<<
>>

§ 1 Понятие международного трудового права и система его источников

Понятие международного трудового права.

Интеграция государств и унификация правовых норм различных государств в современном мире повышают роль международных источников права. С одной стороны, в силу суверенитета государство свободно в создании национальной системы права, с другой стороны, оно должно учитывать и уважать общепризнанные принципы и нормы международного права.

В условиях глобализации международных экономических связей, провозглашения и закрепления универсальных международных трудовых стандартов, появления новых региональных источников (в рамках ЕС, СНГ, ЕАЭС) возрастает актуальность анализа различных источников международного права, оказывающих влияние на национальные отрасли трудового права.

Международно-правовое регулирование труда, выступая как процесс международного нормотворчества в сфере труда, имеет результатом (итогом) появление международных трудовых норм, иногда именуемых в литературе международными стандартами труда. От вышеуказанных понятий следует отличать тесно с ними связанное, но все же не тождественное им понятие международного трудового права, которое появилось в ХХ в.

Феномен международного трудового (рабочего) права стал упоминаться в науке с 1920-х гг. в работах дореволюционного российского ученого Н. Н. Кравченко[737], немецких юристов Г. Куттинга и Г. Толли, а до них - француза Б. Рейно[738].

За выделение международного трудового права в отрасль современного международного права высказывался в 1964 г. советский ученый в области трудового права С. А. Иванов[739], а спустя 10 лет - юрист-международник Д. Б. Левин[740]. В этом подходе международное трудовое право отнесено именно к сфере международного публичного права, хотя часть его норм может регулировать не только межгосударственные отношения, но и так называемые международные отношения невластного характера с участием физических и юридических лиц (в рамках международного частного права).

Кроме того, данная концепция не дает ответа на вопрос о том, как ратифицированные конвенции МОТ и другие международные договоры о труде, являющиеся источниками международного права, могут выступать одновременно и источниками национального трудового права (как части внутригосударственного правопорядка).

С распадом СССР и советской правовой системы, обретением независимости бывшими советскими республиками, усилением международного сотрудничества на региональном уровне и более интенсивным вовлечением в правовое регулирование в сфере труда большого числа международных договоров, научный интерес к феномену международного трудового права существенно возрос.

Приведем несколько точек зрения ученых-юристов о понятии международного трудового права по хронологии их высказывания.

Греческий ученый-юрист Н. Валтикос в своей известной монографии 1979 г. писал: «Международное трудовое право понимается в настоящем контексте как та часть трудового права, которая имеет международные источники»744 [741]. Данная дефиниция привнесла немного ясности в понятие международного трудового права, так как определяло его через трудовое право, т. е. содержало элементы тавтологии. Кроме того, она упоминала «международные источники», которые сами нуждаются в раскрытии.

По мнению французского ученого-компаративиста Ж.-М. Сервэ международное трудовое право представляет собой «отрасль права, имеющую международное и, более того, универсальное происхождение»[742]. При этом основное внимание в своей работе ученый уделял конституции (уставу), конвенциям, рекомендациям и декларациям МОТ. Недостаток этого понимания нами усматривается в том, что помимо универсального уровня международное трудовое право может формироваться на региональном и даже двустороннем уровне международно-правового регулирования труда.

В начале 1990-х гг. немецким ученым А. Юнкером высказывались взгляды о «двойственности» международного трудового права, который отмечал в этом понятии два аспекта: нормы, регулирующие международные отношения, и нормы, закрепленные в международных правовых источниках[743].

Такая трактовка не позволяет отличать международное трудовое право от иных отраслей международного публичного права. Как и в дефиниции Н. Валикоса, здесь присутствует тот же недостаток - отсылка к международным правовым источникам, которые сами нуждаются в определении.

Российский ученый-компаративист И. Я. Киселев акцентировал внимание на предметной области международного трудового права как науки и учебной дисциплины, а не правового образования в правовой системе (отрасли, подотрасли или др.)[744].

Белорусский исследователь Ю. И. Иванова в 2006 г. отмечала некоторую неясность и размытость термина «международное трудовое право», в которое «включают как объекты, касающиеся международного публичного права, в частности, международные соглашения, устанавливающие стандарты в сфере трудовых отношений, так и вопросы, касающиеся международного частного права, особенно в области коллизий»[745]. Но ответа на вопрос о том, что же представляет собой этот сложный феномен, данный автор не дает.

По мнению российского ученого И. В. Шестеряковой, «международное трудовое право - это самостоятельная отрасль права», предмет которой составляют «международные трудовые отношения, под которыми понимаются трудовые отношения, осложненные иностранным (международным признаком) элементом»[746]. С таким понятием международного трудового права и определением его предмета сложно согласиться. Во- первых, автор не дает ответа на вопрос о том, в какую правовую систему входит эта отрасль права (в международное или национальное). Во-вторых, вряд ли обоснованно определять предмет международного трудового права через трудовые отношения (пускай и международные). Остальные контраргументы приводились нами в ряде книг[747].

Российским автором А. И. Семешко предложено определение понятия «международное трудовое право» как «сложной многоотраслевой правовой структуры, включающей в себя комплекс юридических средств и способов международного регулирования отношений в сфере труда»[748]. В данном определении, на наш взгляд, также имеются недостатки. Во-первых, неясно, о каком множестве отраслей («многоотраслевая структура») внутри этой структуры идет речь. Возможно, автор имел в виду «межотраслевую», а не «многоотраслевую» структуру. Во-вторых, непонятно, почему международное трудовое право включает в себя «комплекс юридических средств и способов...». Ведь средства и способы традиционно характеризуют метод или механизм чего-либо (например, правового регулирования).

Далее кратко обобщим современную дискуссию в российской науке о природе международного трудового права, а также его частей. Основное отличие в подходах российских ученых состоит в том, что одни авторы (Д. К. Бекяшев, К. Н. Гусов, М. В. Лушникова, А. М. Лушников, Н. Л. Лютов (с 2013 г.), А. М. Коротаева)

рассматривают международное трудовое право в качестве отрасли международного (публичного) права[749], при этом Л. Ю. Бугров уточняет, что это комплексная отрасль международного права[750]. Другие авторы (П. Е. Морозов и А. С. Чанышев) видят в нем систему «международно-правовых норм и отношений в сфере трудовой деятельности»[751], третьи (Д. В. Черняева) считают его комплексной подотраслью права (комплексное объединение правовых норм), интегрирующей национальное трудовое и международное право[752]. Если Д. В. Черняева пытается обосновать различие в предметах национального трудового права и международного публичного трудового права, П. Е. Морозов и А. С. Чанышев указывают на их совпадение (трудовые и иные непосредственно связанные с ними отношения)[753]. В последнем подходе усматривается противоречие: если предметы международного трудового права и национального трудового права совпадают, то в чем между ними различия и остается без ответа вопрос об их соотношении.

В совместном учебнике К. Н. Гусов и Н. Л. Лютов пишут, что в более широком смысле международное трудовое право - это «не только соответствующая отрасль международного права, но и непосредственное регулирование отношений в сфере труда, выходящее за рамки национальных границ одного государства», «явление, неотъемлемо интегрированное и в трудовое, и в международное право»[754].

В монографии 2014 г. Н. Л. Лютов приходит к выводу о том, что наиболее корректно говорить о международном трудовом праве в широком и узком смыслах: «В широком смысле, как область научного познания и учебная дисциплина, МТП объединяет в себе самые разнородные элементы и может быть определено как система правовых актов в сфере труда, применяющихся шире рамок одного государства. В узком смысле может быть определено как одна из отраслей международного права, касающая регулирования отношений между государствами по поводу трудовых и иных непосредственно связанных с ними отношений»[755]. В отношении такой трактовки исследуемого понятия можно возразить следующее. Во-первых, применительно к широкому смыслу МТП вряд ли можно согласиться с тем, что область научного познания и учебная дисциплина есть «система правовых актов в сфере труда, применяющихся шире рамок одного государства», ведь предметом науки выступают знания в той или иной сфере, а предметом учебной дисциплины - основные знания, преподаваемые студентам, а не сама система тех или иных правовых актов. Во-вторых, под это определение вполне подпадают нормы международного частного права, содержащиеся в международных договорах и регулирующие трудовые и непосредственно связанные с ними отношения, осложненные иностранным элементом, но которые, очевидно, не являются частью отрасли международного права. В-третьих, не совсем понятно, для чего автор из своего узкого понятия МТП исключил акты «мягкого права» (к примеру, рекомендации МОТ, модельные законы в СНГ), а также не указал таких важных субъектов международного нормотворчества, как международные организации, ведь они играют значимую роль в формировании международных трудовых стандартов и обеспечении имплементации и реализации общепризнанных принципов международного права в сфере труда и обязательств, содержащихся в универсальных и региональных международных договорах.

В учебной литературе по международному праву вопросы деятельности МОТ традиционно относятся к отрасли «право международных организаций» (общей части), а международные стандарты труда, включая права трудящихся, их объединений и т. д. - к отрасли «международное право прав человека»[756], реже - к отрасли международного гуманитарного права[757]. Итак, большинство специалистов по международному праву отдельную отрасль международного трудового права в международном праве не выделяет.

Как отражено в паспорте специальности 12.00.05, размещенном на сайте ВАК РФ, в область исследований в трудовом праве входят международные источники, их место и значение в системе источников трудового права, а также международное и сравнительное трудовое право; виды отношений, регулируемых международным трудовым правом, и их субъекты; система международного трудового права и ее соотношение с системой национального трудового права; уровни международного трудового права[758].

Итак, в правовой науке к настоящему моменту сформировались по меньшей мере шесть основных подходов к пониманию международного трудового права:

1) отрасль международного (публичного) права;

2) один из институтов такой отрасли международного публичного права;

3) комплексная отрасль законодательства;

4) правовая система, охватывающая не только международно-правовые нормы и принципы, но и международные отношения, а также международно-правовую идеологию;

5) комплексная подотрасль международного публичного права и национального трудового права;

6) система международно-правовых норм и отношений в сфере труда.

Далее представим авторский взгляд на феномен международного трудового права. Данный термин используется в специализированной юридической литературе как минимум в двух смыслах (в широком и узком). Разделяя мнение Н. Л. Лютова о том, что международное трудовое право можно и нужно рассматривать и как учебную дисциплину, и как область научного знания (доктрину), вместе с тем полагаем, что данные аспекты вовсе не составляют широкого значения исследуемого феномена. Широкий и узкий смысл того или иного понятия предполагает родовидовые отношения, когда узкий смысл полностью охватывается широким. Полагаем, что совокупность знаний (в том числе основных знаний) о международно-правовом регулировании труда, составляющих предмет одноименной науки и учебной дисциплины вовсе не охватывает собой систему норм, регулирующих отношениях между государствами в социально-трудовой сфере.

Международное трудовое право в широком смысле есть собирательное понятие, охватывающее международное публичное трудовое право и международное частное (коллизионное) трудовое право. Международное трудовое право в узком смысле слова сводится только к международному публичному трудовому праву.

В данной работе мы будем вести речь преимущественно о международном трудовом праве в узком смысле слова, т.е. о международном публичном трудовом праве (по терминологии, введенной Д. В. Черняевой) или международном трудовом праве в публично-правовом аспекте (в трактовке Д. К. Бекяшева).

В свою очередь, международное трудовое право в широком смысле слова, помимо вышеуказанной части международного публичного права, охватывает собой и международное частное трудовое право, которое представлено в большей степени нормами национального трудового права (по вопросам трудовой миграции), а в меньшей степени - нормами, содержащимися в международных договорах. Против этого тезиса активно возражают российский ученый Н. Л. Лютов[759] и казахстанский исследователь А. К. Надирова[760]. Последняя видит концептуальную ошибку в отнесении к международному трудовому праву норм международного частного права, поскольку происходит смешение норм разных по своему характеру отраслей права, частного и публичного. На этот тезис возразим следующими контраргументами. Во-первых, само международное трудовое право (в публично-правовом аспекте или узком смысле слова) не есть пока еще сформировавшаяся отрасль международного публичного права, а лишь подотрасль, что отмечает и сама А. К. Надирова. Во-вторых, международное публичное трудовое право и международное частное трудовое право многое объединяет как по регулированию нормами международных договоров, так и частично по предметной области (имеются международные трудовые стандарты ООН и МОТ в отношении трудящихся-мигрантов) и по методу выработки соответствующих международных норм, хотя и имеющих различные адресаты своих предписаний. В-третьих, и само трудовое право не является частно-правовой отрастью, а частно-публичной. Причем частноправовые и публично-правовые начала в этой отрасли неразрывно переплетены, что было доказано М. В. Лушниковой и А. М. Лушниковым[761]. Нечто подобное наблюдается и в международном трудовом праве в широком смысле слова. Если международное публичное трудовое право регулирует межвластные отношения между субъектами международного права и может применяться в процессе регулирования трудовых и непосредственно связанных с ними отношений лишь в той степени, в какой это допускает само государство с учетом приоритета государственного суверенитета, то международное частное трудовое право содержит коллизионные нормы, регулирующие вопросы трудовой миграции и иные отношения с иностранным элементом, участниками которых выступают не только государства, но и юридические и физические лица. Как уже отмечалось выше, национальное законодательство не может выступать источником международного публичного трудового права в силу его принадлежности к иной правовой системе (не к международному, а к национальному праву), но является одним из источников международного частного трудового права (Н. Л. Лютов предлагает его именовать «коллизионным правовым регулированием труда», что также вполне приемлемо).

Как видим, наряду с некоторыми общими чертами отличия между двумя частями международного трудового права в широком смысле слова достаточно значительные: по предмету и методу правового регулирования, субъектному составу участников соответствующих отношений, видам правовых источников. Нужно ли отказываться по этой причине от его использования в учебной и научной литературе, как это предлагают некоторые авторы, - вопрос весьма дискуссинный.

С учетом вышеуказанных рассуждений и учитывая идею Р.А. Мюллерсона, предложившего рассматривать международное частное право в качестве полисистемного комплекса[762], сформулируем следующее авторское определение исследуемого понятия.

Международное трудовое право (в широком смысле слова) - это межсистемный правовой комплекс, состоящий из двух относительно обособленных частей, представляющий собой совокупность правовых норм, которые посредством установления международных трудовых стандартов воздействуют на трудоправовую политику государств, а также в определенных государствами пределах регулируют трудовые и тесно связанные с ними отношения, в том числе осложненные иностранным элементом.

Из данного определения вытекает, что международное трудовое право (в широком смысле слова) находится на стыке системы международного права и отрасли национального трудового права. При этом первая его часть (международное публичное трудовое право) устанавливает международные трудовые стандарты[763] (принципы и другие нормы), адресуемые государству и его органам, а вторая его часть (международное частное трудовое право) охватывает собой нормы как национального трудового права, так и международного права, содержащиеся преимущественно в международных договорах.

Об отсутствии строгого «водораздела» между источниками международного публичного и частного права, что доказывает практическую значимость выделенной нами родовой категории «международное трудовое право в широком смысле слова» свидетельствует ч. 4 ст. 6 Закона «О международных договорах Республики Армения», согласно которой международный договор Республики Армения вместе с Республикой Армения или другой стороной данного договора могут подписывать также субъекты международного частного права - юридические лица[764]. В указанных случаях субъекты международного частного права выступают в международном договоре в качестве его стороны наряду с государствами и (или) международными организациями и несут обязательства по выполнению соответствующего международного договора в той части, в какой данным договором на них возлагаются обязательства.

Если содержательную часть международного трудового права составляют международные трудовые нормы (стандарты), то его внешнюю форму выражения обеспечивают источники, к понятию и видам которых мы переходим.

1. 2. Понятие и виды источников международного трудового права

Нормы международного трудового права являются в основном «продуктом» международного публичного права и лишь применительно к международному частному трудовому праву могут быть порождением национального правопорядка (содержаться в ТК, законах о трудовой миграции).

Для целей настоящего исследования, используя комплексный интегративный подход, будем вести речь об источниках трудового права, которые могут выступать одновременно источниками и международного права (публичного и (или) частного), и национального трудового права конкретного государства, в котором признается обязательность для него этих международно-правовых источников. Отличие будет состоять лишь в механизме правового воздействия норм международного права на государства, а также на иных участников трудовых и непосредственно связанных с ними отношений, что зависит во многом от видов норм международного права (нормы- принципы или договорные нормы, нормы правовых обычаев; jus cogens или soft law). При этом далеко не все виды источников международного права в равной степени характерны для международного трудового права.

Более того, иногда (к примеру, при ратификации конвенции или иного

международного договора о труде) происходит переплетение внешней формы (источника) норм международного трудового права: с одной стороны, это нормы, содержащиеся в конвенции или ином международном договоре как источнике международного публичного права, с другой - эта конвенция или иной договор являются приложением к закону о ратификации, т. е. облекаются своего рода в форму национального закона.

В учебной литературе распространено понимание источника международного права как формы существования правомерно действующих норм, созданных субъектами международного права в пределах их компетенции.

Большинство ученых-международников признает в качестве источников

международного права прежде всего международные договоры и обычаи[765] [766], другие

(например, Г. И. Тункин) в качестве основного процесса образования норм

770

международного права указывают создание принципов jus cogens , а третьи (Н. А. Ушаков) к источникам относят также односторонние юридические акты- обязательства государств[767]. Британский ученый И. Броунли, различая формальные и материальные источники международного права, выделял среди них: международный обычай, договоры, общие принципы права, судебные решения, иные материальные источники и др.[768] Если со значением международного договора в установлении международных трудовых стандартов и регулировании трудовых и непосредственно связанных с ними отношений сомнений не возникает, то значение международного обычая и односторонних актов-обязательств в сфере труда требует более обстоятельного рассмотрения.

М. В. Филимонова в конце 1970-х гг. писала о возможности появления новых форм существования норм международного права, которые «основаны на руководящих принципах современного международного права и содержат согласованные воли их участников»[769] [770]. Полагаем, что именно к этой, относительно новой группе источников международного трудового права, следует отнести международные документы (помимо договоров), закрепляющие обобщенные формулировки общепризнанных принципов международного права, сформировавшихся первоначально в форме правового обычая, а затем воспринятых в универсальных международных договорах и имплементированных в национальные правовые системы многих государств.

По мнению белорусского ученого Ю. П. Бровки, который опирался на концепцию Г. И. Тункина о согласовании воль государств, источники международного права в формальном (юридическом) смысле есть определенные формы закрепления международно-правовых норм, в которых воплощаются результаты соответствующего

774

согласования государственных воль .

Перечень источников международного права большинством ученых- международников приводится на основании п. 1 ст. 38 Статута Международного Суда ООН[771], где перечислены: международные конвенции; международные обычаи; общие принципы права, признанные цивилизованными нациями; судебные решения и доктрины как вспомогательные средства для определения правовых норм. Вспомогательными источниками международного права ученые признают также акты международных межправительственных организаций, источники «мягкого» международного права (soft law), односторонние акты государств[772].

Для целей данной главы работы важно учесть, какие правовые источники характерны также для международного частного права. Л. А. Лунц среди источников международного частного права называл законы и подзаконные акты; международные договоры (дву- и многосторонние), международные обычаи, признаваемые или применяемые в СССР[773]. Большинство современных специалистов в международном частном праве придерживается концепции о двойственном характере его источников, которые делятся на «национальные» (национальное законодательство, судебная и арбитражная практика) и «международные» (международный договор, международный обычай, международная судебная практика)[774].

Д. К. Бекяшев полагает, что «источниками международного трудового права являются международные договоры и обычаи»[775]. Примерно также рассуждает Е. А. Ершова, правда, именуя источники формами[776]. Несмотря на кажущуюся очевидность данного утверждения, во-первых, не все международные договоры и обычаи являются источниками международного трудового права, во-вторых, не только указанными двумя группами исчерпываются источники международного трудового права.

В совместном учебнике К. Н. Гусов и Н. Л. Лютов к источникам международного трудового права в широком смысле слова относили как все источники международного трудового права (как отрасли международного права), так и национальные правовые акты, регулирующие трудовые и непосредственно связанные с ними отношения вне рамок одного государства[777] [778]. Позднее Н. Л. Лютов, достаточно емко определив источник международного трудового права без указания его смысла («форма выражения нормы МТП»), предложил относить к нормам МТП «международные договоры, международные обычаи и нормы (ius cogens)»18. Здесь усматривается некоторое смешение формы и содержания, а именно: к нормам международного трудового права отнесены такие классические источники международного права, как международные договоры и обычаи, которые сами являются носителями норм права.

Вслед за Е. А. Ершовой попытку отказаться от термина «источник международного трудового права» предприняла И. В. Шестерякова, используя словосочетание «формы выражения международного трудового права». Вероятно, такой подход возможен, но точнее было бы вести речь о формах внешнего выражения норм международного трудового права. Тот же автор, не давая общего определения таких форм, пишет об их разнообразии, но при этом необоснованно широко трактует понятие международных договоров, относя к ним декларации, типовые акты и модельные законы[779]. Последние акты «мягкого» международного права не обладают сущностными признаками международных договоров, в частности, не содержат в себе обязательств государств.

Для того чтобы сформулировать доктринальное определение источника международного трудового права, мы будем исходить из следующих концептуальных положений. Во-первых, данные источники вбирают в себя такие признаки любых источников трудового права, как внешне объективированная форма выражения и содержание в них норм права, нацеленных на регулирование трудовых и тесно связанных с ними отношений. Во-вторых, специфические субъекты нормотворчества (как минимум два государства или участие в их создании международной организации). В-третьих, особенность метода международного нормотворчества, основанного не на субординации (властном принуждении и подчинении одного субъекта другому), а координации (на добровольно взятых государствами обязательствах, выработанных международных обычаях или формализованных общепризнанных принципах международного права).

Итак, под источниками международного трудового права в объективном смысле нами понимается внешне объективированные формы внешнего выражения правовых норм (стандартов), выработанных на координационных началах международными организациями, двумя или более государствами в целях регулирования трудовых и тесно связанных с ними отношений.

С учетом обобщения и анализа вышеуказанных точек зрения к источникам международного трудового права (в широком смысле слова) можно отнести:

1) международные документы, закрепляющие общепризнанные принципы международного права в сфере труда;

2) международные договоры о труде;

3) международно-правовые обычаи;

4) международно-правовые акты международных организаций, носящие рекомендательный для государств характер;

5) акты национального законодательства (в отношении международного частного трудового права - коллизионные нормы трудового законодательства, определяющие регулирование трудовых и непосредственно связанных с ними отношений с иностранным элементом);

6) судебную и арбитражную практику (содержащую нормативные предписания);

7) правовые доктрины.

Некоторые авторы вслед за Н. А. Ушаковым[780] относят к источникам международного трудового права и односторонние акты государств[781], с чем вряд ли можно согласиться, поскольку эти акты не имеют обязательного характера для других государств и для субъектов трудового права зарубежных стран.

В литературе приводятся достаточно разнообразные классификации международно- правовых источников о труде. Д. К. Бекяшев ограничился классификацией актов МОТ, подразделив их по четырем критериям: по форме выражения (конвенции и рекомендации); по способу обращения к регулированию трудовых отношений (по общим вопросам, по регулированию труда отдельных категорий работников и отдельным аспектам трудовых отношений); по контингенту работников (общие и специальные) и по объекту регулирования[782]. Недостатки этой классификации состоят, во-первых, в частичном совпадении второго и третьего критериев; во-вторых, в ее неполноте и ориентации только на акты МОТ (среди которых есть также и декларации, и кодексы практики, и акты контрольных органов), тогда как источники международного трудового права, очевидно, ими не исчерпываются (упущены пакты и конвенции ООН, множество региональных и двусторонних международных договоров, акты «мягкого» права СНГ, ЕС, источники, сформированные в рамках ЕврАзЭС, ЕАЭС и других международных структур).

Д. В. Черняева приводит классификацию источников международного публичного трудового права по восьми обобщенным ею критериям[783]. В классификации источников международного трудового права, предложенной П. Е. Морозовым и А. С. Чанышевым, были упущены международные обычаи, но оказались акты ТНК[784].

Н. Л. Лютов предлагает следующую классификацию источников международного трудового права: 1) по количеству участвующих государств; 2) универсальные и региональные; 3) по форме акта. Акты МОТ тот же ученый классифицирует по форме, юридической силе, статусу, содержанию, способу обращения к регулированию вопросов труда и по объекту регулирования[785]. Еще более развернутая классификация источников международного трудового права приведена в учебнике К. Н. Гусова и Н. Л. Лютова.[786]

А. М. Лушников и М. В. Лушникова классифицируют источники международного трудового права и права социального обеспечения по четырем критериям: 1) по органу, принявшему международный акт; 2) по форме; 3) по сфере (пределам) действия; 4) по юридической силе этих актов (обязательные и рекомендательные). Они также делят данные источники на типичные и нетипичные; публично-правовые и частно-правовые[787]. Последнее деление вызывает возражения, поскольку источники международного трудового права вообще вряд ли могут быть частно-правовыми, так как все источники права (в формальном смысле) создаются или санкционируются публично-правовыми субъектами (государствами и международными организациями).

Украинский ученый С. С. Лукаш попытался классифицировать источники международного трудового права по юридической силе, отведя первое место актам ООН, второе - конвенциям и рекомендациям МОТ, третье - многосторонним и двусторонним международным договорам и соглашениям[788]. С такой классификацией нельзя согласиться. Во-первых, данным автором смешиваются критерии классификации (юридическая сила и количество участников международно-правовых актов), между которыми нет прямой зависимости. Во-вторых, очевидна ошибка автора, который ставит рекомендации МОТ, не имеющие обязательной силы для государств-членов, выше многосторонних и

двусторонних международных договоров, которые обязательны для государств- участников. В-третьих, не основан на действующем праве вывод о приоритете актов (в том числе конвенций и пактов) ООН над конвенциями МОТ.

На основе обобщения ранее проведенных классификаций ключевое значение для целей данной работы имеют следующие шесть классификационных делений источников международного трудового права (в широком смысле) на виды:

1) по числу субъектов, участвовавших в нормотворчестве (двусторонние и многосторонние). Подробный анализ двусторонних и многосторонних договоров о труде будет проведен в § 3 гл. 4 работы;

2) по адресатам правовых предписаний и характеру регулируемых отношений (источники международного публичного трудового права, адресуемые прежде всего государствам и международным организациям, и источники международного частного трудового права, применяемые к отношениям с участием не только государств, но также физических и юридических лиц);

3) по правовой природе и юридической форме (международные договоры о труде как виды нормативных соглашений; международные обычаи как разновидность правового обычая; акты международных организаций, национального законодательства о труде как виды НПА; судебные решения, имеющие прецедентный характер и правовые доктрины);

4) по юридическому значению (основные и вспомогательные). Основными источниками международного трудового права являются нормативные правовые документы, закрепляющие общепризнанные принципы международного права в сфере труда, международно-правовые обычаи и международные договоры о труде (см. подробнее § 2 и 3 гл. 4 данной работы), а применительно к международному частному трудовом праву - также национальное законодательство о труде. Остальные источники носят в большей степени вспомогательный характер;

5) по степени обязательности правовых предписаний (обязательные, рекомендательные, нейтральные). Примерами источников, содержащих обязательные нормы международного трудового права, выступают документы, фиксирующие и подтверждающие существование общепризнанных принципов международного права в сфере труда (см. § 2 этой главы), а также международные договоры, в которых участвует соответствующее государство (в частности, два международных пакта о правах человека

ООН 1966 г., восемь фундаментальных конвенций МОТ). Рекомендательный характер носят все рекомендации МОТ и другие акты «мягкого права». Нейтральными, т.е. и не обязательными, и не рекомендательными, для конкретного государства можно считать те международные договоры и иные акты, в которых оно не участвует (например, для Республики Беларусь - директивы и регламенты ЕС, документы Совета Европы, нератифицированные конвенции МОТ);

6) по сфере действия (универсальные, региональные и действующие между двумя государствами, международными организациями). Подробнее эту классификацию проиллюстируем в § 3 этой главы на примере многосторонних и двусторонних международных договоров о труде.

Вопросы о юридической силе источников международного трудового права и их соотношении с внутригосударственным законодательством проанализируем в § 4 данной главы настоящей работы после более обстоятельной характеристики основных источников этого межсистемного комплекса правовых норм.

<< | >>
Источник: ТОМАШЕВСКИЙ Кирилл Леонидович. СИСТЕМЫ ИСТОЧНИКОВ ТРУДОВОГО ПРАВА ГОСУДАРСТВ - ЧЛЕНОВ ЕАЭС: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва - 2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1 Понятие международного трудового права и система его источников:

  1. §5. Освещение проблемы международно-правового регулирования труда на региональном уровне в доктрине международного трудового права
  2. §5. Африканская модель защиты трудовых прав
  3. Понятие и система источников муниципального права
  4. § 3. Исследование вопросов источников трудового права в дореволюционной, советской и современной науке трудового права
  5. § 4 Понятие системы источников трудового права и их классификация
  6. § 5. Концепция триединой системы источников трудового права
  7. § 1 Конституция как базис системы источников трудового права
  8. § 4 Акты высших судебных органов как источники трудового права и проблема судебного правотворчества
  9. § 5. Коллективные договоры и соглашения как социально-партнерские источники трудового права
  10. § 1 Понятие международного трудового права и система его источников
  11. § 3 Международные договоры государств - членов ЕАЭС в сфере труда: понятие, классификация, современные тенденции
  12. § 4. Виды и соотношение с национальным законодательством наднациональных источников трудового права в ЕАЭС
  13. § 5. Пути гармонизации и упорядочения систем источников трудового права Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и России
  14. § 1 Современные тенденции развития источников трудового права государств - членов ЕАЭС
  15. § 2 Коллизии между источниками трудового права и формирование коллизионного правового механизма в государствах - членах ЕАЭС
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -