<<
>>

Проблемы международной ответственности в международном экологическом праве за незаконное использование ядерной энергии

Международное экологическое право охватывает правовые нормы и процессы, которые направлены на решение трансграничных региональных или глобальных экологических проблем. Международные экологические проблемы в целом являются результатом антропогенного воздействия на природную среду, такого как загрязнение или использование природных ресурсов в связи с процессами производства и потребления.

По крайней мере эти проблемы ставят перед международным экологическим правом пять вызовов.

Во-первых, потому что они являются, как правило, результатом частной деятельности (негосударственных субъектов), а не действий правительства, и международное экологическое право должно либо напрямую заниматься этими субъектами, и это на сегодняшний день преобладающий подход, либо побудить государства регулировать деятельность этих субъектов в рамках своей юрисдикции.

Во-вторых, поскольку международные экологические проблемы и научное их понимание, как правило, быстро развиваются, международное экологическое право часто действует в условиях неопределенности и должно быть адаптировано к меняющимся обстоятельствам и знаниям.

В-третьих, международное экологическое право должно иметь дело со множеством взаимосвязей. Международные экологические проблемы по определению не только выходят за рамки государственной юрисдикции, но также включают в себя политические, экономические и социальные процессы, как это закреплено в Концепции устойчивого развития. Кроме того, поскольку многие международные экологические проблемы тесно переплетены друг с другом, действие или бездействие по одному вопросу подразумевает несколько других.

В-четвертых, многие международные экологические проблемы, по сути, все глобальные экономические проблемы требуют сотрудничества между промышленно развитыми и развивающимися странами, что поднимает сложные и очень напряженные вопросы справедливости и возможности (равной, но разной).

В-пятых, международные экологические проблемы зачастую не только требуют балансировки между потенциально конкурирующими современными интересами и приоритетами, но и могут иметь значительные последствия для будущих поколений человечества (равенство между поколениями).

Развитие международного экологического права определяется этими тесно связанными проблемами. Приняты мягкие принципы права. Возможно, в знак признания того факта, что решение экологической проблемы требует сотрудничества, а не конфронтации, основная роль этих принципов в том, чтобы оказать помощь в рамках переговоров и международных

природоохранных соглашений, деятельности международных организаций (международных природоохранных учреждений).

Действительно, большая часть международного экологического законотворчества, реализации и контроля за его соблюдением (механизмы, обеспечивающие его соблюдение) происходит сегодня под эгидой природоохранных соглашений. Международные суды и трибуналы сыграли лишь небольшую роль в применении обычного или договорного права к экологическим проблемам в процессе урегулирования споров. Кроме того, закон о государственной ответственности нашел только ограничительное применение в экологическом контексте, и государства предпочли вести переговоры в рамках гражданской ответственности для решения конкретных проблем, например, обусловленных загрязнением нефтью или ядерной энергией.

Г осударства несут ответственность за нарушение норм международного права, которые могут быть им инкриминированы. Как

52

вопрос обычного права, подтвержденный Комиссией по международному праву ООН, нарушение международного права ведет к независимой, автоматической обязанности прекратить противоправное деяние и

53

компенсировать ущерб .

Вопрос о государственной ответственности и ответственности за ядерный ущерб поднимает особые проблемы, которые должны быть рассмотрены в общих рамках международно-правовых норм, связанных с ответственностью. Согласно Комиссии ООН по международному праву [48] [49] каждое международное противоправное деяние государства влечет за собой международную ответственность этого государства (ст.

1)[50]. Противоправное деяние определяется как государственная деятельность по ядерным исследованиям и ядерному производству, которая развивалась и сохранялась в результате крайне благоприятных условий, найденных в международном праве и учреждениях. Любое такое действие или бездействие государства является нарушением им его международно-правового обязательства[51].

Так, первый вопрос -является ли ядерная деятельность нарушением международно-правовых обязательств. В этом отношении нужно рассмотреть две гипотезы. Первая касается последствий такой деятельности, выходящих за пределы государства.

Вторая - запрещают ли международно-правовые нормы или ограничивают такую деятельность при отсутствии трансграничного ущерба. Ответ на первый вопрос можно найти в обычных нормах международного права, впервые сформулированных в 1941 году решением арбитражного суда по делу Трейл Смелтер между США и Канадой. Арбитражный суд заявил: «В соответствии с принципами международного права ни одно государство не имеет права использовать свою территорию или разрешать ее использование таким образом, чтобы произошло отравление дымом или причинение ущерба лицам и имуществу на его территории, или на территории другого государства, если речь идет о серьезных последствиях и ущерб установлен при помощи ясных и убедительных доказательств»[52]. В 1949 году Международный суд ООН по делу о проливе Корфу подтвердил, что ни одно государство не вправе использовать свою территорию для нарушения прав других государств. Арбитражное решение по спору между Францией и

Испанией сослалось на нарушение прав других государств, которое может

57

возникнуть в результате загрязнения пограничных вод .

На основе таких прецедентов принцип ответственности государства за трансграничный ущерб был провозглашен в многочисленных международных документах. Принцип 21 Стокгольмской декларации 1972 года по проблемам окружающей среды подчеркивает, что государства несут ответственность за обеспечение того, чтобы деятельность в рамках их юрисдикции или контроля не наносила ущерба окружающей среде других государств или районов за пределами национальной юрисдикции[53] [54].

Декларация по окружающей среде и развитию, принятая на конференции в Рио-де-Жанейро в 1992 году, подтверждает тот же принцип[55], который можно найти в различных универсальных природоохранных конвенциях, включая Конвенцию 1982 года по морскому праву[56] и Конвенцию о биологическом разнообразии, в которой участвуют почти все государства. Наконец, Международный суд ООН признал в своем консультативном заключении о законности применения или угрозы применения ядерного оружия «существование общего обязательства государств обеспечить, чтобы деятельность в рамках их юрисдикции или контроля не наносила ущерба окружающей среде других государств или районов за пределами национального контроля, является частью свода норм международного экологического права»[57]. Принцип декларации Рио по окружающей среде и развитию 1992 года содержит призыв к государствам «сотрудничать в оперативной и более решительной форме в целях дальнейшей разработки международного права, касающегося ответственности и компенсации за экологический ущерб, причиненный в результате деятельности в пределах их юрисдикции, или контроля над районами, выходящими за пределы их юрисдикции». Несколько международных конвенций также предлагают государствам сотрудничать в разработке и принятии соответствующих правил и процедур для определения ответственности и компенсации за ущерб в результате нарушения ими обязательств по соответствующим положениям[58]. В дополнение к общим правилам международного права, возлагающим обязанность уважать окружающую среду в трансграничных отношениях государств, ряд международных договоров либо запрещает определенные виды деятельности, либо дает предписания относительно такой деятельности.

Один из старейших договоров, запрещающих ядерную деятельность, это Договор об Антарктике, принятый в Вашингтоне, округ Колумбия, 1 декабря 1959 года[59] [60]. Статья 5 Договора об Антарктике запрещает любые ядерные взрывы и захоронение радиоактивных отходов на шестом континенте .

Тем не менее, это же положение «оставляет дверь открытой» при определенных условиях для заключения международных соглашений, касающихся использования ядерной энергии, в том числе ядерных взрывов и захоронения радиоактивных материалов. Другой важный запрет касается космического пространства: размещение объектов с ядерным оружием на Луне или вокруг Луны запрещено Соглашением о деятельности государств на Луне и других небесных телах от 5 декабря 1979 года[61].

Множество международных правил в области ядерной энергетики касаются ядерного оружия. В 1995 году Генеральная Ассамблея ООН обратилась в Международный суд ООН за консультативным заключением о законности угрозы применения ядерного оружия[62]. В результате голосования Суд сделал вывод, что ни обычное право, ни международное обычное право не запрещают ядерное оружие как таковое[63]. Однако, по мнению Суда, «...угроза или применение ядерного оружия... должны быть совместимы с... принципами и нормами международного гуманитарного права, а также конкретными обязательствами по договорам и другим обязательствам непосредственно связанным с ядерным оружием»[64].

Суд отметил, что определенные договоры запрещают использование ядерного оружия в конкретных географических районах, но ни один не запрещает угрозу применения ядерного оружия. Он добавил, однако, что «применение или угроза применения ядерного оружия, как правило, противоречит нормам международного права, применяемого в вооруженных конфликтах, в частности принципам и нормам гуманитарного права». Кроме того, Суд признал, что применение ядерного оружия может представлять собой катастрофу для окружающей среды, которая «...не абстрактное понятие, а жизненное пространство, качество жизни, и истинное здоровье людей, в том числе будущих, еще не рожденных поколений». Учитывая это, Суд постановил, что «государства должны принимать во внимание соображения экологии при оценке того, что является необходимым и соразмерным в ходе достижения законных военных целей».

Суд также сослался на положения Дополнительного протокола 1 к Женевским конвенциям о защите жертв войны 1949 года, воплощающие «общее обязательство о защите природной среды от обширного, долговременного и серьезного ущерба». Почти все государства являются участниками старейшего международного договора, запрещающего конкретную ядерную деятельность: Договора о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой, принятого в Москве 5 августа 1963 года. Пять лет спустя Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) обязал каждое государство, не обладающее таким оружием, обеспечить, чтобы ядерные материалы, оборудование, средства и информация не использовались для военных целей[65] [66] [67]. ДНЯО требует от договаривающихся государств принимать международные гарантии под наблюдением МАГАТЭ , созданного в 1956 году для ускорения и увеличения вклада атомной энергии в поддержание мира, здоровья и благосостояния во всем мире . Устав МАГАТЭ предусматривает требования по установке оборудования для мониторинга и проведения инспекций на местах[68] [69] [70]. Более 147 государств заключили с МАГАТЭ двусторонние соглашения о гарантиях . Кроме того, ряд регионов мира заявил о своем статусе безъядерных зон. Использование ядерной энергии в мирных целях, однако, признается . Принятие в Нью-Йорке 10 сентября 1996 года Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний стало важным шагом вперед в международных нормах, регулирующих ядерную деятельность. Даже если этот договор еще не

вступил в силу, практически все государства подписали его, и подавляющее их число его ратифицировало .

Основное обязательство, которое он налагает на участников, это «не проводить никаких испытательных взрывов ядерного оружия, запрещать и предотвращать любой подобный взрыв под его юрисдикцией или контролем. Кроме того, участники также должны отказываться от побуждения, поощрения или какого-либо участия в проведении любого испытательного взрыва ядерного оружия». Этот договор дополнительно учредил Организацию Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний для обеспечения осуществления его положений.

Многие другие международные правила, регулирующие радиационное излучение, направлены на защиту здоровья и жизни человека. Эти правила в основном связаны с безопасностью ядерных материалов и радиоактивных отходов. Устав МАГАТЭ предусматривает, что Агентство разрабатывает нормы, регулирующие процедуры ядерной безопасности, которые представляются государствам-членам. Эти нормы включают обращение с радиоактивными отходами. При исполнении своего мандата МАГАТЭ приняло руководящие принципы для мониторинга и предотвращения радиоактивного загрязнения персонала и окружающей среды, безопасного обращения и транспортировки радиоактивных материалов, обращения с радиоактивными отходами, а также поддержания безопасности на АЭС. К сожалению, не все государства, обладающие ядерным оружием, выполнили эти указания, которые считаются рекомендательными нормами[71] [72].

МАГ АТЭ поддержало Конвенцию о ядерной безопасности, принятую в Вене 17 июня 1994 года, которая вступила в силу два года спустя . Конвенция подтверждает, что ответственность за ядерную безопасность несет государство, в юрисдикции которого находится ядерная установка. Общее обязательство договаривающихся сторон в этой конвенции - «устанавливать и содержать эффективные средства защиты на ядерных установках от потенциального риска от радиации», в частности посредством скорейшего анализа безопасности на существующих ядерных установках. Конвенция подчеркивает важность законодательной и нормативно-правовой базы, которую каждая сторона должна разработать и поддерживать в целях обеспечения безопасности ядерных установок, в том числе системы лицензирования, инспекций и срока действия лицензий.

Регулирующий орган должен быть создан или назначен в каждом договаривающемся государстве, и должны быть предоставлены адекватные финансовые ресурсы для поддержания безопасности ядерной установки на протяжении всего срока службы . Государства-участники должны разработать и внедрить качественные программы гарантий для удовлетворения конкретных требований для всех видов деятельности, важной в ядерной безопасности в течение всего срока действия ядерной установки. Конвенция об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте также включает ядерную деятельность[73] [74] [75]. Этот документ был подготовлен в рамках Европейской экономической комиссии ООН. Конвенция обязывает государства-участники принимать индивидуально или совместно «все надлежащие и эффективные меры по предотвращению, сокращению и контролю значительного, вредного трансграничного воздействия планируемой деятельности на окружающую среду». Те виды деятельности, что перечислены в Приложении 1 к Конвенции, «должны гарантировать, что оценка экологических последствий проводилась до принятия решения о санкционировании или осуществлении планируемого вида деятельности. АЭС и другие атомные реакторы должны подчиняться процедуре оценки воздействия на окружающую среду, за исключением исследовательских установок для производства и конверсии расщепляющихся и воспроизводящих материалов, максимальная мощность которых не превышает 1 КВт постоянной тепловой нагрузки». Приложение 2 определяет содержание документации по оценке воздействия на окружающую среду. Приложение 4 устанавливает процедуры расследования и предусматривает смешанное расследование комиссии экспертов. Приложение 5 имеет особое значение, так как предусматривает «послепроектный анализ в целях контроля за соблюдением условий, изложенных в разрешении или согласии на деятельность, и эффективностью мер смягчения последствий».

Кроме того, Приложение 5 делает «обзор воздействия для надлежащего управления и для того, чтобы справиться с неопределенностью», а также «пересматривает прежние прогнозы с целью использования полученного опыта в будущей деятельности такого же типа».

21 мая 2003 года в Киеве был принят Протокол к Конвенции Эспо по стратегической экологической оценке, расширяющий обязательства договаривающихся сторон. Этот протокол направлен на создание новой процедуры, предусматривающей высокий уровень защиты окружающей среды путем оценки вероятных экологических последствий, в том числе последствий для здоровья. Процедура включает «определение сферы охвата экологического доклада и его подготовки, общественное участие и консультации и учет положений экологического доклада и результатов [76] участия общественности и консультаций в плане или программе». Трансграничные консультации с соответствующими органами должны проводиться для проектов, перечисленных в Приложении 1 к Протоколу, который включает принятие решений, связанных с производством и конверсией расщепляющихся и воспроизводящих материалов с ограниченной мощностью.

Орхусская конвенция о доступе к информации, участии

общественности в процессе принятия решений и доступе к правосудию в

о і

экологических вопросах требует от государств-участников принять необходимые законодательные, административные и другие меры для достижения целей Конвенции. Орхусская конвенция включает в себя следующие мероприятия, которые должны быть подчинены требованиям конвенции, когда происходит принятие решения о том, применять ли их: мероприятия на АЭС и других атомных реакторах, включая

демонтированные и выведенные из строя АЭС и реакторы (за исключением исследовательских установок для производства и конверсии расщепляющихся и воспроизводящихся материалов, максимальная мощность которых не превышает 1 КВт постоянной тепловой нагрузки); установки для переработки облученного ядерного топлива. Что касается перевозки ядерного

материала, МАГАТЭ приняло Практический кодекс в области

82

международного трансграничного перемещения радиоактивных отходов в 1991 году.

Данный кодекс носит рекомендательный характер, но был фактически признан ООН и всеми другими международными организациями, занимающимися вопросами перевозки опасных грузов, а также большим [77] [78]

числом государств . В целом ответственность за безопасность конструкции и правильную сборку упаковки, а также маркировки возлагается на отправителя груза . Перевозчик несет ответственность за предоставление необходимых мер контроля во время перевозки и транзитного хранения. В июне 2001 года Поправками к Международной конвенции по охране человеческой жизни на море под эгидой Международной морской организации был создан обязательный Международный кодекс безопасности перевозки облученного ядерного топлива, плутония и высокоактивных радиоактивных отходов на борту судов. Положения Кодекса включают судовой план проведения чрезвычайный, учебных, грузо-крепежных и других мероприятий, уведомлений при несчастных случаях и нарушениях устойчивости. В 1969 году МАГАТЭ опубликовало указания, касающиеся процедуры, которой необходимо следовать в случае ядерной аварии. Эти указания получили дальнейшее развитие в 1981 и 1985 годах, но не были реализованы, о чем свидетельствует авария на Чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 года, которая выпустила огромное количество радиоактивных веществ в воздух. Основной ущерб был нанесен территории СССР, но последствия для иностранных государств тоже были серьезными.

Радиоактивное облако переместилось в Скандинавию, затем на юг, и пересекло границу Германии, Австрии, Швейцарии, Венгрии и Италии. МАГАТЭ предложило оказать содействие в установлении фактов по поводу обстоятельств аварии и подготовить текст, применимый в случае ядерных [79] [80] аварий международного масштаба . С необыкновенной скоростью были подготовлены и приняты два договора 26 сентября 1986 года[81] [82] [83].

Первая из этих двух конвенций, относящаяся к оперативному извещению о ядерной аварии, устанавливает существенно важную обязанность государств-участников конвенции незамедлительно уведомлять о любой ядерной аварии и как можно быстрее предоставлять всю имеющуюся информацию для ограничения радиоактивных последствий в других странах . Статья 5 конвенции гласит, что информация должна включать в себя точное время, место и характер аварии на установке, предполагаемую или известную уже причину, развитие аварии и общие характеристики радиоактивного выброса. Уведомляющее государство должно также предоставить информацию о текущих метеорологических условиях и принятых или планируемых мерах за пределами места аварии. Такая информация должна быть дополнена новыми данными, как только они будут получены. Пострадавшее государство может потребовать дополнительную информацию или консультацию для ограничения радиоактивных последствий в рамках своей юрисдикции. Конфиденциальная информация не должна становиться достоянием общественности. Каждое государство должно указать МАГАТЭ, которое получает информацию и передает ее государствам, обращающимся с такой просьбой, на ответственные органы власти и пункты связи для снабжения информацией.

Вторая конвенция, принятая в тот же день в Вене, создает общую основу для помощи в случае ядерной аварии или аварийной радиационной ситуации. Она направлена на сотрудничество между самими государствами и между ними и МАГАТЭ. Детали такого сотрудничества должны определяться двусторонними или многосторонними договорами или

сочетанием их для минимизации повреждений и ущерба, вызванных ядерной аварией или радиационной аварийной ситуацией. Если государство-участник нуждается в помощи, «имела ли подобная авария или чрезвычайная ситуация место на его территории, в его юрисдикции или под его контролем, оно может обратиться за помощью к любому другому государству-участнику или к Агентству». «Государство-участник, к которому поступила данная просьба, должно незамедлительно принять решение, в состоянии ли оно предоставить помощь». Таким образом, Конвенция не возлагает конкретные обязательства на государства, и отказ от помощи не может считаться нарушением международного договора, подразумевающего международную ответственность.

Во многих случаях захоронение радиоактивных отходов осуществляется в пределах государственной границы. Тем не менее уровень международных перевозок растёт, и растёт оставление радиоактивных отходов за пределами национальной юрисдикции. Несколько международных конвенций содержат положения о сбросе радиоактивных отходов. Лондонская конвенция по предупреждению загрязнения моря сбросами отходов и других материалов от 29 декабря 1972 года запрещает «выгрузку высокорадиоактивных отходов или других высокорадиоактивных веществ... как непригодных для захоронения в море» . Не имеющая обязательной силы резолюция, принятая на Консультативном совещании по конвенции, установила мораторий на все сбросы в море радиоактивных материалов, вплоть до научных исследований, но несколько государств публично заявили, что не будут ее соблюдать, в том числе большинство [84] [85] государств, обладающих ядерным оружием[86]. В 1996 году Международная морская организация сделала этот запрет обязательным. Все государства- участники, за исключением России, приняли этот запрет. Параграф 9 приложения 1 предусматривают, что материалы, содержащие более, чем деминимизированный уровень радиоактивности, не должны считаться подходящими для выброса. Запрет подлежит научному пересмотру через 25 лет.

Объединённая конвенция о безопасности обращения с отработавшим топливом и о безопасности обращения с радиоактивными отходами, принятая в Вене 5 сентября 1997 года и обязательная для более чем тридцати государств, подтверждает, что «конечная ответственность за обеспечение безопасности обращения с отработавшим топливом и радиоактивными отходами лежит на государстве». Меры по обращению с отработавшим топливом и радиоактивными отходами, принимаемые на национальном уровне, и международное сотрудничество должны быть усилены для достижения и поддержания высокого уровня безопасности во всем мире. «Настоящая конвенция применяется.... к отработавшему топливу от эксплуатации гражданских ядерных реакторов и использования в гражданских целях, но не к безопасности обращения с отработавшим топливом или радиоактивными отходами в военных или оборонных программах, за исключением передачи таких материалов на постоянный срок и под гражданским контролем над ними». «Каждая договаривающаяся сторона принимает соответствующие меры для обеспечения соответствующей защиты на всех этапах обращения с отработавшим топливом личности, общества и окружающей среды от радиологической опасности... в рамках своего национального законодательства с должным учетом одобренных на международном уровне критериев и стандартов». Эта законодательная и нормативно-правовая база также предусматривает создание национальных требований безопасности, системы лицензирования для отработавшего топлива и обращения с радиоактивными отходами, а также запрещение таких объектов, не имеющих лицензии. Конвенция о ядерной безопасности была принята в Вене 17 июня 1994 года. Она была разработана во время серии встреч на уровне экспертов с 1992 по 1994 год и стала результатом значительной работы правительств, национальных органов по ядерной безопасности и секретариата МАГАТЭ. Ее цель - юридически зафиксировать, что государства-участники, использующие АЭС на суше, будут поддерживать высокий уровень безопасности, установленный международными нормами.

Обязательства сторон основаны в значительной степени на принципах, содержащихся в документе МАГАТЭ «Основополагающие принципы безопасности». Эти обязательства охватывают, к примеру, выбор местоположения, проектирование, строительство, эксплуатацию, наличие достаточных финансовых и людских ресурсов, оценку и проверку безопасности, обеспечение качественных гарантий и подготовку к чрезвычайным ситуациям.

Статья 21 касается ответственности каждой договаривающейся стороны, которая должна гарантировать, что основная ответственность по обращению с отработавшим топливом и радиоактивными отходами будет возложена на обладателя лицензии, и каждая сторона будет принимать соответствующие меры для обеспечения выполнения обладателем лицензии своих обязательств. Если нет обладателя лицензии или другой ответственной стороны, ответственность лежит на государстве, в юрисдикции которого находятся отработавшее топливо или радиоактивные отходы.

Ядерная деятельность включена в общее обязательство государства, вытекающее из обычного международного права, и влечет за собой ответственность государства «по обеспечению того, чтобы деятельность в рамках его юрисдикции или контроля не наносила ущерба окружающей среде других государств или районов за пределами действия национальной юрисдикции»[87] [88]. Должен быть дан ответ на вопрос, является ли ущерб следствием ошибки, которую можно приписать государству, где имела место деятельность.

Конкретные обязательства, вытекающие из договоров, накладывают на соответствующие государства необходимость принимать меры при должной осмотрительности в целях предотвращения ущерба либо запрещать или регулировать такую деятельность. Правило о том, что противоправное деяние государства должно быть отнесено к самому государству, входит в обычный правовой принцип, согласно которому государство несет ответственность за нанесение ущерба от своей деятельности . Кроме того, большинство положений рассмотренных выше договоров, связанных с ядерной деятельностью, включают конкретные обязательства, предусматривающие государственный контроль деятельности: лицензирование, надзор, либо даже запрет, если есть в этом необходимость.

На самом деле трудно себе представить, что государство может игнорировать ядерную деятельность и транспортировку в рамках своей юрисдикции, за редким исключением. Из проекта статей об ответственности 5 и 7 Комиссии международного права ООН очевидно, что «поведение физического или юридического лица, которое не является государственным органом, но которое имеет право согласно законодательству этого государства частично осуществлять государственную власть, рассматривается как деяние такого государства... даже если оно нарушает свои полномочия или указания». То же правило применимо к лицам или группам лиц, фактически действующим по поручению, или под руководством, или контролем государства.

В то время как международная ответственность основана на вине, зависящей от действий государства, необязательно, чтобы государство умышленно или злонамеренно нарушало международное обязательство, чтобы приписать ответственность ему. Вина имеет место, если субъект не выполняет свою обязанность или не соблюдает стандарт, например, пренебрегает своей обязанностью информировать орган, назначенный договором, за контролем соблюдения договора. Как правило, применяемые международные нормы и стандарты не возлагают вину на государство, если оно приняло все необходимые и возможные меры, осуществило должную осмотрительность для предотвращения ущерба или для оказания помощи потенциальным или реальным жертвам. Статьи Комиссии по международному праву, перечисленные в главе 5, описывают обстоятельства, исключающие противоправность. Большинство обстоятельств, как видится, неприменимы к ядерной деятельности: самооборона, контрмеры в отношении международного противоправного деяния и меры, предпринимаемые при бедствии. Статья 23 исключает противоправность деяния при определенных обстоятельствах, а именно при форс-мажорных обстоятельствах - в случае появления непреодолимой силы или непредвиденного события, не поддающегося контролю со стороны государства, «что создает его физическую невозможность в данных обстоятельствах выполнить свое обязательство». Однако такое исключение не применяется в том случае, если государство взяло на себя риск, если подобная ситуация произойдет, и она может быть связана с размещением ядерной установки. Статья 25, ссылающаяся на необходимость, с меньшей вероятностью будет использоваться государством как основание для [89] исключения противоправности деяния, не соответствующего международному обязательству, если это действие не является единственным способом для государства защитить свои существенные интересы от большей неминуемой опасности и «не наносит серьезного ущерба существующим интересам государства или государств, на которых распространяется данное обязательство, или международного сообщества в целом».

Кроме того, нельзя обращаться к этой статье, когда государство само способствовало созданию ситуации необходимости. Все эти принципы общего международного права применяются, когда идет речь о ядерной деятельности. Последнее замечание суммирует использование международно-правовых норм, связанных с ответственностью государств и ответственностью за ядерный ущерб. Совершенно очевидно, что эти правила применимы к такому ущербу. Определение самого ущерба и условий доказательства ввиду трудности установления причинно-следственной связи между ущербом и действием, которое, как предполагается, вызвало его, сложно из-за трудности применения принципов общего международного права к ядерным авариям и их последствиям.

Принцип ответственности за ядерный ущерб не отрицается, но государства полагают более безопасным переводить решение проблем, вызванных ответственностью на межгосударственном уровне, на тот же уровень, что и индивидуальные жалобы, поданные в национальные судебные органы. Такая передача является способом заменить межгосударственные отношения, регулируемые международным публичным правом, индивидуальными разбирательствами в суде, то есть по правилам международного частного права. Многое еще остается сделать на межгосударственном уровне. МАГАТЭ было создано в период, когда господствовало мнение, что ядерная энергия может решить большую часть проблем человечества, обеспечив надежный и долгосрочный источник энергии. Как следствие, перед этим учреждением изначально была поставлена задача помощи государствам в развитии атомной энергетики. Эволюция наших знаний в этой области и реалии международной жизни дали нам понять, что основная проблема ядерной деятельности - это не ее развитие, а наблюдение и контроль над ней. Такие задачи могут быть решены только при помощи Агентства, чья исключительная задача - это ядерная безопасность. Тем не менее, провал недавней попытки реформировать ООН показал, что любое предложение по полному изменению мандата Агентства в этом направлении или создание нового учреждения не может быть реалистичным. В то же время МАГАТЭ успешно разработало ядерное законодательство, направленное на улучшение ядерной безопасности. В ряде ситуаций МАГАТЭ даже продемонстрировало способность навязывать свой контроль над определенной ядерной деятельностью и, как следствие, способствовать созданию условий международной ответственности и соблюдению обязательств.

Соответственно, один из основных выводов - это важность укрепления потенциала Агентства по контролю и обеспечению соблюдения существующих правил ядерной безопасности и разработке новых обязательных правил в этой области, при настаивании на ответственности государств.

1.4.

<< | >>
Источник: Мохаммад Али Кафаифар. Мирное использование атомной энергии и защита окружающей среды: международно-правовой анализ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2014. 2014

Скачать оригинал источника

Еще по теме Проблемы международной ответственности в международном экологическом праве за незаконное использование ядерной энергии:

  1. Принципы экологического права
  2. ПРИЛОЖЕНИЯ
  3. Глава III. ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ПРАВА
  4. § 3. Гражданская ответственность за причинение трансграничного ущерба окружающей среде
  5. Раздел 2. МЕСТО РКРТ СРЕДИ РЕЖИМОВ НЕРАСПРОСТРАНЕНИЯ ОРУЖИЯ МАССОВОГО УНИЧТОЖЕНИЯ
  6. БИБЛИОГРАФИЯ
  7. СОДЕРЖАНИЕ
  8. ВВЕДЕНИЕ
  9. Проблемы международной ответственности в международном экологическом праве за незаконное использование ядерной энергии
  10. Кодификация международного права в отношении безопасного использования ядерной энергии
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -