<<
>>

§ 3. Проблема ответственности в зависимости от вины и абсолютной ответственности за ущерб в международном космическом праве

В МКП выделяются две категории международной ответственности за причиненный ущерб: абсолютная ответственность и ответственность в зависимости от вины (ст. II и III Конвенции об ответственности).

Принцип абсолютной ответственности за ущерб (объективной ответственности или ответственности без вины), в соответствии с которым пострадавшая сторона не обязана доказывать вину причинителя ущерба, был выработан в международном воздушном, морском, атомном праве в ответ на

- 93

развитие технологий и возрастающие риски в связи с их использованием .

Так, в международном воздушном праве действует принцип абсолютной ответственности авиаперевозчика за ущерб, причиненный пассажирам, собственникам перевозимых грузов [93] [94] , а также третьим лицам [95] . Так как причинитель ущерба является стороной гражданско-правовых отношений, вопросы ответственности относятся к сфере не международного, а частного права. Размеры компенсации за причиненный авиаперевозчиком ущерб ограничены[96] [97] [98].

Согласно нормам международного морского права ответственность за ущерб может быть возложена и на государство , и на судовладельца , причем также установлен предел такой ответственности[99].

В международном атомном праве действует принцип абсолютной ответственности за ядерный ущерб, причем обязанность возместить такой ущерб (в установленных пределах) возлагается на владельцев ядерных установок в рамках гражданского судопроизводства[100].

Концепция абсолютной ответственности за высокотехнологичную деятельность, сопряженную со значительным риском, была воспринята и в МКП. Статья VII Договора по космосу возлагает исключительно на государства международную ответственность за ущерб, причиненный их космическими объектами, а ст.

II Конвенции об ответственности конкретизирует, что запускающее государство несет абсолютную ответственность (вне зависимости от наличия и степени вины) за выплату компенсации за ущерб, который может быть причинен космическим объектом такого государства на поверхности Земли или воздушному судну в полете. Размер компенсации, как следует из ст. XII Конвенции об ответственности, должен восстановить положение пострадавшей стороны, которое существовало бы, если бы ущерб не был причинен[101].

Таким образом, в отличие от международного воздушного, морского и атомного права, ответственность за ущерб в результате космической деятельности является, во-первых, не гражданско-правовой, а международно-правовой категорией, а во-вторых, в МКП не установлены предельные размеры ее компенсации.

Конвенция об ответственности предусматривает единственную возможность частичного или полного освобождения запускающего государства от абсолютной ответственности за причиненный ущерб, если докажет, что «ущерб явился полностью или частично результатом грубой небрежности либо действия или бездействия, совершенных с намерением нанести ущерб, со стороны государства-истца, либо физических или юридических лиц, которых оно представляет» (п. 1 ст. VI Конвенции об ответственности). При этом

обязательным условием является соблюдение запускающим государством норм международного права, в том числе Устава ООН и Договора по космосу, при осуществлении КД (п. 2 там же). Таким образом, даже если пострадавшая сторона своими действиями способствовала увеличению ущерба, но при этом само запускающее государство нарушило международно-правовые нормы, освобождения от абсолютной ответственности не предоставляется.

Отдельные авторы предлагают возложить абсолютную ответственность за ущерб в результате КД на частных операторов такой деятельности по аналогии с рассмотренными выше отраслями международного права, а государству «оставить роль гаранта несения ответственности указанными субъектами» . Подобная позиция не учитывает особой природы КД, осуществляемой в практически неизведанном пространстве, представляющем потенциальную угрозу для любых операций, следствием чего может стать значительный ущерб как в космосе, так и в воздушном пространстве и на Земле.

Оценить даже приблизительные размеры такого ущерба не представляется возможным. Очевидно, что ни один оператор космической деятельности не сможет самостоятельно гарантировать возмещение причиненного ущерба в полном объеме, поэтому отношения в сфере ответственности в МКП подняты на межгосударственный уровень.

Примечательно, что по мнению экспертов в области международного воздушного права распространение абсолютной ответственности на случаи причинения ущерба космическим объектом воздушному судну в полете не является обоснованным в современных условиях. Такая позиция объясняется тем, что даже при максимально выверенном курсе (траектории) спуска космического аппарата с орбиты, заблаговременном оповещении наземных служб о предполагаемом времени и месте схода столкновение может иметь место по вине экипажа воздушного судна или же диспетчера, нарушивших особый режим в зоне воздушного пространства, через которую проходила траектория спуска космического аппарата. Данный пример является очередным наглядным [102] подтверждением того, что сегодня назрела необходимость доработать установленный в Конвенции об ответственности 1972 г. международно-правовой режим абсолютной ответственности в соответствии с потребностями современной космической деятельности.

Если, как гласит ст. III Конвенции об ответственности, «ущерб космическим объектом запускающего государства причинен космическому объекту другого запускающего государства либо лицам или имуществу на борту такого космического объекта в любом месте, помимо поверхности Земли», применяется критерий вины для определения ответственности. Данная формулировка является достаточно широкой и охватывает в том числе случаи причинения ущерба одним космическим аппаратом другому на этапе запуска, когда оба аппарата находятся еще в воздушном пространстве.

Вместе с тем, установление вины запускающего государства на практике осложняется отсутствием универсальных правил и критериев ее определения. Мировое космическое сообщество склоняется к закреплению таких правил в международных документах добровольного исполнения, подобно руководящим принципам долгосрочной устойчивости космической деятельности и Кодексу поведения в космосе, работа над которыми ведется в настоящее время в рамках Комитета ООН по космосу[103] и Европейского Союза[104] соответственно. Однако данные проекты содержат в основном декларативные положения общего характера, которые едва ли внесут ясность в действующий режим международной ответственности в зависимости от вины, так как нацелены на решение исключительно политических, а не правовых проблем. Необязательный характер разрабатываемых документов не может гарантировать неукоснительное соблюдение их положений государствами мира, что отнюдь не способствует поддержанию курса на стабильность, транспарентность и долгосрочную устойчивость КД[105].

Конвенция об ответственности исторически предназначалась для всемерной защиты интересов лиц, не имеющих отношения к космическим операциям и непосредственно в них не участвующих. В отношении таких третьих лиц режим Конвенции об ответственности доказал свою эффективность, а принцип абсолютной ответственности за ущерб по-прежнему является достаточным стимулом для государств-участников КД обеспечивать особый контроль качества производимой космической техники и безопасные условия ее эксплуатации. Примечательно, что НАСА, а также другие заинтересованные ведомства США обязательно публикуют на своих официальных сайтах уведомления об ожидаемом сходе с орбиты американского аппарата или его элементов, предполагаемом месте падения, степени риска для граждан, также о готовности рассмотреть все требования о причинении ущерба в связи с ожидаемыми событиями[106]. Подобные действия, очевидно, имеют целью не только заботу о безопасности граждан, но и попытку минимизировать размеры возможной ответственности государства за причиненный ущерб на основании рассмотренного выше п. 1 ст. VI Конвенции об ответственности, если пострадавшее лицо своими действиями или бездействием способствовало увеличению ущерба.

Что же касается лиц, непосредственно осуществляющих КД, для надлежащей защиты их прав и интересов нормы Конвенции об ответственности являются недостаточными.

Так, операторы космических систем, будь то государственные органы или коммерческие организации, находятся в менее выгодном положении при причинении ущерба их собственным космическим объектам. Как ранее отмечалось, определение вины причинителя ущерба в случае инцидента в космосе крайне затруднительно. Тем самым, осуществляя космическую деятельность, участники КД сознательно принимают на себя риск возможных неблагоприятных последствий, которые не будут компенсированы.

Интересен также правовой анализ случаев возможного причинения космическим объектом запускающего государства ущерба его гражданам.

Пункт «а» ст. VII Конвенции об ответственности исключает из сферы действия Конвенции об ответственности правоотношения государств и их граждан в случае причинения последним ущерба в ходе КД. Такое же исключение распространяется и на иностранных граждан, когда они «участвуют в операциях, связанных с этим космическим объектом, со времени его запуска или на любой последующей стадии вплоть до его спуска, или в то время, когда они находятся по приглашению этого запускающего государства в непосредственной близости от района запланированного запуска или возвращения объекта» (п. «b» ст. VII там же). Данная формулировка позволяет рассматривать споры между государством, его гражданами и иностранными лицами, непосредственно участвующими в космических операциях, на национальном уровне. Ярким примером реализации подобных правоотношений между государством и его гражданами являются судебные иски граждан США, предъявляемые собственному государству на основании Закона США о нарушениях законных прав федеральными органами 1946 г. в связи с причинением ущерба американскими космическими объектами

или их фрагментами[107] [108].

По мере увеличения числа запусков растет угроза столкновений в космосе, в особенности на низких околоземных орбитах, где наблюдается максимальное число космических аппаратов, отработанных частей ракет-носителей, а также неизмеримое количество фрагментов космического мусора, каждый из которых представляет потенциальную опасность для космических операций. В этой связи представляется целесообразным рассмотреть вопрос об усилении международной ответственности в МКП за ущерб, причиненный в космическом пространстве умышленными или неосторожными действиями или бездействием государств и/или коммерческих организаций под их юрисдикцией. Данная задача может быть решена следующими средствами: во-первых, необходимо выработать определение ущерба, отвечающее современным реалиям (подробнее недостатки установленного Конвенцией об ответственности определения ущерба будут рассмотрены далее в § 4 настоящей главы); во-вторых, требуется сформулировать критерии (условия), по которым космическая деятельность будет признаваться вредоносной, противоречащей международному курсу на долгосрочную устойчивость, безопасность и защищенность КД. Не менее актуальной является проблема ответственности коммерческих организаций, осуществляющих КД, и ее соотношение с международной ответственностью государств по МКП. Решение обозначенных проблем в совокупности должно быть закреплено в международноправовом документе, имеющем обязательную юридическую силу.

Подобный подход с юридической точки зрения вполне оправдан: риску подвергаются все без исключения космические объекты, находящиеся на околоземных орбитах, включая пилотируемые, то есть существует реальная угроза жизни и здоровью космонавтов на орбите; если поврежден навигационный спутник системы GPS или ГЛОНАСС, ухудшается качество передаваемого сигнала, что влечет получение неточных пространственных координат не только объектами на Земле, но и космической техникой, которая также оснащена навигационным оборудованием; наконец, утрата или повреждение космического аппарата означает существенные убытки для собственника, включая упущенную выгоду от нереализованного потенциала такого аппарата. Таким образом, устоявшийся публично-правовой принцип международной ответственности в зависимости от вины за ущерб, причиненный другим космическим операторам, в его действующей формулировке не отвечает интересам современной космической деятельности, основными участниками которой выступают коммерческие организации. Поскольку субъектами международной ответственности являются государства, приоритетная задача которых - стимулирование частнопредпринимательских операций в космосе, именно государства должны создать наиболее благоприятный международно-правовой режим защиты интересов своего частного космического сектора.

Отдельные авторы предлагают усилить международную ответственность в МКП путем установления абсолютной ответственности запускающих государств за ущерб, причиненный в космическом пространстве [109] . Однако в случае столкновения двух космических объектов разных государств принцип абсолютной ответственности за причиненный ущерб неприменим по очевидным причинам. В то же время можно рассмотреть вопрос об усилении международной ответственности за ущерб, причиненный окружающей среде космоса (околоземного космического пространства) в результате, например, взрыва аппарата на орбите, столкновения космических объектов, преднамеренного уничтожения («снятия») объекта в ходе испытания противоспутникового оружия. Поскольку подобные действия представляют собой серьезную угрозу для всей космической деятельности, причем не только текущей, но и перспективной, решение проблемы усиления международной ответственности за ущерб в космосе должно быть найдено уже сегодня.

Если на международном уровне будет принято решение об ужесточении международной ответственности за ущерб, чрезвычайно важно, чтобы подобные нововведения осуществлялись поступательно, чтобы не разрушить установленный правопорядок в области космических правоотношений. Предпочтительным механизмом внедрения таких поэтапных изменений мог бы стать дополнительный протокол к Конвенции об ответственности о внесении изменений в статьи II и III. Возможная формулировка содержания протокола будет предложена в настоящем диссертационном исследовании по итогам изучения правового содержания понятий «ущерб» [110] , «запускающее государство»[111] в МКП, а также анализа процесса коммерциализации как стимула развития существующей системы международной ответственности в сфере космической деятельности.

<< | >>
Источник: Волынская Ольга Александровна. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ОТВЕТСТВЕННОСТИ В ОБЛАСТИ КОСМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 3. Проблема ответственности в зависимости от вины и абсолютной ответственности за ущерб в международном космическом праве:

  1. § 3. Гражданская ответственность за причинение трансграничного ущерба окружающей среде
  2. Актуальные проблемы делимитации космического и воздушного пространства
  3. Современный международно-правовой режим космического пространства и небесных тел
  4. Содержание международно-правового режима аэрокосмической навигации
  5. Оглавление
  6. Введение
  7. § 3. Проблема ответственности в зависимости от вины и абсолютной ответственности за ущерб в международном космическом праве
  8. Международно-правовая ответственность государств за неблагоприятные последствия изменения климата, приводящие к затоплению государственной территории
  9. § 3. Сопутствующие элементы теоретической модели взаимосвязи нормы права, правоотношения и юридического факта
  10. Глава 1. Юридический факт и юридический состав
  11. Абсолютная ответственность государств и международных организаций в международном праве
  12. § 3.3. Совершенствование международно-правового регулирования долгосрочной устойчивости космической деятельности
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -