<<
>>

2.1. Основания экстрадиции лиц, совершивших преступления

Одним из сложных аспектов института экстрадиции является основание экстрадиции, тем более что в международном праве по этому вопросу имеются различные точки зрения. Для исследования данного вопроса необходимо отметить, что право государств неодинаково регламентирует институт экстрадиции.

Существуют два основных вида комплекса норм института экстрадиции: первый - это условно можно назвать европейский, второй — англо- американский. Европейский вид распространен в странах романо-германского права континентальной Европы и в латиноамериканских странах.

Второй существует в таких государствах как Великобритания, Канада, США и другие.

Европейский вид норм об экстрадиции опирается на ряд четко определенных принципов, которые соответствуют общим принципам уголовного права: двойной криминальности, специализации, невыдачи собственных граждан.

Второй вид основан на противоположности этих принципов. Его главная задача — обеспечить неотвратимость наказания, предусматривая даже экстрадицию и собственных граждан.

Эти два вида имеют свои позитивные и негативные стороны. Европейский вид обеспечивает законность и права выдаваемого, но иногда он дает лицу, совершившему преступление, возможность избежать наказания.

Наиболее полное представление о англо-американском виде норм об экстрадиции дают правовые системы Великобритании, Канады и США. Как отмечают И. И. Лукашук и А. В. Наумов, «Великобритания с ее консерватизмом и высоким удельным уровнем прецедентного права предпочитает регулировать экстрадицию при помощи специальных законов о ней».86 Также в отличие от стран с европейской системой англо-американская система права считает воз-

можной экстрадицию лишь только при наличии международного договора. Другая особенность — при определенных условиях допускается экстрадиция и собственных граждан. В решении вопроса об экстрадиции принимает участие суд, деятельность которого заключается в рассмотрении требования об экстрадиции. Но если суд не препятствует экстрадиции, то последнее слово принадлежит исполнительной власти, которая и после решения суда о допустимости экстрадиции может отказать в ней.

*

Особая позиция в отношении экстрадиции собственных граждан объясняется прежде всего тем, что англо-американская система права придерживается принципа территориальной юрисдикции. В соответствии с этим принципом суд обладает юрисдикцией лишь в отношении лиц, совершивших преступление на территории государства суда. В результате гражданин государства, совершивший преступление за рубежом и вернувшийся в свою страну, может оказаться ненаказанным.

Таким образом, англо-американский вид норм об экстрадиции снижает роль общих принципов и предоставляет суду право решать каждое дело с учетом конкретных обстоятельств, имея перед собой цель — обеспечить наказание лица, совершившего преступление.

Анализируя действующее право Республики Казахстан по вопросу об экстрадиции следует сделать вывод, что Казахстан относится к романо-германской системе права. Это обусловлено наличием таких принципов, как невыдача собственных граждан, специализации, двойной криминальности, рассмотрение вопросов экстрадиции Генеральной Прокуратурой и др.

При анализе вопроса об основаниях экстрадиции следует различать основания экстрадиции и основания для направления требования об экстрадиции.

Важно учитывать, что экстрадиция возможна только после совершения преступления.

Правонарушения, которые влекут за собой гражданскую или ад-

ЛІ

мшшстративную ответственность, не могут служить основанием для требова-

87

ния о выдаче лица.

%

Кроме того, экстрадиции подлежат не все лица, совершившие преступления. Как правило, экстрадиции подлежат лица, совершившие преступления, обладающие законодательно установленными признаками именно экстрадицион- ных преступлений.

В практике применения международных договоров об экстрадиции для определения экстрадиционных преступлений существуют три группы критериев.

*

Первая группа критериев заключается в установлении исчерпывающего и жесткого перечня составов преступлений, совершение которых влечет экстра- дицию.

Анализ договоров показывает, что этот перечень имеет тенденцию к расширению. Так, первым соглашением, которое было заключено Великобританией в отношении экстрадиции, явился договор 1794 г. с США, где экстрадиция была предусмотрена только за убийство и подделку денежных знаков. Амьенский договор 1802 г., заключенный между Францией, Испанией, Голландией и Великобританией, определял уже три состава — убийство, подделка денежных знаков и злостное банкротство. В последующих договорах упоминались уже по десять преступлений и более.

Применение данной группы критериев имеет ряд неудобств, так как для определения экстрадиционного преступления необходимо было бы постоянно дополнять международный договор новым преступлением, и если бы практика пошла по этому пути, то к настоящему времени договоры об экстрадиции стали бы выглядеть как сравнительные кодексы стран, их заключивших.

Л*

Вторая группа критериев вообще не дает перечня экстрадиционных преступлений, а применяет критерий суровости наказания. В этом случае указывается, что совершенное деяние должно влечь за собой наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года или более суровое наказание.

Обязательное условие при этом — суровость наказания, определяется по законодательству обеих сторон - участников международного договора (Европейская, Минская и Кишиневская конвенции).

Третья группа критериев — это применение комбинации перечисления преступлений с критерием суровости наказания (Договор между Швейцарией и Уругваем от 27 февраля 1923 г.).

Рассматривая эту группу, нетрудно заметить, что она принципиально не отличается от первой: ведь здесь налицо тот же перечень, только он содержит еще дополнительное условие о суровости наказания. Это означает, что экстрадиции подлежат не все лица, совершившие одно из указанных в перечне преступлений. Эта система столь же неудобна, как и первая, ибо она содержит все ее недостатки.

Из указанных трех групп критериев наиболее удачной является вторая, позволяющая осуществлять экстрадицию без сложных правовых исследований относительно состава преступления действующего законодательства.

Существующие в настоящее время международные договоры не содержат перечня «экстрадиционных» преступлений, а применяют критерий суровости наказания.

Необходимо заметить, что по положениям Минской конвенции экстрадиция для привлечения к уголовной ответственности производится за преступления, за совершение которых предусматривается наказание в виде лишения свободы на срок не менее одного года или более тяжкое наказание.

В связи с этим на практике могут возникнуть коллизии, так как в УК нет понятия «более тяжкое преступление». Преступления разделяются на четыре категории: небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие. По УК, преступлениями небольшой тяжести признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает 2-х лет лишения свободы.

В этом случае наверняка подлежит экстрадиции иностранный гражда-

шш, совершивший преступление на территории Республики Казахстан за преступление даже небольшой тяжести.[74]

Экстрадиция для приведения приговора в исполнение производится за такие деяния, которые в соответствии с законодательством запрашивающей и запрашиваемой сторон являются наказуемыми и за совершение которых лицо, выдача которого требуется, было приговорено к лишению свободы на срок не менее шести месяцев или к более тяжкому наказанию. Существуют и иные положения межгосударственных договоров по вопросам экстрадиции осужденных. Так, например, в Договоре между Республикой Казахстан и Китаем о выдаче от 5 июля 1996 г. экстрадиции подлежат лица, осужденные к тюремному заключению на срок не менее одного года и более тяжкому наказанию. По УК, хотя тюремное заключение предусмотрено, оно назначается не по всем видам преступлений. Тюремное заключение может быть назначено судом лицам, осужденным к лишению свободы на срок свыше пяти лет за совершение особо тяжких преступлений, а также при особо опасном рецидиве. Только суд может решить вопрос о назначении этого вида режима отбывания наказания.

Из положений Кишиневской конвенции следует, что экстрадиция для привлечения к уголовной ответственности и для приведения приговора в исполнение производится за преступления, за совершение которых предусматривается наказание в виде лишения свободы на срок не менее одного года или более строгое; или приговоренное к лишению свободы на срок не менее шести месяцев или более строгому наказанию (ст. 66).

Однако, какой бы практики не придерживались государства, общепризнанным является положение, что экстрадиция осуществляется только в том случае, если деяние считается преступным по законам обеих сторон, так называемый принцип «двойной преступности» или же принцип «двойного вменения». Принцип «двойного вменения» ввел в 1887 г. немецкий юрист Т. Ламмаш. Суть его заключается в требовании, чтобы деяние, в связи с кото

рым поступило требование об экстрадиции, квалифицировалось как преступление по законодательствам и запрашивающей и запрашиваемой стран, по с некоторыми оговорками. Конечно, тут вовсе не обязательно совпадение всех элементов состава преступления и единство санкций. Важно законодательное установление уголовной наказуемости деяния в запрашивающей и запрашиваемой стране.

При этом большинство договоров об экстрадиции закрепляет, что «при решении вопроса о том, является ли деяние, за совершение которого запрашивается выдача, уголовно наказуемым по внутреннему законодательству запрашиваемой и запрашивающей сторон, не имеют значения различия в описании отдельных признаков преступления и в используемой терминологии» (ст. 66 Кишиневской конвенции).

Таким образом, под фактическим основанием экстрадиции, по нашему мнению, следует понимать совершение лицом экстрадиционного преступления, за которое срок наказания должен составлять, как минимум, один год и при условии его наказуемости в уголовно-правовом порядке в обеих странах.

Следовательно, юридическими основаниями для осуществления экстрадиции являются: постановление о привлечении в качестве обвиняемого (в отношении обвиняемого); постановление о назначении главного судебного разбирательства (в отношении подсудимого); обвинительный приговор (в отношении осужденного).

Особый интерес представляет также вопрос об основании направления требования об экстрадиции. В юридической литературе имеется определенная путаница, когда международный договор и взаимность называют основаниями экстрадиции. Так как, экстрадиция предполагает юридическое отношение между государствами, выражающееся в форме взаимного соглашения, которое может быть либо молчаливым, определяемым по взаимности, либо письменным, заключаемым в виде определенного международного договора об экстрадиции.

По положениям действующего УПК, требование об экстрадиции лица для привлечения к уголовной ответственности либо для исполнения приговора в

Республике Казахстан направляется только лишь на основании международного договора Казахстана с соответствующим государством, хотя в практической деятельности требование направляется и на основе взаимности, что также признано мировой практикой.

%

В связи с этим, основаниями для направления требования об экстрадиции в Республике Казахстан следует считать: международный договор и взаимность.

Первым основанием направления требования об экстрадиции является международный договор. То, что международный договор является основанием для направления требования об экстрадиции, вряд ли может подвергаться сомнению. Об этом свидетельствует, как мы уже отмечали, сама история развития института экстрадиции.

Только наличие международного договора обязывает государства, его заключившие, к соблюдению его условий и непосредственному исполнению требования об экстрадиции.

В рамках международного договора государства имеют наибольшие возможности для более детального закрепления своих прав и обязанностей, а также иных положений, подлежащих применению при реализации экстрадиции.

щ

Международные договоры об экстрадиции позволяют договаривающимся сторонам требовать экстрадиции обвиняемого или осужденного от другого государства, на территории которого он скрывается. Данное положение вытекает из текста большинства международных договоров.

В статье 56 Минской конвенции предусмотрено, что «Договаривающиеся Стороны обязуются в соответствии с условиями, предусмотренными настоящей Конвенцией, по требованию выдавать друг другу лиц, находящихся на их территории, для привлечения к уголовной ответственности или для приведения в исполнение приговора». Аналогичная статья содержится и в Кишиневской конвенции (ч. 1 ст. 66).

Каждое государство крайне заинтересовано в пресечении преступлений и наказании лиц, нарушивших территориальные законы. В случае совершения преступником побега на территорию другого государства заинтересованная сторона в состоянии заполучить виновника при направлении требования об экстрадиции на основании договора с тем государством, на территории которого нашло убежище лицо, совершившее преступление, поскольку только договор устанавливает взаимные обязательства его участников.

Одним из первых шагов, сделанных странами СНГ после получения ими суверенитета в целях международного сотрудничества в борьбе с преступностью, было подписание главами стран СНГ и ратификация Конвенции «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам» в столице Республики Беларусь, которая вошла в историю под названием Минской конвенции (22 января 1993 г.).

Конвенция была ратифицирована Казахстаном (31 марта 1993 г.), Узбекистаном (6 мая 1993 г.), Арменией (22 июня 1993 г.), Беларусью (10 июля 1993 г.), Туркменистаном (22 декабря 1993 г.) и Россией (4 августа 1994 г.); вступила в силу для государств: Республика Беларусь — 19 мая 1994 г.; Республика Узбекистан — 19 мая 1994 г.; Республика Казахстан — 19 мая 1994 г.; Российская Федерация — 10 декабря 1994 г.; Республика Таджикистан — 20 декабря 1994 г.; Республика Армения — 21 декабря 1994 г.; Украина — 14 апреля 1995 г.; Кыргызская Республика— 17 февраля 1996 г.; Республика Молдова — 26 марта 1996 г.; Азербайджанская Республика — 11 июля 1996 г.; Грузия

OQ

— 11 июля 1996 г.; Туркменистан — 19 февраля 1998 г.

Минская конвенция позволила решать правовые проблемы по вопросам экстрадиции, оказания правовой помощи по уголовным делам между странами СНГ.

Разработка и принятие данной Конвенции были вызваны необходимостью защиты прав бывших советских граждан, часть из которых после прекращения существования СССР оказалась в других государствах на положении иностранцев, ростом преступности в бывших союзных республиках, отсутствием или [75]

проблемами правовой регламентации оказания правовой помощи по уголовным делам в национальных законодательствах стран СНГ.

Минская Конвенция содержит нормы, регулирующие различные стороны правовой помощи по уголовным делам, в том числе и вопросы, связанные с экстрадицией. В частности, в ней предусмотрен определенный порядок сношений, условия и процедурные вопросы осуществления экстрадиции и др. Конвенция регулирует отношения стран, тесно связанных геополитически, и, что особенно важно, имеющих значительное сходство в национальных законодательствах и в построении систем правосудия. Все это в значительной степени облегчает реализацию отношений в решении вопросов экстрадиции, уменьшает число возникающих в этом процессе правовых коллизий. В этом смысле Минскую конвенцию можно считать моделью многостороннего соглашения об экстрадиции.

Минская конвенция разработана в соответствии с Европейской конвенцией и Типовым договором, однако по сравнению с ними конвенция содержит некоторые особенности. Как и в Европейской конвенции, в ней экстрадиция для привлечения к уголовной ответственности производится за преступления, наказание за которые предусматривается в виде лишения свободы на срок не менее одного года или более тяжкое наказание. Однако экстрадиция для приведения приговора в исполнение производится за такие деяния, за совершение которых лицо, экстрадиция которого испрашивается, было приговорено к лишению свободы на срок не менее шести месяцев, а по Европейской конвенции — не менее четырех месяцев, или к более тяжкому наказанию.

Существенно ограничивается возможность экстрадиции, если существуют обстоятельства, связанные с освобождением лица от уголовной ответственности или наказания по нереабилитирующим основаниям. К истечению срока давности Минская конвенция добавляет невозможность экстрадиции по иному законному основанию. Специальным основанием для отказа в экстрадиции является совершение лицом преступления, которое в соответствии с законодательством запрашиваемой стороны преследуется в порядке частного обвинения (по заявлению потерпевшего, ст. 33 УПК).

Более детально в Минской конвенции по сравнению с Европейской регламентируются процедурные вопросы экстрадиции. Так, в соответствии с изменениями и дополнениями Протокола к Минской конвенции требование об экстрадиции должно содержать:

а) наименование запрашивающего и запрашиваемого учреждений;

б) описание фактических обстоятельств деяния и текст закона запрашивающей договаривающейся стороны, на основании которого это деяние признается преступлением с указанием предусматриваемой этим законом меры наказания;

в) фамилия, имя, отчество лица, которое подлежит выдаче, его год рождения, гражданство, место жительства или пребывания, по возможности — описание внешности, фотографию, отпечатки пальцев и другие сведения о его личности;

г) данные о размере ущерба (вреда), причиненного преступлением (последнее требование связано с тем, что в уголовных кодексах государств- членов СНГ содержится норма о том, что не является преступлением действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности, то есть не причинившее вреда и не создавшее угрозы причинения вреда личности, обществу или государству, в частности, ч. 2 ст. 9 УК).

К требованию о выдаче для осуществления уголовного преследования должна быть приложена заверенная копия постановления о заключении под стражу. К требованию о выдаче для приведения приговора в исполнение должны быть приложены заверенная копия приговора с отметкой о вступлении его в законную силу и текст положения уголовного закона, на основании которого лицо осуждено. Если осужденный уже отбыл часть наказания, сообщаются также данные об этом.

Если требование об экстрадиции не содержит всех необходимых данных, то запрашиваемая договаривающаяся сторона может затребовать дополнительные сведения, для чего устанавливает срок до одного месяца. Этот срок может быть продлен еще до одного месяца по ходатайству запрашивающей договаривающейся стороны.

Требование об экстрадиции и приложенные к нему документы в соответствии с Конвенцией составляются на государственных языках договаривающихся сторон или на русском языке (последний, независимо от официального статуса, фактически является для бывших республик Советского Союза языком межнационального общения, и иногда заинтересованной в выдаче стороне проще пользоваться именно русским языком).

Конвенция конкретизирует и обязанности договаривающихся сторон относительно взятия под стражу и освобождения лица, выдача которого требуется. Так, по получении требования об экстрадиции запрашиваемая сторона немедленно принимает меры к розыску и взятию под стражу лица, выдача которого требуется, за исключением тех случаев, когда выдача не может быть произведена. Лицо, выдача которого требуется, по ходатайству запрашивающей стороны может быть взято под стражу и до получения требования о выдаче. В ходатайстве должны содержаться ссылки на постановление о взятии под стражу или на приговор, вступивший в законную силу, и указание на то, что требование об экстрадиции будет передано дополнительно. Ходатайство о взятии под стражу до получения требования о выдаче может быть передано по почте, телеграфу, телексу или телефаксу. Лицо может быть задержано и без указанного ходатайства, если имеются предусмотренные законодательством основания подозревать, что оно совершило на территории другой договаривающейся стороны преступление, влекущее выдачу. О взятии под стражу или задержании до получения требования об экстрадиции необходимо немедленно уведомить другую договаривающуюся сторону.

Лицо, взятое под стражу для последующей его выдачи, должно быть освобождено, если требование о его выдаче не поступит в течение одного месяца со дня взятия под стражу. Лицо, задержанное без ходатайства о выдаче, должно быть освобождено, если требование о его выдаче не поступит в течение срока, предусмотренного законодательством для задержания (например, в соответствии со ст. 134 УПК о произведенном задержании дознаватель или следователь обязаны письменно сообщить прокурору в течение двенадцати часов с момента составления протокола задержания, а постановление об избрании ареста в качестве меры пресечения подлежит безотлагательному рассмотрению прокурором в течение шести часов с момента поступления материалов в прокуратуру).

В отличие от Европейской в Минской конвенции среди оснований для отказа в экстрадиции нет такого общепризнанного основания, как политический характер преступления, совершенного запрашиваемым для экстрадиции лицом (которое отражено в Кишиневской конвенции). Его придется признать, и в первую очередь тем странам, которые уже приняты в Совет Европы или предпринимают усилия для их приема в европейское сообщество или же для присоединения к Европейским конвенциям.

28 марта 1998 г. в Москве Протоколом к Минской конвенции был внесен ряд изменений и дополнений. В частности, дополнения, внесенные в ст. 5, п. 1 ст. 58, ст. ст. 60, 61, 62 и 80 указанного документа, были учтены в результате 4- летней практики применения института экстрадиции между странами СНГ. Данный Протокол был ратифицирован Законом Республики Казахстан № 399-1 от 24 июня 1999 г. и вступил в силу 17 сентября 1999 г.[76] Для других государств вступил в силу: Республика Беларусь — 17 сентября 1999 г., Украина — 17 сентября 1999 г., Республика Таджикистан — 16 февраля 2000 г., Республика Армения — 9 июня 2000 г., Россия — 9 января 2001 г.

7 октября 2002 года в г. Кишинёве главами государств-участников СНГ принята новая редакция Конвенции «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам», которая на данный момент ратифицирована лишь пятью государствами: Казахстаном, Беларусью,

Азербайджаном, Арменией и Кыргызстаном. Республикой Казахстан данная конвенция была ратифицирована 10 марта 2004 года (Закон №531).

Экстрадиция в Кишиневской конвенции предусмотрена во Н-й части IV-ro раздела «Правовая помощь и правовые отношения по уголовным делам» и состоит из 25-ти статей, в отличие от Минской — 16-ти статей.

•щ

Кишиневская конвенция предусматривает такие же фактические признаки совершенного преступления, как и Минская (т. е. для привлечения к уголовной ответственности и для приведения приговора в исполнение — наказанием в виде лишения свободы на срок не менее одного года или более строгое; или приговорено к лишению свободы на срок не менее шести месяцев или более строгому наказанию, соответственно).

В Кишиневской конвенции предусмотрено одно из важных условий, что при решении вопроса о преступлении, за совершение которого запрашивается экстрадиция, уголовно наказуемое в обоих государствах, не имеют значения различия в описании отдельных признаков преступления и в используемой терминологии.

Конвенция также содержит положение о требовании об экстрадиции (ст. 67), но данное требование именуется уже как «запрос», а не «требование». Содержание запроса о выдаче аналогичное, как и в Минской конвенции (в соответствии с Протоколом). Кишиневская конвенция содержит положение о сроках рассмотрения запроса, который подлежит рассмотрению в течение 30 дней после его поступления в соответствующие органы запрашиваемой стороны (ст. 71), в отличие от Минской конвенции, где срок не был предусмотрен вообще.

Кишиневская конвенция более подробно предусматривает условия и порядок взятия под стражу или задержание до получения запроса о выдаче. Взятие под стражу может быть также осуществлено и в связи с объявлением лица в международный (межгосударственный) розыск (ч. 2 ст. 70). Содержание лица, взятого под стражу (задержанного), осуществляется в соответствии с законодательством запрашиваемой стороны (ч. 2 ст. 72).

В случае возникновения обстоятельств, препятствующих экстрадиции в установленные сроки, компетентное учреждение, в производстве которого находится дело, решает в соответствии с внутренним законодательством вопрос о продлении срока содержания экстрадируемого лица под стражей и направляет копию решения об этом запрашиваемой стороне.

Кишиневская конвенция содержит также положение об основаниях освобождения лица, взятого под стражу, если:

а) поступило уведомление компетентного учреждения запрашивающей стороны о необходимости освобождения данного лица;

б) запрос о выдаче и прилагаемые к нему документы не представлены в течение 40 дней с момента задержания и взятия под стражу разыскиваемого лица;

в) дополнительные сведения к запросу о выдаче, запрошенные запрашиваемой стороной в соответствии с п. 2 ст. 71 настоящей Конвенции, не представлены в установленный данной статьей срок;

г) указанный в решении о заключении под стражу срок содержания под стражей подлежащего выдаче лица истек и запрашивающая сторона не представила копию решения о продлении этого срока.

В Кишиневской конвенции впервые предусмотрено положение об обеспечении права на защиту. Жалобы лиц, содержащихся под стражей, их защитников или законных представителей на применение меры пресечения в виде заключения под стражу, продление срока содержания под стражей подаются в суд, иное компетентное учреждение запрашивающей стороны.

Суд, иное компетентное учреждение запрашиваемой стороны по месту взятия под стражу разыскиваемого лица при рассмотрении жалоб указанных лиц ограничиваются проверкой соблюдения положений Кишиневской конвенции.

Кишиневская конвенция, как и Минская, содержит аналогичные положения о розыске лица до получения запроса о выдаче (ст. 69), о взятии под стражу или задержании до получения запроса о выдаче (ст. 70), об освобождении лица, взятого под стражу (ст. 75), об отсрочке выдачи (ст. 77), о выдаче на время (ст. 78), о коллнзин запросов о выдаче (ст. 79), о пределах уголовного преследования выданного лица (ст. 80), о передаче выдаваемого лица (ст. 82), о повторной выдаче (ст. 84), об уведомлении о результатах производства по уголовному делу (ст. 85), о транзитной перевозке (ст. 86), о расходах, связанных с выдачей (ст. 87), и об уголовном преследовании невыданного лица (ст. 90).

f#

В Кишиневской конвенции впервые предусмотрено такое положение, как неприменение смертной казни запрашивающей стороной в отношении лица, выданного в соответствии с положениями данной конвенции, если такое наказание не применяется запрашиваемой стороной (ст. 81).

Необходимо также отметить новеллу Кишиневской конвенции, согласно которой сношения по вопросам экстрадиции осуществляются генеральными прокурорами, если иной порядок не установлен их внутренним законодательством.

Данная конвенция по сравнению с Минской конвенцией содержит больший перечень оснований отказа в экстрадиции (ст. 89 содержит 11 оснований отказа в экстрадиции), которые предусмотрены в целях обеспечения прав и свобод лиц, подлежащих экстрадиции.

Казахстан с обретением суверенитета заключил ряд двусторонних договоров с Грузией, Китаем, КНДР, Кыргызстаном, Литвой, Монголией, Турцией, Узбекистаном и Южной Кореей. Необходимо отметить, что именно они позволяют в полном объеме учесть характер взаимоотношений между двумя государствами, их интересы по каждой конкретной проблеме. Наиболее важным документом в данной области является принятый ООН 14 декабря 1990 г. Типовой договор о выдаче, содержащий положения, которые могут служить прототипом норм конкретных двусторонних соглашений о выдаче.[77] Данный акт об экстрадиции был разработан на основе Европейской конвенции. Вместе с тем,

Типовой договор, носящий модельный характер, содержит и некоторые особенности и уточнения, отличные от Европейской конвенции и развивающие ее.

Двусторонние договоры, регулирующие вопросы экстрадиции, заключаемые между государствами, условно можно разделить на две группы:

а) двусторонние договоры, специально заключенные только по вопросам экстрадиции (например, Договор между Республикой Казахстан и Китаем о выдаче от 5 июля 1996 г.);

б) двусторонние договоры, в которых регламентация экстрадиции осуществляется в рамках общего договора о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (например, Договор между Республикой Казахстан и Литовской Республикой об оказании правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 9 августа 1994 г.).

В основе этих видов двусторонних договоров лежат принципы, зафиксированные в Европейской конвенции и Типовом договоре, а в договорах, заключенных между странами СНГ после 1993 г., — в Минской конвенции.

Важное положение отмечено в Концепции правовой политики Республики Казахстан, где говорится, что «в целях повышения международного взаимодействия нужно продолжить работу по созданию договорно-правовой базы двустороннего сотрудничества».[78]

В качестве примера двустороннего международного договора можно привести Договор между Республикой Казахстан и Китаем о выдаче, подписанный 5 июля 1996 г. в Алматы.

В рамках ст. 1 Договора Стороны «обязуются в соответствии с положениями настоящего договора по просьбе выдавать друг другу лиц, находящихся на их территории, для привлечения к уголовной ответственности или для приведения в исполнение приговора, вступившего в законную силу». Аналогично Минской и Кишиневской конвенциям выдаче подлежат лица, совершившие деяния, которые, согласно законодательству обеих сторон, являются преступ- лешіями и за совершение которых предусматривается наказание в виде лишения свободы на срок не менее 1 года или другое более тяжкое наказание. В соответствии со ст. 3 Договора не подлежат выдаче лица, являющиеся гражданами запрашиваемой стороны, лица, которым в запрашиваемой стороне предоставлено убежище, по воинским преступлениям и др. Аналогично Минской и Кишиневской конвенциям при невыдаче лица, совершившего преступление по мотивам гражданства запрашиваемая сторона должна на основании ходатайства запрашивающей стороны привлечь лицо к уголовной ответственности по своим законам.

Все международные договоры, регламентирующие процедуру экстрадиции, разрабатываются непосредственно Министерством юстиции на основе модельного проекта и текстуально мало чем отличаются друг от друга.

#•

Таким образом, основанием направления требования об экстрадиции является международный договор, который своим содержанием определяет основные моменты института экстрадиции. Следует подчеркнуть, что в целом международные договоры Республики Казахстан в области экстрадиции не противоречат национальному законодательству государства, а двусторонние договоры, прежде всего в рамках государств-участников СНГ, в наибольшей степени приближены в своих положениях к нему.

Особое место среди соглашений принадлежит Европейской конвенции о выдаче (и ее Протоколам) от 13 декабря 1957 г., так как во взаимоотношениях участников она заменяет положения любых двусторонних договоров, регулирующих экстрадицию.

В настоящее время в Казахстане идет активная работа по присоединению к Европейской конвенции, так как участие в ней создаст для нашего государства основу для осуществления экстрадиции с 45-ю государствами (включая Израиль и ЮАР), с которыми не заключены соответствующие договоры.[79]

Европейская конвенция достаточно подробно регламентирует вопрос о категориях (видах) преступлений, совершение которых может служить основанием для экстрадиции совершившего их лица. Конвенция достаточно подробно регламентирует требования, предъявляемые к запросу (требованию об экстрадиции), а также порядок направления запроса об экстрадиции и предоставления сопроводительных документов и возможной дополнительной информации. Европейская конвенция предусматривает ряд процессуальных гарантий прав экстрадируемого лица при производстве в отношении совершенного им преступления предварительного расследования и судебного разбирательства. Конвенция регламентирует также процедуру передачи лица, подлежащего экстрадиции.

»

ч

Необходимо отметить, что Европейская конвенция была ратифицирована многими государствами, однако эта ратификация сопровождалась довольно значительным числом оговорок и заявлений. Это можно объяснить тем обстоятельством, что, хотя она и влечет обязательства, имеющие обязательную силу согласно международному праву, но в то же время составлена в сравнительно общих выражениях и была одним из первых документов, отразивших современное видение этого вопроса, в силу чего она имела мало прецедентов в плане толкования. В этой связи государства-члены Совета Европы сочли целесообразным четко указать свою позицию в отношении отдельных аспектов этой конвенции, при этом некоторые из оговорок составили в последующем основу для дополнительных протоколов к ней.

Необходимо отметить, что некоторые страны становятся сторонниками региональных конвенций по вопросам уголовного правосудия, разработанных в других регионах. Например, государства Израиль и ЮАР участвуют в Европейских конвенциях о выдаче и о взаимной правовой помощи по уголовным делам, важность которых обусловлена прежде всего масштабностью и значимостью европейских конвенций.[80]

94

В то же время процедура присоединения к европейским договорам, каковыми являются указанные Конвенции, в достаточной степени сложная, зависит от целого ряда факторов, в том числе положений, предусматривающих отказ в присоединении государствам, не являющимся членами Совета Европы, а также от доброй воли и согласия государств, являющихся таковыми. Как отмечает Л. Лосицкая, «закрытый характер Конвенции объясняется ее региональной направленностью и разработкой с учетом правовых систем и стандартов стран Европы».95

\'4

Вторым основанием направления требования об экстрадиции является взаимность (или принцип взаимности). Взаимность в практике применения института экстрадиции известна с давних времен. Сотрудничество государств бывает иногда настолько многосторонним, а их взаимоотношения — довольно сложными, что отдельные вопросы при заключении договоров остаются упущенными. В этих случаях большое значение имеет взаимность.

%

Взаимности следуют некоторые государства в своей практике и законодательстве. Однако следует признать, что при отсутствии договора об экстрадиции каждое государство вправе как экстрадировать требуемое лицо, совершившее преступление, так и отказать в его экстрадиции. Каждое государство вправе решать вопрос об экстрадиции по своему усмотрению, исходя из своих интересов. Никто не может навязывать ему обязательства следовать принципу взаимности».[81]

По мнению Л. Н. Галенской, необходимо отметить, что взаимность, о которой говорится в договорах, «употребляется в различных значениях:

а) стороны договора, придерживаясь различных взглядов по отдельным проблемам выдачи преступников, предусматривают в договоре отступление от своей обычной практики в случае такого же поведения другой стороны. Например, государство обычно не выдает собственных граждан, однако предусматривает возможность выдачи в случае такой же практики второй стороны договора;

б) стороны договора, нс оговорив подробно правила выдачи, включают в договор норму о взаимности для единообразного решения возникающих вопросов (то есть в спорных ситуациях решается на основании взаимности)».[82]

Из приведенного видно, что взаимность, зафиксированная в договоре, способствует единообразной практике государств.

Собственно рассмотрение вопроса имеет смысл только при установлении возможности экстрадиции лица. Если экстрадиция невозможна по формальным основаниям (например, в силу правила о невыдаче собственных граждан), то теряет значение рассмотрение вопроса о взаимности.

ё

Но и при положительном ответе на него определить наличие взаимности не очень просто. Как определить наличие взаимности, если дело возникло впервые или уже имели место случаи экстрадиции, но по другим основаниям (например, выдавали за совершение убийства, а теперь речь идет о грабеже).

Представляется, что взаимность никогда не может быть абсолютно полной, ибо для этого требуется совпадение многих элементов (один и тот же состав преступления, единая терминология, процедура экстрадиции), что практически вряд ли возможно. Вероятно, этого и не требуется. Существенным является только факт совершения уголовного преступления и наличие оснований требовать экстрадицию лица, совершившего преступление.

ё

Необходимо отметить, что взаимность требует выполнения ряда условий. Заслуживает внимания исследование этого вопроса болгарским ученым В. Кутиковым. Он пишет, что «когда два или более государства ставят свои взаимоотношения на основе принципа взаимности, они не удовлетворяются обыкновенным равновесием, характеризующим вообще договорное улаживание подобных отношений. В сущности, их целью является нечто большее: соотношение между их противоположными правами и обязанностями должно быть организовано так, чтобы получилась полная взаимная обусловленность: действие одного комплекса прав и обязательств было бы непременно и неразрывно связано с действием противоположного или противоположных комплек- 96

сов прав и обязательств. То есть отыскивается создание такого положения, при котором одна сторона может осуществить свои права и обязательства лишь при условии, что другая сторона действует таким же образом».97 [83] [84]

Соблюдение этих условий особенно важно тогда, когда экстрадиция осуществляется в соответствии с договорами об экстрадиции на основе взаимности.

*

Щ.

Необходимо отметить, что взаимность непосредственно по вопросу экстрадиции лица, совершившего преступление, не содержится в национальном УПК, но на практике экстрадиция при отсутствии международного договора осуществляется на основе ст. 521 УПК, которая регламентирует непосредственно осуществление процессуальных и иных действий, проводимых в порядке оказания правовой помощи. Одним из первых примеров осуществления на основе взаимности в Республике Казахстан является экстрадиция в октябре 2002 года гражданина Казахстана С. из ОАЭ, обвиняемого на родине в хищении государственных денежных средств. Далее была осуществлена экстрадиция гражданина Казахстана M., задержанного в Чехии за умышленное убийство, со- вершенное на родине. Данные примеры осуществления экстрадиции на основе взаимности являются доказательством того, что Казахстан успешно интегрируется в мировое правовое пространство.

Таким образом, одним из аспектов проблемы экстрадиции лиц, совершивших преступления, является основание экстрадиции и основания направления требования об экстрадиции. Анализируя различные мнения по данному вопросу, мы пришли к следующим выводам:

- при осуществлении экстрадиции необходимо различать основания осуществления экстрадиции и основания направления требования об экстрадиции: а) основания осуществления экстрадиции подразделяются на фактические и юридические:

1) под фактическим основанием экстрадиции следует понимать совершение лицом экстрадиционного преступления, за которое срок наказания должен составлять, как минимум, один год лишения свободы и при условии его наказуемости в уголовно-правовом порядке в обеих странах.

2) юридическими основаниями для осуществления экстрадиции являются: постановление о привлечении в качестве обвиняемого (в отношении обвиняемого); постановление о назначении главного судебного разбирательства (в отношении подсудимого); обвинительный приговор (в отношении осужденного).

б) основанием для направления требования об экстрадиции являются:

1) международный договор Казахстана с соответствующим государством. Обязательство на экстрадицию возникает лишь на основе соответствующих международных договоров, регулирующих вопросы экстрадиции заинтересованными государствами;

2) взаимность. Взаимность, являясь важной предпосылкой соблюдения государствами условий международных договоров, регулирующих вопросы экстрадиции, в то же время служит основанием для направления требования об экстрадиции виновных лиц в случае отсутствия международного договора при соблюдении государствами его условий.

2.2.

<< | >>
Источник: Казиканов Талгат Туремуратов. ПРОБЛЕМЫ ПРОЦЕССУАЛЬНО - ПРАВОВОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЭКСТРАДИЦИИ НА ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМ РАССЛЕДОВАНИИ (по материалам Республики Казахстан). ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Алматы 2005. 2005

Скачать оригинал источника

Еще по теме 2.1. Основания экстрадиции лиц, совершивших преступления:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -