<<
>>

§ 4. Влияние процесса коммерциализации на институт ответственности в международном космическом праве

Главной задачей международного космического права с момента его зарождения было обеспечение свободного, беспрепятственного и недискриминационного доступа человечества в космос в целях поддержания мира, что обусловило ведущую роль государств в осуществлении КД.

Однако в условиях экономической нестабильности, которая привела к резкому сокращению государственного финансирования космических программ, потребовались новые механизмы стимулирования космической отрасли[205]. Таким механизмом стала коммерциализация космической деятельности - главная общемировая тенденция развития современной КД.

Термины «коммерциализация», «коммерческая космическая деятельность», «коммерческие космические услуги» широко употребляются начиная с 1960-х годов с момента запуска в США первого коммерческого спутника связи. Однако, учитывая различные подходы к базовым определениям МКП, прежде всего космической деятельности, научные мнения о содержании понятия «коммерциализация космической деятельности» еще более многочисленны и разнообразны. Так, например, Д.А. Росси предлагает следующее видение коммерциализации КД: «создание продукта, услуги или иной возможности получения прибыли предприятиями частного космического сектора в ответ на требования рынка (действующие или прогнозируемые) за счет фондовых средств предприятия и на его риск. Создаваемый продукт (услуга) затем представляется на рынке путем продажи или сдачи в аренду частным или государственным заказчикам. Коммерческое предприятие-изготовитель должно обеспечить лучшие потребительские свойства предлагаемого продукта или услуги в сравнении с конкурентами на рынке. Главным движущим фактором является прибыль; основная цель - стоимость» . Отдельные специалисты (например, Н. Г олдман , А.С. Пирадов , Д. Фугуа ) в аналогичном значении оперируют терминами «индустриализация космоса / околоземного космического пространства».

По мнению Н. Голдмана, «индустриализация космоса влечет изменение старых и выработку новых принципов космического права» .

Для целей настоящего диссертационного исследования коммерциализацию КД в самом общем виде можно рассматривать как переход от государственной к частной космической (или «околокосмической») деятельности, имеющей целью извлечение прибыли. При этом необходимо разграничивать понятия

«коммерциализация» и «приватизация» КД. Под приватизацией космической деятельности понимается привлечение коммерческих компаний (на возмездной основе) к оказанию публичных услуг в сфере использования космоса (например, спутниковая связь, теле- и радиовещание), то есть без изменения конечной цели [206] [207] [208] [209] [210]

КД. В свою очередь, коммерциализация КД предполагает передачу элементов космической инфраструктуры, космических технологий из государственного в частный сектор для их использования с целью извлечения прибыли либо создание и использование космических объектов и сопутствующей инфраструктуры наземного и космического базирования организациями частного сектора в коммерческих целях, что фактически означает переход от государственного к частному финансированию космических проектов и программ . Примечательно, что в официальных документах НАСА, например, «NASA Office of Policy and Plans Policy Review on Space Transportation Implementation Plan» 1998 ,

подменяются понятия «коммерциализация КД» и «приватизация КД»: «коммерциализация космических шаттлов имеет место, когда частный сектор принимает на себя ответственность в полном объеме по программе космических шаттлов, а также права собственности в отношении имущества и ответственность за ущерб» . Исходя из контекста, имеется в виду как раз приватизация, так как

214

программа шаттлов выполнялась в интересах государства .

По мере увеличения масштабов КД все больше частных организаций проявляют интерес к участию в ней. Коммерческие структуры обладают необходимым опытом, гибкостью и мобильностью для успешной реализации коммерческих инициатив на мировых космических рынках, в отличие от малоподвижных и бюрократизированных государственных органов.

Государства заинтересованы в обеспечении технологических преимуществ для получения передовых знаний о космосе, выявления потенциала космического пространства и эффективных способов его использования (прежде всего, разработка внеземных энергетических ресурсов), что в итоге позволит обеспечить стратегическое лидерство в мировой космонавтике, а с экономических позиций - устойчивое развитие национальной экономики. Коммерциализация является гарантией [211] [212] [213] [214] дальнейшего качественного роста и развития космической деятельности во всем мире. Поэтому первоочередной задачей государств является создание оптимальных политических и правовых условий для коммерческой КД.

Действующие международные соглашения по космосу не регулируют вопросы коммерческого использования космического пространства и в то же время не содержат прямого запрета частных операций в космосе[215] [216]. Только статья VI Договора по космосу содержит положения, косвенно затрагивающие правовой статус коммерческой КД, а именно: «деятельность неправительственных юридических лиц в космическом пространстве, включая Луну и другие небесные тела, должна проводиться с разрешения и под постоянным наблюдением соответствующего[217] государства - участника Договора»[218]. Таким образом, государства наряду с механизмами стимулирования роста коммерческого сектора должны создавать действенные инструменты контроля частной КД в целях обеспечения выполнения указанных международных обязательств.

Международно-правовой режим коммерческой деятельности в космосе необходим, чтобы гармонизировать и усовершенствовать действующее национально-правовое регулирование частных космических операций,

стимулировать выработку соответствующих внутригосударственных правовых механизмов новыми государствами-участниками «космического клуба», гарантировать соответствие национального законодательства по коммерческой космической деятельности фундаментальным принципам МКП.

В то же время такой международно-правовой режим должен быть максимально гибким, чтобы привлечь частный сектор к участию в КД и стимулировать инвестирование коммерческих проектов. Подобный режим может быть создан посредством разработки и принятия международно-правового документа универсального действия и обладающего обязательной юридической силой - международной конвенции об унификации правил, касающихся коммерческой космической деятельности.

Как представляется, такой документ должен, во-первых, содержать четкое определение коммерческой КД исходя из определения космической деятельности (которое, как было отмечено выше, целесообразно внести в Договор по космосу 1967 года); во-вторых, устанавливать минимальный набор прав и обязанностей коммерческих организаций-участников КД, включая обязанность получения разрешения на КД, регистрации своих космических объектов в национальных регистрах, страхования таких объектов и рисков ответственности в случае причинения ущерба, государственной регистрации сделок с космическими объектами (по передаче прав собственности или контроля в их отношении); в- третьих, предусматривать типовые механизмы наблюдения и контроля государств за соблюдением коммерческими организациями под их юрисдикцией разрешительного порядка КД (условий лицензии), ведения национального регистра прав в отношении коммерческих космических объектов и сделок с ними; в-четвертых, устанавливать и конкретизировать регрессный порядок возмещения виновной коммерческой организацией расходов, понесенных государством на компенсацию ущерба в результате КД такой организации; и, наконец, в-пятых - вопросы разрешения споров между государством и коммерческими организациями, осуществляющими космическую деятельность под его юрисдикцией.

Несмотря на заявления отдельных государств о нецелесообразности пересмотреть или как минимум восполнить пробелы в договорах по космосу, а тем более разрабатывать новые юридически обязательные документы, данный процесс уже запущен, и его главным вдохновителем является Российская Федерация.

В настоящее время на различных международных форумах ведется активная проработка отдельных элементов будущего международно-правового режима коммерческой КД, и данная работа, по оценкам экспертов, в обозримом будущем неизбежно приведет международное космическое сообщество к единогласному мнению о необходимости нового международно-правового регулирования КД в условиях ее коммерциализации, представленного одним или несколькими взаимосвязанными документами, имеющими обязательную юридическую силу.

Итак, как было отмечено, предпринимаются отдельные попытки разработать международно-правовые инструменты регулирования специфических аспектов коммерческой КД. Наиболее ярким примером являются Кейптаунская конвенция о международных гарантиях в отношении подвижного оборудования 2001 г. и Космический протокол к ней 2012 г. , разработанные Международным институтом по унификации частного права (УНИДРУА) при участии ведущих мировых экспертов в сфере правового обеспечения частных космических проектов.

Задача Кейптаунской Конвенции и Космического протокола - унифицировать различные подходы правовых систем к вопросам обеспечения гарантий прав кредиторов, сохранения права собственности в отношении имущества, что удерживает инвесторов от вложения средств в отрасль из-за отсутствия серьезных гарантий возврата вложенного капитала и приводит к недофинансированию космических проектов. Ключевым элементом нового режима является международная регистрация прав требования кредиторов в отношении космического имущества, которая может послужить доказательством [219] [220] приоритета данных прав перед незарегистрированными или позднее зарегистрированными правами прочих кредиторов в случае дефолта должника. Конвенция и протокол предоставляют кредиторам ряд базовых средств судебной защиты, включая возможность принятия судом промежуточного решения об удовлетворении их требований до момента вынесения окончательного решения по существу иска. В принятии Космического протокола заинтересован целый круг лиц: производители космических аппаратов, ракет-носителей, операторы спутниковой связи, инвесторы (кредитные организации, производственные и финансовые структуры), страховые компании, международные организации, национальные космические агентства и т.д.

Наибольшую выгоду от установления нового правового режима получат, прежде всего, страны с развивающейся экономикой.

Тем самым, Космический Протокол путем создания благоприятных международно-правовых условий деятельности предприятий малого и среднего бизнеса, нуждающихся в существенном финансировании своих космических проектов, призван способствовать росту конкуренции на мировом космическом рынке. Однако несмотря на очевидные преимущества, Космический Протокол пока не получил поддержки в коммерческой космической сфере, был охарактеризован отдельными экспертами как «ненужное, сбивающее с толку и громоздкое препятствие для финансовых операций, противоречащее сложившейся рыночной практике»[221] [222]. Вполне возможно, что Протокол не будет воспринят широким кругом государств. Несмотря на принятие текста Протокола, работа над ним продолжается, причем ее ход отслеживается в Комитете ООН по космосу. Итоги данной работы покажут, возможно ли на практике обеспечить

баланс между потребностями космической промышленности и государственными

222

интересами .

Особо следует отметить, что частноправовой режим коммерческой космической деятельности, создаваемый Кейптаунской конвенцией и Космическим протоколом, строится на фундаментальных принципах МКП и никоим образом не подменяет их. Так, согласно ст. XXXV Космического протокола, действие Кейптаунской конвенции и Протокола применительно к космическому имуществу ни в коей мере не затрагивает прав и обязанностей государств-участников данных инструментов, которые закреплены в договорах ООН по космосу, других международных соглашениях и документах Международного союза электросвязи.

Параллельно с работой УНИДРУА над Космическим Протоколом в Научно - техническом подкомитете Комитета ООН по космосу ведется разработка тематики долгосрочной устойчивости космической деятельности (ДУКД), цель которой - сформулировать руководящие принципы деятельности в космосе всех участников КД, в том числе частных лиц, для обеспечения ДУКД . С тем, чтобы будущие принципы, имеющие необязательную юридическую силу, были применимы к любым направлениям КД и учитывали их специфику, в контексте ДУКД исследуются следующие проблемы: ответственное использование космических возможностей на благо земной экономики; способы предупреждения образования космического мусора и уменьшения техногенного засорения околоземного космического пространства; мониторинг космической погоды; нормативно-правовые режимы деятельности в космосе. Однако несмотря на благую цель данной работы, ее формат в Научно-техническом Подкомитете Комитета ООН по космосу не позволяет обеспечить поистине международное обсуждение проекта руководящих принципов ДУКД: ключевые формулировки разрабатываются в рамках обособленных экспертных групп по указанным выше четырем проблемам, причем группы не имеют возможности представить [223] выработанные предложения для обсуждения коллегам из других экспертных групп. Очевидно, такой способ предпочтителен для главных апологетов идеи ДУКД - США, которые, действуя прежде всего силами своих европейских и японских партнеров, продвигают собственные политические интересы и стремятся не допустить ни установления чрезмерных ограничений для собственных коммерческих компаний - лидеров мирового космического рынка, ни тем более принятия обязательных соглашений в сфере частной КД. В этих условиях Россия отстаивает принципиальную позицию о необходимости привлечения максимального круга участников к обсуждению проекта принципов ДУКД, обеспечения открытой дискуссии и плюрализма мнений, а также выработки действенных механизмов обеспечения соблюдения государствами будущих руководящих принципов ДУКД - то есть перспективной разработки на их основе международно-правового документа, имеющего обязательную

224

юридическую силу .

Как показал проведенный анализ, международно-правовое регулирование коммерческих аспектов КД воспринимается многими государствами как затруднительный, комплексный и длительный процесс (в первую очередь, по политическим причинам), что никак не отвечает потребностям современной деятельности в космосе. Частноправовые операции требуют оперативного создания соответствующего правового режима, который сможет быстро совершенствоваться в силу новых тенденций развития КД. Такой режим в настоящее время частично обеспечивается на уровне национального законодательства. [224]

Первые внутригосударственные нормативно-правовые акты, регулирующие вопросы лицензирования, регистрации и страхования коммерческой КД, были приняты в США , Великобритании и Швеции . С появлением многонациональных коммерческих космических проектов национальное законодательство и других государств претерпело существенные изменения: потребовалась выработка внутренних правовых режимов деятельности коммерческих предприятий в космосе, способствующих развитию внутренних рынков, активизации малого и среднего бизнеса (что представлялось непростой задачей в связи со значительной стоимостью космических проектов), прежде всего - путем улучшения инвестиционного климата и предоставления дополнительных стимулов (к примеру, льготное налогообложение). Однако именно космическое законодательство по-прежнему существует лишь в единичных государствах, причем его нормы в части правового статуса частных компаний и разрешительного порядка коммерческой КД существенно различаются в зависимости от собственных интересов данных государств. В стремлении развивать коммерческую составляющую КД государства заинтересованы, с одной стороны, в создании льготных режимов лицензирования, налогообложения, страхования частной космической деятельности, а с другой стороны, в ограничении сферы своей ответственности за такую деятельность и ее возможные последствия, в связи с чем неизбежно ограничительное толкование обязательных норм МКП на внутригосударственном уровне . Подобная ситуация не может способствовать стабильной и эффективной реализации международных коммерческих космических проектов, подпадающих под

229

юрисдикцию нескольких государств . [225] [226] [227] [228] [229]

Таким образом, требуется, с одной стороны, привлечение максимально широкого круга стран мира к участию в международных соглашениях по космосу, разработка на их основе национального космического законодательства, и с другой - гармонизация уже имеющихся национальных правовых режимов коммерческой КД и выявление типовых норм, которые должны быть включены в

230 231

каждое новое законодательство по космосу .

В 2001 году Институтом воздушного и космического права Кельнского университета при поддержке Германского аэрокосмического центра (DLR) был осуществлен исследовательский проект, названный «Project 2001», целью которого было развитие нормативно-правовой базы коммерческого использования космоса . В рамках проекта рассматривалось текущее состояние международного и национального космического права, регулирующего области пилотируемой космонавтики, обитаемых орбитальных станций, пусковых услуг, ДЗЗ и телекоммуникаций.

По результатам работы эксперты выявили пять основных «кирпичиков» («building blocks»), которые должны быть включены в каждое законодательство по космосу в соответствии с фундаментальными принципами и нормами МКП:

1. Разрешительный порядок космической деятельности (ст. VI Договора по космосу), который подразумевает определение космической деятельности, установление ее рамок, юрисдикции государства в отношении физических и юридических лиц, распределение рисков (финансовых, экологических и др.) [230] [231] [232] между государственными органами и коммерческими участниками КД, установление обязательств по взаимной помощи и сотрудничеству;

2. Наблюдение за космической деятельностью (ст. VI Договора по космосу) посредством периодического сбора информации о соблюдении условий разрешения и лицензии, применения санкций, приостановления действия или отзыва разрешения и лицензии;

3. Регистрация космических объектов (ст. V и VIII Договора по космосу, Конвенция о регистрации), которая требует выработки определения космического объекта, создания национального регистра и определения ответственного органа за его ведение, установления императивных требований к регистрации[233], возможности внесения изменений в данные регистра и доступа к ним;

4. Порядок возмещения расходов, понесенных государством для покрытия ущерба, причиненного его юридическими или физическими лицами в ходе осуществления КД (ст. VII Договора по космосу, Конвенция об ответственности), для чего необходимо закрепить право получения государством такого возмещения, механизмы его реализации, а также размеры (или ограничения) такого возмещения;

5. Прочие вопросы, которые обеспечивают соблюдение принципа честной конкуренции: страхование космических рисков, права интеллектуальной

234

собственности, финансовое обеспечение, разрешение споров и др. .

В 2004 г. был организован второй аналогичный проект Института воздушного и космического права Кельнского университета и DLR - «Project 2001 Plus» , целью которого был предметный анализ последствий глобализации и интеграции в Европе для будущей коммерческой космической деятельности[234] [235] [236] [237]. Ключевые выводы экспертов были отражены в документе Юридического подкомитета Комитета ООН по космосу A/AC.105/763 2001 года. .

Начиная с 2008 г. Юридический подкомитет занимается систематизацией и детальным анализом действующих внутренних правовых режимов космической деятельности стран мира, уделяя особое внимание проблеме национальноправового регулирования коммерческого космического сектора [238] . В рамках Рабочей группы, в которой участвовали многие эксперты проектов «Project 2000» и «Project 2001 Plus», с 2008 по 2013 гг. было проведено фундаментальное

исследование национального космического права , удалось выделить ключевые правовые блоки («кирпичики»), которые полностью соответствуют требованиям МКП и должны лежать в основе каждого нового законодательства в сфере КД (как видно, за основу работы были взяты инициативы 2001 и 2004 годов). Такими «кирпичиками», по мнению Рабочей группы, являются[239] [240]:

1. Сфера применения национального космического права;

2. Выдача разрешений и лицензий;

3. Безопасность;

4. Постоянное наблюдение за деятельностью неправительственных лиц;

5. Регистрация космических объектов;

6. Ответственность и страхование;

7. Передача прав собственности или контроля в отношении космических объектов.

Комитет ООН по космосу как координатор КД всего мира предложил практические рекомендации государствам для учета указанных выше блоков правовых вопросов при разработке внутренних режимов космической деятельности, а именно[241]:

1) определить сферу регулирования национального космического права в строгом соответствии с нормами МКП, предусмотреть как территориальную, так и персональную юрисдикцию;

2) закрепить разрешительный порядок осуществления КД, в том числе условия выдачи, изменения, приостановления действия и отзыва разрешений и лицензий;

3) обеспечить соблюдение требований безопасности и минимизировать риски при осуществлении КД;

4) разработать надлежащие процедуры постоянного наблюдения и контроля космической деятельности;

5) создать и своевременно обновлять национальный регистр космических объектов (включая выведенные из эксплуатации объекты, то есть космический мусор), а также разработать порядок оперативной передачи таких данных Генеральному секретарю ООН;

6) предусмотреть способы регрессных требований государства к операторам КД в случае наступления международной ответственности, а также установить требования обязательного страхования ответственности перед третьими лицами;

7) закрепить разрешительный порядок передачи прав собственности или контроля в отношении космического объекта.

Приведенные рекомендации[242] в комплексе направлены на законодательное закрепление условий обеспечения выполнения соответствующими государствами своих международно-правовых обязательств по МКП, прежде всего - международной ответственности за всю национальную КД, в том числе осуществляемую коммерческими организациями.

В целях настоящего диссертационного исследования необходимо подробнее остановиться на разрешительном порядке частной космической деятельности. Как следует из статьи IV Договора по космосу, разрешительный порядок КД провозглашается основным инструментом наблюдения и контроля операций частного сектора в космической сфере.

Разрешительный порядок КД устанавливается государствами при соблюдении двух обязательных условий: обеспечить соответствие национальной космической деятельности требованиям международного права (ст. III Договора по космосу)[243] [244] [245], а также обеспечить безопасность такой деятельности (ст. III, VI и VII там же).

На практике выделяются два вида государственного контроля КД: в отношении космической деятельности в целом и в отношении ее оператора. В отдельных правовых режимах введены особые механизмы выдачи разрешений операторам на каждый космический проект, и лицензий, которые не привязаны к

245

конкретным программам .

Лицензия должна охватывать как непосредственно КД, так и смежные направления, связанные с космосом. При несоблюдении этого условия может возникнуть ситуация, когда причиненный ущерб в ходе разрешенной деятельности не связан напрямую с КД, но государство будет вынуждено нести международную ответственность за наступившие неблагоприятные последствия.

Условия выдачи разрешения и лицензии отражают оптимальный баланс интересов государства, обеспечивающего безопасность КД, и коммерческих предприятий, желающих осуществлять данную деятельность. Эффективная разрешительная система обеспечивает четкую правовую связь между государством и частной космической деятельностью, однако полностью не исключается вероятность несанкционированных космических операций. В таких случаях государство по-прежнему будет нести международную ответственность в силу несоблюдения своего международного обязательства обеспечить разрешительный порядок и постоянное наблюдение за национальной КД, которое установлено ст. VI Договора по космосу. В этой связи необходимо подробнее рассмотреть вопрос о влиянии коммерциализации КД на международную ответственность запускающих государств за негативные последствия космической деятельности коммерческих организаций и ее реализацию на практике (теоретические аспекты данной проблемы были освещены в § 2 главы 1 настоящего диссертационного исследования).

Государства поощряют всемерное участие коммерческих компаний в осуществлении перспективных и экономически выгодных космических проектов, постепенно отстраняясь от непосредственного участия в космической деятельности[246]. Практика показывает, что современная КД, в том числе самое затратное и комплексное из ее направлений - космические запуски - может успешно осуществляться исключительно коммерческими организациями без участия государств, что порождает неопределенность при попытке международно-правового обоснования новых правоотношений в космосе.

Конвенция об ответственности прямо не возлагает на запускающие государства международную ответственность за негативные последствия КД, осуществляемой неправительственными лицами. Однако тесная взаимосвязь между нормами об ответственности в ст. VI и VII Договора по космосу и положениями Конвенции об ответственности позволяет сделать вывод о том, что государства ответственны за ущерб, причиненный космическими объектами коммерческих организаций под их юрисдикцией, если в отношении таких объектов государства являются запускающими[247] [248].

Запуск может осуществляться коммерческим оператором, который официально зарегистрирован в рамках одной юрисдикции, осуществляет деловые операции в другом государстве, а сам запуск производит с территории третьей страны . Кроме того, сама полезная нагрузка может принадлежать на праве собственности нескольким частным лицам. Подобная ситуация явным образом не урегулирована нормами МКП, что ведет к размыванию границ ответственности и прав собственности.

На практике, если запуск осуществляет частный оператор пусковых услуг, пусковое средство регистрируется государством национальной принадлежности данного оператора, а коммерческая полезная нагрузка заносится в регистр государства, частная организация которого предоставила ее для запуска. Так, при запуске в 2013 г. французской компанией Arianespace коммерческого спутника «Optus-10», принадлежащего австралийскому оператору связи Optus, ракета- носитель «Ariane-5» была зарегистрирована в регистре космических объектов Франции, а спутник - в регистре Австралии. Соответственно, юрисдикция и контроль будут осуществляться каждым государством в отношении зарегистрированного им коммерческого объекта[249].

В международно-правовой доктрине отстаивается мнение о том, что если регистрируется либо ракета-носитель, либо запускаемый аппарат, регистрация

подразумевается в отношении двух объектов в комплексе . Данная позиция вполне обоснована: во-первых, ст. II Конвенции о регистрации не допускает ограничительного толкования требования о регистрации (т.е. регистрация только части из запускаемой совокупности объектов), во-вторых, такой ограничительный подход противоречил бы глобальному курсу на обеспечение безопасности в космосе и долгосрочной устойчивости космической деятельности ; в-третьих, если незарегистрированный объект причиняет ущерб третьим лицам, выявить государство, под юрисдикцией которого он находится и которое должно компенсировать ущерб, не представляется возможным - что означает нарушение главного принципа ответственности в МКП, а именно максимальной защиты лица, пострадавшего от космической деятельности.

В свете новых тенденций развития космической деятельности Юридический подкомитет Комитета ООН по космосу с 2000 по 2004 гг. провел ревизию концепции «запускающее государство» . В упоминавшейся ранее резолюции ГА ООН 59/115 «Применение концепции «запускающее государство» были представлены основные итоги данной работы и следующие рекомендации государствам, inter alia:

1) активизировать принятие национального законодательства, регулирующего разрешительный порядок частной космической деятельности и постоянный надзор за ней; [250] [251] [252] [253]

2) обеспечить доступ другим государствам к информации о практике в отношении передачи прав собственности на функционирующие космические объекты;

3) на основе анализа вышеуказанной информации рассмотреть возможность согласования внутренних правовых режимов КД с нормами международного права.

Последняя рекомендация отражает общее стремление мирового космического сообщества к открытости, свободному обмену информацией, укреплению доверия и повышению долгосрочной устойчивости космической деятельности, что в очередной раз служит подтверждением процессов глобализации и интернационализации КД в современном мире.

Разработка внутренних нормативно-правовых режимов коммерческой КД обеспечит не только надежный механизм государственного контроля такой деятельности, но и позволит государствам минимизировать свои финансовые риски в случае причинения частными космическими компаниями ущерба другим государствам и их лицам. На практике выделяются два подхода к решению проблемы возмещения расходов государства на компенсацию ущерба по вине коммерческого оператора:

1) государства законодательно закрепляют за собой право регрессных требований к оператору КД (или его страховщику), действиями которого был причинен ущерб третьему лицу (Австрия [254] , Бельгия [255] , Великобритания[256], Нидерланды[257], Южная Корея[258], Франция[259], Швеция[260]);

2) наряду с требованием о компенсации в порядке регресса устанавливаются предельные размеры такой компенсации (Австрия257 258 259 260 [261], Бельгия[262], Бразилия[263], Нидерланды[264], США[265], ЮАР[266], Южная Корея[267], Франция[268], Япония[269]). Вводя требования о возмещении частным лицом понесенных расходов, государство вправе возложить на операторов КД бремя такой компенсации в полном объеме. Однако учитывая высокие риски и стоимость космических проектов, такое положение вряд ли стимулирует привлечение частного сектора в отрасль, так как обеспечить страховое покрытие своих рисков в подобных размерах крайне проблематично. Поэтому предпочтителен второй, комбинированный подход, то есть законодательное ограничение размеров возмещения частным лицом, а если фактический ущерб превышает установленные пределы - обязательство государства выплатить пострадавшей стороне недостающую сумму. Тем самым, государство отчасти становится страхователем национальной космической деятельности[270].

При оценке правоотношений государства и частного сектора с позиций ответственности в МКП необходимо отдельно рассмотреть проблематику страхования космических рисков, которая практически не исследована в российской правовой доктрине. Хотя страхование относится к сфере частного права, его анализ в настоящем диссертационном исследовании обусловлен особой связующей ролью между публичным и частным сектором, которую страхование играет в современных условиях активизации коммерческой космической деятельности.

Международная ответственность за ущерб перед третьими лицами может наступить на любом этапе цикла космической деятельности: от начала разработки образца ракетно-космической техники до окончания срока активного существования космического аппарата на орбите и его утилизации (включая возвращение аппарата в атмосферу Земли). В этой связи страхование ответственности перед третьими лицами представляется объективной необходимостью и должно покрывать все этапы КД. Упорядоченная система страхования является одним из средств защиты участников космических проектов (как государств, так и частных лиц) от неблагоприятных финансовых последствий возможного причинения ущерба.

Так как МКП не рассматривает вопросы страхования космических рисков, правовое регулирование рассматриваемой области осуществляется на уровне национального законодательства.

Страхование рисков при осуществлении КД подразделяется на две большие группы: страхование международной ответственности за ущерб, причиненный третьим лицам, и страхование так называемой внутренней ответственности при обращении пострадавшего лица в суд с частным иском к лицензиату. Первой категории, непосредственно затрагивающей государственные интересы, национальные законодатели уделяют первоочередное внимание, особенно если речь идет о частной космической деятельности.

Космическое законодательство государств мира, по общему правилу, закрепляет условия страхования космической деятельности в целом, без разбивки по отдельным ее направлениям ’ . В мировой практике предусматривается

следующий механизм страховой защиты государственных интересов при осуществлении КД организациями данных государств: общим условием выдачи разрешений на осуществление космической деятельности является получение страхового полиса, покрывающего в целом или в части компенсацию, которую государство будет обязано выплатить в случае возможного ущерба. Подобное положение закреплено в космическом праве Австралии , Австрии , Великобритании[271] [272] [273] [274] [275], КНР[276], Южной Кореи[277], Франции[278], ЮАР[279].

Наиболее интересные положения содержатся в национальном космическом законодательстве США и касаются в первую очередь страхования космических запусков как наиболее рискового вида страхования.

Л ОЛ

В соответствии с разд. 2458b гл. 26 Свода законов США , НАСА уполномочено обеспечить в целом или в части (по решению Администрации) страхование ответственности перед третьими лицами любого пользователя пускового средства. Страхование осуществляется за счет бюджета НАСА с последующим возмещением средств пользователем пускового аппарата в максимально возможном объеме. Кроме того, НАСА может по соглашению с пользователем взять на себя обязательство компенсировать ущерб третьим лицам, если пострадавшая сторона обратилась в суд с требованием покрытия полной суммы ущерба, а страховой полис пользователя не покрывает всю сумму причиненного ущерба. Подобное обеспечение не распространяется на случаи причинения ущерба в результате неосторожности («negligence») или преднамеренных неправомерных действий («willful misconduct») пользователя пускового средства. Объем возмещения устанавливается Администратором НАСА по критерию «справедливости и разумности» (п. (d) там же).

281

Поправки к Закону США о коммерческих космических запусках 1984 г. (разд. 70112 Титула 49 Свода законов США) установили, что держатели лицензии на осуществление космических запусков (пусковые операторы) обязаны страховать свою деятельность или иным способом предусмотреть финансовую ответственность за ущерб, причиненным третьим лицам в рамках лицензируемой деятельности. Предельный размер страхового обеспечения установлен в 500 млн. долл. или равен максимальному значению страхового покрытия на мировом 277 278 279 [280] [281] рынке, если оно составляет менее 500 млн. долл. Если же уплате подлежит большая сумма, государство обязуется предоставить недостающие средства в пределах 1,5 млрд. долл. Данное положение о распределении финансового бремени является уникальным в национальной правотворческой практике, так как

имеет первоочередной целью не возмещение расходов государства, а финансовую

282

поддержку коммерческих операторов пусковых услуг .

Государства заинтересованы, с одной стороны, в развитии коммерческого космического сектора, а с другой - в обеспечении посредством страхования своей потенциальной ответственности за национальную КД. Однако учитывая значительную стоимость космических проектов, частные компании не способны обеспечить страхование всех потенциальных рисков в полном объеме. В этой связи в ряде стран, подобно США, были установлены законодательные пределы обязательного страхования космических рисков как дополнительная гарантия стабильности и финансовой защищенности операторов КД, что является одним из главных стимулов их привлечения в отрасль. Так, минимум страхового покрытия законодательно установлен в Австрии (60 млн. евро ), Австралии (750 млн. долл. или в размере максимально возможного ущерба , если такой ущерб оценен в сумме менее указанной), Великобритании (100 млн. фунтов

ЛО/\'Г ло H

стерлингов ), Франции (60,98 млн. евро ). [282] [283] [284] [285] [286] [287]

Интересен пример Европейского космического агентства. Начиная с 1975 года ЕКА самостоятельно обеспечивало страхование рисков ответственности перед третьими лицами . В настоящее время по решению ЕКА запускающим государством по всем европейским космическим запускам, осуществляемым компанией Arianespace, выступает Франция . Соответственно, государство несет международно-правовую ответственность за ущерб, который может быть причинен третьим лицам в связи с пуском, и в наибольшей мере заинтересовано в обеспечении финансовой защиты программ Arianespace посредством страхования ответственности перед третьими лицами, гарантия чего предусматривается во всех пусковых контрактах Arianespace [288] [289] [290].

Проблема страхования космических рисков на сегодняшний день наименее исследована в отечественной правовой науке, однако чрезвычайно актуальна в современных условиях глобальной коммерциализации КД. Предпосылки для развития и внедрения системы страхования космических рисков в России появились с началом рыночных реформ. К настоящему времени завершен начальный организационный этап формирования системы страхования космической деятельности, требуется дальнейшее ее совершенствование, формирование и развитие методологических основ страхования космических рисков в соответствии с требованиями современных экономических отношений.

На сегодняшний день отработаны и применяются единые принципы и процедуры размещения космических рисков на страховом рынке и сопутствующего документооборота. Что касается законодательного закрепления, страхованию космических рисков посвящена единственная статья 25 Закона «О космической деятельности» 1993 г., которая устанавливает обязательное

страхование жизни и здоровья космонавтов, работников объектов космической

инфраструктуры, а также ответственности за ущерб, причиненный жизни, здоровью или имуществу других лиц. Страхователями, согласно п. 1 указанной статьи, должны выступать организации и граждане, эксплуатирующие космическую технику, или по заказу которых осуществляются создание и использование (эксплуатация) космической техники. Порядок и условия обязательного страхования должны быть определены отдельным законом.

Учитывая специфику космических рисков, проект федерального закона «Об обязательном страховании рисков при осуществлении космической деятельности», работа над которым ведется с 2002 года, призван обеспечить понятный правовой режим всех видов страхования в рамках всего жизненного цикла объектов космической инфраструктуры, прежде всего находящихся в государственной собственности. Целью принятия закона является экономическая защита государственных интересов в случае наступления международной ответственности за ущерб в результате национальной космической деятельности, а также обеспечение беспрепятственного выполнения Федеральной космической программы России[291] и иных федеральных целевых программ [292] , в рамках которых осуществляется создание и использование ракетно-космической техники.

Глава 3 законопроекта посвящена страхованию рисков ответственности перед третьими лицами. Согласно п. 1 ст. 18 проекта, «объектами страхования при страховании ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения ущерба жизни, здоровью и имуществу других лиц, являются имущественные интересы, связанные с обязанностью возмещения ущерба, причиненного жизни, здоровью или имуществу других лиц при подготовке и проведении запусков космических аппаратов». Страховым случаем, согласно ст. 20 законопроекта, признается «наступление ответственности за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц при подготовке или проведении запуска космических объектов». Также в указанной главе приводится разграничение бюджетных и внебюджетных источников финансирования страхования в зависимости от вида страхуемой космической деятельности (государственной в рамках ФЦП или коммерческой), устанавливаются размеры страховых сумм. В части содержания, порядка заключения и исполнения договоров страхования ответственности за вред, причиненным третьим лицам, проект закона раскрывает соответствующие положения главы 48 ГК РФ и Закона

лол

«Об организации страхового дела в Российской Федерации» 1992 года применительно к КД.

В настоящее время фрагментарность регламентирующих документов по организации страхования космических рисков не позволяет в полной мере использовать финансовые ресурсы российского страхового рынка для обеспечения стабильности и непрерывности космической деятельности, компенсации потенциального ущерба при ее осуществлении, снижения нагрузки на государственный бюджет в силу отсутствия четких механизмов и условий привлечения собственных средств предприятий ракетно-космической отрасли и иных внебюджетных источников.

Принятие федерального закона позволит, прежде всего, свести к минимуму проблему значительных внеплановых выплат в случае возникновения аварий и иных ситуаций в короткий срок, гарантировать возмещение ущерба, причиненного жизни, здоровью и имуществу третьих лиц в связи с космической деятельностью, упростить процедуру определения условий договора страхования, при наступлении страхового случая не отвлекать денежные средства от различных государственных и международных программ на выплату компенсаций пострадавшей стороне, а направить их на реализацию вышеуказанных программ, а также сконцентрировать финансовые средства на российском страховом рынке, уменьшая их отток за рубеж. [293]

В отличие от общепринятой мировой практики, рассмотренной выше, российский законодатель не рассматривает страхование как обязательное условие выдачи разрешения на осуществление КД. Данную особенность можно объяснить тем, что в настоящее время космос является сферой стратегических интересов России, ракетно-космическая техника создается за счет бюджетных средств и находится в собственности государства. Монополия государства в рассматриваемой области очевидна, и пока не представляется возможным говорить о коммерциализации КД в чистом виде и росте частного космического сектора (в отличие от зарубежного опыта), основным инструментом координации деятельности которого со стороны государства является разрешительный порядок КД (лицензирование).

Таким образом, учитывая, что Конвенция об ответственности 1972 г. возлагает международную ответственность на государства, участвующие в ней и Договоре по космосу, каждое государство заинтересовано в создании эффективного обеспечительного механизма для покрытия возможного ущерба, причиненного космическим объектом, в отношении которого оно является запускающим. В целях поддержки частного космического сектора вводятся ограничения размеров ответственности коммерческих космических организаций, тем самым риски распределяются между государством и промышленностью. В России также ведется соответствующая законопроектная работа, главной целью которой, в отличие от практики зарубежных стран, является обеспечение экономической защиты государственных интересов в сфере КД, обеспечения реализации ключевых федеральных целевых программ, в рамках которых создается ракетно-космическая техника. Тем не менее, вопрос государственной поддержки зарождающегося национального коммерческого сектора в области космоса является чрезвычайно актуальным и потребует пристального внимания с точки зрения создания правовых условий указанных процессов в ближайшем будущем[294].

Использование Международной космической станции частными компаниями является прекрасным примером влияния коммерциализации на космическую деятельность. Подобные инициативы не противоречат действующему Соглашению по МКС 1998 года, о котором подробнее говорилось ранее, а также Меморандумам о взаимопонимании между космическими агентствами государств-партнеров по МКС . Хотя в Соглашении по МКС не содержится норм, прямо санкционирующих привлечение частных предприятий к космическим программам на борту станции, статья 9 наделяет партнеров правом «использовать свою часть выделенных ресурсов и выбирать пользователей в отношении этой части для осуществления любых целей, соответствующих целям настоящего Соглашения, положениям, предусмотренным Меморандумами и договоренностями об исполнении соглашений». При этом должны соблюдаться два условия: (1) обязательное уведомление всех сторон Соглашения о планируемой передаче прав в отношении любого оборудования на МКС государствам, которые не являются первоначальными партнерами, или юридическим и физическим лицам под их юрисдикцией; (2) передача прав в отношении любого элемента МКС должна производиться только при наличии гарантий, что его последующее использование будет осуществляться исключительно в мирных целях (абз. «а» и «b» п. 3 ст. 9 Соглашения по МКС). Примечательно, что второе условие не применяется к использованию результатов, полученных на МКС с помощью элементов ее инфраструктуры[295] [296].

Новая стратегия развития частнопредпринимательского бизнеса на МКС была утверждена решением министров государств-членов Европейского космического агентства в 1999 году . Данным решением треть инфраструктуры европейского сегмента МКС подлежала коммерческому использованию, правовой режим которого должен охватывать следующие вопросы: перечень конкретных видов коммерческих операций, разрешенных на МКС; порядок и условия получения доступа к возможностям МКС; гарантии сохранения прав собственности в отношении коммерческого оборудования; единая ценовая политика как гарантия финансовой стабильности частных проектов на МКС; широкое информирование общественности (посредством СМИ, интернета, специализированных конференций и т.д.) о возможности участия в данной европейской бизнес-стратегии. Общим требованием потенциальных пользователей МКС были ясность, простота и определенность такого режима, что обусловлено желанием частных инвесторов в максимально возможной степени обезопасить свои вложения в новую, неизведанную область . В тесном сотрудничестве с частным сектором ЕКА к 2001 году разработала основной блок политик и процедур по использованию МКС в коммерческих целях[297] [298] [299].

Особое место в правом регулировании коммерческого использования МКС занимают нормы об ответственности. Подробно устанавливаются условия и рамки частноправовой ответственности за нарушение прав интеллектуальной собственности (ст. 21 Соглашения по МКС), уголовной ответственности членов экипажа внутри или на орбитальном элементе станции [300] (ст. 22 там же)[301]. Однако главная роль уделяется ответственности государств-партнеров, которая может возникнуть по отношению к третьим лицам, то есть согласно положениям Конвенции об ответственности. Как отмечалось ранее, случаи причинения ущерба третьим лицам исключаются из сферы действия принципа взаимного отказа от требований об ответственности между партнерами по проекту Международной космической станции, что в очередной раз подтверждает приверженность ведущих космических держав основополагающим нормам международного космического права и готовность понести международную ответственность при наличии соответствующих оснований.

Процессы коммерциализации затронули деятельность не только национальных компаний, но также и международных организаций. В конце 90-х годов прошлого века такие международные космические организации, как Международная организация морской спутниковой связи (ИНМАРСАТ), Международная организации спутниковой связи (ИНТЕЛСАТ), Международная организация космической связи (ИНТЕРСПУТНИК) и Европейская организация спутниковой связи (ЕВТЕЛСАТ), были реорганизованы и приватизированы. Частные компании, созданные на их основе, получили большую свободу и гибкость для участия в мировой космической деятельности, наращивания собственных конкурентных преимуществ.

Однако нынешний правой статус таких компаний (которые фактически превратились в транснациональные корпорации) не позволяет их отнести к международным межправительственным организациям в традиционном понимании, поэтому к их деятельности не могут применяться соглашения МКП. Так как такие компании являются продолжением первоначальных международных межправительственных организаций, их государства-члены несут международную ответственность за соблюдение международными организациями и данными частными компаниями положений Договора по космосу (ст. VI Договора). Следовательно, государства-участники заинтересованы в большем контроле за деятельностью таких организаций в условиях их коммерциализации. Данная проблема также требует универсального решения на международном уровне.

Таким образом, главной проблемой, которая должна быть решена в условиях коммерциализации КД, является соблюдение баланса государственных и коммерческих интересов: с одной стороны, необходимо стимулировать и поощрять проекты, имеющие целью коммерческую выгоду, а с другой - гарантировать неукоснительное следование фундаментальным принципам и нормам МКП, прежде всего об исследовании и использовании космоса на благо и в интересах всего человечества в мирных целях на основе недискриминации и международного сотрудничества. Залогом эффективного решения обозначенных проблем является обеспечение единства международного космического права, неотъемлемой частью которого является международное частноправовое регулирование космической деятельности. В российской международно-правовой науке высказываются противоположные мнения о необходимости выделения из МКП «международного космического частного права» . Однако, как показал проведенный анализ, специфика космической деятельности не позволяет выделять частноправовые аспекты в МКП в качестве самостоятельного предмета регулирования, поскольку появление и развитие данных аспектов обусловлено фундаментальными публично-правовыми установлениями, среди которых ключевым является международная ответственность.

В заключение настоящей главы следует отметить, что государства передают в частный сектор отдельные направления КД, которые напрямую не затрагивают вопросы национальной безопасности, государственного суверенитета и иные стратегические интересы. Однако анализ текущей международной ситуации подтверждает, что все без исключения сферы КД - как гражданские, так и военные - тесно взаимосвязаны, их развитие в совокупности должно обеспечить долгосрочную устойчивость космической деятельности. Поэтому первостепенной [302] задачей является обеспечение всестороннего качественного государственного контроля национальной космической деятельности, прежде всего ее коммерческого сектора.

<< | >>
Источник: Волынская Ольга Александровна. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ОТВЕТСТВЕННОСТИ В ОБЛАСТИ КОСМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 4. Влияние процесса коммерциализации на институт ответственности в международном космическом праве:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -