<<
>>

Исторические аспекты применения методов идентификации человека в правоохранительной сфере

Розыск лиц, совершивших преступление и скрывшихся с мест происшествия - одна из сложнейших задач правоохранительных органов, для решения которой во все времена разрабатывались различные методы, обеспечивающие эффективность проводимых розыскных мероприятий, в том числе способы регистрации преступников и установления их личности.

Еще в средние века существовала практика клеймения преступников, а так же создания искусственных особых примет (вырывание ноздрей, отрубание частей тела, нанесение на тело смысловых рисунков и т. п.), которая была отменена лишь в ХІХ веке. Однако в работу полиции подобные изменения привнесли немалые трудности. Отныне преступников приходилось разыскивать по описаниям, которые соответствовали внешностям целого ряда лиц, что, несомненно, шло на руку преступным элементам, помогая им либо избежать наказания, либо получить его как за впервые совершенное преступление. И только в тех редких случаях, когда разыскиваемый человек обладал особыми приметами - шрамами, рубцами, родимыми пятнами и другими «отметинами», поиск по признакам внешности оказывался успешным[1].

Для облегчения работы розыска, в 1829 г. в Париже был учрежден Кабинет судебной идентификации, призванный заводить, оформлять и хранить регистрационные карточки, в которых отражались признаки внешности преступника и состав совершенного им преступления, предназначавшиеся для установления личности преступников и выяснения их прежней судимости. Карточки раскладывались по десятилетиям в алфавитном порядке (по фамилиям регистрируемых). В 40-х годах с целью расширения сведений о преступниках их начали фотографировать, а фотографии приклеивали к карточкам. В результате концу 70-х годов прошлого века в Кабинете накопились несколько миллионов таких карточек и десятки тысяч фотоснимков преступников.

По такой картотеке, конечно потратив немало времени, можно было установить личность задержанного, но лишь в том случае, когда он не скрывал своей фамилии и имени, поскольку карточки были разложены в алфавитном порядке, и только после установления фамилии задержанного, проводилось его идентификация по фотокарточке в архиве.

Естественно, рецидивисты при задержании в редких случаях называли настоящую фамилию, и эффективность работы Кабинета судебной идентификации, несмотря на собранный колоссальный объем информации, была крайне низкой, поскольку просмотреть массив фотокарточек в поисках нужной - задача практически невыполнимая. Зато в том случае, когда задержанный не скрывал свою фамилию или полиции удавалось узнать его подлинное имя другими методами, по картотеке можно было проследить всю преступную биографию этого че- ловека[2].

Такой порядок дел превращал работу криминалистов по идентификации преступников в бессмысленную затею, кому-то нужно было систематизировать накопленный материал. И этим человеком стал Альфонс Бертилон, который в 1879 г. поступил в Кабинет судебной идентификации писарем. Вначале он попытался применить принципы систематизации при сравнении фотоснимков арестантов, а затем решил обмерять регистрируемых заключенных.

В результате А. Бертильон разработал и успешно внедрил в практику систему регистрации человека по размерам частей его тела, в основу которой легло положение бельгийского ученого Адольфа Кетле о том, что изменения размеров человеческого тела происходят в соответствии с определенным закономерностями, а у каждого человека размеры частей его тела строго индивидуальны. Свою систему Бертильон назвал «антропометрическая идентификация».

Он предложил при регистрации заключенных измерять их рост стоя и сидя, длину распростертых рук, длину левой ступни, длину среднего пальца и мизинца левой руки, длину левого предплечья, окружность головы, расстояние между скуловыми костями, длину и ширину правого уха. Все эти данные заносились в специальную антропометрическую карточку, где также отмечались цвет радужной оболочки левого глаза и особые приметы (рубцы, пятна, опухоли, дефекты пальцев, татуировки и др.).

Помимо системы измерения частей тела человека А. Бертильон разработал способ точного фотографирования преступников, получивший название сигналетической фотосъемки (до этого использовались приемы художественной фотографии).

Он так же предложил проводить антропометрические измерения и по фотоснимкам, сделанным с соблюдением специальных правил: человек фотографировался в трех видах: в профиль и анфас в 1/7 натуральной величины и во весь рост в 1/20 натуральной величины. Съемка выполнялась во всех полицейских регистрационных бюро с помощью метрического фотоаппарата Бертильона. Для того чтобы выдерживалось требуемое положение головы и тела человека, фотографируемого усаживали на специальный стул, который вынуждал его сохранять определенную позу все время, в течение которого проводилась съемка.

Особое внимание уделяли сравнению правых ушных раковин, поскольку особенности строения ушной раковины у каждого человека сугубо индивидуальны. Поэтому при фотографировании правого профиля все ухо должно было быть открыто. На регистрационной карточке, куда наклеивались сигналетические фотоснимки, печаталась специальная фраза: «Эта фотография в профиль важнее всего!».

Для облегчения работы полицейских регистраторов и соблюдения единообразия регистрационной карты в 1893 г. А. Бертильон издал «Инструкцию по сигналетике», в которой представил подробные чертежи и схемы всех необходимых инструментов для регистрации внешности, а также описал приемы измерений частей тела человека.

Таким образом, метод Бертильона включал антропометрию, сигналети- ческую съемку и точное описание внешнего облика регистрируемого по определенным правилам, получившее впоследствии название «словесный портрет».

Приблизительно в те же годы появился и другой метод уголовной регистрации - дактилоскопия, позволивший использовать в целях идентификации преступников отпечатки пальцев рук. Впервые узорами папиллярных линий заинтересовался, а затем стал их изучать, профессор анатомии Университета Болоньи Марселло Мальпиги. В своем сочинении 1686 года он довольно подробно описал линии на ладонной поверхности руки. Но только в 1823 году профессор из университета Бреслау Иоганн Пуркинье опубликовал тезисы о возможности классификации папиллярных узоров, основываясь на девяти различных типах узоров.

И хотя предложенная им система классификации не нашла в то время должного отклика, это было первой попыткой создания системы классификации людей по отпечаткам пальцев1.

Современная же история дактилоскопии связана с именами англичан Вильяма Г ершеля и Г енри Фолдса.

Вильям Гершель, известный впоследствии криминалист, с 1858 г. по 1879 г. работая секретарем британской администрации в Индии, применял отпечатки пальцев рук как удостоверительные знаки личности, своего рода подписи на различных документах. Свое изобретение он реализовал, установив в одной из тюрем округа новый порядок регистрации заключенных, в ко- [3] [4]

тором условно можно выделить два этапа. На первом этапе у каждого прибывающего арестованного снимались отпечатки пальцев рук (указательного и среднего правой руки), на втором этапе заводилась регистрационная карта, куда помимо фотокарточки приклеивалась дактилокарта[5].

В начале XX в. дактилоскопия заняла свое достойное как метод идентификации наряду с методом Бертильона во многих странах, а с 1906 г. - и в России.

Отныне при задержании человека полицией, составлялся его словесный портрет, который затем сравнивалось со словесными портретами ранее зарегистрированных преступников. Если одноименные признаки совпадали, проводилась дополнительная идентификация посредством антропометрии.

Чтобы описание, сделанное одним полицейским, было правильно «прочитано» другим, в практике применялись специальные словари.

Далее с целью детализации к описанию элементов лица стали добавлять: особенности осанки - положение головы, изгиб шеи, изгиб спины; характеристику походки, жестикуляции; особенности взгляда, мимики, бытовые привычки; особенности голоса и речи; покрой, фасон одежды и ее состояние.

В 1904 г. ученик и последователь А. Бертильона, профессор научной полиции Лозаннского университета Р. А. Рейсе издал учебное пособие «Словесный портрет. Опознание и отождествление личности по методу Альфонса Бертильона», в котором фотографические фрагменты изображений частей лица сопроводил схематическими рисунками отдельных его элементов.

Эти рисунки должны были, по мнению Р.А. Рейса, обращать внимание читателя на ту или иную особенность лица человека и помогать ее запомнить[6].

В 1924 г. в Харькове профессором Н. Бокариусом был опубликован «Справочный подручный альбом для работников уголовного розыска и милиции при составлении словесного портрета», в основу которого легла идея, что карикатуры и шаржи подчеркивают в лице человека ту или иную черту, характерную для него. В своей монографии Н. Бокариус не только предложил свою систему описания элементов головы и лица, но и привел собственноручно выполненные рисунки.

Уже с конца 20-х годов прошлого века в России и во всем мире словесный портрет становится обязательным методом уголовно-регистрационной работы.

Однако успешно может применяться словесный портрет лишь тогда, когда разыскиваемый преступник уже проходил регистрацию с использованием этого метода, в противном случае розыск его будет крайне затруднен, поскольку в памяти потерпевшего или свидетеля в основном остаются подробности действий злоумышленника, а отнюдь не особенности строения его лица и фигуры.

В то же время память человека уникальна. Лишь единожды увидев незнакомца, мы, возможно, испытаем затруднение при его описании, но при повторной встрече можем его узнать. На этом свойстве памяти человека основано такое следственное действие, как опознание.

И снова на помощь работникам уголовного розыска пришли рисунки, подобные тем, которые в свое время помещали в своих пособиях и альбомах Р.А. Рейсе и Н. Бокариус: изображения вариантов лица человека и частей этого лица. Если словесный портрет можно представить графически, то это же можно сделать на основании воспоминаний потерпевшего или свидетеля.

Способность доподлинно нарисовать портрет человека, к сожалению, нечасто встречается у людей. Криминалистической практике известны лишь эпизодические случаи, когда потерпевший мог нарисовать портрет разыскиваемого. В этой связи первые удачные попытки изобразить скрывшегося преступника со слов потерпевшего или свидетеля были реализованы профессиональными художниками, которые таким образом оказывали помощь в раскрытии преступлений.

Пытались рисовать и сами работники уголовного розыска, эксперты- криминалисты.

Чаще всего их изобразительные способности и уровень подготовки были весьма далеки от высоких требований портретного искусства, а качество получавшихся рисунков не удовлетворяло ни потерпевших, с чьих слов они делались, ни сотрудников розыска, которые обнаруживали, что найденный человек крайне отдаленно напоминает врученный им в помощь портрет.

Тогда вновь было использовано одно из преимуществ бертильонажа - четкая систематизация признаков внешности и возможности представить эти признаки в виде образцов (рисунков или фрагментов фотоснимков)[7].

В 1952 г. французский криминалист П. Шабо предложил использовать наборы фрагментов фотоснимков лиц в качестве основы для портретной композиции. Наборы просматривались очевидцами, и по отобранным фотофрагментам художник создавал предполагаемый портрет разыскиваемого человека. Такие портреты П. Шабо назвал фотороботами. Это название оказалось настолько удачным, что все синтетические, субъективные портреты, независимо от техники их создания, с тех пор стали называть фотороботами[8].

Но прежде чем показывать фрагменты фотоснимков потерпевшим и свидетелям, необходимо было подобрать такое их количество, которое позволяло бы находить среди них изображения признаков, подобные тем, какие отличали разыскиваемых.

Для отбора фотофрагментов была использована система А. Бертильона. Разработанная им для описания внешнего облика регистрируемых преступников, она в равной степени оказалась пригодной и для отбора, классификации фотоснимков, из которых затем создавались комплекты для получения фотороботов.

В конце 50-х годов Хью К. Макдональд из Лос-Анджелеса предложил систему «Айденти-кит», основу которой составляли более 500 штриховых рисунков элементов мужских лиц анфас. Размещенные в специальном альбоме по методике словесного портрета, они предъявлялись потерпевшим и свидетелям. В соответствии с отобранными рисунками из диапозитивных изображений элементов уже без всякого участия художника любой полицейский мог составлять композиционный портрет.

В начале 60-х годов комплект, подобный «Айденти-кит», был создан в Польском институте криминалистики и получил название «Идентификатор рисовально-композиционный», а в конце 60-х годов появился отечественный «Идентификационный комплект рисунков»[9].

Начиная с 60-х годов XX века технологии идентификации по внешнему виду и геометрии лица базируются на современных технологиях компьютерного анализа фото- и видеоизображений. Они представляют собой совре-

менное развитие методик отождествления человека по признакам внешности, разработанных еще в криминалистаческой габитоскопии для идентификации человека по фотоснимкам.

Первая попытка разработки системы по распознаванию лиц в 70-х годах XX века принадлежит Т. Кэнэду. Первые промышленные образцы таких систем появились в конце 90-х годов XX века. Системы лицевой идентификации, базирующиеся на различных методах распознавания лица, уже используются правоохранительными органами для решения задач криминалистической регистрации в автоматизированных системах портретной идентификации. Например, АИПС «Портрет 2005», разработанная специалистами ООО «Барс Интернэшнл», 000 «Портланд», имеется дополнительная функция габитоскопического поиска лица подозреваемого по базе данных в автоматическом режиме.

Находятся в состоянии разработки и внедрения системы видеонаблюдения обладающие дополнительной возможностью идентификации по лицу. Впервые система идентификации по лицу была применена 26 октября 2001 года в международном аэропорту г. Фресно, штат Калифорния (США). Данная технология предназначена для идентификации лиц, причастных к террористическим группировкам. Система получает снимки людей на проверочных пунктах аэропорта и сравнивает их с хранящимися в базе данных фотографиями лиц, подозреваемых в террористических актах. Если сходство определено, система подает сигнал тревоги полиции[10].

Первая научно-исследовательская работа, положившая начало созданию методики идентификации человека по фонограммам произвольной речи, была проведена в период 1962-1963 гг. Э.И. Абалмазовым и А.И. Кугуше- вым. В данной работе основное внимание было уделено теоретическому исследованию возможности реализации так называемых «оптимальных опозна- вателей», осуществляющих идентификацию говорящего на основе анализа физических характеристик речевого сигнала.

В 70-е годы XX века были разработаны методики, с помощью которых стало возможным представить звуковые колебания в виде визуального образа[11]. Дальнейшее развитие технологий в области идентификации лиц по устной речи шло по пути автоматизации системы идентификации на основе обработки звукового сигнала при помощи компьютерных систем.

В настоящее время разработаны и функционируют автоматизированные системы для проведения фоноскопических исследований, к которым относятся системы идентификации голоса «sis» (Центр речевых технологий г. Санкт-Петербург), АИС «Диалект» (Россия) с комплексом обработки и анализа речевых сигналов ^sl» (фирма «КАТ», США). На основе данной разработки стало возможным проведение криминалистической идентификации человека по зафиксированным переговорам, что особенно важно при раскрытии и расследовании преступлений, связанных с похищением людей, вымогательством, ложными сообщениями о подготовке и совершении террористических актов[12].

Почерк является одной из основных составляющих идентификационного комплекса человека. Исследование почерка человека имеет давнюю историю развития. В настоящее время для нужд правоохранительных органов разработаны и успешно используются на практике методики проведения идентификационных исследований почерка. Следует отметить, что в традиционной криминалистической экспертизе идентификация человека по почерку является достаточно сложной задачей для автоматизации из-за большого

количества влияющих на особенности почерка различных факторов и высокой вариативности признаков почерка человека[13].

Одним из выдающихся достижений науки XX века является разработка идентификационных методов исследования ДНК человека. В 1985-1987 гг. английскому ученому А. Джефрису удалось выявить особое семейство гипервариабельных участков - минисателлитную ДНК, которая располагается сразу в нескольких локусах хромосом. Общая структурная организация минисателлитной ДНК оказалась индивидуальной для каждого человека, что можно было использовать для идентификации личности в судебной медицине. Это открытие и послужило началом развития ДНК-анализа (молекулярно-генетической идентификации личности) в судебной медицине.

Современная технология в области ДНК-анализа имеет огромные перспективы в криминалистике для идентификации личности. Точность метода превышает точность традиционной дактилоскопии по отпечаткам пальцев, так как определение основано на большей совокупности параметров, характерной для индивидуума. «Г еномная дактилоскопия» позволяет выявить индивидуальные особенности человека.

С каждым годом совершенствование технологической базы исследований расширяет круг объектов и уменьшает количество пробы, необходимой для ДНК-анализа.

Если 10 лет назад для идентификации личности при ДНК-экспертизе было необходимо несколько микролитров таких объектов, как кровь, сперма, то сейчас достаточно несколько десятков ядерных клеток. Кроме того, развитие параллельных методов исследований митохондриальной ДНК позволило идентифицировать личность по трупному материалу (останкам костей, по волосам), пролежавшему в земле десятилетия.

Следует отметить, что метод криминалистического ДНК-анализа (генотипоскопии) в 1988 г. был внедрен в практику работы Всесоюзного научнокриминалистического центра МВД СССР (ныне ГУ ЭКЦ МВД России). Решением Г осударственного Комитета по науке и технике на базе ВНКЦ МВД СССР была создана лаборатория генотипоскопии. В этот период времени задача лаборатории сводилась к разработке научно обоснованных методик криминалистического ДНК-анализа, и уже в 1990 году была проведена первая экспертиза. В развитых странах Европейского сообщества, США, Канаде данные ДНК-тестирования уже давно и достаточно широко используются в криминалистической практике[14].

К менее разработанным и распространенным биометрическим технологиям, которые, тем не менее, уже находят применение в практической деятельности человека, относятся: идентификация человека по рисунку радужной оболочки глаза и идентификация человека по сетчатке глаза.

Уникальность рисунка радужной оболочки глаза была доказана в середине XX века. Она обусловлена генотипом личности, и существенные отличия радужной оболочки наблюдаются даже у близнецов[15]. Для сканирования радужной оболочки используются специализированные компьютеризованные системы с черно-белыми камерами и специальным программным обеспечением. При использовании таких устройств изображение глаза может быть отснято с расстояния 1-1,5 м. На сегодняшний день технологии идентификации человека по рисунку радужной оболочки глаза являются наиболее перспективными.

Идентификация человека по сетчатке глаза основывается на сравнении изображений кровеносных сосудов глазного дна - хориоидальной сосуди-

стой сети, вены и артерии, снабжающие глаз кровью, могут быть зафиксированы при подсветке глазного дна внешним источником инфракрасного излучения. К. Саймон и И. Голдштейн еще в 1935 году доказали уникальность дерева кровеносных сосудов глазного дна для каждого конкретного человека. Начало разработки данной технологии идентификации в промышленном масштабе датируется серединой 70-х годов прошлого столетия.

В последние годы были сделаны попытки разработки новых биометрических технологии, как базирующихся на положениях классической антропометрии - идентификация по геометрическим характеристикам кисти руки или форме ушной раковины; так и на основе совершенно новых научных направлений и технологий - идентификация на основе исследования кожных отражений[16], идентификация по термограмме лица и кожи человека, идентификация по индивидуальному запаху человека, по различным его динамическим проявлениям и признакам, таким как: походка, жестикуляция, мимика, артикуляция речевого аппарата, динамика воспроизведения подписи, динамике работы на клавиатуре (клавиатурный почерк) и др[17].

2.

<< | >>
Источник: Клипко Е.П.. Основы медико-криминалистчиеской идентификации человека: - М.,2010. - 106 с.. 2010

Еще по теме Исторические аспекты применения методов идентификации человека в правоохранительной сфере:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -