<<
>>

§ 5. Пути гармонизации и упорядочения систем источников трудового права Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и России

Евразийская экономическая интеграция, которая в последние годы наращивает свои обороты, ставит перед учеными-юристами новые задачи, одна из которых видится в определении оптимальных путей гармонизации трудового и иных отраслей законодательства в рамках ЕАЭС.

Сложность решения этой правовой задачи видится в том, что вначале в СНГ (применительно к Модельному ТК государств - участников СНГ), а затем в ЕврАзЭС, прекратившем свое существование с 01.01.2015 (в отношении Основ трудового законодательства ЕврАзЭС), опыт подобной гармонизации оказался не вполне успешным. Во всяком случае ни МТК СНГ, ни Основы трудового законодательства ЕврАзЭС так в итоге и не были приняты, хотя длительный период разрабатывались. Для Чтобы та же участь не постигла и процесс гармонизации законодательства в социальнотрудовой сфере в ЕАЭС для этого нужно уже на начальном этапе определить, в каком направлении государствам-членам двигаться, какие возможности в этом вопросе предоставил Договор о ЕАЭС, какие международно-правовые и надгосударственные источники являются наиболее эффективными для целей гармонизации.

Прежде чем обосновывать собственные подходы к выбору пути гармонизации трудового законодательства государств - членов ЕАЭС, кратко рассмотрим мнения других исследователей из указанных стран.

Как отмечает К. Д. Крылов, «с образованием Евразийского экономического союза начинает формироваться новая модель гармонизации правовых систем входящих в него стран», в развитии которой им выделено три этапа[991].

Н. Л. Лютов в 2010 г. применительно к ЕврАзЭС писал о достаточно амбициозной задаче по принятию «единого Трудового кодекса стран ЕврАзЭС», а более реалистичным считал разработку и принятие Основ трудового законодательства государств - членов ЕврАзЭС[992]. В другой своей работе Н. Л. Лютов сделал вывод о том, что, Беларуси, Казахстану и России необходимо, с одной стороны, интегрировать собственное трудовое законодательство с максимальным учетом МТС, в том числе не реализующихся в трудовом законодательстве каждого из государств по отдельности» и высказал суждение о том, что «принятие единого трудового кодекса представляется вполне возможным»[993].

Дискуссионность такого подхода объясняется тем, что в ЕАЭС нет компетентного органа, который мог бы принять единый трудовой кодекс, распространяющийся на три суверенных государства, имеющих собственные правовые системы (причем существенно отличающиеся). В современной ситуации отсутствия в ЕАЭС надгосударственного органа парламентного типа и таких видов принимаемых в рамках Союза актов, как законы и кодексы говорить о принятии единого ТК в ЕАЭС по меньшей мере преждевременно.

Интересные взгляды относительно перспектив гармонизации трудового права в рамках ЕАЭС высказали казахстанские ученые-юристы Т. М. Абайдельдинов и С. Ж. Сулейменова: «Гармонизация трудового законодательства государств ЕАЭС должна осуществляться не прибегая к унификации его норм, а путем сближения на основе теории трансформации. Государства, не создавая наднациональные законодательные органы, ратифицируют выработанные уполномоченными ими органами соглашения о труде, которые учитывают национальные особенности каждого государства, и на основе общепризнанных международных принципов и стандартов вырабатывают объединяющие и устраивающие государства правовые проекты решений. Данные проекты каждое государство ЕАЭС принимает в качестве законов, ратифицируя их в национальных парламентах. При этом государства ЕАЭС сохраняют суверенитет, политическую самостоятельность, оставаясь субъектами международных отношений и международного трудового права»[994]. От себя добавим, что с переходом в будущем от ЕАЭС к Евразийскому Союзу, вероятно, откроются перспективы и для унификации, но при условии того, что будут сформированы надгосударственные органы парламентского типа.

Другой казахстанский исследователь А. К. Надирова в рамках евразийской региональной интеграции предлагает два варианта решения задачи по гармонизации и унификации трудового законодательства государств - членов ЕАЭС: «1. Могут быть созданы в виде Основ трудового законодательства стран ЕЭС, которые станут частью наднационального евразийского законодательства; 2.

Могут быть разработаны модельные законы, в соответствие с которым будут приводиться нормативные правовые базы государств - членов ЕАЭС»[995]. На наш взгляд, оба предложенных данным автором варианта в настоящее время малоперспективны и нереализуемы из-за отсутствия в данном Союзе согласно Договору о ЕАЭС наднациональных органов парламентского типа, при том, что ни Высший совет, ни ЕЭК не обладают правом принимать наднациональные акты в форме законов, кодексов или Основ законодательства.

Интересное мнение было высказано двумя белорусскими учеными-юристами (Г. А. Василевичем и С. Г. Василевичем), которые предлагают «разработать общую концепцию дальнейшего совершенствования национального законодательства и формирования правоприменительной практики в государствах ЕАЭС, направленной на сближение национальных правовых систем с учетом целей функционирования ЕАЭС. Концепция сама по себе позволяет предвидеть динамику развития права на ближайшую перспективу и последовательность принятия законодательных актов, исходя из интересов граждан и государства, потребностей экономики, социальной и политической сфер»[996]. Отчасти соглашаясь с данным предложением, следует высказать и несколько уточнений. Во-первых, разработать подобную концепцию по всему праву или законодательству представляется малоперспективным в виду многообразия сфер правового регулирования (одни из которых требуют оперативной гармонизации как первоочередные, другие пока в такой гармонизации не нуждаются). Во-вторых, очевидно, что подобная Концепция гармонизации (совершенствования) законодательства в социально-трудовой сфере государств - членов ЕАЭС должна учитывать национальные особенности и включать не столь жесткие, а более мягкие модели в форме рекомендаций, адресуемые главам государств, парламентам и правительствам государств - членов ЕАЭС. В-третьих, к разработке подобной концепции или программе в рабочую группу наряду с представителями органов ЕАЭС и правительств государств-членов следует привлекать ученых и социальных партнеров (в лице объединений профсоюзов и работодателей).

Обратим внимание, что Всеобщей конфедерацией профсоюзов в 2015 г. был разработан проект Принципов разработки Основ трудового законодательства (модельного Трудового кодекса) государств - членов ЕАЭС. В указанном проекте отмечалось, что его целью является определение принципов разработки Основ трудового законодательства (модельного Трудового кодекса) государств - членов ЕАЭС, которые позволят в рамках Союза наметить основные подходы к решению ключевых проблем в регулировании трудовых и непосредственно связанных с ними отношений для эффективного функционирования общего рынка труда и их дальнейшего развития; обеспечению унифицированных условий для осуществления трудовой деятельности на территории государств - членов ЕАЭС. По мнению разработчиков проекта, «принятие принципов Основ трудового законодательства государств - членов ЕАЭС создаст согласованную базу для разработки унифицированного законодательного акта, устанавливающего общие начала правового регулирования в сфере трудовых и иных непосредственно связанных с ними отношений.» [997] Вместе с тем ни в Договоре о ЕАЭС, ни в иных действующих региональных международных договорах между Арменией, Беларусью, Казахстаном, Кыргызстаном и Россией (не считая Договора о создании Союзного государства), нет даже упоминания об Основах законодательства, а равно и о принципах Основ как о правовом источнике в данном Союзе. Если в ЕврАзЭС был отдельный международный договор, определявший статус Основ законодательства, порядке их разработки, принятия и реализации, то в ЕАЭС такого международного договора нет.

Согласимся с предположением, высказанным С.Ю. Головиной и Н.Л. Лютовым о том, что гармонизация трудового права в регионе ЕАЭС «может начать происходить вследствие потребностей экономической интеграции в рамках единого рынка труда»[998]. О перспективах формирования евразийского трудового права наднационального уровня, гармонично сочетающего социальную и экономическую модель правового регулирования труда пишут А. М. Лушников и М. В. Лушникова[999].

От анализа научных точек зрения и проекта Принципов Основ перейдем к рассмотрению наиболее перспективных и реалистичных путей гармонизации трудового законодательства государств - членов ЕАЭС.

1. Заключение или пересмотр региональных международных договоров, в особенности в сфере трудовой миграции (по перемещению трудящихся внутри ЕАЭС в целях трудоустройства, а также по гармонизированной между государствами-членами регламентации вопросов трудовой миграции извне Союза). На сегодня национальное законодательство о трудовой миграции пяти стран ЕАЭС отличается несогласованностью даже в терминологии, не говоря уже о закреплении правового статуса трудящихся - мигрантов, административных процедур по квотированию (лицензированию, получению разрешений на трудоустройство и т.д.), о чем верно пишет Р. Ш. Давлетгильдеев[1000].

При помощи международного договора о внесении дополнений в Положение о ЕЭК можно было бы решить вопрос о наделении ЕЭК правом принимать типовые регламенты, определяющие трудовые и непосредственно связанные с ними отношения с трудящимися государств - членов ЕАЭС, а также приезжающих в ЕАЭС иностранными гражданами, определении принципов гармонизации трудового законодательства.

2. Взаимный учет (национальная рецепция) лучшего законодательного опыта регулирования трудовых и тесно связанных с ними отношений. Такой учет крайне полезен как при внесении изменений и дополнений в ТК, принятии иных законов в сфере труда, так и при подготовке будущих кодификаций трудового законодательства. Первый пример - учет многих норм и институтов ТК РФ 2001 г. кыргызским законодателем при принятии ТК Кыргызстана 2004 г. Второй пример - в части расположения раздела о социальном партнерстве и коллективных трудовых отношений прослеживается рецепция в ТК Казахстана 2007 и 2015 гг. из ТК Беларуси 1999 г. (подробнее см. § 2 гл. 3 работы).

3. Международно-правовая рецепция через имплементацию в национальное законодательство международных трудовых стандартов (прежде всего конвенций, пактов и договоров ООН, конвенций и рекомендаций МОТ, а также актов Совета Европы, СНГ). Несмотря на то что данный способ сближения национальных законодательств пяти сравниваемых государств активно используется на протяжении более чем 25 лет независимости (после распада СССР), большого видимого эффекта он не вызвал. Этому может быть дан ряд объяснений. Во-первых, из пяти государств - членов ЕАЭС только два (Армения и Россия) являются членами Совета Европы, соответственно только они обязаны соблюдать ратифицированную ими Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, Европейскую социальную хартию и ряд других документов, принятых в Совете Европы. Во-вторых, как было показано в гл. 4 диссертации, число ратифицированных (а, следовательно, обязательных для государств - членов ЕАЭС) конвенций МОТ существенно различается (Казахстан - 24, Армения - 29, Беларусь - 42, Кыргызстан и Россия - более 50). Если конвенцию МОТ государство не ратифицировало, то у него нет формального основания приводить в соответствие с ней свое национальное законодательство. Да и скорость таких ратификаций существенно отличается по странам (если в России в год может ратифицироваться 1-2 конвенции МОТ, то в Беларуси за последние 13 лет не было ратифицировано ни одной).

4. Разработка Модельного ТК. Несмотря на то что опыт разработки такого кодекса в 1998-2001 гг. не был результативен, к этому способу гармонизации трудового законодательства следовало бы вернуться. В пользу этого утверждения можно выдвинуть как минимум три аргумента. Во-первых, все пять государств - членов ЕАЭС являются полноправными членами СНГ, что составляет почти половину от общего числа государств - участников Содружества. Во-вторых, СНГ - это единственная из международных региональных организаций на постсоветском пространстве, в которой сохранился надгосударственный орган парламентского типа - Межпарламентская ассамблея СНГ, которая наделена правом принимать модельные законы (в том числе кодексы). В-третьих, учитывая модельный (а не обязательный, как в ситуации с Основами законодательства ЕврАзЭС) характер такого способа, он может устроить как большинство государств - членов ЕАЭС, так и в целом СНГ. Для сравнения: чтобы принять Таможенный кодекс в форме международного договора в рамках ЕАЭС требовался консенсус пяти президентов стран ЕАЭС, но из-за неявки одного из них процесс подписания Таможенного кодекса затянулся почти на полгода. Автором на основе сравнительного анализа ТК пяти государств - членов ЕАЭС была разработана примерная структура Модельного ТК, приведенная в приложении А к настоящей работе.

5. На начальном этапе (до разработки и принятия Модельного ТК) в связи с отсутствие в ЕАЭС наднациональных органов парламентского типа можно принять Принципы трудового законодательства государств - членов ЕАЭС и краткосрочную (к примеру, на пять лет) Программу гармонизации трудового законодательства государств - членов ЕАЭС и облечь эти два документа в форму решения ЕЭК.

Достоинством такого способа гармонизации является то, что решения ЕЭК обязательны для государств-членов и подлежат прямому действию и применению без последующих ратификаций или иных внутригосударственных имплементационных процедур. Во-вторых, утверждение принципов может направлять работу как по совершенствованию национального трудового законодательства внутри стран-членов, так и подтолкнуть к более активной разработке Модельного ТК. В-третьих, Программа гармонизации трудового законодательства государств - членов ЕАЭС создаст организационный механизм, который обеспечит планомерную совместную работу представителей государств-членов по сближению законодательства о труде в целях создания правовой основы единого рынка труда со схожими условиями труда.

Прежде чем формулировать модельные статьи для главы «Общие положения» проекта Модельного ТК, кратко коснемся теоретико-прикладного вопроса о системе источников регулирования трудовых и непосредственно связанных с ними отношений, которую целесообразно взять за основу модели.

Об источниках правового (в том числе ненормативного) регулирования общественных отношений в сфере труда ученые-юристы писали в своих работах еще в советский период в конце 1980-х - начале 1990-х гг. (А. К. Безина, В. В. Ершов)[1001], но концептуально этот вопрос был поставлен в начале XXI в.

Белорусский исследовать О. С. Курылева в 2001 г., анализируя ст. 7 ТК Беларуси, пришла к обоснованному выводу о том, что указанная статья «содержит перечень лишь основных нормативных источников»; но «в ней не указаны заключения Конституционного Суда, постановления Пленума Верховного Суда, а в качестве индивидуальных поднормативных источников - трудовые договоры, другие индивидуальные соглашения и юрисдикционные акты органов, правомочных рассматривать трудовые споры»[1002]. Внесение Законом Республики Беларусь от 20.07.2007 № 272-З[1003] пункта 4 в ч. 1 ст. 7 ТК Беларуси, указавшего в качестве источника регулирования трудовых и связанных с ними отношений трудовой договор, этой проблемы полностью не решило.

B. Н. Скобелкин в 2002 г. писал о том, что если «признать приемлемым выделение отдельной группы, источники правового регулирования, то вполне можно включить в нее и определенные акты судебных органов, и индивидуальные договоры о труде», а применительно к трудовому процедурно-процессуальному праву он предложил выстраивание двух блоков: основного (иерархического) блока источников права (отрасли права) и источников правового регулирования[1004].

C. П. Маврин в совместной с Б. А. Гороховым и Е. Б. Хохловым научной статье[1005], а позднее и в учебнике 2005 г. обосновывал целесообразность использования вместо весьма широкой и разноплановой категории «источник трудового права» более конкретное понятие «источник правового регулирования трудовых отношений»[1006]. Разделяя отчасти данное мнение, считаем необходимым уточнить новый термин за счет более полного описания предмета трудоправового регулирования: «источник правового регулирования трудовых и непосредственно связанных с ними отношений». Наше предложение объясняется тем, что в условиях распространения интегративного правопонимания использование этой широкой категории позволяет объединить в одной статье источники трудового права (в объективном и субъективном смысле, с позиции различения позитивного и естественного права; нормативные и индивидуально-договорные).

Согласимся с мнением И. О. Снигиревой, высказанным по отношению к ст. 5 ТК РФ о том, что «каждый из нижестоящих по иерархии актов не может противоречить актам, выше его стоящих»[1007]. Эта идея субординации актов в целом должна выдерживаться, но с учетом возможного улучшения правового положения работников в актах, стоящих ниже в иерархии, т. е. принципа in favorem (подробнее см. § 2 гл. 6 работы).

В законодательстве о труде Беларуси вышеописанные концептуальные идеи были частично реализованы в ТК Беларуси 1999 г., ст. 7 которого именуется «Источники регулирования трудовых и связанных с ними отношений». Но содержание указанной статьи требует значительного совершенствования (терминологического и более полного, иерархически продуманного расположения источников, включенных в три подсистемы: международные, наднациональные и национальные источники трудового права).

При этом в системе источников правового регулирования трудовых и непосредственно связанных с ними отношений на основе системного подхода выделим три группы источников, которые можно рассматривать в качестве компонентов системы:

1) естественно-правовые источники (конституция в части фиксации естественноправовых принципов; документы, отражающие общепризнанные принципы международного права в сфере труда);

2) объективно-правовые (позитивные) источники (наднациональные источники трудового права, акты национального законодательства о труде, нормативные договоры о труде, локальные нормативные (правовые) акты);

3) субъективно-правовые или индивидуально-договорные источники (трудовые договоры и иные индивидуальные соглашения о труде).

Блоками вышеуказанной системы источников правового регулирования трудовых и непосредственно связанных с ними отношений в странах ЕАЭС, обладающими более жесткими системными связями и внутренней системой, выступают: 1) нормативные правовые акты о труде (система трудового законодательства в широком смысле слова); 2) международно-правовые акты (договоры) и акты наднациональных органов в рамках региональных международных организаций; 3) социально-партнерские нормативные соглашения; 4) локальные правовые акты; 5) индивидуальные соглашения о труде.

Для реализации вышеуказанной концепции предлагаем включить в главу «Общие положения. Источники трудового права» Модельного ТК следующую статью:

«Статья_____ . Источники правового регулирования трудовых и непосредственно

связанных с ними отношений

Источниками правового регулирования трудовых и непосредственно связанных с ними отношений с учетом убывания их юридической силы, являются:

1) Конституция; международно-правовые акты, содержащие общепризнанные принципы международного права в сфере труда;

2) конституционные законы;

3) нормативные правовые акты органов конституционного правосудия, которыми нормы законов или международных договоров признаны не соответствующими Конституции;

4) ратифицированные законами международные договоры;

5) нормативные правовые акты наднациональных органов международных организаций, обладающих прямым действием на территории государства;

6) Трудовой кодекс;

7) обычные законы и иные нормативные правовые акты; другие международные договоры о труде (межправительственные и межведомственные); коллективные соглашения с учетом уровня заключения;

8) коллективные договоры и локальные правовые акты, заключенные (принятые) в установленном законодательством порядке;

9) трудовые договоры и иные индивидуальные соглашения о труде.»

Источники правового регулирования трудовых и непосредственно связанных с ними отношений более низкие по иерархии могут содержать нормы и (или) условия, улучшающие правовое положение работников, по сравнению с источниками, имеющими более высокую юридическую силу.»

Достоинства предложенной модельной статьи выражаются в следующем: а) учтены коллизионные нормы-принципы примата общепризнанных принципов международного права, ратифицированных международных договоров и наднациональных источников, имеющих прямое действие, над национальными источниками; приоритета ТК по юридической силе над другими законами; б) дифференцированы по юридической силе законы (конституционные, кодифицированные и обычные); международные договоры (межгосударственные, ратифицированные законами; межправительственные и межведомственные); в) наряду с блоками нормативных источников правового регулирования в систему включены и индивидуально-договорные источники; г) в части второй предложенной статьи наиболее широко сформулирован принцип in favorem.

В качестве общих выводов по четвертой главе укажем следующие: на этапе экономической интеграции, который переживает ЕАЭС, предполагающей создание общего рынка рабочей силы, предпочтительнее использовать более мягкие формы правовой интеграции в виде гармонизации (принятие модельных законов, взаимный учет законодательного опыта), а также международно-договорный способ;

для сближения трудового законодательства в рамках Союзного государства Беларуси и России необходимо на уровне Высшего государственного совета утвердить Программу совместных действий государственных органов Республики Беларусь и Российской Федерации по дальнейшему сближению национального законодательства;

разработка Модельного ТК все еще актуальна и должна быть продолжена как наиболее перспективный способ сближения трудового законодательства ЕАЭС и СНГ;

к наднациональным источникам трудового права в рамках ЕАЭС могут быть отнесены акты вторичного права ЕАЭС такие, как решения ЕЭК, решения Высшего совета и Межправительственного совета; решения ЕЭК обладают верховенством по отношению к национальным НПА (за исключением конституций и конституционных законов);

в Модельный ТК следует включить статью об источниках правового регулирования трудовых и непосредственно связанных с ними отношений, которые охватят собой все компоненты и блоки данных источников, выстроив их в упорядоченную систему.

<< | >>
Источник: ТОМАШЕВСКИЙ Кирилл Леонидович. СИСТЕМЫ ИСТОЧНИКОВ ТРУДОВОГО ПРАВА ГОСУДАРСТВ - ЧЛЕНОВ ЕАЭС: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва - 2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 5. Пути гармонизации и упорядочения систем источников трудового права Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и России:

  1. СОДЕРЖАНИЕ
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. § 5. Пути гармонизации и упорядочения систем источников трудового права Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и России
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -