<<
>>

§ 3. Исследование вопросов источников трудового права в дореволюционной, советской и современной науке трудового права

Становление учения об источниках трудового права в начале ХХ века. В

данном параграфе при анализе взглядов ученых будем придерживаться хронологии.

Первенство в научной разработке проблем коллективных (тарифных) договоров принадлежит западным юристам начала ХХ в.

(Б. Рэйно[83], Ф. Лотмар[84], Г. Зинцгеймер[85]). В 1907-1908 гг. в своей двухтомной монографии «Корпоративные трудонормативные договоры» Г. Зинцгеймер писал о значении тарифного договора не только как явления обязательственного права, но и как источника права. Ученый призывал законодательную власть узаконить значение коллективного договора как источника права, что в дальнейшем и произошло вначале в Западной Европе, а с принятием КЗоТа РСФСР 1922 г. - и в СССР.

Одна из первых книг в России (не считая работы Л. С. Таля 1909 г.[86] по вопросам коллективных соглашений была написана и издана в 1911 г. И. С. Войтинским на основе немецкой и французской литературы с подробным критическим анализом французского проекта закона 1910 г. Данный ученый в указанной брошюре верно отмечал, что «законодательная регламентация и охрана тарифных договоров соответствует не только интересам рабочих, но и интересам предпринимателей»[87].

В 1916 г. Г. Зинцгеймер опубликовал работу «Закон о тарифном договоре», включавшую в себя и авторский проект закона о тарифном договоре с обоснованием его концепции[88], а в 1918-1919 гг. подобные законы последовательно были приняты в Германии, Франции и Австрии, причем на первый и третий из них предложения ученого оказали большое влияние.

Учение об источниках трудового права системно начал разрабатывать основоположник российской науки трудового права Л. С. Таль. Среди источников частного промышленного права (а по сути, и трудового) Л. С. Таль выделял закон (в собирательном смысле), социальную автономию, обыкновение и административную практику.

Тот же ученый писал: «Обычай и судебная практика, какъ источники нормъ внутренняго порядка, большого практического значенія не имеютъ»[89]. К источникам внутреннего правопорядка на предприятиях Л. С. Таль относил «односторонние нормативные акты» (регламенты, правила, постановления, тарифы), которые в современном трудовом праве именуются «локальными нормативными (правовыми) актами». Данный ученый также выделял в качестве источников частного промышленного права нормативные соглашения, в особенности тарифные и коллективные договоры[90]. В издании «Очерков промышленного рабочего права» 1918 г. Л. С. Таль обратил внимание на тенденцию к подмене законов подзаконными и административными актами периода военного коммунизма[91]. В части второй фундаментальной работы Л. С. Таля «Трудовой договор» отдельная глава была посвящена источникам частного правопорядка. К этим источникам он относил: закон в техническом смысле (по сути, акты законодательства); обычай; судебную практику; автономные акты; административные акты[92].

И. А. Трахтенберг опубликовал в 1918 г., а затем неоднократно переиздавал брошюру «Коллективный договор»[93], которая, несмотря на свой экономический акцент и практическую направленность, основывалась на достижениях западной науки. В своей работе И. А. Трахтенберг проводил сравнение коллективного, артельного и рабочего договоров с цеховыми регламентами.

Я. А. Канторович в своей книге «Коллективный договор» (1924) в качестве отличительных признаков коллективного договора указывал следующие: «во-первых, то, что на стороне рабочих должен быть коллектив» и «во-вторых, что он должен иметь своим предметом определенные условия труда»[94]. Ученый проанализировал типы коллективных договоров в зависимости от их сторон и уровней заключения (фирменные, местные или локальные, генеральные, или национальные), их содержание, а также отметил наличие нормативных начал в юридической природе коллективного (тарифного) договора.

В учебнике «Трудовое право в СССР» И. С. Войтинский, опираясь на учение Л. С. Таля, различал односторонние нормативные акты и нормативные соглашения (в особенности коллективные договоры)[95]. Ученый проводил разграничение между нормативными актами, исходящими от государства, и коллективными соглашениями о труде, в которых участвуют профсоюзы в лице своих органов (особых представителей)[96].

Для сравнения приведем мнение о природе коллективных (тарифных) договоров двух представителей западной науки трудового права 1920-х гг. В книге немецкого ученого В. Каскеля «Новое трудовое право» (1924) отмечалось, что «предметом коллективного соглашения может являться установление норм, составляющих содержание отдельных трудовых отношений, или обоснование договорных прав и обязанностей участвующих в качестве сторон организаций»[97]. Как видим, данный автор уже предпринял попытку выделения нормативной и обязательственной частей в коллективном соглашении, но, правда, нормы связывал с содержанием отдельных трудовых отношений. Среди источников нового трудового права В. Каскель называл конституцию, законы и постановления, коллективные договоры, правила внутреннего распорядка[98]. Австрийский ученый Г. Дешан в книге «Коллективный договор» (1923) на основе теории ступенчатости построения системы права, отказа от его деления на частное и публичное провел разграничение коллективных договоров с актами законодательства и индивидуальными соглашениями[99].

В работе «Очерки трудового права» (1927) П. Д. Каминская, опираясь на работы немецких и австрийских ученых, анализирует «двойственный характер» и «смешанную природу» коллективного договора[100]. Заметим, что в отечественной науке трудового права этот взгляд на значение коллективных договоров является господствующим.

Основатель ленинградской школы трудового права В. М. Догадов в «Очерках трудового права» (1927) к важнейшим источникам трудового права относил «законодательные нормы, исходящие от государственной власти»; к своеобразным источникам трудового права он относит коллективные соглашения о труде, а также «правила внутреннего распорядка, поскольку они вырабатываются путем соглашения между представителями трудящихся и администрации» и «нормативные постановления, построенные на паритетном начале органов примирительного разбирательства, т. е. такие постановления, которыми устанавливаются общие нормы, регулирующие труд»[101]. Как видим, в этом вопросе В. М. Догадов придерживался схожих с И. С. Войтинским взглядов.

В книге С. Л. Рабиновича-Захарина, посвященной внутреннему распорядку (1928), анализировались вопросы применения коллективного договора, правил внутреннего распорядка, их видов, соотношения с односторонними распоряжениями администрации[102].

Развитие взглядов на источники трудового права в 1940-1960-х гг.

В авторском «Курсе советского трудового права» А. Е. Пашерстника (1941) под источниками советского трудового права, как и всего социалистического права, с позиций марксизма-ленинизма понималась диктатура рабочего класса[103]. В более поздней своей монографии «Теоретические вопросы кодификации общесоюзного законодательства о труде» (1955) А. Е. Пашерстник провел сравнительный анализ законодательства о труде союзных республик и сфокусировал внимание на общем направлении кодификации законодательства о труде СССР[104].

В первых учебниках по трудовому праву 1940-х гг. Н. Г. Александрова, В. М. Догадова и А. Е. Пашерстника в названиях глав упоминался термин «источники трудового права»[105], но в более поздних изданиях 1950-х гг. он был полностью вытеснен более узкой категорией «нормативные акты»[106]. Постепенный отказ от термина «источник права» в пользу категорий «нормативные акты», «законодательство о труде» находился в русле общетеоретических разработок тех лет и был обусловлен узостью официального правопонимания в СССР, которое сводило право к закону, а по сути, единственным источником права признавало НПА. Так, Н. Г. Александров определял понятие источника советского трудового права как «термин, обозначающий акты, в которых выражаются нормы трудового права»[107]. Подобный узкий подход, отождествляющий источники трудового права с НПА о труде, встречается и в некоторых современных изданиях[108].

Одной из первых диссертационных работ в СССР по проблемам нормативных актов, регулирующих труд рабочих и служащих, была докторская диссертация Ф. М. Левиант 1959 г.[109] Данный автор обоснованно проводила разграничение между нормативными актами, принимаемыми государством, нормативными соглашениями о труде (в особенности коллективными договорами) и локальными актами (правилами внутреннего трудового распорядка, техническими правилами и должностными инструкциями)[110].

В докторской диссертации Г. К. Москаленко «Коллективный договор по советскому праву» (1961) автор на основе исторического анализа пришел к интересным выводам о том, что коллективные договоры в первые годы советской власти по своей природе «были нормативными актами, т.к. они утверждались Наркомтруда и его местными органами», а уже по нормам КЗоТа 1922 г. приобрели значение нормативных соглашений[111]; выявлялись исторические этапы развития коллективно-договорного регулирования в СССР и исследовались функции коллективного договора, в том числе нормативная[112]. В пособии 1968 г. Г. К. Москаленко анализировал международно-правовое регулирование труда[113].

В коллективной монографии по теоретическим вопросам систематизации советского законодательства (1962) применительно к проблеме систематизации советского трудового законодательства Е. А. Астрахан и С. С. Каринский подчеркивали многообразие источников трудового права, трудового законодательства, что «затрудняет его систематизацию»[114]. Характерно, что среди источников трудового права Е. А. Астрахан и С. С. Каринский обоснованно выделяли нормативные соглашения, причем отнесение к этим соглашениям отраслевых ПВТР и совместных указаний министерств (ведомств) и ЦК профсоюзов обусловливалось наделением высших профсоюзных органов некоторыми правотворческими функциями[115]. Ученые обосновывали целесообразность издания «сводных, укрупненных, «консолидированных» актов по отдельным институтам трудового права» (в виде правительственных и ведомственных положений и правил)[116].

В 1967 г. К. П. Горшениным была защищена докторская диссертация и издана монография по теоретическим проблемам кодификации законодательства о труде. В ней ученым на базе предшествующего, действующего законодательства и литературы были исследованы следующие проблемы: понятие кодификации законодательства о труде; сфера действия законодательства о труде, соотношение общесоюзного и республиканского законодательства о труде; сопоставление КЗоТ РСФСР и некоторых союзных республик; перспективы новой кодификации законодательства о труде (включая разработку проекта Основ законодательства о труде СССР и союзных республик и проектов КЗоТов)[117].

В коллективной монографии «Проблемы трудового права» (1968) исследовались такие вопросы, как основные этапы развития советского трудового права (Л. Я. Гинцбург), коллективный договор на современном этапе (И. А. Тищенков) и некоторые другие[118].

В 1969 г. в МГУ была защищена кандидатская диссертация В. А. Тарасовой, в которой анализировались вопросы локального регулирования условий труда на государственных производственных предприятиях; было дано определение локальному регулированию; определялись четыре признака локальных норм права; отмечалась роль локальных норм в восполнении пробелов[119].

Научные разработки источников трудового права в 1970-1980-е гг.

В 1970 г. украинским ученым В. И. Прокопенко было издано пособие, посвященное нормативным актам, регулирующим трудовые отношения. В нем автор рассматривал данные акты в качестве синонимов источников трудового права и сводил к различного рода актам высших государственных органов и органов управления. При этом данный автор смешивал источники права (в формальном смысле) как акты, в которых выражаются нормы трудового права, с их содержанием (самими правовыми нормами), а также ошибочно сводил все источники права исключительно к нормативным актам, забывая о нормативных соглашениях (в частности, коллективных договорах)[120].

Б. А. Архипова в кандидатской диссертации (1971), посвященной коллективному договору и локальному регулированию труда, вслед за учеными 1920-х гг. верно подчеркивала смешанную юридическую природу коллективного договора, включение в него как обязательственных условий, так и локальные норм[121]; одновременно она рассматривала коллективный договор и как морально-политический акт.

В монографии В. И. Никитинского «Эффективность норм трудового права» (1971) была предпринята попытка решения крупной теоретико-прикладной проблемы обеспечения эффективности действия норм трудового права, включая определение условий и показателей эффективности названных норм, измерения и использования данных об их эффективности, роли правового эксперимента в повышении эффективности трудового законодательства[122]. А спустя шесть лет в Ленинграде под редакцией

A. С. Пашкова и Л. С. Явича была издана коллективная монография, посвященная эффективности действия правовых норм, в которой А. С. Пашков и Л. И. Спиридонов подчеркивали системность права при определении эффективности правовых норм[123].

В 1972 г. вышла в свет первая книга из трехтомного научно-практического пособия под названием «Законодательство о труде (для хозяйственного актива)», соавторами которой выступили видные советские ученые в области трудового права А. С. Пашков,

B. И. Семенков и К. П. Уржинский[124]. Вторая и третья книги были изданы в 1978 и 1982 гг. большим коллективом авторов[125]. В первой книге данного трехтомника глава II была посвящена нормативным актам, регулирующим труд рабочих и служащих, начиная от Конституции и заканчивая локальными нормативными актами.

Белорусский исследователь В. А. Глозман в учебном пособии 1973 г. определял источники трудового законодательства как «выражение воли советского народа, закрепленное в правовых нормах, регулирующих труд рабочих и служащих»[126].

Попытку отойти от узкой трактовки в понимании источников трудового права предпринял В. И. Смолярчук в монографии «Источники советского трудового права» (1976). Он считал, что источники данной отрасли - это «способы выражения норм права, принимаемых компетентными на то органами государства при активном участии профессиональных союзов и предназначенных для регулирования условий труда рабочих и служащих, отношений в области государственного социального страхования, а также отношений между органами государства, профессиональными союзами в процессе регулирования условий труда»121. Систему источников трудового права В. И. Смолярчук предложил конструировать на основе принципа «старшинства законов», их служебной иерархии, начиная от Конституции СССР, заканчивая коллективными договорами[127] [128]. В предлагаемой В. И. Смолярчуком системе источников трудового права не нашлось места ни международным договорам, ни локальным нормативным актам.

В 1970-е гг. в СССР вопросы локального правового регулирования в сочетании с централизованным регулированием на монографическом уровне были исследованы украинским ученым Р. И. Кондратьевым[129], которым в 1979 г. была защищена докторская диссертация[130] [131]. Данным ученым было обосновано разграничение локальных норм трудового права, экспериментальных правовых норм и местных норм права; определена ведущая роль трудового коллектива в установлении на предприятии локальных условий труда; разработаны системно-правовые основы сочетания централизованного и локального регулирования трудовых отношений; исследованы вопросы восполнения пробелов

131

трудового права локальными нормами и др.

О. С. Хохрякова в кандидатской диссертации на тему «Источники советского трудового права» (1976), также как и В. И. Смолярчук, относит к источникам трудового права только нормативные акты, указывая на активную роль в правотворчестве профессиональных союзов, а также приходит к обоснованному выводу о том, что акты- рекомендации министерств не относятся к источникам трудового права[132]. О. С. Хохрякова провела классификацию источников трудового права по ряду критериев (вид органа, издавшего акт, содержание акта, его юридическая сила и сфера действия).

Белорусский ученый Г. И. Лях в кандидатской диссертации на тему «Коллективный договор в обществе развитого социализма» (1978) рассматривала коллективный договор «в двух аспектах: как источник права и как хозяйственно-политический документ»[133]. Определяя коллективный договор как правовой акт (а не нормативное соглашение), Г. И. Лях выделяла отличительные его черты[134]. Ряд выявленных Г. И. Лях признаков коллективных договоров (локальная сфера действия, коллективный состав сторон, срочность) сохраняют свою актуальность в настоящее время.

В книге С. К. Юдельсона и В. С. Зеленцовой «Коллективные договоры на предприятиях и в организации» (1979) была предпринята попытка определить сущность коллективного договора. Данные авторы считали, что «коллективный договор является своеобразным юридическим актом, порождающим права и обязанности для участвующих в нем сторон», а в содержании коллективного договора ученые выделяли помимо нормативной и договорной частей также информационную часть[135].

В работах белорусского ученого И. В. Гущина, изданных в начале 1980-х гг., были исследованы система и источники советского права социального обеспечения (законы, подзаконные акты, локальные нормативные акты)[136].

В монографии М. В. Молодцова «Система советского трудового права и система законодательства о труде» (1985) проанализированы многие проблемы системности в трудовом праве (кроме комплексного анализа системы источников трудового права). Особое внимание ученый уделил вопросам соотношения и взаимодействия системы трудового права и системы законодательства о труде[137].

Теоретическим вопросам кодификации трудового законодательства в СССР была посвящена кандидатская диссертация Г. А. Рогалевой, защищенная в 1985 г. В ней автором было предложено «упорядочить акты всех уровней, включенных в систему трудового законодательства, с помощью сплошной кодификации и консолидации»; определено понятие «кодификация трудового законодательства» и сформулирован ряд иных выводов, которые не были реализованы из-за распада СССР[138].

Нельзя не упомянуть о книге известного ученого в области трудового права, а затем и теоретика права Р. З. Лившица «Трудовое законодательство: настоящее и будущее» (1989 г.), ярко отразившей этап реформирования советского трудового законодательства в период перестройки и вышедшей в свет незадолго до распада СССР. В этой работе автор, анализируя проблемы управления трудом и трудового законодательства, проводил разграничение между централизованными и локальными актами[139].

Исследование вопросов источников трудового права в современной доктрине трудового права

А. Изучение источников трудового права в России (с начала 1990-х гг.)

В кандидатской диссертации С.М. Трошиной (1993) была предпринята одна из первых попыток после распада СССР исследования как международных, так и национальных источников трудового права на основе системного подхода[140].

Вт. 1 «Курса российского трудового права» (1996) А.В. Гребенщиков под источниками трудового права понимает «нормативные акты, документы, содержащие нормы права и исходящие от субъектов общественных отношений, компетентных осуществлять властные функции по управлению трудом»[141]. Среди новых, хотя и не бесспорных идей А.В. Гребенщикова можно отметить: выделение факторов, определяющих элементный состав системы источников трудового права; одну из первых попыток построения системы источников российского трудового права; обоснование значения трудового договора как источника трудового права (в субъективном смысле)[142].

После распада СССР первым докторским диссертационным исследованием была работа В. И. Миронова на тему «Источники трудового права Российской Федерации: теория и практика»[143], на базе которой уже после защиты была опубликована и монография[144]. В. И. Миронов в русле социологической школы правопонимания, под источниками трудового права в формальном смысле понимает «весь массив нормативных правовых актов и норм, регулирующих трудовые и тесно с ними связанные отношения», а в материальном аспекте - «их проявление в конкретных правоотношениях»[145]. В определении источника трудового права в формальном смысле произошло частичное смешение данным автором источников (как «носителей» норм права) с самими нормами. Кроме того, из данного определения «выпали» нормативные договоры в сфере труда.

В докторской диссертации А. Ф. Нуртдиновой (1998) для характеристики юридической природы коллективного договора и соглашения было введено «обобщающее понятие коллективно-договорного акта, который представляет собой нормативное соглашение, заключаемое работодателем (работодателями) и представительной организацией (представительными организациями) работников об условиях труда и правилах сотрудничества»[146]. На наш взгляд, термин «коллективно-договорный акт» представляется не совсем удачным, так как не точно отражает юридическую природу данного специфического источника права (точнее - социально-партнерское нормативное соглашение). В изданной в 2010 г. коллективной монографии о правах работодателей в трудовых отношениях А. Ф. Нуртдинова исследовала право работодателя на осуществление локального регулирования трудовых отношений[147].

Е. А. Шаповал в кандидатской диссертации на тему «Источники российского трудового права» (2002 г.) понятие «источник трудового права» характеризует «в качестве результата нормотворчества органов государственной власти и органов местного самоуправления, а также как результат совместного нормотворчества работодателей и их объединений (их представителей) и работников (их представителей)»[148]. Е.А. Шаповал верно подметила некоторые черты отраслевой системы источников трудового права: иерархичность построения, множественность видов, наличие таких специфических источников, как коллективно-договорные (социально-партнерские) акты и локальные нормативные акты, многоуровневую структуру.

Различным теоретическим проблемам, затрагивающим и проблему источников трудового права (истории коллективно-договорного регулирования, развития учения о коллективных договорах, соглашениях, нетипичным источникам трудового права и др.), были посвящены работы М. В. Лушниковой и А. М. Лушникова. Указанные ученые в настоящее время выделяют два концептуальных подхода к пониманию источников права: «узкая (нормативистская) с точки зрения позитивного права» и «широкая (социологическая) трактовка на основе естественно-правовой теории»[149]. Несомненный научный интерес представляет попытка тех же соавторов сформулировать определение источников права (в максимально широком смысле) в качестве всей совокупности «факторов, влияющих на внешне выраженное (позитивное) право, формализованное в его источниках»[150]. Данное определение, на наш взгляд, дает представление не об источниках права в максимально широком смысле, а об источниках права в материальном аспекте. А. М. Лушников и М. В. Лушникова в ряде книг исследовали договоры в сфере труда, включая и нормативные договоры (коллективные договоры, соглашения)[151].

Широкое понимание источников трудового права предложили в совместной статье Б. А. Горохов, С. П. Маврин и Е. Б. Хохлов, усматривая в них «формы объективированного выражения трудового права, которые представлены в российских условиях в виде неких правовых текстов, получивших социальную легитимацию и ставших в силу этого, юридически значимыми правилами поведения (нормами) общего, коллективного (группового) или индивидуального (единичного значения)»[152]. Данная научная дефиниция, имея несомненные достоинства (указание на объективную форму выражения правовых предписаний), не лишена и недостатков. Во-первых, авторы не уточнили, о каком аспекте источника трудового права они ведут речь (идеальный и материальный аспекты не охвачены). Во-вторых, им не удалось избежать элементов тавтологии, поскольку источники трудового права определены через формы выражения трудового права. Тем самым ученые отождествили источники и формы трудового права. Представляется, что это все же не тождественные понятия, что будет обосновано в следующем параграфе работы.

Проблемам локального нормативного правового регулирования в сфере труда были посвящены докторская диссертация[153] и монография[154] Г. В. Хныкина. В своих работах ученый обосновывал формирование «системы локального трудового права», рассмотрел общие и специфические признаки локальных нормативных актов, дал им развернутую классификацию, проанализировал субъекты и пределы локального нормотворчества. Значительной новизной отличалось исследование Г. В. Хныкиным вопросов систематизации локальных источников, а также системы локальных источников трудового права и их соотношения с иными источниками трудового права.

Интересны взгляды на источники (формы) трудового права В. М. Лебедева и его учениц. В. М. Лебедев в своих статьях и книгах затрагивал многие проблемы общей части трудового права, касающиеся источников: реформу трудового права, систему ТК, систему трудового законодательства, внутренний трудовой распорядок организации, локальные нормативные акты, технические НПА[155]. В одном из последних учебников под редакцией

В. М. Лебедева данный ученый отказался от термина “источник трудового права” в пользу категории “форма трудового права”, под которой он понимает систему НПА[156], что представляется не совсем оправданным. Причем к ним он относит и индивидуальные акты с элементами нормативного содержания, указывая в качестве примера трудовой договор.

Попытку разграничения источников и форм трудового права предприняла в своей докторской диссертации (2008) Е.А. Ершова: источники трудового права «рассматриваются в работе как его начала, то, из чего оно возникает, происходит»; формы трудового права - «в качестве его внутреннего и внешнего выражения»[157]. Несмотря на ряд противоречивых взглядов автора в указанной работе, к ее достоинствам и изданной на ее основе монографии[158] можно отнести методологический подход к осмыслению форм и источников трудового права с учетом многообразия типов правопонимания, рассмотрение системы форм трудового права России как состоящей из двух подсистем - международного трудового права и российского трудового права, а также попытку классификации форм российского трудового права по различным критериям - юридической силе, сфере действия, уровням правового регулирования и др.

В пособии М. А. Драчук, посвященном локальным нормативным актам (2008), помимо рассмотрения отдельных видов локальных нормативных актов автор анализирует понятие локальной нормы права, ее признаки, функции, виды и структуру субъектов локального нормотворчества, а также понятие локального нормативного акта в системе источников трудового и корпоративного права. Данный автор четко соотносит локальные нормативные правовые акты и нормативные договоры (коллективный договор и локальное коллективное соглашение); проводит классификацию локальных нормативных актов[159].

В коллективном пособии «Источники российского права: вопросы теории и истории» (2009), А. М. Куренной кратко касается международно-правовых источников трудового права, отдавая им приоритет по отношению к законам РФ, затрагивает спорные вопросы об отнесении к источникам судебной практики и трудовых договоров[160]. Г. В. Хныкин в той же книге обосновывает потребность в формировании локальной системы трудового права, в основу которой следует положить принцип функционально - правовой зависимости, и выделяет пять особенностей этой системы[161].

В докторской диссертации (2012)[162] и монографии (2013)[163] П. Е. Морозова в сравнительном аспекте исследуются современные тенденции развития зарубежного трудового права в условиях глобализации, к которым мы обратимся в последней главе нашего диссертационного исследования по вопросу о тенденциях в развитии источников. Тем же ученым в соавторстве с А. С. Чанышевым было издано учебное пособие «Трудовое право стран Евразийского Экономического Союза» (2016)[164], в котором § 2 гл. 1 посвящен источникам трудового права стран ЕАЭС с обзором законодательства пяти стран.

В 2012-2014 гг. в России был защищен ряд кандидатских диссертаций: А. Б. Ивановым - по кодификации советского трудового законодательства в 1920-е гг.[165], А. Н. Чашиным - по кодификации в сфере российского законодательства: теории, истории и перспективам[166], С. А. Егоровым - о международно-правовом регулировании социального диалога в сфере труда[167], а в 2015-2016 гг. - еще с десяток диссертаций.

В докторской диссертации (2013)[168] и одноименной монографии (2014)[169] Н. Л. Лютова на тему «Эффективность норм международного права» глубоко исследованы проблемы взаимодействия международных трудовых норм и российского трудового законодательства, имплементации норм международного трудового права в национальную правовую систему. Этим же вопросам, но уже в более прикладном ключе, посвящена и совместная работа Н. Л. Лютова и Е. С. Герасимовой «Международные трудовые стандарты и российское трудовое законодательство (2015)[170].

Знаковое коллективное монографическое исследование было подготовлено под редакцией С. Ю. Головиной и Н. Л. Лютова на тему «Международные трудовые стандарты и российское трудовое право: перспективы координации» (2016)[171], в котором приняли участие многие ведущие российские ученые в области трудового права (Э. Н. Бондаренко, Е. С. Герасимова, С. Ю. Головина, А. М. Куренной, А. М. Лушников, М. В. Лушникова, Н. Л. Лютов, Е. Е. Мачульская, П. Е. Морозов, Ю. П. Орловский, О. А. Шевченко и др.).

По мнению И. О. Снигиревой и О. В. Смирнова в юридическом смысле «под источниками трудового права следует понимать «результаты (продукты) правотворческой деятельности полномочных органов в сфере регулирования трудовых и иных общественных отношений, составляющих предмет этой отрасли права.»112 Единственное возражение по этой дефиниции касается слова «органов», так как субъектами правотворчества в сфере труда могут быть государства, международные организации и отдельные работодатели, которых проблематично отнести к тем или иным органам.

Весьма удачное определение источников трудового права в учебных целях предложила И. К. Дмитриева, понимая под ними «результаты нормотворческой деятельности органов государства, а также совместного правотворчества работодателей и работников (их представителей) в сфере регулирования трудовых и непосредственно

w 113

связанных с ними отношений» .

Проблемы источников права социального обеспечения и кодификации законодательства в данной отрасли права исследовались Ю. В. Васильевой114,

С. И. Кобзевой115, Е. Е. Мачульской116, Э. Г. Тучковой[172] [173] [174] и другими российскими учеными.

Нельзя не упомянуть и об изданном в 2017 г. учебнике «Евразийское трудовое право»118, в котором приняли участие ведущие ученые в области трудового права из России, Беларуси, Казахстана и Кыргызстана. Применительно к теме диссертации главу 1 «Сравнительное и евразийское трудовое право» разд.1, включая исторические этапы и перспективы евразийское интеграции написали А. М. Лушников и М. В. Лушникова, главу 2 «Принципы и источники евразийского трудового права» разд.1 - диссертант, главу 3 «Национальные источники и понятийный аппарат трудового права государств - членов ЕАЭС» разд. 3 - А.М. Куренной и К.С. Раманкулов.

Б. Исследование проблем источников трудового права в Казахстане и Кыргызстане

Проблемы трудового права в новых условиях хозяйствования были предметом монографического и докторского диссертационного исследования казахстанского ученого- юриста Е. Н. Нургалиевой. В своей монографии «Трудовое право в новых условиях хозяйствования» (1990) автор рассматривает многие актуальные для периода распада СССР и перехода к рыночным условиям хозяйствования проблемы: место и роль советского права в хозяйственном механизме; правовое регулирование трудовых ресурсов в условиях перестройки хозяйственного механизма; правовое регулирование коллективных форм организации и оплаты труда. Е. Н. Нургалиева критиковала нормы Закона СССР о государственном предприятии (объединении), «позволяющие работникам аппарата управления оказывать давление на предприятия, вносить неоправданные корректировки в государственный заказ»[175]. Проблемы трудового права в современных условиях исследовались Е. Н. Нургалиевой также в совместной с Е. Б. Хохловым книге[176].

Правовые проблемы и перспективы рынка труда были предметом монографического и докторского диссертационного исследований еще одного казахстанского ученого- юриста А. М. Нурмагамбетова[177]. Одна из глав диссертации данного исследователя была посвящена правовым проблемам интеграции Казахстана в международный рынок труда.

Вопросами гармонизации и унификации законодательства Казахстана о труде и социальном обеспечении в рамках региональной интеграции ЕврАзЭС и ЕАЭС в форме научных статей и докладов занимаются также казахстанские ученые Т. М. Абайдельтдинов, С. Ж. Сулейменова[178], И. В. Межибовская[179] и некоторые другие.

Плодотворно ведет исследования вопросов трудового права Казахстана[180], проблем гармонизации трудового права в условиях евразийской региональной интеграции и современных тенденций развития трудового права Республики Казахстан в условиях глобализации и международной интеграции А. К. Надирова[181].

В ряде работ кыргызского ученого Н. Т. Михайленко затрагивались вопросы источников трудового права как советского периода истории применительно к Узбекской ССР[182], так и современного периода в отношении Кыргызской Республики[183].

В докторской диссертации кыргызского исследователя Н. А. Воронцовой по проблемам становления и функционирования межгосударственного механизма интеграционных процессов в ЕврАзЭС, защищенной в 2004 г. в Москве[184], автором были затронуты вопросы унификации внутреннего права государств - членов ЕврАзЭС и направления гармонизации их законодательства.

В настоящее время исследования проблем трудового права, рынка труда и занятости плодотворно продолжает кыргызский ученый-юрист К. С. Раманкулов в авторском учебнике[185], коллективной монографии[186] и статьях. В частности, под источниками трудового права данный автор понимает «официальные формы выражения и закрепления (а также изменения или отмены) норм трудового права, т. е. совокупность нормативных актов о труде, регулирующих трудовые и иные тесно связанные с ними общественные отношения»[187]. При такой трактовке из понятия источника трудового права (в формальном смысле) выпадает блок нормативных соглашений (коллективных договоров и соглашений), а также международные документы, отражающие общепризнанные принципы международного права в сфере труда. Правда, коллективные соглашения данный ученый рассматривает как вид нормативного акта, что представляется спорным.

Научную ценность имеет проведенный К. С. Раманкуловым сравнительный анализ Трудовых кодексов Кыргызской Республики 1998 и 2004 гг.[188]

В. Изучение проблем источников трудового права в Беларуси

Научные исследования проблем источников трудового права в Беларуси до настоящего времени велись фрагментарно и преимущественно на уровне статей ученых, не считая нескольких монографий диссертанта.

В книгах и статьях известного белорусского ученого В. И. Семенкова затрагивались вопросы источников трудового права: закрепления в Конституции основ отрасли трудового права; проблемы совершенствования законодательства об охране труда; отмечалось значение упорядочения и предварительной экспертизы вновь принимаемых актов законодательства о труде. Под редакцией В. И. Семенкова издавался комментарий к Закону «Об охране труда»[189], а в 2013 г. были опубликованы его избранные труды[190].

Под общей редакцией В. И. Семенкова был издан, а затем четырежды переиздан первый и пока единственный в Беларуси учебник по трудовому праву[191], одна из глав которого была посвящена вопросам источников трудового права (автор главы - Х. Т. Мелешко). При этом под источниками трудового права Х. Т. Мелешко понимает «различные нормативные акты органов власти и управления, регулирующие трудовые и другие тесно с ними связанные отношения»[192]. При таком подходе к пониманию источников трудового права (в формальном смысле) упускается из виду специфика нормативных соглашений в трудовом праве, а также роль международных организаций в формировании международных стандартов труда, в особенности общепризнанных принципов международного права. Спорным, хотя формально и соответствующим ТК Беларуси, является рассмотрение Х. Т. Мелешко соглашений в качестве части системы нормативных актов. В последнем издании данного учебника (2016 г.) Х. Т. Мелешко несколько скорректировала подход к определению источников трудового права, не сводя их только к НПА[193]. Кроме того, общий обзор источников трудового права в данном учебнике представлен достаточно полно и последовательно.

Видный белорусский ученый-юрист Г. А. Василевич, занимвшийся исследованием источников права как в общетеоретическом плане, так и в отраслевом аспекте, опубликовал ряд статей с анализом источников трудового права[194]. Данный ученый верно подчеркивает приоритетное значение международных стандартов труда в системе источников трудового права. В своих публикациях Г. А. Василевич обосновывает место в системе источников трудового права международных договоров, коллективных соглашений, анализирует вопросы коллизий в праве, проблему «конституционализации» трудового законодательства и ряд других. Под общей редакцией Г. А. Василевича было издано два комментария к ТК Беларуси[195], в которых были разъяснены вопросы применения норм ст. 7 и 8 ТК (автор - В. А. Кучинский).

Проблемами кодификации трудового законодательства Беларуси в практическом и теоретическом плане занимался ученый-юрист В. И. Кривой. В 1996 г. им была защищена в России в форме научного доклада докторская диссертация на тему «Теоретические проблемы кодификации законодательства о труде Беларуси»[196], а в 1997 г. издана брошюра по этой же теме[197]. В данных работах представлена авторская концепция и структура проекта ТК Беларуси, описаны сфера действия ТК, источники регулирования трудовых и связанных с ними отношений, дана общая характеристика основных глав проекта ТК Беларуси. В. И. Кривой опубликовал ряд статей по вопросам совершенствования ТК Беларуси[198], издал комментарии к ТК Беларуси, в том числе комментировал ст. 7 и 8 ТК[199].

Белорусский ученый И. В. Гущин наряду с исследованием проблем права социального обеспечения опубликовал ряд статей об источниках трудового права[200].

Отдельные аспекты коллективно-договорного и локального регулирования трудовых и непосредственно связанных с ними отношений за последние десять лет изучали многие белорусские исследователи. В частности, в Беларуси были защищены три кандидатские диссертации: О. В. Чесалиной[201], Б. Б. Синьковым[202], Е. А. Волк[203]. Е. А. Волк также была издана в 2013 г. монография по теме кандидатской диссертации[204].

Проблемы совершенствования общих положений ТК, включая и источники регулирования трудовых и связанных с ними отношений, исследовались в ряде статей О. С. Курылевой[205], а другие аспекты источников трудового права - в отдельных работах иных белорусских авторов (А. А. Войтик, А. А. Греченков, К. И. Кеник, Х. Т. Мелешко, Е. В. Мотина, Л. Я. Островский, Н. И. Тарасевич, К. К. Уржинский, Г. Б. Шишко и др.).

Кроме того, вопросы источников трудового права рассматривались в коллективном учебном пособии «Курс трудового права. Общая часть», изданном в Минске в 2010 г.[206], а также в авторских учебных пособиях Т.Н. Важенковой[207], А.А. Греченкова[208], М.С. Мищенко[209] и Н.И. Тарасевич[210], а также в ряде монографий самого автора[211].

<< | >>
Источник: ТОМАШЕВСКИЙ Кирилл Леонидович. СИСТЕМЫ ИСТОЧНИКОВ ТРУДОВОГО ПРАВА ГОСУДАРСТВ - ЧЛЕНОВ ЕАЭС: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва - 2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 3. Исследование вопросов источников трудового права в дореволюционной, советской и современной науке трудового права:

  1. § 3. Теоретико-правовые основания включения денежно-кредитной и валютной политики в предмет науки финансового права
  2. Наука финансового права в Ярославском Демидовском лицее
  3. Материалы к теме: «Система права»
  4. §1.2. Проблема определения понятия права автора на вознаграждение в российской цивилистике
  5. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
  6. Понятие и система источников муниципального права
  7. СОДЕРЖАНИЕ
  8. § 3. Исследование вопросов источников трудового права в дореволюционной, советской и современной науке трудового права
  9. § 4 Акты высших судебных органов как источники трудового права и проблема судебного правотворчества
  10. § 1 Понятие международного трудового права и система его источников
  11. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ источников
  12. Развитие цивилистической доктрины о защите прав потребителей.
  13. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -