<<
>>

1.1 Процессуально-правовая природа экстрадиции

В юридической литературе экстрадиции всегда уделялось большое внимание.[38] Но, вопрос о природе экстрадиции в юридической литературе до сих пор является открытым.

Среди научных кругов до сих пор нет четко мнения, к какой отрасли права следует относить экстрадицию: к международному, конституционному, уголовному или уголовно-процессуальному.

Как указывает С. П. Щерба, «институт экстрадиции является комплексным, так как находится на стыке международного и национального права отдельных государств, правовые системы и правовые средства которых являются основными, а международно-правовые — субсидиарными (дополнительными)».[39] Таким образом, институт экстрадиции включает в себя как нормы международного права, в роли которых выступают нормы международных договоров, регулирующие экстрадицию, так и нормы национального права: Конституция, уголовное и уголовно-процессуальное законодательство, регламентирующее на уровне национального права процедуру экстрадиции.

Институт экстрадиции как один из эффективных инструментов в борьбе с преступностью призван защищать интересы личности, общества, государства и мирового сообщества от международных (транснациональных) преступлений,

посягающих на внутригосударственный правопорядок. Экстрадиция осуществляется путем принятия согласованных между странами мер по:

щ

1 ^становлению международно-правовых отношений между государствами в борьбе с преступностью, в частности по организации деятельности международных судебных органов, связанной с расследованием международных преступлений, осуществлением уголовного преследования и наказания лиц, виновных в их совершении, обеспечением профессионально-технической помощи и предупреждения преступлений;

А

2) установлению наказуемости в уголовном порядке экстрадиционных преступлений (фактических оснований экстрадиции) и унификации на этой основе уголовного законодательства;

3) пресечению готовящихся или расследованию совершенных преступлений, в том числе и путем проведения в необходимых случаях следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий;

4) оказанию помощи в расследовании уголовных дел и осуществлению уголовного преследования.

Построение демократического общества и правового государства требует согласованного использования методов как национального, так и международного регулирования. Как отмечает Е. В. Карасева, «оно может быть плодотворным лишь при условии всестороннего учета действующих нормативных положений, содержащихся в национальном законодательстве и в международных договорах, лишь на основе реальных оценок как нынешнего состояния, так и вероятных перспектив их взаимодействия на правотворческом и правоприменительном уровнях».[40]

Исследование различных сторон этого института требует сравнения и сопоставления многочисленных договоров, национальных актов, касающихся института экстрадиции. Более того, сравнительный анализ некоторых положений института экстрадиции является очень важным при сопоставлении междуна-

родных и национальных норм, принятых государствами. Поэтому при изучении данного института необходимо исследование всех его аспектов.

Рассмотрение института экстрадиции в связи с тем, что в национальном

законодательстве признается примат международного права над националь-

Щ

ным, необходимо начать с точки зрения международного права.

Международное право не возлагает на государства «обязательство выдавать или преследовать, или наказывать лиц, совершивших преступления, скрывшихся от правосудия, в том случае, если экстрадиция не производится», в то же время ряд государств придерживается противоположного мнения, котедж рое изложено в виде принципа «dedere aut judicare» — «выдавай или пресле-

VW

дуй».

Однако в последнем случае обязательство осуществлять экстрадицию или преследование, как правило, зависит от наличия договора, устанавливающего обязательные предварительные условия для осуществления такого обязательства или отказа от него.

Международный договор, как правило, обязывает государства, его заключившие, принять меры по его соблюдению и исполнению в национальном законодательстве. Такими действиями могут быть признание деяния экстрадицион- ным преступлением в уголовном праве, задержание и экстрадиционный арест, щ направление требования об экстрадиции в уголовно-процессуальном праве.

К международно-правовым актам, регулирующим вопросы экстрадиции, следует отнести прежде всего международные договоры, ратифицированные государством с иностранными государствами, регламентирующие правоотношения в сфере экстрадиции, к которым следует отнести прежде всего Минскую конвенцию. При разработке и принятии этого документа «государства исходили из стремления обеспечить гражданам своих стран и лицам, проживающим на их территориях, предоставление во всех государствах СНГ в отношении личных и имущественных прав такой же правовой защиты, как и собственным [Щ гражданам».[41]

Являясь основной правовой базой для сотрудничества правоохранительных органов стран-членов СНГ, «Минская конвенция за истекшие с момента ее подписания годы позволила сформировать его основы, наработать практику совместной деятельности, укрепить взаимопонимание и доверие».[42]

Именно благодаря Минской конвенции как региональному соглашению, страны СНГ возобновили правовые отношения по вопросам взаимодействия в борьбе с преступностью, в целях правовой защиты бывших советских граждан, разделенных границами.

Таким образом, следует отметить, что нормами международного права, в частности международными договорами, регулируются правоотношения, затрагивающие сферу юрисдикции двух или более заинтересованных государств, заключивших данный договор, и основные условия выполнения экстрадиции, включая основания отказа в экстрадиции, порядок сношения, пределы уголовного преследования экстрадированного лица, т. е. международным правом регулируются общие вопросы отношения государств по вопросам экстрадиции. Эти правоотношения предполагают равные обязательства сторон, осуществляющих экстрадицию.

Как отмечает И. И. Лукашук, «если государство подписывает международный договор, то предусматривает тем самым для себя обязательство пересмотреть национальное законодательство в этой области».[43] В этом случае государство-участник международных договоров об экстрадиции, должно выполнять свои международные обязательства по данным вопросам, даже если бы международно-правовые нормы по этому вопросу не соответствовали национальным законодательствам, причем ссылки на законодательство не могут освободить его от выполнения этих обязательств. В целях реализации своих обязательств государство должно изменить существующие национальные нормы, а

в случае отсутствия — принять их. При возникновении коллизии между нормами международного и национального права государство должно находить такие способы ее разрешения, которые обеспечивали бы выполнение международных обязательств.

Особого внимания заслуживает мнение Г. В. Игнатенко: «Внутригосударственное право призвано регламентировать формы и методы исполнения государствами международных договоров, способы реализации вытекающих из этих договоров обязательств».[44] От того, насколько согласован характер мер, предпринимаемых в борьбе с преступностью внутри и вне государства, зависит действенность международного договора.

Как отмечает Н. В. Миронов: «Регулирование соотношения международного и национального права находится в области внутригосударственной компетенции, создаются нормативные положения, направленные на согласование этих систем права.[45]

Процедура реализации положений международно-правовых актов осуществляется национальным правом.

•*

k

При осуществлении экстрадиции основным правовым документом в национальном праве является Конституция, которая провозглашает, что международные договоры и иные обязательства являются действующим правом, т. е. частью ее правовой системы (п. 1 ст. 4). В Конституции не определено место международных договоров в национальной правовой системе, но закреплено положение о том, что в случае противоречий применяются нормы международного права, которое отражено практически во всех законах государства.

Конституция предусматривает общее положение о дознании и предварительном расследовании, которое осуществляется специальными органами. Конституция не определяет полномочия, организацию и порядок органов дознания, следствия, вопросы ОРД, но содержит положение, что они определяются законом.

Таким образом, конституционным правом регулируются общие национальные (внутригосударственные) правоотношения по вопросам экстрадиции: о приоритете прав и свобод человека, о соотношении международного и национального права, а также о невыдаче собственных граждан.

Необходимо отметить, что надлежащее исполнение международных договоров необходимо обеспечивать через внутригосударственные механизмы, которые исполняются национальными законами.

Международное сотрудничество в сфере экстрадиции осуществляется на основе ряда законов и подзаконных нормативных актов. К ним кроме Конституции относятся УК, УПК, Закон «О международных договорах Республики Казахстан» от 2005 г., Закон «О гражданстве» 1991 г., Указ Президента Республики Казахстан, имеющий силу Закона, «О правовом положении иностранных граждан в Республике Казахстан» от 19 июня 1995 г., Закон, «Об органах внутренних дел Республики Казахстан» от 21 декабря 1995 г., Закон «О прокуратуре» 1995 г., Закон «Об органах юстиции» от 18 марта 2002 г., Закон «Об ОРД» от 15 сентября 1994 г. и другие.

Ф

*

В связи с тем, что при реализации экстрадиции центральным органом является Генеральная Прокуратура Республики Казахстан, доминантную значимость приобрели акты Генерального Прокурора, издаваемые на основе и во исполнение Конституции, конституционных и иных законодательных актов Республики Казахстан.

Генеральным Прокурором Республики Казахстан были приняты следующие нормативно-правовые акты:

- Указание Генерального Прокурора Республики Казахстан №56-36 по вопросам экстрадиционного ареста и выдачи преступников от 18 сентября 1998 г.;

- Приказ Генерального Прокурора Республики Казахстан № 20 «О полномочиях органов прокуратуры по надзору за применением международных договоров и обеспечением прав иностранных граждан и юридических лиц» от 17 июля 1997 г.;

- Указание Генерального Прокурора Республики Казахстан № 86/36 «О порядке направления сообщений о задержаниях иностранных граждан, находящихся на территории Республики Казахстан» от 12 июня 2001 г.;

- Распоряжение Генерального Прокурора Республики Казахстан № 97/20р

^ «О порядке взаимодействия между структурными подразделениями Генераль

ной Прокуратуры и нижестоящими прокуратурами по вопросам, регулирующим правовые отношения в сфере международных отношений между государствами» от 20 августа 2000 г.;

- Распоряжение Генерального Прокурора Республики Казахстан № 6/3 6р

^ «О создании постоянно действующей межведомственной группы по междуна

родному розыску и экстрадиции преступников» от 12 января 2001 г.49

Согласно ст. 11 Конституции, гражданин не может быть выдан иностранному государству, если иное не установлено международными договорами Республики. Часть 1 ст. 8 УК конкретизирует это правило и содержит аналогичное положение, которое обусловлено наличием конституционной нормы по этому вопросу. Необходимо отметить, что в настоящее время таких договоров, которые бы предусматривали взаимную экстрадицию собственных граждан с иностранными государствами, в Казахстане нет. Согласно ч. 2 ст. 8 УК, ино- ф странцы и лица без гражданства, совершившие преступления вне пределов Рес

публики Казахстан, но находящиеся на ее территории, могут быть выданы иностранному государству для привлечения к уголовной ответственности или отбывания наказания в соответствии с международным договором Республики Казахстан.

Таким образом, уголовным правом регулируются вопросы фактических оснований экстрадиции, то есть совершение экстрадиционного преступления, так как экстрадиция осуществляется за определенные преступления, предусмотренные в международном договоре.

4

49 Нормативные акты Генерального Прокурора и иные документы / Под общ. ред. К. 3. Жусупова. — Астана, 2001. —250 с.

При решении вопросов экстрадиции особая роль отводится уголовно- процессуальному праву. Этому подтверждение - принятый 13 декабря 1997 года УПК Республики Казахстан, содержащий в 55 главе процессуальные аспекты об экстрадиции.

Экстрадиция как особый вид правовой помощи обычно сопряжена с арестом лица, подлежащего экстрадиции (экстрадиционный арест ст.534 УПК). Вследствие этого она затрагивает не только интересы государства, но и существенные интересы отдельных граждан. Именно поэтому в договорах детально регламентированы как основания, так и процедурные моменты экстрадиции: задержание, взятие под стражу, освобождение лица, задержанного или взятого под стражу и др.

Например, договоры между Республикой Казахстан и Китаем о выдаче от 5 июля 1996 г., также между Республикой Казахстан и Монголией о выдаче лиц, совершивших преступления, для привлечения к уголовной ответственности или для приведения приговора в исполнение от 22 октября 1993 г., Минская, Кишиневская конвенции предписывают государству, к которому обращено требование, немедленно принять меры к взятию под стражу лица, экстрадиция которого требуется.

*

Международные договоры определяют общие положения, что в случае обнаружения или установления места нахождения лица, совершившего экстради- ционное преступление, необходимо немедленно принять меры к взятию под стражу лица, выдача которого требуется для выдачи (ст. 60 Минской конвенции и ст. 70 Кишиневской конвенции). То есть международным договором регламентируются общие вопросы экстрадиции, что в случае обнаружения его необходимо задержать и взять под стражу для выдачи, но не говорится, как это сделать, так как вопросы задержания и взятия под стражу регламентируются и входят в исключительную сферу применения национального уголовнопроцессуального права.

Следует отметить, что международные договоры выражают лишь общие намерения государств-участников, их заключивших, они не содержат конкретной процессуальной регламентации процессуальных решений и действий, осуществляемых при решении экстрадиции. «Международные договоры содержат нормы в большей степени отсылочного характера, нежели регламентирующие процессуальные правоотношения. В практической деятельности они, как правило, могут быть применены при включении их положений в уголовнопроцессуальный закон».[46]

і

А

Осуществление экстрадиции сопряжено с процессуальными действиями, которые носят ярко выраженный императивный, принудительный характер. Они связаны с ограничением свободы задержанных лиц, подлежащих экстрадиции. Применение процессуальных мер принуждения должно быть обоснованным, а порядок их исполнения должен быть правомерным и отвечать принципам уголовного процесса, так как нарушение принципов уголовного процесса, в зависимости от характера и существенности, влечет признание состоявшегося производства по делу недействительным, отмену вынесенных в ходе такого производства решений либо признание собранных при этом фактических данных не имеющими силу доказательств. Вынесенные решения по вопросам экстрадиции должны быть законными, соответствовать тяжести совершенных преступных действий и учитывать интересы лиц, участвующих в уголовном процессе. Необходима и надежная гарантия того, что процедура экстрадиции и связанные с ней действия, направленные на пресечение экстрадиционного преступления, расследование, судебное рассмотрение уголовного дела, а также порядок определения меры наказания за преступление, будут удовлетворять всем предъявляемым принципам и требованиям, предусмотренным уголовнопроцессуальным законом.

Гарантией законности и обоснованности принимаемых решений по вопросам экстрадиции является установленная и детально регламентированная процедура экстрадиции, начиная с возбуждения уголовного дела, предварительно-

*

го расследования, судебного рассмотрения уголовного дела данной категории и до самой непосредственной экстрадиции.

В связи с этим возникает вопрос, могут ли в этом качестве выступать нормы международных договоров. Несомненно, нет, так как действия по осуществлению экстрадиции определяются в них лишь в самой общей форме. Хотя некоторые международно-правовые акты предусматривают процедуру экстрадиции. Необходимо отметить, что нормами международного права регулируются, прежде всего, отношения между государствами, а не внутренние отношения стран, заключивших договор.

*

%

Осуществление экстрадиции и связанных с ней действий должно протекать в сфере уголовного судопроизводства. Для того, чтобы они удовлетворяли требованиям законности и обоснованности, порядок и условия осуществления экстрадиции должны быть детально регламентированы на уровне национального права. Соблюдение этих условий в настоящее время может быть обеспечено только путем применения к действиям по пресечению, расследованию и судебному рассмотрению дел в отношении лиц, подлежащих экстрадиции, норм национального уголовного судопроизводства. Следовательно, в тех случаях, когда указанные действия выполняются органами, ведущими уголовный процесс, они должны осуществляться в точном соответствии с положениями казахстанского уголовно-процессуального законодательства.

*

Необходимо отметить, что ни международные договоры, ни ведомственные нормативные акты компетентных органов, ответственных за экстрадицию, не говорят о формальных основаниях взятия под арест лица до получения самого требования по ходатайству компетентных органов иностранного государства, а также взятия лица под арест без указанного выше ходатайства, если имеется обоснованное подозрение, что данное лицо совершило на территории другого государства преступление, влекущее экстрадицию. Однако совершенно очевидно, что в этих случаях арест возможен только при соблюдении общего порядка, предусмотренного казахстанским уголовно-процессуальным законодательством, т. е. по определению суда или с санкции прокурора. Это и понят-

но, ведь в данном случае решение о заключении под стражу применяется компетентными органами государства.

*

Также договоры не устанавливают предельных сроков содержания лица, взятого под арест по требованию об экстрадиции (например, ст. ст. 72 и 73 Кишиневской конвенции). Представляется, что в решении этого вопроса органы предварительного расследования должны исходить из того, что содержание под стражей в качестве меры пресечения не может продолжаться более сроков, предусмотренных УПК.

*

Применительно к экстрадиции такой вывод следует и из анализа рассматриваемых международных договоров, регламентирующих производство экстрадиции. Выполнение международных обязательств по осуществлению экстрадиции предполагает возбуждение уголовного дела, экстрадиционный арест, ведение судопроизводства и саму непосредственную процедуру экстрадиции. Если бы в международно-правовом акте устанавливалась внутренняя процедура экстрадиции, то должны были бы применяться нормы этого международноправового акта. Но, так как международные договоры (в частности, и Минская, и Кишиневская конвенции) этого не содержат, то они относят установление процедуры в отношении лиц, подлежащих экстрадиции, к усмотрению государств. Поскольку речь идет в отношении лиц, подлежащих экстрадиции за совершение уголовно-наказуемых деяний, уполномоченные органы не могут применять иные правила уголовного судопроизводства, чем те, которые установлены для этой цели национальным уголовно-процессуальным законодательством. Так, согласно положению Европейской конвенции, процедура экстрадиции и предварительный арест регулируются исключительно национальным законодательством (ст. 22).

*

Следовательно, и с точки зрения уголовного процесса, и с точки зрения международного права применение к экстрадиции правил и норм национального уголовно-процессуального закона является правомерным.

Из этого следует, что предусмотренные международными договорами процедуры экстрадиции должны выполняться компетентными должностными лицами в соответствии с требованиями и принципами уголовно- процессуального законодательства, так как реализация международных договоров осуществляется непосредственно УПК, который является основным нормативно-правовым актом национального права, регулирующим процедуру экстрадиции. Вопросы экстрадиции в УПК содержатся в главе 55 «Основные положения о порядке взаимодействия органов, ведущих уголовный процесс, с компетентными учреждениями и должностными лицами иностранных государств по уголовным делам». В данной главе отражены положения о процессуальном порядке направления требования о выдаче лица для привлечения к уголовной ответственности или исполнения приговора, о пределах уголовной ответственности выданного лица, об исполнении требования о выдаче гражданина иностранного государства, об основаниях отказа в выдаче, об экстрадиционном аресте, о транзитной перевозке, о передаче предметов и другие.

<< | >>
Источник: Казиканов Талгат Туремуратов. ПРОБЛЕМЫ ПРОЦЕССУАЛЬНО - ПРАВОВОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЭКСТРАДИЦИИ НА ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМ РАССЛЕДОВАНИИ (по материалам Республики Казахстан). ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Алматы 2005. 2005

Скачать оригинал источника

Еще по теме 1.1 Процессуально-правовая природа экстрадиции:

- Авторское право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -