<<
>>

Исторические аспекты возникновения института экстрадиции

Как и многие другие институты права, институт экстрадиции прошел длительный период исторического развития. Одни ученые утверждают, что экстрадиция существовала до образования самостоятельных государств, другие связывают ее появлением с образованием суверенных государств, различных общественных объединений.

^ Как указывает Л. Н. Галенская, в древние времена сотрудничество своди

лось обычно к заключению договоров о выдаче или просто к практике выдачи политических беглецов. О существовании экстрадиции в те времена свидетельствуют договоры между отдельными греческими городами-государствами.

По мнению А. Г. Волеводз, «историко-правовой анализ развития экстрадиции в сфере международного сотрудничества в сфере уголовного процесса в мире позволяет выделить шесть исторических периодов, каждому из которых присущ свой тип правового регулирования».73

щ __________________________

72 Галенская Л. Н. Правовые проблемы сотрудничества государств в борьбе с преступностью. - Л., 1978. - С.4.

73 Волеводз А. Г. Правовые основы новых направлений международного сотрудничества в сфере уголовного процесса: Автореф. дне.... д-ра юрид. наук. — M., 2002. — С. 14.

А. В. Гефтер указывал, что «в древности выдача преступников допускалась только тогда, когда иностранец совершал преступление против другого иностранца в стране, где он нашел убежище, но для выдачи иноземному государству собственного гражданина необходимо было, чтобы преступление его против последнего было достаточно велико, чтобы выдача преступника могла служить удовлетворением законного чувства мести обиженного народа».[65]

Первоначально требование об экстрадиции распространялось только на граждан требующего государства, но позже экстрадиция касалась и других лиц, независимо от их гражданства.

Хотя развитие международного сотрудничества происходит в условиях разобщенности и постоянного военного соперничества государств, при низком уровне развития международных отношений, экстрадиция получает известное договорное оформление.

Экстрадиции в то время подлежали и уголовные преступники, в частности нарушившие неприкосновенность послов, и беглые рабы, таким способом выразившие протест против существующих в обществе отношений.

В связи с тем, что уголовное наказание являлось не столько методом упорядочения отношений в обществе, сколько политическим орудием класса рабовладельцев, оно отличалось значительной степенью жестокости. Можно сказать, что соответственно международные соглашения, содержавшие положения об экстрадиции, содействовали проведению в жизнь согласованной карательной политики договаривающихся государств.

Необходимо отметить, что в силу уже упоминавшейся разобщенности и соперничества государств в то время, а также неограниченных возможностей государства распоряжаться как своими гражданами, так и беглецами (обратить в раба, изгнать, казнить и т. п.) институт экстрадиции был несовершенен и применялся редко.

По нашему мнению, институт экстрадиции появился только после раздела территории на отдельные владения: княжества, уделы, царства, ханства, государства и т. д.

¥

■¥

¥

¥

О существовании экстрадиции в рабовладельческую эпоху свидетельствуют договоры между отдельными государствами. В качестве примера можно привести древнейший Договор египетского фараона Рамзеса II с царем Хатту- шилем III 1296 г.

до н. э., в котором содержится статья, предусматривающая обоюдную экстрадицию: «Если кто-либо убежит из Египта и уйдет в страну хеттов, то царь хеттов не будет его задерживать в своей стране, но вернет в страну Рамсеса». Как видим, сам факт бегства был основанием для экстрадиции. Следует отметить положение Договора об обеспечении если не прав, то безопасности лиц, подлежащих экстрадиции: «Да не казнят их, да не повредят их глаз, уст и ног».

Из текста договора видно, что речь идет о возвращении не только, а если учитывать состояние уголовной преступности в то время, то и не столько уголовных преступников, а всех лиц, которые окажутся в стране хеттов и будут затребованы Египтом.

В эпоху рабовладения ярко проявилась роль экстрадиции как средства пресечения бегства рабов — основной производительной силы. Соответствующие договоры хорошо известны практике государств Древней Греции, между отдельными греческими полисами (городами-государствами), а также и в Римской империи, где обязательной экстрадиции подлежали беглые рабы. Вместе с тем, существовали и некоторые правила гостеприимства, разумеется, не для рабов. Гостеприимство нередко предоставлялось бежавшим из враждебных государств. Необходимо отметить, что отношения, возникавшие между этими государствами, носили кратковременный характер.

В Древнем Риме были выработаны специальные процедуры экстрадиции. Судьба лица, совершившего преступление, экстрадиции которого требовало другое государство, решалась специальным судом рекуператоров. Когда речь [66]

шла о гражданах Рима (ex iure quiritum), вопрос экстрадиции данного лица обсуждался коллегией фециалов.76

*

*

В древнем мире преступника надлежало вернуть для того, чтобы он искупил свою вину и очистил свою социальную группу (семью, клан) от нависшего над ним «проклятия богов», выразившегося в преступном деянии. Очищение происходило посредством наказания виновного. По мере развития межгосударственных отношений стремление возвратить «беглого правонарушителя» становится все более частым. Преступные деяния требовали не группового отмщения, а применения «внутренней системы уголовной юстиции». В случае бегства преступника немедленно требовалось его возвращение, а случаи отказа приводили к конфликтам, войнам. Как правило, требование об экстрадиции делалось официально через суверенов (монархов). Экстрадиция требовалась как за общеуголовные, так и за политические преступления, между которыми не делалось никакого различия. Как отмечают Г. В. Дашков и Е. В. Быкова, «порядок, в соответствии с которым решение об экстрадиции принимается сувереном, сохранялся вплоть до XVIII века, а в некоторых странах и позднее».[67]

В эпоху феодализма, как и в период рабовладения, правящие круги не меняют своего отношения ни к роли права в обществе вообще, ни к уголовным законам. Они остаются лишь карательным орудием, причем опять-таки предельно жестоким. Суверен обрушивает закон лишь на своих подчиненных и противников в борьбе за власть. Соответственно и сотрудничество на международной арене затрагивает, прежде всего, такого рода проблемы. Растет количество договоров экстрадиции, в которых конкретизируется круг лиц, подлежащих экстрадиции, определяются ее основания.

C образованием своего государства Россия заключала обязательства об экстрадиции преступных лиц. В договорах Олега и Игоря (911 и 944 гг..) с Византией предусматривалось, что совершившие преступление в Византии русские подлежат экстрадиции в свою страну для наказания.

Соответственно греки выдаются Византии. Своеобразие экстрадиции в данном случае состоит в том,

что она связана с иммунитетом от местной юрисдикции. Другая особенность заключается в том, что имелись в виду в основном общеуголовные, а не политические преступления.

В средние века сотрудничество государств в вопросе экстрадиции значительно расширилось. Выдавались лица, бежавшие в другую страну по политическим мотивам, а также перебежчики, которые не были преступниками. Для этого времени характерно преследование врагов католической церкви, которые, как правило, выдавались. Еретики рассматриваются как объект экстрадиции.

Как в средние века, так и в новое время лица, совершившие уголовные преступления, выдавались довольно редко. Поэтому институт экстрадиции в те времена находился в стадии становления.

В период феодализма расширился не только круг участников международного общения, но и сама сфера сотрудничества в борьбе с преступностью. Особенно это стало заметно в позднефеодальный период развития общества, когда, с одной стороны, уголовная преступность стала носить массовый характер, давая толчок к усилению разработки и применения национальных и международных форм и способов борьбы с нею, с другой — расширилось международное сотрудничество в таких важных областях, как торговое мореплавание, путешествия ради открытия и захвата новых земель.

Таким образом, при феодализме зародилось такое направление международного сотрудничества в борьбе с преступностью, как договорно-правовая координация борьбы с преступлениями, затрагивающими интересы нескольких государств. Дальнейшее развитие получил и институт экстрадиции.

В средние века заключается немало договоров об экстрадиции, в основном, речь в них шла о политических преступлениях. Феодальные государства оказывали друг другу помощь в борьбе против противников власти.

к

Договоры об экстрадиции были известны и России. Один из наиболее ранних — «договорная запись» со Швецией 1649 г. об экстрадиции перебежчиков. 77

Практика в целом сводилась к тому, что бежавшие из дружественных государств выдавались, а из недружественных — не выдавались.[68]

Существенный переворот в судьбе института экстрадиции знаменовала Французская революция XVIII в., юридически оформившая право убежища. В Конституции 1793 г. говорилось: «Французский народ представляет убежище иностранцам, изгнанным из пределов своей родины за преданность свободе. Он отказывает в убежище тиранам».[69]

Щ

*

Как указывает Е. В. Карасева «с развитием капиталистических отношений сотрудничество государств в области борьбы с преступностью становится шире. Начинают заключаться соглашения о борьбе с отдельными видами преступлений. Одним из первых документов такого рода явилась декларация, принятая Венским конгрессом 4 февраля 1815 г., в которой говорилось о недопустимости торговли африканскими неграми, затем были приняты соглашения о борьбе с торговлей женщинами и детьми, незаконным распространением наркотических веществ».[70]

C конца XVIII—XIX вв. ведущей страной в области экстрадиции была Франция, по инициативе которой был сформулирован ряд новых положений института экстрадиции. Лица, ранее преследовавшиеся по политическим мотивам, в период буржуазных революций восставшие против феодализма и абсолютизма стали исключаться из договоров об экстрадиции.

В это время право убежища получает общее признание, и экстрадиция приобретает характер взаимной помощи государств в борьбе с общеуголовной преступностью. Круг лиц, в отношении которых государство считало себя обязанным давать убежище, стал уменьшаться и ограничился лицами, совершившими в другом государстве политические преступления. Государства все более проникаются убеждением в необходимости применения института экстрадиции к лицам, совершившим общеуголовные преступления.

%

Этому значительно способствовал научно-технический прогресс, в результате которого начался большой прилив населения из Европы в Америку и на другие континенты. В связи с этим государства для усиления охраны правопорядка стали прибегать к новым институтам, одним из которых явился институт экстрадиции. Европейские государства стали заключать как двусторонние, так и многосторонние договоры об экстрадиции.

Одним из первых многосторонних договоров об экстрадиции был Амьенский договор 1802 г., участниками которого явились Франция, Испания, Голландия и Великобритания.

В этот период происходит становление новой характерной черты института экстрадиции: он не только служит борьбе государств против преступности, но и обеспечивает некоторые права выдаваемых. Утверждаются, например, принцип двойной криминальности, в соответствии с которым деяние, являющееся основанием для экстрадиции, должно считаться преступлением по праву как выдающего, так и запрашивающего об экстрадиции государства, принцип специализации или конкретности, в соответствии с которым судить выданное лицо можно лишь за то преступление, за которое оно выдано. Эта черта получила дальнейшее развитие в последующее время.

щ

В некоторых странах были приняты специальные законы об экстрадиции, т. е. было положено начало созданию национального законодательства об экстрадиции. В этих актах перечислялись преступления, за совершение которых государства могли требовать экстрадицию; эти же законы регулировали вопросы процедуры экстрадиции требуемых лиц. Начало этому было положено принятием Бельгией первого в мире Закона об экстрадиции (1833), аналогичных законов США (1848), Англией (1870), Швейцарией (1892), Либерией (1892— 1893).81

*

Развитие международного сотрудничества в сфере экстрадиции происходило и в Российской Империи.

Уголовно-правовое регулирование по вопросам привлечения к ответственности иностранцев и российских подданных, совершивших преступления за рубежом, осуществлялось Уложением о наказании уголовных и исправительных лиц (1845).

*

В России компетентные органы и должностные лица пограничных уездов и губерний по поводу экстрадиции сами непосредственно решали данные вопросы с соответствующими органами другой страны. Деятельность по расследованию преступлений регламентировалась УУС 1864 г. и УСУ 1864 г., в которых имелись нормы, регламентировавшие основания выдачи и основания отка- за, вопросы о порядке сношении с иностранными государствами и др.

Содержание института экстрадиции значительно изменилось после 1871 г., когда обострилась политическая обстановка в мире. Французское правительство стало добиваться от европейских держав ареста и экстрадиции парижских коммунаров как простых уголовных преступников. Вследствие этого Швейцария отказала в предоставлении убежища всем, кто принимал участие в революционных событиях. Такие же акты против парижских коммунаров были приняты правительствами Англии, Бельгии, Италии.

*

В целом институт экстрадиции развивался в соответствии с исторической тенденцией демократизации, защиты прав человека.

После Великой Октябрьской Социалистической революции 1917 г., новое государство — СССР, стало осуществлять новые принципы в международных отношениях.

23 ноября 1923 г. CHK СССР была утверждена Типовая конвенция СССР о выдаче, которая содержала основные положения института экстрадиции.

После окончания Второй мировой войны усилило развитие международного сотрудничества в борьбе с наиболее тяжкими преступлениями против мира и безопасности человечества. На разных континентах стали заключаться так на- [71] зываемые региональные конвенции: соглашение об экстрадиции Липі арабских стран от 14 сентября 1952 г., Европейская конвенция и другие.

Для СССР данный период явился временем восстановления института экстрадиции с правоохранительными органами зарубежных стран, что повлекло за собой расширение правового регулирования этой сферы.

*

Так, в 1951—1963, 1975 гг. между социалистическими государствами были заключены договоры о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам. В этих договорах имеются главы или разделы, регулирующие вопросы оказания правовой помощи по уголовным делам, в том числе и вопросы экстрадиции.

В практике сотрудничества СССР с другими государствами сложилась система двусторонних договоров о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам.

*

Некоторые из них были приняты во второй половине 50-х гг. Это договоры с КНДР от 16 декабря 1957 г., Польшей от 28 декабря 1957 г., Румынией от 3 апреля 1958 г., Албанией от 30 июня 1958 г., Венгрией от 15 июля 1958 г. (в договоры с Польшей и Венгрией были внесены изменения — соответственно в 1980 и 1971 гг.), с Югославией от 24 февраля 1962 г. Были также заключены договоры с Иракской Республикой 22 июня 1973 г., Греческой Республикой 21 мая 1981 г., Вьетнамом 10 декабря 1981 г., Алжиром 23 февраля 1982 г., Кипром 19 января 1984 г., Тунисом 26 июня 1984 г., Республикой Куба от 28 ноября 1984 г. и с Йеменом 6 декабря 1985 г.[72] [73]

Заключенные в 1957—1958 гг. Договоры с Чехословакией, Болгарией, МНР были заменены новыми: с Болгарией от 19 февраля 1975 г., с Чехослова-

04

кией от 12 августа 1982 г. Новый договор с МНР подписан в сентябре 1988 г.

*

Специальные разделы о правовой помощи по уголовным делам включали прежде всего нормы, определяющие обязательства государств относительно экстрадиции по требованию друг друга лиц, совершивших преступления, для

привлечения их к уголовной ответственности или для приведения в исполнение приговора.

Как отмечает Л. Г. Волеводз, «в общей сложности к началу 90-х гг. субъектами надлежащим образом урегулированного международно-правовыми документами сотрудничества в области оказания правовой помощи по уголовным делам и экстрадиции с СССР являлись 19 (преимущественно социалистические государства) из 171 государств мира».85 На внутригосударственном уровне регулирование этих вопросов осуществлялось фактически единственной нормой закона — ст. 20 УПК Казахской CCP (1959), где говорилось, что порядок сношения судов, органов прокуратуры, предварительного следствия и дознания с соответствующими учреждениями иностранных государств, а равно порядок выполнения поручений последних определяется законодательством Союза CCP и международными договорами, заключенными СССР и Казахской CCP с соответствующими государствами.

Неразвитость национальных норм, регламентирующих процедуру экстрадиции обусловлена отсутствием широкой практики применения экстрадиции, так как субъектом международных отношений во время существования союзного государства являлся СССР.

Таким образом, с обретением независимости Республика Казахстан стремительно восполняет пробел, образовавшийся за предыдущие десятилетия. Прежде всего, об этом свидетельствует внимание, уделяемое расширению международно-правовой базы международного сотрудничества в сфере экстрадиции. Используя богатейший мировой опыт, а также опыт СССР, республика заключает международные договоры не только со странами СНГ, но также со странами дальнего зарубежья.

Наряду с двусторонним международно-правовым регулированием Республика Казахстан активно участвует в формировании многосторонней правовой базы международного сотрудничества в сфере экстрадиции, Республика стала участником Минской конвенции, подписала Кишиневскую конвенцию, идет

работа по присоединению к Европейской конвенции. В целом, Республика Казахстан, став полноправным субъектом международно-правовых отношений, вышла на уровень остальных стран мира в формировании международноправовой базы сотрудничества в сфере экстрадиции, одновременно начав создание национальной базы, результатом чего явился УПК.

Необходимо отметить, что в национальной правовой и исторической литературе институт экстрадиции освещен недостаточно. Зарождение и развитие института экстрадиции в рамках истории Казахстана и других тюркских народов должно стать предметом научных исследований.

Подводя итог изложенному нами в данном подразделе, касающемуся истории возникновения института экстрадиции, следует сделать вывод, что институт экстрадиции исторически проявил свою востребованность в связи с увеличением прежде всего международных отношений, развитием политических, экономических, социальных, культурных и правовых связей. Роль института экстрадиции сравнительно постоянна, данный институт даже в настоящее время мало изменился по сравнению с тем, который существовал в древние времена. Прогрессивная тенденция развития института экстрадиции в Казахстане начала проявляться с периода обретения суверенитета, суть ее заключается в усовершенствовании международного и национального законодательства в области осуществления экстрадиции.

<< | >>
Источник: Казиканов Талгат Туремуратов. ПРОБЛЕМЫ ПРОЦЕССУАЛЬНО - ПРАВОВОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЭКСТРАДИЦИИ НА ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМ РАССЛЕДОВАНИИ (по материалам Республики Казахстан). ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Алматы 2005. 2005

Скачать оригинал источника

Еще по теме Исторические аспекты возникновения института экстрадиции:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -