<<
>>

§ 2. Благоприятная окружающая среда как конституционная ценность и объект конституционно-правового регулирования

Ранее отмечалось, что одним из элементов изучаемого нами права является его объект - благоприятная окружающая среда. Исследование данного элемента позволяет раскрыть его конституционно-правовое значение для построения и развития конституционно-правового механизма обеспечения права каждого на благоприятную окружающую среду.

Впервые указанная категория встречается в Декларации по окружающей среде, принятой на Конференции ООН по проблемам окружающей человека среды 16.06.1972 г. в Стокгольме (далее - Стокгольмская декларация). В документе были впервые сформулированы принципы взаимодействия человека с окружающей средой и закреплено право человека на благоприятные условия жизни в окружающей среде, обеспечивающей достойный уровень жизни и благосостояние. Конференция положила начало формированию системного международного и внутригосударственного правового регулирования охраны окружающей человека среды, обозначив необходимость конституционного оформления целей и задач в данной сфере отношений.

Впоследствии положения Стокгольмской декларации были дополнены и развиты в Декларации по окружающей человека среде и развитию, принятой на Конференции ООН по окружающей человека среде и развитию 14.06.1992 г.

в Рио-де-Жанейро (Бразилия), где также было использовано понятие «окружающая среда» (англоязычный вариант - «environment»).

Однако в обеих декларациях легального определения понятия благоприятной окружающей среды не дается. В них эта сфера называется как одно из важных условий качества жизни человека на Земле и регулируются отдельные вопросы обеспечения ее здорового состояния.

Здесь обращает на себя внимание то, что в ст. 1 Стокгольмской декларации говорится об окружающей среде в двух аспектах: как о естественной среде и как о среде, созданной человеком. Одновременно в декларации употребляется понятие «благоприятные условия жизни в окружающей среде», к которым декларация, судя по содержанию ее статей, относит сохранение природных ресурсов Земли и социально-экономические условия.

Критериями благоприятности таких условий жизни выступает качество окружающей среды, обеспечивающее человеку достойную и процветающую жизнь, и социально-экономическое развитие. Исходя из приведенных формулировок, можно заключить, что принципы, провозглашенные в декларациях, закладывают основы правового регулирования, направленного преимущественно на социально-экономические условия жизни человека, составным элементом которых является состояние природной среды в части, необходимой отдельному человеку для его развития, обеспечения здоровья и достойного уровня жизни.

При этом необходимо учитывать, что положения деклараций сформулированы в западной правовой традиции, для которой характерны рассмотрение окружающей среды и придание ее состоянию международного значения в контексте обеспечения прав человека на достойную жизнь и развитие, обоснование указанных прав через оценку их экономического содержания. В числе критериев достойного уровня жизни выделяется обеспеченность минимального социально- экономического уровня жизни (дохода), позволяющего человеку следить за здоровьем, иметь доступ к необходимому количеству чистой питьевой воды, продуктов питания, потребительских товаров и услуг, отдыхать на природе и т. и.[107]

Иначе говоря, на западе преобладает концепция расширения содержания права на жизнв, права на здоровве, права на жилище и на развитие путем установления экологических прав, связаннвіх с состоянием природной средві обитания человека, а право на благоприятную окружающую природную среду как самостоятелвное не рассматривается. В. В. Петров еще в 1976 г. подчеркивал, что в положениях международных документов усматриваются тенденция к интерпретации окружающей средві как социалвно-экономических условий жизни человека, а также попвітка «биологизироватв законні общественного развития»1, подогнав под охрану окружающей средві защиту социалвно-экономических отношений.

Вместе с тем ряд зарубежнвіх специалистов отмечают наличие противоречий между стандартами прав человека и между народивши документами в сфере охранві окружающей природной средві и указвівают на то, что экологические права человека «в чистом виде» в международник документах не упоминаются, что охрана окружающей природной средві и право на развитие имеют разнвіе цели2.

В России об отсутствии четких и обязателвнвіх международник стандартов права человека на благоприятную окружающую среду, элементом которых выступает непосредственно охрана природной среды, ранее писал А. П. Анисимов1.

Таким образом, причиной отсутствия легалвного определения благоприятной окружающей средві в международных актах можно считатв различнвіе подходві в правоввіх доктринах стран к пониманию основнвіх прав человека, структурні окружающей средві и ее места в системе правовой охранві этих прав.

Кроме того, анализ документов свидетелвствует о том, что объектом международного права являются природная среда и вопросві экологии, затрагивающие интересві людей в масштабах всей Земли, т. е. вопросві глобалвного уровня[108] [109]. Иначе говоря, международное правовое регулирование носит надгосударственный характер, в его сферу обвічно не входит регулирование вопросов охранві окружающей средві на уровне отдельной страны. В то же время каждое государство обладает суверенитетом и национальной юрисдикцией в решении вопросов, касающихся охраны окружающей среды, имеет особые территориально-пространственную организацию и социально-экономическое развитие, которые отражаются на правовом содержании понятия «благоприятная окружающая среда». В итоге вопросы обеспечения благоприятного состояния окружающей среды, ее правовой объективации и интерпретации получают развитие и конкретизацию во внутригосударственном праве. Формы такого регулирования в разных странах весьма разнообразны.

Во-первых, категории и права, связанные с охраной окружающей среды (экологические права), в одних странах получают конституционное оформление (например, Россия, Белоруссия, Украина и другие страны Европы), в других же регулируются, как правило, на уровне регионального законодательства (США).

Во-вторых, в конституциях различнвіх государств интересві и права в области охранві окружающей средві имеют разную форму объективации. В них, например, закрепляются цели государственной политики, обязанности и ответственности государства (Словения, Финляндия, Нидерланды, Литва), всеобщая солидарности в решении вопросов охраны окружающей среды (Испания, Португалия), основное право человека на благоприятную окружающую среду (Белоруссия, Россия, Словакия, Украина, Франция, Чехия)1.

В-третвих, в конституционных актах разных стран встречаются различные понятия окружающей человека среды: здоровая окружающая среда, экологически безопасная для жизни и здоровия среда, природная окружающая среда, естественная окружающая среда, городская среда, благоприятная окружающая среда[110] [111]. Наряду с понятием «окружающая среда» в них употребляются понятия охраны природной продовольственной продукции (Норвегия), экологического равновесия (Словакия, Греция), территориального или пространственного благоустройства (Швейцария).

В итоге можно констатировать, что в международном праве обозначены направления правового регулирования, затрагивающие различные области взаимодействия человека с окружающей его средой (охрана природы, природопользование, экологическая безопасность человека, территориальное планирование), но формула этого взаимодействия, конструкция благоприятной окружающей среды и соответственно права на эту среду весьма разнообразно интерпретируются в конституционных актах и законодательстве различных государств. Иными словами, общепризнанной модели права каждого на благоприятную окружающую среду на международном уровне не выработано. Особенности модели данного права (ее структуры и содержания) проявляются преимущественно во внутригосударственных конституционных стандартах прав человека. При этом как международная ценность рассматриваются отдельные виды и свойства окружающей среды, в связи с чем можно сказать, что в международных актах благоприятная окружающая среда в качестве правовой ценности имеет частичное выражение.

Россия, как и большинство других государств, пошла по пути включения указанной категории и связанной с ней области отношений в сферу конституционно-правового регулирования. Еще до принятия Конституции РФ 1993 г. благоприятная окружающая среда была объектом отечественного законодательного регулирования, но свойствами объекта конституционно-правового регулирования не обладала. Конституционные акты СССР, союзных и автономных республик содержали только общие принципиальные положения, закрепляющие государственную собственность на природные ресурсы и ее охрану, основы народного хозяйства и планирования экономики (Конституции СССР 1924, 1936 и 1977 гг.), природоохранные обязанности граждан[112].

То есть в конституционных нормах частично были отражены государственные интересы, связанные с охраной природы, введены понятия природы и ее богатств, закреплены обязанности граждан, связанные с охраной природы (ст. 67 Конституции СССР 1977 г.), однако общерегулятивной нормы-дефиниции «окружающая среда» не содержалось. Кроме того, указанные законные интересы в конституциях не были облечены в форму конкретного права человека, поскольку законодатель делал акцент на охране интересов государства в сфере собственности и на обязанностях граждан в этой области. Законодательное же регулирование осуществлялось в отраслевых актах (преимущественно в рамках земельного и гражданского права), актах, касающихся отдельных объектов природы (земли, водных объектов, воздуха и т. п.) и вне связи с остальными условиями конституционного развития государства.

Впервые категория «благоприятная окружающая среда» была включена в сферу конституционного регулирования посредством ее закрепления в нормах ст. 42 Конституции РФ 1993 г., в которой провозглашается право каждого на благоприятную окружающую среду.

Поскольку эта категория приобрела конституционный смысл, особое значение имеет ее анализ в конституционно-правовом аспекте и с точки зрения правовой конкретизации ее конституционного содержания в законодательных актах Российской Федерации и иных нормативных актах, принятых после 1993 г. При этом необходимо учитывать, что правовая категория «благоприятная окружающая среда» является объектом законодательной конкретизации именно в качестве объекта конституционного права, закрепленного в ст. 42, и в контексте признания человека и данного права наивысшей конституционной ценностью.

Как было указано выше, самостоятельное ценностное значение имеют не только правовые возможности субъектов конституционного права, но и сама благоприятная окружающая среда, а также конституционно-правовые интересы (человека, социальных общностей и общества), предметным выражением которых она выступает. Согласно Конституции РФ человек и конституционное субъективное право есть отдельные объекты конституционно-правового обеспечения (ст.

2), а человек представляет собой правовую личность, свойством которой является наличие у нее специфических социально обусловленных интересов, связанных с окружающей средой. Учитывая это, можно заключить, что именно названные интересы и соответственно их объект выступают самостоятельными конституционными ценностями. Вместе с тем особенностью благоприятной окружающей среды как конституционной ценности является то, что она имеет особое значение не только для отдельного человека, но и для коллективов людей и общества в целом (что вытекает из самой природы Конституции РФ). При этом ценностные свойства благоприятной окружающей среды проявляются в законодательно установленных критериях ее благоприятности.

Все сказанное, в свою очередь, свидетельствует о формировании в существующем правовом регулировании комплексного аксиологически значимого института конституционного права на благоприятную окружающую среду и отдельных, но взаимосвязанных механизмов конституционно-правовой охраны и защиты окружающей среды и правомочий субъектов конституционного права.

В самой Конституции РФ содержание категории «благоприятная окружающая среда» не раскрывается. Системное же толкование ее преамбулы, ст. 9, ст. 42 и ст. 58 позволяет сделатв ввівод о том, что этой категорией охватывают - ся земля и иные природнвіе ресурсні, т. е. природнвіе богатства, которвіе служат основой жизни и деятелвности российского народа. Иначе говоря, в Конституции РФ преимущественно идет речи о природной составляющей окружающей среды. При этом в нормах Конституции исполвзуются одновременно два само- стоятелвных понятия: «природа» и «окружающая среда». И хотя из контекста самой Конституции РФ, причин такой дифференциации не установити, основания исполвзования разнвіх по своему содержанию правоввіх категорий мві обнаруживаем в предметах регулирования законодателвнвіх актов, конкретизирующих ее положения.

Основними нормативними актами, в которых раскрывается содержание категории «окружающая среда», являются в первую очереди Федералвный закон от 10.01.2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» и Федералвный закон от 30.03.1999 № 52-ФЗ г. «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения». Оба закона приняты в развитие положений ст. 42 Конституции РФ и направлены на обеспечение конституционного права на благоприятную окружающую среду, на что указывается в их преамбулах.

Из ст. 1 Федералиного закона «Об охране окружающей среды» следует, что окружающая среда представляет собой совокупности компонентов природной среды, природных и природно-антропогенных обиектов, а также антропогенных обвектов1. Одновременно Закон определяет природную среду как важнейшую составляющую окружающей среды, указывая тем самим на то, что «природная среда» и «окружающая среда» - категории не тождественные.

В Федералином законе «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» окружающая среда обозначается термином «среда обитания»[113] [114] и рассматривается не только как совокупность элементов природной и антропогенной среды, а как среда обитания для человека, совокупность условий его жизнедеятельности, связанных с природой. Кроме того, в Законе в качестве элементов окружающей среды наряду с природными и антропогенными объектами указываются антропогенные явления и факторы (биологические, химические, физические, социальные и иные факторы) среды обитания.

Таким образом, каждый из этих законов определяет «частично составляющие элементы»1 одного явления - окружающей человека среды. Подобное понимание ее законодателем свидетельствует о том, что в праве данная категория имеет сложную структуру и включает в себя целую систему взаимосвязанных компонентов. В юридической науке также сформированы разные подходы к пониманию того, что представляет собой окружающая среда в качестве объекта права человека и объекта правового регулирования[115] [116].

Анализ нормативного материала и высказанных в литературе точек зрения позволил сделать вывод, что окружающая среда есть сложный, интегрированный объект права человека и правового регулирования, который включает в себя:

природную среду, или естественную среду обитания человека (ее компоненты и экологические системы, другие био образования, человека как биосущество);

природно-антропогенную среду, или искусственную среду обитания человека (природно-антропогенные объекты, комплексы и системы, антропогенные объекты, факторы, явления, создающие в совокупности условия жизнедеятельности человека как биосоциального существа).

При этом полагаем, что в современных условиях социотехно природно го развития общества сужение содержания категории «окружающая среда» до ее природной составляющей недопустимо, противоречит объективным условиям развития общества. Кроме того, своевременное и четкое правовое опосредование естественных свойств окружающей средві ввіступает основой наполнения конкретным содержанием соответствующей правовой категории и использова- ния комплексного подхода к построению конституционно-правового механизма обеспечения исследуемого права.

В частности, особое значение имеет закрепленное в ст. 1 Федералвного закона «Об охране окружающей среды» понятие «естественная экологическая система», которое отражает наиболее важную сущностную характеристику природні - наличие функционалвных и энергетических связей ее элементов (компонентов)1. Именно надлежащая позитивизация указаннвіх свойств способствует формированию самостоятелвного объекта правового регулирования - природной средві (экологических систем и их компонентов). В таком случае правовое регулирование, опирающееся на экосистемный подход, ориентируется на охрану окружающей природной средві, пределві которой не ограничиваются сферой жизнедеятельности отдельного человека, а охватывают интересы всего общества и отдаленную перспективу[117] [118].

Вместе с тем следует подчеркнуть, что на сегодня формулирование юридических свойств компонентов и частей природной среды не завершено. Так, на законодательном уровне отсутствует развитое общерегулятивное определение леса и лесной растительности, почвенного слоя, биосферы и т. д., хотя названные термины используются в законодательных актах. Кроме того, в нормативных документах встречаются понятия природных элементов, которые не упоминаются в Конституции РФ и основных природоохранных законах, но их наличие, связь с человеком как биосуществом и характеристики выводятся из общего контекста экологического законодательства (например, биоразнообразие, генетический ресурс, биосфера)[119]. Сам человек (как биологическое существо и часть природы) тоже должен рассматриваться в качестве объекта конституционно-правовой охраны, однако и это не находит прямого отражения в нормах права.

Итак, дефинитивные нормы, определяющие содержание понятия окружающей среды, в том числе ее компонентов, выступают важнейшим средством правовой конкретизации содержания конституционного права на благоприятную окружающую среду. При этом отсутствие соответствующих дефиниций влечет за собой правовую неопределенность в регулировании объекта права, его разные интерпретации, необходимость обращения ко множеству нормативных актов и нормативно-технических документов.

В то же время с помощью норм права не только закрепляются естественные свойства природы. Они наделяют природную среду иными правовыми свойствами, вытекающими из ее различных социальных функций. И особенностью здесь является то, что эти свойства конституционно заданы. Например, в ст. 9 Конституции РФ отражается такое специфическое функциональное свойство элементов природной среды, как способность выступать в качестве природного ресурса, имеющего потребительскую (экономическую ценность) (ст. 1 Федерального закона «Об охране окружающей среды», п. 4.1 —4.3 ГОСТ P 52104-2003). В результате природные объекты (ресурсы) включаются в сферу регулирования иных, неэкологических отраслей права (гражданского, градостроители но го, внешнеторгового). В соответствии со ст. 9 и 36 Конституции РФ природнвіе обвектві (ресурсві) приобретают свойство объектов права собственности и иных вещнвіх прав и могут ввіступатв объектом сделок1. В таком случае необходимо учитывать, что воздействие на природную среду осуществляется посредством не только антропогенных объектов, факторов и явлений, деятельности человека, но и обособления ее элементов в качестве объектов собственности и вовлечения их в гражданский оборот, что требует формирования особого механизма обеспечения анализируемого нами права.

Таким образом, природная среда и ее элементы как правовые категории и с учетом заданных правом свойств должны рассматриваться одновременно и как объект права на благоприятную окружающую среду (предметное выражение потребностей человека и социальных общностей), и как объект права собственности и иных вещных прав. При этом природная среда остается элементом окружающей человека среды или среды его обитания[120] [121]. Если же природную среду рассматривать в контексте ее взаимосвязи с социальными условиями жизнедеятельности человека и ее конституционно-правовых свойств, то можно сказать, что в составе объекта права - окружающей среды - появляется качественно новый объект. В науке, в том числе юридической, он именуется природно-антропогенной или техногенной средой обитания человека (искусственной средой)[122] (стоит отметить, что понятие «техногенная среда» используется в правовых актах, но развернутое его определение в законе отсутствует[123]).

Образуется данная среда в результате воздействия человека и технических средств на природную среду (ее объекты и компоненты) для достижения наилучшего соответствия среды социальным и экономическим потребностям1. То есть здесь появляются интересы, касающиеся социальных условий жизнедеятельности человека, необходимым элементом которых выступает природная среда (например, использование земли в качестве территориального базиса для строительства, средства производства для сельхозпродукции и продуктов питания; водных ресурсов - в качестве источника питьевого и производственного водоснабжения и т. и.). Одновременно нужно учитывать, что природно-антропогенная среда является не только элементом окружающей среды, но и источником воздействия на остальные элементы природной среды, включая человека. Поэтому согласимся с мнением В. В. Петрова о том, что «оздоровление среды жизни и деятельности человека является существенным звеном охраны природы в целом»[124] [125] [126].

Важно подчеркнуть, что с регулированием состояния природно-антропогенной (техногенной) среды более тесно связаны охрана и защита конституционного права человека на благоприятную окружающую среду, так как именно в этой среде «плотность связей в системе общество - природа наиболее велика»[127]. Особенность данной среды заключается в том, что ее неотъемлемым элементом являются урбанизированные системы (промышленно-урбанизированные системы), к которым относятся города и другие населенные пункты, промышленные зоны[128]. Такие системы служат постоянным местом обитания и расселения

людей, характеризуются наличием сложного комплекса связей между природной средой, антропогенной средой и человеком1. При установлении правового режима урбанизированной средві необходимо учитыватв и то, что она создается под воздействием множества различнвіх источников и субъектов, действующих на территории с ограниченными возможностями самовосстановления и силвно влияющей именно на большое количество населения этой территории[129] [130] [131]. В связи с этим полагаем, что указанные системы следует рассматривать в качестве специфического объекта правового регулирования[132].

В законодательстве урбанизированные комплексы и системы обозначаются различными терминами: городская среда, урбанизированная территория, городское и сельское поселение, населенный пункт, земля населенного пункта[133]. Содержатся указанные термины и их определения в нормативных актах различной отраслевой принадлежности. Причем нормативный документ, целостно раскрывающий концепцию урбанизированной среды и подходы к ее правовому регулированию, на сегодня отсутствует. Регулирование отдельных вопросов, затрагивающих ее правовой режим, осуществляется множеством отдельных законов и подзаконных нормативных актов[134].

Неотъемлемым элементом техногенной (природно-антропогенной) среды является антропогенная среда[135]. Анализ правовых актов позволяет сделать вывод о том, что элементы этой среды опосредованы правом и ввіражаются в таких категориях, как антропогеннвіе объекты, факторні и явления1. Особенности регулирования антропогенной средві состоит в том, что оно осуществляется множеством различных законодателвных и нормативно-технических актов, не имеющих, однако, жесткой правовой связи с базовыми Федеральными законами «Об охране окружающей среды» и «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения»[136] [137] [138].

Применительно к этому отметим, что одной из центральных тем для научного анализа остается правовое закрепление критериев благоприятности окружающей среды[139]. Важность своевременного и четкого правового закрепления указанных критериев обусловлена тем, что они отражают свойства окружающей среды как объекта правового регулирования, выражают ее ценностное измерение. Другими словами, значима не сама по себе окружающая среда, а такое ее состояние, которое с необходимостью обеспечивает удовлетворение социальных потребностей человека и его различных общностей (устойчивость природных экосистем, возобновимость природных ресурсов, чистые воздух и вода, плодородная почва и т. п.). Критерии благоприятности формулируются в законодательстве применительно к каждому из элементов окружающей среды: природной среде, природно-антропогенной среде, техногенной (антропогенной) среде.

Так, в базовом Федеральном законе «Об охране окружающей среды» закрепляются критерии благоприятного состояния природной среды и основы их регулирования. Согласно ст. 1 Закона одним из таких критериев является устойчивое функционирование естественнвіх экологических систем, природнвіх и природно-антропогеннвіх объектов. То еств свойство благоприятности природной средві ввіражается в таком ее состоянии, при котором природные объек- TBi и природная среда в целом устойчиво функционируют как экологические системы.

В то же время обратим внимание на то, что законодатель не дает определения устойчивого функционирования, не устанавливает его признаки и значение для обеспечения права каждого на благоприятную окружающую среду. Все это, как справедливо отмечается в литературе, говорит о том, что законодатель попытался отразить в законе объективно существующие характеристики природы и ее элементов, но научно-правового обоснования данной категории избежал[140]. Полагаем, что в результате закрепления такой неконкретной формулировки у правотворческих и правоприменительных органов исчезает понимание ценностного значения состояния устойчивого функционирования природных экологических систем и необходимости его обеспечения как особо важного условия охраны и защиты конституционного права, а законодатель данную характеристику объекта правового регулирования игнорирует.

Вместе с тем устойчивое функционирование природного (природноантропогенного) объекта обеспечивает не только существование этого объекта как экологической системы, но и благоприятные условия для жизни человека, поскольку за счет своих естественных «внутрисистемных сил»1 позволяет компенсировать негативное воздействие техногенной среды, обеспечивает сохранение ресурсоемкости среды. Другой эффективной технологии, нивелирующей негативное техногенное воздействие и отвечающей характеристикам и уровню экосистем, человек пока не придумал. Исходя из сказанного, также можно заключить, что в таком случае устойчивость экосистем выступает непосредственным объектом правовой охраны, а человек, его здоровье и условия жизнедеятельности - косвенным объектом охраны. В связи с этим полагаем, что подход, согласно которому в существующем конституционно-правовом регулировании понятия «благоприятная» и «здоровая» окружающая среда не являются тождественными и соотносятся как общее и частное, более правилен и соответствует правовой и объективной действительности, поскольку критерии благоприятности природной среды могут быть связаны не с состоянием здоровья человека а только с условиями его жизнедеятельности[141] [142].

Таким образом, указанный критерий благоприятности остается одним из основных объектов конституционно-правового воздействия.

Необходимо отметить, что благоприятное состояние природ но-антропогенной среды (техногенной среды) характеризуется рядом особенностей. Сопряжено это с тем, что показатели качественного ее состояния определяются, как правило, применительно к здоровью и условиям жизнедеятельности человека[143]. При этом, как было указано, природно-антропогенная среда преимущественно носит характер урбанизированных территорий, или так называемых селитебных зон (мест заселения), которые отличаются неоднородностью состава и образуются из разных подсистем1. В связи с этим при правовом регулировании необходимо учшыватв наличие специфических санитарно-гигиенических факторов воздействия на условия жизнедеятелвности человека в такой среде[144] [145]. Как отмечают специалисты, по степени влияния на состояние здороввя населения вклад санитарно-гигиенических факторов преобладает над вкладом соци- алвно-экономических факторов, а антропогенная нагрузка на селитебнвіх территориях по-прежнему остается ввісокой[146].

В силу сказанного особым средством регулирования состояния природноантропогенной средві являются санитарно-эпидемиологические требования (санитарнвіе нормві и правила), которвіе устанавливают требования к указан- HBiM факторам воздействия окружающей средві и объектом охранві которвіх ввіступает человек как биосоциальное существо (его здоровье и условия жизнедеятельности)[147], а также технические требования, касающиеся регулирования процессов производства, иной деятельности, качества продукции[148].

В то же время неотъемлемой частью природно-антропо генной среды обитания по-прежнему является преобразованная человеком природная среда, для которой в праве должны устанавливаться те же критерии качественного состояния, что и для природной среды, поскольку в пределах урбанизированной территории она выполняет для человека те же функции жизнеобеспечения, что и природная среда вне указанных территорий, но с учетом наличия специфических факторов техногенной среды.

Здесь следует отметить, что особую роль в интерпретации конституционно-правовой категории «благоприятная окружающая среда» играет Конституционный Суд РФ. Причем в его правовых позициях данная категория рассматривается и как объект права, и как конституционная ценность. Как верно отмечает Н. С. Бондарь, особая роль Конституционного Суда РФ состоит в том, что он осуществляет обоснование конституционных ценностей, и зафиксированных, и прямо не зафиксированных в нормах Конституции РФ, но вытекающих из ее свойств и содержания1. Применительно к исследуемому праву особое значение имеет формулирование ценностного значения объекта (окружающей среды и ее отдельных элементов), а также публичных интересов, выраженных в конституционном праве, и принципа их приоритета перед частными интересами[149] [150] [151].

Особо обращает на себя внимание то, что Суд называет природную среду наряду с иной окружающей средой1. При этом такие природнвіе компонентні, как земля, лес, вода, рассматриваются им в различнвіх аспектах: как части природы, естественная среда обитания человека, природнвш ресурс, имущество[152] [153]. Городская среда в решениях Суда упоминается в том числе и как части окружающей среды, особенноствю которой является наличие антропогеннвіх объектов[154]. Здесв стоит отметитв, что решения Суда ввшосятся преимущественно в рамках разрешения дел, касающихся именно охранві природной средвт Вместе с тем в отделиHBix решениях рассматриваются вопросві защитві права человека на благоприятную природно-антропогенную среду[155] (хотя подобные решения единич- нві). При этом ценностное содержание категории «благоприятная окружающая среда» раскрвівается Судом через указание на такие характеристики окружающей среды (ее элементов), как естественное богатство, ценности (достояние) все- народного значения, на ценностное значение сохранения природы и окружающей среды, на окружающую среду как на объект публичных интересов.

Особенно важным здесв является то, что Суд одновременно с толкованием ценностного смвісла указанной категории определяет направления конституционно-правового регулирования и сфер правоприменения, ориентированных на охрану и защиту данной конституционно-правовой ценности, а именно: формирование соответствующей государственной политики, определение обязанностей субъектов права, обеспечение баланса интересов субъектов хозяйственной и иной деятельности, связанной с воздействием на окружающую среду, и интересов человека и общества в целом, главной целью которых в итоге является не просто охрана природной среды, а соблюдение и защита права каждого на благоприятную окружающую среду. Поэтому следует поддержать позицию Г. Б. Ройзмана, согласно которой особенностями конституционной ценности является ее формализация в Конституции РФ, а также то, что она исходит из результата конституционно-оценочной деятельности судебных органов конституционного контроля, обеспечивающих оптимальное развитие личности, общества и государства на основе баланса частных и публичных интересов1.

Таким образом, благоприятную окружающую среду необходимо рассматривать в качестве как объекта конституционного права (того социального блага, на которое это право направлено), так и юридической категории, олицетворяющей собой закрепленную в норме ст. 42 Конституции РФ конституционную ценность, имеющую особую значимость для человека, социальных общностей, общества и государства и выступающую при этом целью охраны и защиты права, основой для создания специфических средств механизма конституционно- правового обеспечения права на благоприятную окружающую среду, формирования правоприменительной практики. Указанная ценность подлежит повышенной защите и является уникальным объектом правового регулирования[156] [157].

Специфика ее состоит в том, что это элемент конституционного права, предметное ввіражение потребностей человека и социалвнвіх общностей, составляющих интерес, объективированнвш в праве. Она ввіступает критерием обеспечения баланса между интересами, объективированными в конституционном праве, и другими конституционно-правовыми интересами, и соответственно критерием построения пропорционалвного регулирования права на благоприятную окружающую среду и других конкурирующих с ним прав.

Кроме того, эта ценноств является объектом как конституционно-правовой, так и отраслевой конкретизации. Будучи универ с алв ной, она ввшолняет важную регулирующую функцию: ее нормативное содержание определяет Гранины, в которвіх действуют субьектві правоотношений в сфере взаимодействия человека с окружающей средой, в том числе видвт и правовой статус субъектов конституционного права, их правоввіе возможности, круг охраняемых интересов, а также статус инвіх субъектов указаннвіх правоотношений (их права и обязанности).

<< | >>
Источник: ЧУЛИЧКОВА Евгения Владимировна. КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОИ МЕХАНИЗМ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРАВА КАЖДОГО НА БЛАГОПРИЯТНУЮ ОКРУЖАЮЩУЮ СРЕДУ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург —2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2. Благоприятная окружающая среда как конституционная ценность и объект конституционно-правового регулирования:

  1. Предмет и сфера эколого-правового регулирования
  2. Основные подходы к определению правового статуса личности в информационном обществе
  3. § 2. Благоприятная окружающая среда как конституционная ценность и объект конституционно-правового регулирования
  4. § 1. Конституционные цели и принципы как основа правового регулирования права каждого на благоприятную окружающую среду
  5. § 1. Деятельность исполнительных органов власти в сфере обеспечения права каждого на благоприятную окружающую среду
  6. Угрозы и вызовы личной безопасности ребенка в современной России: конституционно-правовой анализ
  7. Личная безопасность несовершеннолетних как конституционная ценность и конституционно-правовой институт
  8. Понятие, структура и принципы конституционно-правового механизма обеспечения личной безопасности ребенка
  9. Нормативно-правовое регулирование застройки земель зданиями и сооружениями в Российской Федерации
  10. Глава IV. ЦЕЛИ, ПРИОРИТЕТЫ И СРЕДСТВА СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ ИНТЕРПРЕТАЦИОННОЙ ФОРМЫ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВОВОЙ ПОЛИТИКИ
  11. Правоотношения в сфере лицензирования как объект административно-правовой охраны
  12. Правоотношения в сфере лицензирования как объект административно-правовой охраны
  13. § 5. Принципы административно-правового регулирования экономики и проблемы их реализации
  14. § 2. Конституционно-правовые основы права на информацию
  15. § 2. Принципы конституционно-правового регулирования конституционного права на информацию
  16. Угрозы и вызовы личной безопасности ребенка в современной России: конституционно-правовой анализ
  17. Личная безопасность несовершеннолетних как конституционная ценность и конституционно-правовой институт
  18. Лекарственная помощь как элемент медицинской помощи: понятие, правовое регулирование
  19. § 1. Пациент как субъект здравоохранительных правоотношений и его правовой статус
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -