<<
>>

§ 2. Основания ответственности в международном космическом праве

Как следует из общепринятой в международном праве формулы, каждое международно-противоправное деяние является основанием международной

ответственности . Ответственность составляет отдельный институт международного права.

По мнению проф. И.И. Лукашука, принцип международно-правовой ответственности - это фундаментальный принцип международного права, вытекающий из его правовой природы и формирующий

48

основу самостоятельной отрасли - права международной ответственности .

Международное право рассматривает международную ответственность как обязанность субъектов международного права нести юридические последствия международно-противоправных деяний [47] [48] [49] [50] , а также причинения ущерба в результате деятельности, не запрещенной международным правом . Так как МКП представляет собой самостоятельную отрасль международного права, обе указанные категории международной ответственности в полной мере применимы и к деятельности по исследованию и использованию космического пространства. Соответственно, основаниями международной ответственности в области КД могут являться либо осуществление национальной космической деятельности в нарушение международно-правовых обязательств, либо причинение ущерба в результате КД, правомерной с позиций международного права и МКП. Вместе с тем, в части ответственности за ущерб, причиненный в результате правомерных деяний, МКП обладает спецификой, которая будет рассмотрена далее в § 3 и 4 настоящего диссертационного исследования.

Согласно ст. 4-11 Проекта статей об ответственности государств за международно-противоправные деяния [51] [52] [53] , на государства возлагается международная ответственность за противоправное поведение их органов и должностных лиц, фактически действующих под руководством или контролем

52

данного государства .

Что касается иных (физических и юридических) лиц, их деяния не входят в сферу международно-правовой ответственности государств .

Учитывая, что космическая деятельность в различных ее проявлениях является источником повышенной опасности и может нанести значительный ущерб как отдельным государствам и лицам под их юрисдикцией, так и человечеству в целом, мировое сообщество пришло к выводу о том, что действующий в общем международном праве режим ответственности не является в полной мере гарантией стабильности и правопорядка в области КД[54]. В этой связи была выработана уникальная для МКП формула: государства несут ответственность за всю национальную деятельность в космосе, включая действия (бездействие) своих правительственных органов и неправительственных лиц. Данное положение было впервые закреплено в Декларации правовых принципов, регулирующих деятельность государств по исследованию и использованию космического пространства, 1963 г.[55], первом универсальном акте в основании МКП:

«Государства несут международную ответственность за национальную деятельность в космическом пространстве независимо от того,

осуществляется ли она правительственными органами или

неправительственными лицами, и за обеспечение соответствия национальной деятельности принципам, изложенным в настоящей Декларации. Деятельность неправительственных лиц в космическом пространстве проводится с разрешения и под постоянным наблюдением соответствующего государства» (п. 5 Декларации).

Данная формулировка явилась результатом согласования противоположных мнений СССР, отстаивавшего исключительное право государств осуществлять любую КД[56] [57] [58], и США, заинтересованных в участии частных предприятий в космической деятельности . Советский Союз пошел на уступку, руководствуясь тем, что главным направлением КД в то время были космические запуски, осуществлявшиеся только государствами, тем самым государства фактически

58

контролировали всю национальную космическую деятельность .

Провозглашенный в Декларации 1963 г. рекомендательный принцип был закреплен в качестве юридически обязательного в ст. VI Договора по космосу:

«Государства-участники Договора несут международную ответственность за национальную деятельность в космическом пространстве, включая Луну и другие небесные тела, независимо от того, осуществляется ли она правительственными органами или неправительственными юридическими лицами, и за обеспечение того, чтобы национальная деятельность проводилась в соответствии с положениями, содержащимися в настоящем Договоре. Деятельность неправительственных лиц в космическом пространстве, включая Луну и другие небесные тела, должна проводиться с разрешения и под постоянным наблюдением соответствующего государства - участника Договора».

Таким образом, впервые в международном праве международная ответственность государств была распространена на деятельность частных лиц под их юрисдикцией. Вместе с тем, для эффективного применения рассматриваемой статьи VI Договора по космосу на практике требуется уяснить содержание терминов «национальная космическая деятельность», «правительственные органы» и «неправительственные лица».

Четкое определение национальной КД позволит установить рамки международной ответственности государств, которая будет распространяться только на космическую деятельность под их юрисдикцией[59]. В отсутствие в МКП соответствующих положений содержание национальной деятельности в космическом пространстве, критерии отнесения КД к национальной, ее субъекты, границы и другие сопряженные аспекты могут устанавливаться национальным космическим законодательством.

Так, Федеральный закон Австрии о разрешительном порядке космической деятельности и создании Национального регистра 2011 г. [60] сводит КД к запуску, управлению или контролю космического объекта, а также эксплуатации космодрома (ст. 2(1)). Аналогичные компоненты, включая организацию запуска и любую другую деятельность в космосе, содержатся в параграфе 1 ст. 2 Закона Бельгии о запусках и управлении космическими объектами 2005 г.[61], в ст. 1 Закона Великобритании о космосе 1986 г. [62]

Используемое в Законе Франции о космических операциях 2008 г. подобное определение КД включает также попытку запуска, управление космическим объектом в космосе, на Луне и других небесных телах и во время возвращения на Землю (ст. 1.3).

Интересен подход Швеции к определению КД: в ст. 1 Закона о космической деятельности 1982 г. [63] [64] уточняется, что КД приравнивается к деятельности в космическом пространстве и включает операции, проводимые как непосредственно в космосе, так и на Земле. В то же время, прием сигналов или иных данных из космоса, как и организация запуска, не признаются космической деятельностью.

Ряд государств ограничились широким определением КД как любой деятельности по исследованию и использованию космоса. Закон Республики Казахстан «О космической деятельности» 2012 г. [65] дополняет данное определение целями КД: научными, экономическими, экологическими, оборонными, информационными и коммерческими (п. 7 ст. 1). Согласно преамбуле Закона Украины «О космической деятельности» 1996 г.[66], его действие распространяется на все виды деятельности, связанной с исследованием и использованием космического пространства, а в абз. 2 ст. 1 Закона уточняется, что КД - это научные исследования околоземного пространства, производство и эксплуатация космической техники, использование космоса в прикладных целях.

Закон ЮАР о космических делах 1993 г. [67] оперирует двумя терминами: КД и деятельность, связанная с космической. Под первой понимается деятельность, непосредственно способствующая запуску космических аппаратов и эксплуатации таких аппаратов в космическом пространстве, а вторая - это любая

деятельность, обеспечивающая КД или обладающая общими с ней технологиями (ст. 1(xix)).

Российский законодатель в Законе Российской Федерации от 20 августа 1993 г. № 5663-1 «О космической деятельности»[68] вводит следующее определение: «Под космической деятельностью понимается любая деятельность, связанная с непосредственным проведением работ по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела» (п. 1 ст. 2). Среди приведенных определений российский вариант наименее исчерпывающий. Используемая неоднозначная формулировка «любая деятельность, связанная с непосредственным проведением работ» порождает дополнительные сложности при попытке использовать ее на практике.

В ст. 2 Закона Российской Федерации «О космической деятельности» приводится перечень основных направлений КД:

- научные космические исследования;

- использование космической техники для связи, телевизионного и радиовещания;

- дистанционное зондирование Земли из космоса, включая экологический мониторинг и метеорологию;

- использование спутниковых навигационных и топогеодезических систем;

- пилотируемые космические полеты;

- использование космической техники, космических материалов и космических технологий в интересах обороны и безопасности Российской Федерации;

- наблюдение за объектами и явлениями в космическом пространстве;

- испытания техники в условиях космоса;

- производство в космосе материалов и иной продукции;

- другие виды деятельности, осуществляемые с помощью космической техники.

Как видно, данный перечень является открытым, что влечет новые неопределенности. Так, например, при появлении несколько лет назад перспективного направления «использование результатов космической деятельности (РКД) в интересах социально-экономического развития России и ее регионов»[69] возник вопрос, как определить деятельность по использованию РКД исходя из пространного определения, закрепленного в Законе. Вопрос о четком содержании или как минимум границах воздушного и космического пространств принципиален, так как отнесение деятельности к космической влечет соответствующие правовые последствия: необходимость получения разрешений на КД, соблюдения отраслевых нормативных документов, оформления в установленном порядке космической инфраструктуры и операций с ней и т.д. Чрезвычайно важна точность определения содержания и рамок национальной КД, когда речь заходит о международной ответственности России на основании ст. VI Договора по космосу: возникает вопрос о пределах национальной юрисдикции государства, в которых возможно наступление такой ответственности.

Как видно из проведенного анализа, множественность определений КД в национальном космическом законодательстве стран мира не способствует единообразному пониманию содержания и рамок космической деятельности. Представляется необходимым закрепить в МКП универсальное определение данного термина с минимальным набором характеристик КД, на основании которого законодатели космических держав могли бы выстраивать национальные нормативно-правовые режимы деятельности в космосе. В целях настоящего диссертационного исследования предлагается ввести следующее определение КД: «Космическая деятельность - это деятельность по исследованию и

использованию космического пространства, включая небесные тела,
осуществляемая государством и/или коммерческими организациями под его

юрисдикцией». Данное определение целесообразно закрепить в дополнительном

протоколе к Договору по космосу 1967 года как основополагающему международно-правовому акту в области КД.

Соответственно, определение космической деятельности в целях Закона Российской Федерации «О космической деятельности» 1993 года может быть представлено следующим образом: ««Космическая деятельность - это деятельность по исследованию и использованию космического пространства, включая небесные тела, осуществляемая государством и/или коммерческими организациями под юрисдикцией Российской Федерации».

Условие об осуществлении КД с помощью космической техники предлагается с целью разграничить непосредственно космическую деятельность и деятельность по использованию РКД, например, обработку космических снимков, получение и передачу навигационных данных, формирование баз космической информации, получение трехмерных моделей поверхности Земли, производство электронных карт местности по данным спутниковой съемки и многое другое, для чего требуются именно результаты КД.

Включение в вышеприведенное определение условия о юрисдикции также представляется целесообразным, так как позволяет четко определить круг лиц, деятельность которых будет подпадать под определение национальной КД, за которую Российская Федерация несет международную ответственность по МКП.

В большинстве действующих космических законодательств для категоризации КД как национальной используется критерий национальной

70 г-р

юрисдикции . Так, территориальная и экстратерриториальная юрисдикция в [70]

71 72 73

отношении национальной КД установлена в Австрии , Канаде , Нидерландах . Сочетание территориальной, экстратерриториальной и персональной юрисдикции закреплено в космическом праве Австралии , Великобритании , Норвегии ,

77 7Я 70 о0

Украины , Швеции , ЮАР . В законодательстве США о запусках , телекоммуникациях и ДЗЗ установлена территориальная и персональная юрисдикция, в том числе в отношении иностранных организаций, КД которых осуществляется под контролем заинтересованных лиц в США.

Закон Российской Федерации «О космической деятельности» 1993 г. содержит следующее важное положение:

«Иностранные организации и граждане, осуществляющие космическую деятельность под юрисдикцией Российской Федерации, пользуются правовым режимом, установленным для организаций и граждан Российской Федерации, в той мере, в какой такой режим предоставляется соответствующим государством организациям и гражданам Российской Федерации» (ст. 27). [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82]

Тем самым, в случае причинения ущерба иностранным лицом, осуществляющим КД под российской юрисдикцией (исходя из принципа взаимности), Россия обязуется нести международную ответственность за выплату компенсации пострадавшей стороне, что является очередным аргументом в пользу включения условия о юрисдикции в законодательное определение КД, предложенное в настоящем диссертационном исследовании.

Далее из статьи VI Договора по космосу также следует, что субъектами национальной КД могут быть правительственные органы и неправительственные лица. К категории правительственных органов относятся в первую очередь космические агентства и ведомства, например, Федеральное космическое агентство (Роскосмос), Управление по аэронавтике и использованию космического пространства США (НАСА), Национальное космическое управление Китая (CNSA), Японское аэрокосмическое исследовательское агентство (JAXA) и другие. Кроме того, любое министерство или ведомство может быть уполномочено от имени государства осуществлять космическую деятельность в целом или ее отдельные направления, например, Национальное управление по океанам и атмосфере Министерства торговли США (сфера ДЗЗ), Министерство обороны Российской Федерации (военный космос).

Ко второй категории - неправительственных лиц - относятся физические и юридические лица, не наделенные полномочиями осуществлять государственную власть . Тем самым, официальный перевод на русский язык термина «entities», используемого в ст. VI Договора по космосу, некорректен, так как исключает физических лиц, которые потенциально также могут осуществлять космическую деятельность (хотя на сегодняшний день таких прецедентов не было отмечено по причине чрезвычайной сложности, высокой стоимости и рисков КД). Неточность русского текста подтверждается при анализе переводов статьи VI Договора на остальные официальные языки ООН. [83]

Повышенный риск наступления негативных последствий космической деятельности обусловил необходимость разработки принципа международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами, как логическое продолжение принципа международной ответственности за национальную КД. Статья VII Договора по космосу гласит:

«Каждое государство-участник Договора, которое осуществляет или организует запуск объекта в космическое пространство, включая Луну и другие небесные тела, а также каждое государство-участник Договора, с территории или установок которого производится запуск объекта, несет международную ответственность за ущерб, причиненный такими объектами или их составными частями на Земле[84] [85], в воздушном или в космическом пространстве, включая Луну и другие небесные тела, другому государству- участнику Договора, его физическим или юридическим лицам».

Исходя из содержания статей VI и VII Договора по космосу, ответственность может быть следствием ущерба, вызванного действиями не только самого государства (в лице его органов), но также и неправительственных лиц. Тем самым, международно-правовые последствия такого ущерба, а именно обязанность возместить причиненный ущерб, в полной мере являются бременем соответствующего государства. Данная позиция подтверждается при анализе практической применимости указанных статей Договора по космосу и получила широкую поддержку в международно-правовой литературе .

Статья VII Договора по космосу закрепила общую формулу международной ответственности за ущерб, которая потребовала конкретизации. Рассматриваемая проблема оказалась наиболее сложной для урегулирования нормами международного космического права. В силу принципиальных разногласий США и СССР по ряду аспектов ответственности за ущерб в космосе[86] [87] [88] переговорный процесс занял почти десятилетие , в результате которого был выработан и согласован проект Конвенции о международной ответственности за ущерб,

причиненный космическими объектами, 1972 г. (Конвенция об ответственности)

88

. Главной целью документа, согласно преамбуле, является создание механизма компенсации ущерба, причиненного третьим лицам в результате космических операций. Конвенция об ответственности раскрывает положения статьи VII Договора по космосу, в частности, разграничивая ответственность за ущерб в космосе и вне его пределов, а также закрепляя особый международно-правовой механизм урегулирования споров, возникающих в связи с причинением ущерба. Примечательно, что Конвенция об ответственности содержит механизмы урегулирования споров, возникающих вследствие ущерба именно от правомерной КД (например, в результате падения на Землю нефункционирующего космического аппарата или его фрагментов, случайного выброса высокотоксичного ракетного топлива, неудачного пуска, неконтролируемого сближения и столкновения космических аппаратов и т.д.), тогда как к нарушителю норм МКП и общего международного права подлежат применению универсальные международно-правовые санкции. Проблема пространственного разграничения международной ответственности за ущерб в области КД, а также указанный выше механизм разрешения космических споров будут подробно рассмотрены далее в настоящем диссертационном исследовании (§ 3 главы 1 и глава 3 соответственно).

Обращает на себя внимание использование в статьях VI и VII английской версии Договора по космосу и нормах Конвенции об ответственности двух

терминов применительно к международной ответственности: «responsibility» и «liability»[89] [90]. Согласно доктринальному толкованию[91] [92], в правовых системах англосаксонской правовой семьи юридическое содержание термина «responsibility» состоит в ответственности за соблюдение юридических обязанностей и их нарушение, тогда как термин «liability» означает ответственность за наступившие последствия нарушения субъектом своего международного обязательства. Данное различие характерно только для англоязычных текстов официальных документов ООН, тогда как в версиях на остальных официальных языках Организации используется лишь один термин, охватывающий оба значения ( в русском «ответственность», во французском - «responsabilite», в испанском - «responsabilidad», в арабском - «^U>^» и в китайском - «ЙІЇ»), что никоим образом не влияет на содержание двух рассматриваемых категорий международной ответственности. Вместе с тем, необходимо отметить, что международная ответственность за соответствие национальной КД нормам МКП («responsibility») возлагается на любое государство, под юрисдикцией которого осуществляется такая деятельность, тогда как субъектом международной ответственности за ущерб («liability») является только запускающее государство . Правовое значение подобного разграничения указанных видов ответственности по субъектному составу будет раскрыто в § 1 главы 2 настоящего диссертационного исследования применительно к концепции «запускающее государство».

<< | >>
Источник: Волынская Ольга Александровна. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ОТВЕТСТВЕННОСТИ В ОБЛАСТИ КОСМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2. Основания ответственности в международном космическом праве:

  1. § 1. Понятие международного экологического права
  2. § 2. Принципы международного экологического права
  3. Глава III. ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ПРАВА
  4. Система правовых норм и отраслевое подразделение права
  5. § 1. Право международных договоров, предмет регулирования данной области права. Понятие международного договора (соглашения)
  6. § 2. Основания ответственности в международном космическом праве
  7. § 3. Проблема ответственности в зависимости от вины и абсолютной ответственности за ущерб в международном космическом праве
  8. § 4. Определение термина «ущерб» в международном космическом праве
  9. § 4. Влияние процесса коммерциализации на институт ответственности в международном космическом праве
  10. Проблемы международной ответственности в международном экологическом праве за незаконное использование ядерной энергии
  11. Международно-правовая ответственность государств за неблагоприятные последствия изменения климата, приводящие к затоплению государственной территории
  12. § 4. Развитие международного гуманитарного права о запрещенных методах и средствах ведения войны во второй половине XX в.
  13. § 1.3. Современное состояние международного космического права
  14. § 3.3. Совершенствование международно-правового регулирования долгосрочной устойчивости космической деятельности
  15. Современные источники международного морского права по вопросу охраны человеческой жизни на море
  16. § 2. Становление и развитие института ответственности в международном праве
  17. § 2. Обеспечение экологической безопасности и международное космическое право
  18. Предмет международного природоресурсного права
  19. Институт ответственности в современном международном праве
  20. Проблема определения субъектного состава международно-правовойответственности
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -