подтверждает необходимость установления благоприятного мира, безопасности и

78 Prosper Weil. «Territorial Settlement in the Resolution of November 22.1967» in John Moore, ed., The Arab-Israel

Conflict, N.J. Princeton University Press. 1974. P. 321.

79 Walter Lacquer. The Road to War. London: Weidenfeld and Nicolson, 1968. Р. 297.

64

стабильности на всей территории Ближнего Востока, основанного на

региональном сотрудничестве по всем вопросам.

Многие авторы, как арабские80, так и зарубежные81, утверждают, что

компромиссная резолюция СБ ООН № 242 служит хорошей и приемлемой

международно-правовой основой, направленной на мирное и коренное

урегулирование ближневосточного конфликта. Следует согласиться с этим

мнением, поскольку СБ ООН учел позиции его постоянных членов и использовал

свои максимальные усилия по сдерживанию развития конфликта.

Принятые СБ ООН резолюции имеют международно-правовую силу и

являются обязательными для выполнения всеми государствами, большими и

малыми. Совет не вправе принимать проект резолюции, если данный проект

исходит из правового вакуума. Как правило, СБ ООН выражает мнение мировой

семьи, утвердившей международно-правовой правопорядок и Устав ООН. Члены

ООН обязуются соглашаться и подчиняться резолюциям, принятым СБ ООН в

соответствии со ст. 25 Устава и добросовестно выполнять их.

Арабские юристы-международники, исследуя вопрос о разногласии сторон

о юридической силе резолюции № 242 СБ ООН, придерживаются единого

мнения. Например, известный египетский юрист-международник Бутрос Бутрос-

Гали подчеркивает, что резолюция № 242, касающаяся мирного и прочного

урегулирования ближневосточного конфликта, имеет обязательную силу82.

Интересное мнение Джафара Абдель-Салама, который говорит об обязательной

силе этой резолюции. В целом представляется, что, несмотря на позиции сторон в

интерпретации положения резолюции № 242 и ее обязательной силы, данная

резолюция явилась основой для принятия СБ ООН резолюции № 338.

Упомянутые резолюции как международно-правовые документы стали базами

80 См:. Бутрос Бутрос-Гали. Десять вопросов в урегулировании конфликта на Ближнем Востоке // Журнал

Международная политика. Апрель. 1971; Джафар Абдель-Салам. Египетско-израильский мирный договор.

Правовой анализ (исследование) в свете международного права. Каир, 1980 и др.

81 См.: Блищенко И.П. Прецеденты в международном праве. М., 1977; Валькова Л.В. Ближневосточный конфликт:

проблема урегулирования. М.: О-во «Знание» РСФСР, 1980; Атливанников Ю.Л. Международно-правовые

проблемы урегулирования международных конфликтов: Научно-аналитический обзор / Ю.Л. Атливанников, М.Л.

Энтин. АН СССР, ИНИОН. М., 1985; Жуков Г.П. ООН и современные международные отношения. М.: «Наука»,

1986 и др.

82 Бутрос Бутрос-Гали. Десять вопросов в урегулировании конфликта на Ближнем Востоке // Журнал

Международная политика. Апрель. 1971. С. 7-9.

65

для заключения двух важных соглашений между государствами Египет и

Израиль: Кэмп-дэвидское соглашение, именуемое как «Рамки мира на Ближнем

Востоке», подписанное в сентябре 1978 г., и мирный договор – 26 марта 1979 г.83

Б.М. Ашавский отмечает, что подписанный в марте 1979 года, а затем

ратифицированный сепаратный египетско-израильский «мирный» договор

противоречит коренным интересам всех арабских народов и лишь осложняет

ближневосточное урегулирование84.

На это особое внимание обращали известные юристы-международники.

Так, В.Н. Федоров отмечал, что Совет Безопасности выделяется среди других

главных органов ООН не только характером решений, принимаемых на основе

предоставленных ему Уставом ООН полномочий, но и самим масштабом

функций и полномочий. Он также отмечал: «По своему правовому положению

Совет Безопасности – постоянно действующий руководящий политический орган,

созданный на основе соглашения между государствами, орган, действующий

согласно Уставу ООН от имени всех членов этой организации в интересах

поддержания международного мира и безопасности»85. Американский юрист-

международник Г. Кельзен по этому поводу верно отметил, что «компетенция

Совета Безопасности совпадает в значительной степени с компетенцией всей

Организации Объединенных Наций»86.

По существу то же самое мы видим у Л.Н. Анисимова, который пишет, что

с точки зрения международного права резолюция Совета Безопасности является

обязательным для выполнения международно-правовым актом органа ООН, на

который, в соответствии с ее Уставом, возлагается основная ответственность за

поддержание мира и безопасности87.

Следует отметить, что юристы-международники, исследующие вопросы о

юридической и обязательной силе резолюции, принятые СБ ООН, считают, что

83 Джафар Абдель-Салам. Египетско-израильский мирный договор. Правовой анализ (исследование) в свете

международного права. Каир, 1980 г.

84 Ашавский Б.М. Межправительственные конференции (международно-правовые вопросы). М.: Международные

отношения, 1980. С. 37.

85 Федоров В.Н. Совет Безопасности ООН. Изд-во «Международные отношения». М., 1965. С. 40.

86 Kelsen H. The Law of United Nations. A critical analysis of its fundamental Problems. L.: 1951. Р. 279.

87 Анисимов Л.Н. Международно-правовые средства разрешения межгосударственных споров / конфликтов. Указ.

соч. С. 59.

66

данные резолюции ориентированы на международно-правовое разъяснение норм

и принципов Устава ООН и международного права.

С момента принятия резолюции № 242 СБ ООН стремился предоставить

уполномоченному Генеральным секретарем ООН Г. Яррингу максимальные

полномочия для принятия соответствующих мер относительно сдерживания

конфликта. Мировое сообщество возлагало большие надежды на то, чтобы

миссия Г. Ярринга в регионе увенчалась успехом. Государства-члены СБ ООН

видели его активную деятельность и авторитет в достижении сторонами

приемлемых договоренностей, способствующих мирному и прочному

урегулированию всего ближневосточного конфликта, потому что деятельность и

полномочия Г. Ярринга были утверждены и санкционированы резолюцией № 242

СБ ООН. Сразу же после вступления в должность Г. Ярринг потребовал от сторон

полного признания положений резолюции № 242, а также четкого ответа,

касающегося вопроса о мирном и прочном урегулировании конфликта с

обязательством и готовностью сторон выполнить все положения данной

резолюции.

В качестве первого шага к урегулированию Специальный представитель

попытался получить от сторон заверения в том, что они будут выполнять

резолюцию 242 (1967 г.) Совета Безопасности в надежде, что такая декларация

будет рассматриваться как основа для последующих обсуждений между

сторонами88. Ярринг также предложил сторонам ускорить усилия в целях

содействия в достижении мира и взаимности в регионе путем обсуждения всех

вопросов ближневосточного урегулирования. Кроме того, в письме,

направленном Яррингом Генеральному секретарю ООН, он подтвердил, что

Правительства Египта, Иордании и Израиля признают резолюцию № 242 и

благоприятно откликнулись на данное предложение89.

Как нам думается, обострение обстановки на Ближнем Востоке в марте 1968

г. привело к вопросу о сотрудничестве, касающегося признания сторонами

88 Анисимов Л.Н. Указ. соч. С. 60.

89 Документ Совета Безопасности ООН S/10929 от 18 мая 1973 г. С. 29.

67

резолюцию № 242 СБ ООН , а также готовность ведения мирных переговоров в

Никосии под эгидой Специального представителя Генерального секретаря ООН

Г. Ярринга. Данные переговоры о мире длились до 1973 г. с незначительными

перерывами, но вопреки всем усилиям Г. Ярринга из-за разногласий сторон по

ключевым вопросам никаких договоренностей не было достигнуто.

Необходимо подчеркнуть, что функции Специального посредника ООН на

Ближнем Востоке Г. Ярринга заключались в основном в достижении компромисса

между арабскими государствами, участниками конфликта, и Израилем и

содействии мирному урегулированию конфликта в соответствии с резолюцией №

242 СБ ООН, т.к. она указывала на ключевые аспекты ближневосточного

урегулирования, подлежащие выполнению. С этой же целью Г. Ярринг

участвовал в согласовании взаимных притязаний и разработке приемлемых для

сторон новых идей и вариантов, которые могли бы удовлетворить взаимные

интересы участников конфликта. Однако данные предложения не привели к

сближению общих интересов конфликтующих сторон.

Государства-члены ООН, в соответствии с положением Устава, обязаны

оказать Совету Безопасности всевозможное содействие по всем вопросам, в

частности, по вопросам, предпринимаемым Советом Безопасности по

поддержанию мира или сохранению международной безопасности во время

вооруженных конфликтов или столкновений, что, без всяких сомнений, может

эффективно повышать роль Совета в разрешении любого конфликта в

кратчайший срок.

Поддержание мира (Peace-Keeping) означает обеспечение присутствие

вооруженных сил ООН в конкретном регионе, которое санкционируется Советом

Безопасности с согласия правительства принимающей стороны, а также с

согласия других вовлеченных в конфликт сторон. В состав этих операций может

входить как военный и полицейских персонал, так и гражданский. Операции

68

могут принимать форму миссий военных наблюдателей, сил по поддержанию

мира или представлять собой сочетание тех и других90.

Следует специально подчеркнуть, что резолюция № 242 СБ ООН обязывает

всех участников ближневосточного конфликта жить в мире, в признанных

международным правом границах. Именно на основе этой резолюции Совет

подтвердил, что приобретение чужих территорий путем войны является

недопустимым и противоречит нормам и принципам международного права.

На XXV и XXVI сессиях ГА ООН абсолютное большинство государств-

членов сочли, что достижение справедливого и прочного мира на Ближнем

Востоке возможно лишь при выполнении сторонами основополагающих

резолюций ООН по ближневосточному урегулированию, прежде всего резолюций

СБ ООН. При этом СБ ООН взял на себя особую ответственность за содействие

мирному и приемлемому урегулированию всех аспектов этого конфликта на

международно-правовой основе и в соответствии с основополагающими

резолюциями, принятыми Советом.

Таким образом, современное международное право запрещает войну, угрозу

силой или применение силы, принуждения в качестве средства разрешения

споров или разногласий между государствами и считает правомерными лишь

мирные средства разрешения международных споров91. Проведение мирными

средствами, в соответствии с принципами справедливости и международного

права, улаживания или разрешения международных споров или ситуаций,

которые могут привести к нарушению мира, составляет одну из основных целей

ООН (п. 1, ст. 1 Устава ООН)92.

Как известно, октябрь 1973 г. знаменуется возобновлением вооруженного

конфликта между Израилем и рядом арабских государств. Основные причины

продолжения противостояния в регионе – невыполнение резолюции № 242 СБ

ООН (1967 г.), а именно: неурегулированность вопроса арабских территорий,

90 См. подробнее: Ясносокирский Ю.А. Миротворчество: некоторые концептуальные аспекты политического

урегулирования конфликтов и кризисных ситуаций // МЖМП. 1998. № 3. С. 47.

91 Мовчан А.П. Мирные средства разрешения международных споров. М., 1957. С. 7.

92 Мовчан А.П. Там же. С. 6-7.

69

находящихся под израильской оккупацией, что привело к очередному

вооруженному конфликту и превращению территории Ближнего Востока в одну

из самых конфликтных зон на планете.

6 октября 1973 г. в зонах конфликта на Ближнем Востоке начался очередной

вооруженный конфликт «война Судного дня». Вооруженные силы Египта и

Сирии пытались вернуть свои оккупированные территории Израилем еще в 1967

г. Военные действия на египетском (в районе Суэцкого канала) и сирийском

фронтах (на Голанских высотах) продолжались с 6 октября по 22 октября 1973 г.

Главные причины этого вооруженного конфликта заключаются в следующем:

1) продолжающаяся оккупация Израилем египетских, иорданских,

сирийских и палестинских территорий;

2) отсутствие с июня 1967 г. значительного прогресса заключить

всеобъемлющий мир на условиях, которые были зафиксированы в резолюции №

242 СБ ООН, предусматривавшей полный вывод вооруженных сил Израиля до

границ 4 июня 1967 г.;

3) частичный отказ сторон выполнять положения резолюции № 242 СБ

ООН явился прямой угрозой миру и безопасности на всей территории Ближнего

Востока, т.к. фактически Израиль отказался вывести свои войска с арабских

территории к границам, существовавшим до 4 июня 1967 г.

Определяя вопросы, связанные с крайней и взрывоопасной обстановкой на

Ближнем Востоке, СБ ООН, выполняя свои обязательства по отношению к

вопросу сохранения международного мира и безопасности, принял 22 октября

1973 г. резолюцию № 33893. Исходя из буквального смысла положения этой

резолюции, члены СБ ООН потребовали от всех находящихся в конфликте сторон

немедленно прекратить огонь и все действия военного и иного характера в

течение 12 часов; начиная с момента принятия указанной резолюции, войска

должны оставить занимаемые ими позиции.

93 Резолюция 338 (22 октября 1973 г.). Резолюции и решения СБ ООН за 1973 год. СБ ООН. Официальные отчеты.

28-ой год. Нью-Йорк. ООН, 1974. С. 10.

70

Вслед за резолюцией № 338 появилась необходимость принятия еще одой

резолюции. СБ ООН в связи с наполнением сторон положений данной резолюции

оценил взрывоопасную ситуацию в регионе и принял 23 октября 1973 г. вторую

резолюцию № 339. Основная цель принятия резолюции № 339 заключалась в

немедленном отводе вооруженных сил конфликтующих сторон с занимаемых ими

позиций на момент вступления в силу предыдущей резолюции № 338. Было бы

справедливо в этом контексте отметить роль СССР, принявшего активное участие

в разработке резолюции № 338, направленной на стабилизацию мира на всем

Ближнем Востоке.

Ввиду взрывоопасного положения, сложившегося в регионе в результате

возобновления военных действий, СБ ООН 25 октября 1973 г. был вынужден

принять резолюцию № 34094. В этой резолюции Совет посчитал необходимым

создать ЧВС ООН, действующие под руководством СБ ООН. В число этих сил

входили национальные силы из предоставленных государствами-членами

Организации. Однако в их числе не было предусмотрено участие вооруженных

сил постоянных членов Совета. В резолюции Генеральному секретарю

предлагалось в течение 24 часов доложить о предпринятых в этих целях шагах и

действиях. Выполняя решения Совета, Генеральный секретарь Организации

представил Совету соответствующий доклад, касающийся организации и

деятельности проведения ЧВС ООН на Ближнем Востоке95.

М.В. Андреев отмечает, что, помимо операций принудительного характера,

связанных с применением вооруженных сил в соответствии с Уставом за Советом

Безопасности закреплен целый ряд полномочий превентивного, миротворческого

характера. В частности, на основании ст. 40 Устава Совет Безопасности вправе

потребовать от заинтересованных сторон выполнения временных мер, к которым,

как правило, относят замораживание притязаний, отвод войск, проведение

временных демаркационных линий и др.96

94 ООН. Совет Безопасности. Документ S/RES/340/1973 от 25 октября 1973 г.

95 Доклад Генерального секретаря ООН Совету Безопасности, касающиеся выполнения положения резолюции №

340 (Документ ООН S/11052 от 26 октября 1973 г.).

96 Андреев М.В. Современные стратегии реформирования Совета Безопасности ООН. Казань: Центр

инновационных технологий, 2002. С. 110.

71

В.Г. Шкунаев считает, что операции ООН по поддержанию мира (ОПМ),

проводимые с согласия заинтересованных сторон, представляют собой по

существу временные меры превентивного характера, предусмотренные ст. 40

Устава, позволяющей создание чрезвычайных сил ООН на Ближнем Востоке

(резолюция № 340 Совета Безопасности ООН, принятая единогласно, за

исключением Китая). Как известно, ст. 40 Устава, определяя характер и

политическое содержание временных мер, гласит, что такие временные меры «не

должны наносить ущерба правам, притязаниям или положению заинтересованных

сторон»97.

Первоначально в рамках ООН были учреждены чрезвычайные ВС ООН.

Так, после вооруженной агрессии Израиля, Франции и Великобритании против

Египта на Чрезвычайной сессии ГА ООН были образованы чрезвычайные войска

ООН, которые обеспечили вывод войск агрессоров и патрулировали израильско-

палестинскую демаркационную линию98.

Опираясь в своих действиях на указанную резолюцию, Генеральный

секретарь ООН в срочном порядке представил Совету доклад, который был

принят и утвержден Советом и стал основополагающим для дальнейших шагов

ООН по претворению резолюции в жизнь99. Анализ этого доклада позволяет

сделать дополнительные выводы о характере согласия, достигнутого членами

Совета, включая СССР и США, относительно правил и методов формирования и

деятельности чрезвычайных вооруженных сил ООН. Доклад сформулировал

важные принципы предпринятой операции, в том числе необходимость полного

доверия Совету Безопасности и его поддержки, а также полное сотрудничество

заинтересованных сторон. Установлено, что все вопросы, которые могут повлиять

на характер или эффективность функционирования вооруженных сил, будут

передаваться на решение Совета100.

Необходимость принимаемых Советом Безопасности ООН временных мер

объясняется тем, что для выяснения положения и определения степени

97 Шкунаев В.Г. Организация Объединенных Наций в современном мире. М.: Изд-во «Наука», 1976. С. 191-192.

98 Андреев М.В. Указ. соч. С. 111-112.

99 Документ ООН S/11052/Rev. 1, 27 октября 1973 г.

100 Шкунаев В. Г. Указ. соч., С. 208.

72

обострения конфликта требуется некоторое время. По своему характеру

временные меры являются рекомендацией, что подтверждает большинство

комментаторов Устава ООН и о чем свидетельствует практика Совета

Безопасности101. Исходя из положения ст. 40 Устава ООН, СБ ООН вправе дать

сторонам конфликта или спора рекомендации относительно предмета конфликта

или спора или принимать решение по поводу определенных мер в отношении

конфликтующих или спорящих государств, предусмотренных ст. 39 Устава. СБ

ООН также вправе потребовать от соответствующих государств выполнения тех

временных мер, которые, по мнению Совета, считаются необходимыми или

желательными для выполнения.

Согласно Уставу СБ ООН вправе принимать резолюции на основе ст.ст. 39,

41 и 42, а также Совет может принимать рекомендации на основе ст.ст. 36, 39 и 40

Устава. Резолюции СБ ООН являются обязательными и подлежат выполнению

всеми государствами-членами.

В диссертационной работе мы высоко оцениваем роль операции ООН по

поддержанию и сохранению мира и безопасности в зонах военного конфликта на

Ближнем Востоке. Однако следует пояснить, что по своему правовому характеру

эти операции, проводимые ООН, коренным образом отличаются от тех операций

Организации, санкционированных СБ ООН на основании главы VII Устава в

случаях фактической угрозы миру, нарушения мира или имевшего места акта

агрессии.

29 октября 1973 г. СБ ООН принял резолюцию № 341, согласно которой

Совет утвердил основные положения доклада, касающегося создания

вооруженных сил под эгидой ООН на Ближнем Востоке. Совет обсудил также

представленный Генеральным секретарем ООН К. Вальдхаймом доклад,

содержащий главные аспекты претворения в жизнь резолюции № 340 СБ ООН.

Эта резолюция предусматривала необходимость увеличения числа военных

наблюдателей ООН и учреждения в зонах конфликта чрезвычайных сил ООН с

101 Универсальные и региональные системы защиты прав человека и интересов государства / П.В. Чиков, Г.Н.

Хадиева, А.Б. Мезяев, А.М. Насырова / Под ред. проф. Г.И. Курдюкова. Казань: «ООО Легранд», 2002. С. 35.

73

целью обеспечения выполнения требований о скорейшем прекращении огня и

восстановлении нарушенного мира и безопасности на Ближнем Востоке102.

Перед чрезвычайными вооруженными силами ООН на Ближнем Востоке

были поставлены следующие задачи: наблюдение за прекращением огня,

разъединение войск враждующих сторон и возвращение их на позиции,

занимаемые в момент вступления в силу решения Совета Безопасности о

прекращении огня от 22 октября 1973 г., предотвращение возобновления военных

действий. Чрезвычайным вооруженным силам ООН предписывалось действовать

отдельно от конфликтующих сторон и по мере целесообразности создавать

буферные зоны103.

Согласно Г.Ф. Калинкину, в начальной стадии осуществления своих

функций ЧВС ООН сыграли положительную роль в обеспечении решений Совета

Безопасности, касающихся прекращения военных действий и осуществления

разъединения войск воюющих сторон104. СБ ООН уполномочивал Генерального

секретаря ООН безотлагательно направить на Ближний Восток представителей

ООН для того, чтобы осуществлять наблюдение за ходом прекращения огня и

всех военных действий во всех зонах конфликта.

Исследователи, анализирующие полномочия и компетенции СБ ООН по гл.

VII Устава, приходят к выводу, что основатели ООН предоставили Совету

Безопасности некую автономию в принятии соответствующих решений по

поддержанию и восстановлению нарушенного мира и безопасности, в частности,

в чрезвычайных конфликтных зонах105. Такие полномочия не были, однако,

предоставлены ни Лиге Наций, ни какому-либо другому органу. Согласно п.п. 1 и

2 ст. 24 Устава ООН на Совет Безопасности возлагается чрезвычайная

102 Доклад, представленный ГС ООН К. Вальдхайма Совету Безопасности, касающиеся выполнения резолюции СБ

ООН № 340 (1973 г.) (Документ S/11052 26 октября 1973 г.).

103 Анисимов Л.Н. Международно-правовые средства разрешения межгосударственных споров / конфликтов. Указ.

соч. С. 142.

104 Калинкин Г.Ф. Операции ООН по поддержанию мира. «Советское государство и право». 1974. № 7. С. 92-94.

105 См.: Twitcett K. The International Drama United Nations on the World Stage. // The Evolving United Nations: A

Prospect for Peace? – L. 1971. Р. 9; Kelsen H. The Law of United Nations. A critical analysis of its fundamental Problems.

L.: 1951. Р. 279; Анисимов Л.Н. Международно-правовые средства разрешения межгосударственных

споров/конфликтов. Л., 1975. С. 59; Федоров В.Н. Совет Безопасности ООН. М.: Изд-во «Международные

отношения», 1965. С. 40; Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов

юридических факультетов и вузов. Изд. 3-е, перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2005. С. 49 и др.

74

ответственность по вопросам поддержания и сохранения международного мира и

безопасности на нашей планете, т.к. это имеет первостепенное значение в деле

укрепления и обеспечения эффективного функционирования всей системы ООН.

Кроме того, Совет Безопасности, исполняя свои обязательства, действует

исключительно в соответствии с утвержденными в Уставе целями и принципами.

Изучив и проанализировав настоящий параграф можно сделать следующие

основные выводы по этой части исследования:

1. Применение силы в нарушение Устава ООН в июне 1967 г. и оккупация

Израилем части арабских территорий создало весьма опасную обстановку как в

самом регионе, так и в мире, поскольку данная оккупация привела к изменению

арабо-израильских границ, были нарушены установленные ООН международные

границы Израиля с Сирией, Египтом, Иорданией и Палестиной. В соответствии с

принятыми ООН резолюциями эти территории принадлежат суверенным

государствам и соответственно должны были быть возвращены исходным

государствам. Вполне очевиден факт несоответствия применения силы с Уставом

ООН и международным правом в целом.

2. Октябрь 1973 г. ознаменовался прекращением войны на Ближнем

Востоке, после которого СБ ООН утвердил резолюцию № 338, объединившую два

ключевых вопроса: решение о скорейшем прекращении огня и иных военных

действий в регионе с вопросом об установлении всеобъемлющего урегулирования

конфликта на международно-правовой основе.

3. После вооруженных конфликтов 1967 и 1973 гг. меры и действия,

предпринимаемые ООН в деле поддержания и сохранения мира и взаимной

безопасности в регионе, заключались в принятии соответствующих резолюций о

скорейшем прекращении огня и учреждении Чрезвычайных сил на линии

прекращения огня на Ближнем Востоке под руководством СБ ООН, в работе

которых не предусматривалось применение силы.

4. Как видим, все документы ООН по Ближнему Востоку подтверждают

позицию Организации о недопустимости и неправомерности приобретения чужих

территорий путем применения незаконной силой в нарушение Устава. Из

75

имеющихся документов ООН можно отметить, что все резолюции, принятые ГА

и СБ ООН, были направлены исключительно на мирное и приемлемое

урегулирование ближневосточного конфликта.

5. СБ ООН были тщательно разработаны благоприятные и приемлемые

условия мира, направленные на достижение мирного урегулирования данного

конфликта. Исходя из достигнутых компромиссных международных решений,

Советом были приняты основополагающие резолюции, в частности, № 242 и №

338, которые указывают на определенное продвижение в работе ООН,

касающегося установления всеобъемлющего мира и взаимной безопасности на

Ближнем Востоке путем разблокирования всех вопросов ближневосточного

конфликта. Как известно, решения и резолюции ООН не имеют срока давности.

Исходя из этого положения, именно эти резолюции легли в основу последующих

переговоров о достижении мира между обеими противоборствующими

сторонами.

76

<< | >>
Источник: Аль Ахмад Амад Хассан. РОЛЬ ООН В МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОМ УРЕГУЛИРОВАНИИ БЛИЖНЕВОСТОЧНОГО КОНФЛИКТА. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Казань –2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2. Вооруженный конфликт на Ближнем Востоке в июне 1967 г. в свете международного права.:

  1. О Г Л А В Л Е Н И Е
  2. § 1. Международно-правовое положение резолюции Генеральной
  3. § 2. Вооруженный конфликт на Ближнем Востоке в июне 1967 г. в свете международного права.
  4. § 2. Операции по поддержанию мира и применимость к ним норм МГП
  5. БИБЛИОГРАФИЯ
  6. БИБЛИОГРАФИЯ
  7. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  8. §1. Современные дипломатические контакты России и Канады
  9. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -