<<
>>

§ 2 Коллизии между источниками трудового права и формирование коллизионного правового механизма в государствах - членах ЕАЭС

Совершенствование системы источников трудового права связано прежде всего с устранением и преодолением несовершенства, недостатков в них. О несовершенстве (недостатках) в праве и законодательстве писали в советский период ученые-теоретики и отраслевики (С.

В. Курылев[1057], В. В. Лазарев[1058] и др.). В последние годы вначале теоретиками права (Н. А. Власенко), а затем и учеными в области трудового права (С. Ю. Головина, М. А. Жильцов) стал внедряться в научный оборот термин «дефекты трудового права»[1059]. Допуская принципиальную возможность использования термина «дефект» по отношению к тем или иным недостаткам в правовой сфере, полагаем, что нет острой необходимости заменять имеющиеся в русском языке слова «недостаток» или «несовершенство» заимствованной из латыни категорией.

Проблема коллизионного права находится на стыке теории права, международного частного права и отраслевых юридических наук, в том числе науки трудового права. Данная проблема исследовалась учеными-юристами еще в советский период, хотя монографии по ней были единичными[1060]. В последние годы в теории права проблема правовых коллизий анализировалась в ряде диссертаций, защищенных как в Беларуси (Г. А. Лысаковский[1061]), так и в России (В. В. Денисенко, М. А. Жильцов, М. А. Зыкина, Я. М. Семенова, Э. В. Сухов и др.)[1062]. В казахстанской и кыргызской науке трудового права данные проблемы пока не получили комплексного исследования. В России вопросы коллизионного трудового права затрагивались в нескольких кандидатских диссертациях (И. А. Аленина, И. В. Шестерякова)[1063], в книгах и статьях А.М. Лушникова и М. В. Лушниковой[1064], в диссертации и монографии М. А. Жильцова[1065], а в Беларуси - в статьях О. С. Курылевой[1066], в наших работах[1067].

Вместе с тем в законодательстве имеются лишь единичные и разрозненные коллизионные нормы трудового права, которые не обеспечивают слаженный механизм регулирования трудовых и непосредственно связанных с ними отношений. Данный пробел требует законодательного урегулирования в государствах - членах ЕАЭС.

Понятие коллизий в трудовом праве

Под коллизией законов в энциклопедических словарях обычно понимают расхождение, противоречие, столкновение двух и более нормативных правовых актов, регулирующих одно и то же общественное отношение, один и тот же вопрос[1068].

Легальное определение коллизии НПА дано в ст. 1 Закона «О нормативных правовых актах Республики Беларусь»: коллизия НПА - противоречие (несоответствие) норм действующих НПА, регулирующих одни и те же общественные отношения. Схожую научную дефиницию предлагал и советский ученый-теоретик Н. А. Власенко[1069].

В литературе как по международному частному праву[1070], так и по трудовому праву можно встретить более узкие определения правовых коллизий[1071]. Коллизии в праве могут возникать не только в правоотношениях с «иностранным элементом», но во всех правоотношениях. С позиции различения права позитивного и естественного коллизии могут возникать между идеями естественного права и нормами позитивного права, закрепленными как в законодательстве, так и в нормативных соглашениях, правовых обычаях, а в отдельных странах - и в судебных прецедентах.

В теории права Ю. А. Тихомировым уже предпринималась попытка обоснования широкого понимания коллизий: для него юридическая коллизия есть «противоречие между существующим правовым порядком и намерениями и действиями по его изменению»[1072]. Такой комплексный концептуальный подход к коллизиям, несомненно, плодотворен, хотя и он нуждается в критическом осмыслении.

Интересные теоретические взгляды на юридические коллизии (антиномии) высказывали и другие ученые (И. В. Аленина, Г. А. Лысаковский, М. А. Жильцов, А.

М. Лушников, М. В. Лушникова, Я. М. Семенова), работы которых приводились выше.

На наш взгляд, к понятию коллизий в трудовом праве нужно подходить комплексно как к сложному (собирательному) правовому феномену, который охватывает противоречия, возникающие между различными элементами трудоправовой системы.

В широком смысле коллизии в трудовом праве можно определить как противоречия между источниками регулирования трудовых и непосредственно связанных с ними отношений, между отдельными нормами трудового права, между принципами естественного права и нормами позитивного трудового права, между законодательством о труде и складывающейся линией (направлением) правоприменительной практики.

Частным случаем коллизий в трудовом праве являются коллизии норм трудового права. Коллизии норм трудового права - это противоречия (расхождения) в элементах или формулировках двух или более одновременно действующих норм трудового права, регулирующих одни и те же трудовые и непосредственно связанные с ними отношения.

Виды коллизий в трудовом праве

Ввиду многообразия возможных вариантов противоречий между различными элементами правовой материи возникает потребность в научно обоснованной классификации правовых коллизий. Причем на основе этой классификации в дальнейшем выстраивается и классификация коллизионных норм, поскольку первичным явлением выступает сама коллизия, а коллизионное правило - это то юридическое средство, которое используется для разрешения возникшего противоречия.

I. В зависимости от формы бытия правовой материи можно выделить коллизии следующих видов: 1) между естественным и позитивным трудовым правом; 2) между божественным правом и естественным трудовым правом; 3) между божественным правом и позитивным трудовым правом. Обратим внимание, что включение божественного права в правовой механизм характерно преимущественно для государств мусульманской правовой семьи и Ватикана. Для светских государств, к которым относятся все государства - члены ЕАЭС, характерен первый вид коллизии в условиях возрождения естественно-правовой концепции правопонимания.

II. Исходя из характера противоречий между нормами права, обусловленного видами нормативных источников, временем их принятия, сферой действия в пространстве и содержанием правовых предписаний, юридические коллизии в литературе подразделяются на следующие виды:

1) иерархические (между источниками права, имеющими разную юридическую

силу);

2) темпоральные, хронологические или временные (между нормативными источниками, принятыми в разное время);

3) пространственные (между нормативными источниками с разной сферой действия в пространстве);

4) содержательные (при расхождении в объеме правового регулирования общественных отношений, различии терминологии)[1073].

III. В зависимости от вида источников трудового права могут быть выделены следующие разновидности коллизий в трудовом праве:

• международные (между двумя нормами международного трудового права);

• международно-национальные (между нормой международного трудового права и нормой национального трудового права);

• межнациональные (между национальным трудовым законодательством двух государств в отношениях, осложненных иностранным элементом);

• между законодательством и коллективными договорами, соглашениями;

• между законодательством и локальными нормативными актами;

• между коллективными договорами, соглашениями и локальными нормативными актами и некоторые другие.

Обратим внимание, что последняя (третья) классификация не охватывается группой иерархических коллизий в рамках второй классификации, поскольку не все вышеназванные источники трудового права выстроены законодателем в строгую иерархию, что значительно усложняет разрешение противоречий между

соответствующими нормами права на практике.

А. М. Лушников предлагает более укрупненное деление коллизий нормативных источников на две группы: 1) внутренние коллизии национальных

(внутригосударственных) источников права; 2) внешние коллизии, которые возникают из

различий в законодательстве стран в случаях правового регулирования международных трудовых отношений[1074].

Встречаются и иные классификации коллизий в праве.

Для выработки общего механизма разрешения коллизий в трудовом праве определим это понятие, сформулируем общие коллизионные правила, которые выработаны правовой доктриной и частично отражены в законодательстве государств - членов ЕАЭС, иллюстрируя их примерами из области трудового права.

Механизм разрешения коллизий в трудовом праве

Н. А. Власенко предлагал различать устранение и преодоление коллизий в праве[1075] [1076], хотя механизм разрешения коллизий им сформулирован не был.

Под механизмом разрешения правовых коллизий И. В. Аленина предложила понимать «совокупность средств и способов, при помощи которых обеспечивается результативное воздействие на несогласованности нормативно-правовых предписаний путем их устранения или преодоления в целях достижения одновариантности в регулировании одних и тех же общественных отношений»108. Аналогичное определение было повторено в книге О. Н. Ярошенко[1077]. Данное определение представляется весьма удачным, поскольку передает все признаки данного механизма и его целевое назначение.

Г. А. Лысаковский, напротив, не соглашается с дефиницией, предложенной И. В. Алениной и поддержанной О. Н. Ярошенко, предлагая включать в понятие этого механизма также «правовые средства предотвращения возникновения противоречий в правовых предписаниях»[1078]. С последним возражением вряд ли можно согласиться, поскольку «правовые средства предотвращения возникновения противоречий в правовых предписаниях» нацелены на не допущение появления самих коллизий (они предшествуют образованию противоречий) и поэтому не могут входить в механизм их разрешения.

И. А. Костян, анализируя соотношение механизма правового регулирования отношений в сфере труда и правового механизма защиты трудовых прав работников, пришла к выводу, что «механизм защиты, как совокупность его инструментов, не является составной частью правового механизма»[1079].

Заметим, что процесс устранения коллизий нормотворческим путем, связанный с принятием, изменением, дополнением или отменой норм права, безусловно, входит в механизм правового регулирования. В свою очередь правовой механизм разрешения коллизий правоприменительными органами скорее относится к механизму защиты трудовых прав субъектов трудового права (причем не только работников, но в ряде случаев нанимателей, профсоюзов и т. д.).

Разрешение юридических коллизий (в том числе и в трудовом праве) осуществляется на основе специальных правил (коллизионных принципов и норм). Причем коллизионное правило - это норма, указывающая не только «на то, право какого государства подлежит применению к правоотношению, осложненному иностранным элементом»[1080], но и на тот правовой источник и норму права, которую должен применить юрисдикционный орган для разрешения выявленного в праве противоречия.

Обратим внимание на то, что А. М. Лушников, М. В. Лушникова, Д. А. Смирнов относят коллизионные нормы к нетипичным правовым предписаниям[1081], усматривая их нетипичность в отсутствии в них классической трехчленной структуры нормы права. Вместе с тем в теории права (С. В. Курылевым, Н. П. Томашевским и А. Ф. Черданцевым) в конце 1950-х - начале 1960-х гг. было убедительно доказано, что типичным является как раз двухчленное строение нормы права (гипотеза и диспозиция либо гипотеза и санкция)[1082]), что в полной мере свойственно и коллизионным правилам. Следовательно, коллизионное правило, как правило, состоящее из двух элементов (гипотезы и диспозиции), можно рассматривать как типичные по своей структуре нормы права, но все же обладающие спецификой, поскольку целевое назначение их состоит в разрешении юридических коллизий, возникающих между другими нормами права.

На основе анализа законодательства России, А. М. Лушников и М. В. Лушникова выделили семь коллизионных правовых предписаний: «1) применение закона и иных нормативных актов о труде, принятых до введения в действие ТК РФ, в части не противоречащей настоящему Кодексу (ст. 423 ТК РФ); 2) приоритет международноправовых источников (ст. 10 ТК РФ); 3) приоритет ТК и трудового законодательства в регулировании трудовых отношений (ст. 5 ТК РФ); 4) принцип федерализма в сфере правового регулирования трудовых отношений (ст. 5 и 6 ТК РФ); 5) принцип иерархии в сочетании, единстве с отраслевыми принципами запрета ухудшать положение работника (ст. 8 и 9 ТК РФ); 6) принцип приоритета специального закона по отношению к общему закону в единстве с запретом дискриминации в трудовых отношениях (ст. 3 и 252 ТК РФ); 7) коллизионные принципы, предназначенные для регулирования трудовых отношений, осложненных иностранным элементом»[1083].

Большинство из перечисленных выше коллизионных правил (за исключением принципа федерализма, учитывая унитарную форму территориального устройства) характерны и для других государств - членов ЕАЭС.

Далее на основе теоретических разработок других ученых и сравнительного анализа законодательств Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и России, международных договоров, заключенных между ними, сформулируем общие для всех пяти стран способы разрешения коллизий между нормами трудового права. Совокупность этих способов и составляет механизм разрешения трудоправовых коллизий, который может быть использован при разработке в будущем Модельного ТК.

1. Иерахическое коллизионное правило применяется для разрешения иерархических коллизий. Эта коллизионная норма может быть выражена словами: в случае противоречия между НПА субъекты правоотношений, а равно правоприменители обязаны руководствоваться нормой акта, обладающего более высокой юридической силой (с небольшими редакционными отличиями она закреплена в ч. 2 ст. 24 Закона Армении «О правовых актах», ч. 1 ст. 71 Закона «О нормативных правовых актах Республики Беларуси», ч. 1 ст. 32 Закона «О нормативных правовых актах Кыргызской Республики»).

Для сравнения в ч. 1 ст. 12 Закона Республики Казахстан «О правовых актах» иерархическое коллизионное правило сформулировано несколько иначе (через категорию «уровня» НПА, а не его юридической силы): «При наличии противоречий в нормах нормативных правовых актов разного уровня действуют нормы акта более высокого уровня.»[1084] Но, принимая во внимание правило ч. 2 ст. 10 того же Закона о соотношении юридической силы иных (кроме Конституции Казахстана) НПА по нисходящим уровням, данное коллизионное правило, по существу, также учитывает юридическую силу НПА.

В отсутствие в России отдельного закона об НПА нормы ч. 3-10 ст. 5 ТК РФ о соответствии (непротиворечии) одних НПА другим, по сути, устанавливают их иерархию и соподчиненность по юридической силе на основе иерархического коллизионного правила. Таких коллизий в трудовом праве достаточно много (примеры подобных противоречий приводились в § 2 и 3 гл. 3 настоящей работы).

Некоторые ученые (к примеру, И. О. Снигирева) считают, что «место акта в их иерархии определяет приоритет вышестоящего акта над нижестоящим, но не соотношение их юридической силы»[1085]. С этим мнением лишь отчасти можно согласиться, поскольку, как правило, как раз НПА, принятые вышестоящими органами, обладают более высокой юридической силой по отношению к актам нижестоящих органов. Данный вывод подтверждается и нормами законов о НПА Беларуси, Казахстана и Кырыгзстана.

2. Примат кодифицированного закона, означающий приоритет ТК по отношению к иным законам, регулирующим трудовые и непосредственно связанные с ними отношения.

В ТК Беларуси и ТК Казахстана данное коллизионное правило отдельно не выделяется, поскольку в законах о НПА закреплена более высокая юридическая сила кодексов по сравнению с обычными законами (ч. 6 ст. 10 Закона «О нормативных правовых актах Республики Беларуси», ч. 2 ст. 10 Закона Казахстана «О правовых актах»). Правда, ст. 10 последнего закона устанавливает более сложную систему соподчиненности кодексов и иных видов законов: « 1) законы, вносящие изменения и дополнения в Конституцию; 2) конституционные законы Республики Казахстан и указы Президента Республики Казахстан, имеющие силу конституционного закона; 3) кодексы Республики Казахстан; 4) консолидированные законы, законы Республики Казахстан .. .»[1086].

Более развернуто рассматриваемое коллизионное правило сформулировано в ч. 3 и 4 ст. 5 ТК РФ, согласно которым нормы трудового права, содержащиеся в иных федеральных законах, должны соответствовать ТК РФ, а в случае противоречий между ТК РФ и иным федеральным законом, содержащим нормы трудового права, применяется данный Кодекс. Как видим, российский законодатель не увязывает разрешение коллизии между ТК РФ и иным федеральным законом с тем, улучшает или ухудшает этот закон положение работников. Иначе формулирует данное правило кыргызский законодатель. Согласно ч. 4 ст. 3 ТК Кыргызстана в случае противоречия между настоящим Кодексом и иными законами, содержащими нормы, ухудшающие положение работников, применяются нормы настоящего Кодекса. Кроме того, в ч. 2 ст. 32 Закона «О нормативных правовых актах Кыргызской Республики» специально подчеркивается то, что нормы законов в случаях их расхождения с нормами кодексов могут применяться только после внесения в кодексы соответствующих изменений. Схожий вывод вытекает и из толкования

ч. 4 ст. 8 ТК Казахстана, согласно которой законы Республики Казахстан не должны снижать уровень прав, свобод и гарантий, установленных ТК. Такой подход в большей степени отвечает интересам работников, выражает в себе принцип in favorem и, вероятно, он является наиболее оптимальным в качестве модельного для государств - членов ЕАЭС.

3. Коллизионный принцип in favorem (в сторону улучшения положения работников, более льготных, благоприятных условий) используется в трудовом праве для разрешения прежде всего содержательных коллизий.

В ТК Беларуси данный коллизионный принцип сформулирован в ч. 4 ст. 7: в случае противоречия норм законодательства о труде равной юридической силы подлежит применению норма, содержащая более льготные условия для работников. В Кыргызстане же он используется как вспомогательный - в отношении коллизий между ТК и законами, международными договорами и национальным законодательством.

Коллизионное правило (принцип) in favorem в трудовом праве является универсальным, на что верно обращалось внимание О. С. Курылевой[1087] и А. М. Лушниковым[1088]. С его помощью разрешаются юридические коллизии не только между актами законодательства о труде равной юридической силы, но и между социальнопартнерскими нормативными соглашениями, между последними и законодательством о труде либо локальными нормативными актами. На его же основе разрешается вопрос о действительности или недействительности условий трудовых договоров.

К примеру, данный принцип явно прослеживается в ч. 1 ст. 5 ТК Армении, согласно которой в случае когда внутренними и индивидуальными правовыми актами работодателя предусматриваются положения, которые менее благоприятны, чем условия, установленные для работников трудовым законодательством и иными НПА, содержащими нормы трудового права, то такие акты или их соответствующие части не имеют юридической силы. Схожие правила по отношению к условиям трудовых договоров, коллективных договоров, соглашений встречаются в ТК Армении и ТК иных государств - членов ЕАЭС.

Спорным представляется мнение Т. А. Затолокиной о том, что «принцип приоритета правового акта, улучшающего положение работника, действителен лишь при описании взаимоотношений разноуровневых актов, в то время как взаимодействие актов одного уровня правового регулирования трудовых отношений основывается на оценке их юридической силы.»[1089]. Во-первых, весьма распространены в трудовом праве конструкции, когда НПА, имеющий более высокую юридическую силу (к примеру, ТК), допускает установление иных, более льготных правил для работников в иных НПА (постановления Правительства, министерств) более низкой юридической силы, хотя они и приняты на том же (общегосударственном (для России - федеральном) уровне). Очевидно, что в таких случаях применению подлежат нормы соответствующего постановления Правительства или министерства. Во-вторых, возможны ситуации правовых коллизий между актами равной юридической силы (например, двумя законами; временным декретом, имеющим силу закона и законом - в Беларуси, указом, имеющим силу закона и законом - в Казахстане). Очевидно, что такие коллизии нельзя преодолеть на основе иерархического способа, так как юридическая сила таких актов равна. В этих ситуациях можно учесть коллизионное правило in favorem, закрепленное в ч. 4 ст. 7 ТК Беларуси. Украинский ученый С. В. Вишновецкая пишет, что правило о запрещении ухудшения положения работника применяется и относительно НПА равной юридической силы[1090].

4. Темпоральное коллизионное правило (lex posterior derogat legi prior) используется для разрешения темпоральных коллизий со времен римского частного права.

В законодательстве Беларуси данное правило закреплено в следующей редакции: «В случае коллизии между нормативными правовыми актами, обладающими равной юридической силой, и, если ни один из них не противоречит акту с более высокой юридической силой, действуют положения акта, принятого (изданного) позднее» (ч. 2 ст. 71 Закона «О нормативных правовых актах Республики Беларусь»). Схожее правило зафиксировано и в ч. 3 ст. 12 Закона Казахстана «О правовых актах»: «При наличии противоречий в нормах нормативных правовых актов одного уровня действуют нормы акта, позднее введенные в действие»[1091]. Любопытно, что в Армении, Кыргызстане и России данное коллизионное правило прямо не закреплено.

Такие «чистые» коллизии в законодательстве о труде встречаются довольно редко, поскольку нормотворческие органы стремятся при принятии новых НПА о труде вносить изменения в ранее принятые или своевременно признавать их утратившими силу.

5. Примат специальной нормы (специального НПА) над общей (общим НПА). Содержательные юридические коллизии порой разрешаются на основе правила, также восходящего к римскому частному праву: lex specialis derogat legi generali.

Согласно ч.3 ст.32 Закона Кыргызстана «О нормативных правовых актах» в случае коллизии между НПА, обладающими равной юридической силой, и если ни один из них не противоречит акту с более высокой юридической силой, действуют положения акта, регулирующего данную сферу правоотношений. По сути, речь идет о специальном акте, направленном на регулирование конкретной узкой сферы отношений. Хотя прямо данная норма в законах Армении, Беларуси и Казахстана о НПА не закреплена, но производные от нее правила встречаются на отраслевом уровне.

В частности, согласно ст. 5 ТК Беларуси данный Кодекс применяется к трудовым и связанным с ними отношениям отдельных категорий работников в случаях и пределах, предусмотренных специальными законодательными актами, определяющими их правовой статус. В свою очередь п. 2 ст. 1 Закона от 14.06.2003 «О государственной службе в Республике Беларусь» предусматривает применение к отношениям, связанным с государственной службой, норм законодательства о труде, если они не урегулированы данным Законом и иными актами законодательства[1092]. Схожее правило закреплено в ч. 7 ст. 11 ТК РФ. Не случайно Л. А. Чиканова, О. И. Чуприс обоснованно пишут о комплексном правовом регулировании государственной (гражданской) службы нормами административного, трудового и других отраслей права[1093], а Н. И. Иншин и

А. А. Греченков о возможном применении норм трудового права к лицам, проходящим службу в органах внутренних дел[1094], хотя вопрос о включении последней категории в сферу действия трудового права представляется весьма дискуссионным.

6. Приоритет международных и наднациональных источников перед национальными источниками трудового права.

Коллизии между нормами международного и национального трудового права (с учетом толкования норм Конституций Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и России, законов о международных договорах и об НПА) разрешаются на основе данного принципа примата международного права над внутригосударственным (с учетом уровня или юридической силы акта выражения согласия государства на обязательность для него международного договора). Обоснование данного коллизионного правила см. в § 4 гл. 4 (в отношении международных договоров) и § 4 гл. 5 (в отношении решений ЕЭК) работы.

Выявление коллизий и их правильное разрешение - сложный мыслительный процесс. Порой даже судьи высших судебных инстанций допускают просчеты в этих вопросах[1095]. С коллизиями правовых норм (преимущественно иерархическими) нередко сталкиваются в своей деятельности Конституционные суды государств - членов ЕАЭС.

Проведенное в данном параграфе исследование показало, что в трудовом законодательстве государств - членов ЕАЭС, отсутствует слаженный механизм разрешения правовых коллизий. Коллизионные нормы носят разобщенный характер, не обеспечивают полноту юридического инструментария (средств, приемов) для разрешения многообразных коллизий в трудовом праве. Вместе с тем в трудовом праве России и Кыргызстана удачно закреплено коллизионное правило о приоритете ТК перед иными актами трудового законодательства, а в ТК Беларуси - коллизионный принцип in favorem.

С учетом вышеизложенного предлагаем в проекте Модельного ТК закрепить статью «Коллизионные нормы трудового права» следующего содержания:

«При противоречии настоящего Кодекса общепризнанному принципу международного права, Конституции или международному договору, ратифицированному государством, применяется общепризнанный принцип международного права, норма Конституции и (или) ратифицированного международного договора.

Если при рассмотрении конкретного дела суд придет к выводу о несоответствии акта законодательства о труде общепризнанным принципам международного права, Конституции или ратифицированному международному договору, он принимает решение в соответствии с источником более высокой юридической силы, а в отношении несоответствия нормы законодательства Конституции ставит в установленном порядке вопрос о признании данного нормативного правового акта неконституционным.

В случае противоречия между настоящим Трудовым кодексом, законами и иными нормативными правовыми актами, имеющими силу закона или более низкую юридическую силу, применяется Трудовой кодекс.

Специальная норма трудового права, принятая в пределах компетенции соответствующего государственного органа (должностного лица), при применении имеет приоритет перед общей нормой трудового права.

Источники правового регулирования трудовых и непосредственно связанных с ними отношений более низкой юридической силы должны соответствовать источникам, имеющим большую юридическую силу, но могут улучшать правовое положение работника.

В случае противоречия между нормами источников правового регулирования трудовых и непосредственно связанных с ними отношений равной юридической силы применяется правило, содержащее более льготные условия для работников.

Если более льготное правило определить невозможно, применяется источник, принятый (заключенный) позднее.».

В заключение параграфа подчеркнем важность одновременного легального закрепления иерархически выстроенной системы источников правового регулирования трудовых и непосредственно связанных с ними отношений (см. § 5 гл. 5 данной работы) и обоснованных выше коллизионных правил, поскольку только в таком завершенном нормотворческом решении механизм разрешения коллизий норм трудового права станет эффективно функционировать, облегчая задачу правоприменителям с их преодолением.

<< | >>
Источник: ТОМАШЕВСКИЙ Кирилл Леонидович. СИСТЕМЫ ИСТОЧНИКОВ ТРУДОВОГО ПРАВА ГОСУДАРСТВ - ЧЛЕНОВ ЕАЭС: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва - 2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2 Коллизии между источниками трудового права и формирование коллизионного правового механизма в государствах - членах ЕАЭС:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -