<<
>>

Процессуальные проблемы осуществления экстрадиции лиц, совершивших преступления при расследовании уголовных дел

Из содержания обзора «О состоянии организации работы по экстрадиции обвиняемых, задержанных в странах СНГ за 2004 год» следует сделать вывод, что работа по экстрадиции и этапированию разыскиваемых лиц не отвечает предъявляемым требованиям.

Причины, тормозящие эту работу, носят различный характер, от социально-психологических до правовых. Отдельные авторы правильно подчеркивают и мы с ними полностью согласны, что при оценке государственно-правового статуса СНГ вызывает определенные затруднения тот факт, что стереотип мышления, который отражает длительное вхождение членов Содружества в единое федеративное государство, живуч.

Несмотря на то, что бывший СССР прекратил свое существование, продолжают действовать многие связи и отношения, оставленные в наследство прежним союзным государством.[101] [102] Так, все бывшие союзные республики установили свое гражданство, но многие продолжают пользоваться прежними советскими паспортами; до сих пор имеет хождение статус «гражданин бывшего Советского Союза» в тех республиках, которые искусственно затрудняют прием в свое гражданство и не признают институт двойного гражданства.

Упрощение международных поездок, увеличение международных перевозок не только облегчают жизнь людей в международном сообществе, но и создают комплекс возможностей для активной деятельности транснациональной организованной преступности, благодаря наличию свободной миграции насе- ления, а также в результате прозрачности границ. Так, окончательно не решены до сих пор между бывшими республиками Союза вопросы о границах и об их охране. Появившаяся между странами СНГ граница реально существует только в официальных документах, на практике это сотни километров абсолютно бесконтрольной территории. И этим весьма эффективно пользуются преступники. Они беспрепятственно пересекают границу, совершают преступления и возвращаются обратно. Безнаказанность, порожденная сложностями, возникающими при их розыске и привлечении к уголовной ответственности, вдохновляет их на новые преступления.[103] [104]

Так, например, шесть областей Казахстана (Актюбинская, Атырауская, Западно-Казахстанская, Восточно-Казахстанская, Павлодарская, Костанайская) граничат с территорией РФ. Это наиболее сложные регионы, где такие проявления, как незаконный оборот наркотиков, контрабанда, принимают организованные формы и представляют существенную угрозу безопасности обоих государств.

Наиболее активно это проявляется в Западно-Казахстанской области, граничащей с Центральной частью России — Самарской, Саратовской, Оренбургской, Астраханской и Волгоградской областями. Остальные приграничные регионы Казахстана: Павлодарская область имеет общую границу с Омской, Новосибирской областями и Алтайским краем, Северо-Казахстанская — с Омской, Тюменской и Курганской, Восточно-Казахстанская — с Алтайским краем, Костанайская — с Челябинской, Оренбургской и Курганской, Актюбинская

— с Оренбургской, Челябинской, Самарской и Атырауская — с Астраханской

I ЛЧ

областями.

Также проблемой стран СНГ является недостаточность правового регулирования отношений, возникающих в сфере экстрадиции. «Процесс правовой интеграции, в котором участвуют страны СНГ, требует сближения их законодательства по вопросам международного сотрудничества в борьбе с преступно-

123

стью».

*

Анализ международного сотрудничества правоохранительных органов республики, в том числе ОВД, свидетельствует о том, что в настоящее время зачастую все же не достигаются его конечные цели — розыск и экстрадиция лиц, совершивших преступления, передача лиц, осужденных к лишению свободы, для дальнейшего отбывания наказания, передача уголовного судопроизводства в отношении граждан иностранных государств, совершивших преступления на территории Казахстана и находящихся за его пределами, а также возврат вывезенных из республики денежных средств и ценностей, добытых преступным путем.

Одной из причин ненадлежащей реализации экстрадиции, двойственного толкования норм, регулирующих соответствующие правоотношения является слабость правовой базы международного сотрудничества, а иногда и отсутствие договоров, регламентирующих процедуру экстрадиции с государствами, представляющими интерес для правоохранительных органов Казахстана. Учитывая, что одним из приоритетных направлений развития государства сегодня является обеспечение национальной безопасности, взаимодействие с правоохранительными органами иностранных государств в борьбе с преступностью, в том числе и на основе международных договоров об экстрадиции, приобретает принципиальное стратегическое значение и должно соответствовать долгосрочным интересам Казахстана в этой области. [105] [106]

В то же время сегодня в государстве в сфере подготовки таких документов складывается парадоксальная ситуация. В соответствии с имеющимися нормативными актами вопросы разработки таких документов относятся к компетенции Министерства юстиции, которое по сути является гражданской организацией, «практически» не заинтересовано в проведении комплекса внутригосударственных процедур (достаточно длительных по времени, прежде всего при работе с контрагентами по дипломатическим каналам), необходимых для подготовки к подписанию, последующего их вступления в силу, исполнения и контроля за ними. В то же время МВД чрезвычайно заинтересовано в наличии таких международных правовых актов, поскольку осуществляет нх проработку практически «полулегально».

I#

К сожалению, не всегда положительно к предложениям о расширении правовой базы сотрудничества относятся и контрагенты. Например, США уже в течение нескольких лет дипломатично уклоняются от рассмотрения вопроса заключения полномасштабного договора о правовой помощи по уголовным делам и экстрадиции. Так, в ноябре 2001 г. в качестве последнего довода о невозможности заключения такого договора на данном этапе Государственный Департамент США привел факт несовершенства казахстанского уголовного законодательства и его несоответствия международным стандартам. В качестве альтернативы сотрудничеству в сфере оказания правовой помощи по уголовным делам и экстрадиции, урегулированному положениями международных договоров, было предложено развивать отношения взаимодействия с открытым в Казахстане (г. Алматы) Отделением ФБР США.

Однако практика международного сотрудничества в сфере экстрадиции в целом свидетельствует, что взаимодействие правоохранительных органов иностранных государств, не закрепленное нормами соответствующих международных договоров, не всегда эффективно, а оперативное исполнение поручений по конкретным делам, а тем более требований об экстрадиции, может быть гарантировано лишь официально закрепленным в международном договоре обя

зательством их исполнения.

Необходимо также отметить, что в мае 2002 г. Генеральный Прокурор Республики Казахстан Р. Тусупбеков и посол США Ларри Нэппер рассматривали перспективы сотрудничества правоохранительных органов обеих стран по оказанию помощи в расследовании уголовных дел, а также подписания Договора между Казахстаном и США об оказании правовой помощи и экстрадиции разыскиваемых лиц.

По мнению Генерального Прокурора Республики Казахстан, серьезное беспокойство вызывает отсутствие международной базы, регулирующей вопросы оказания правовой помощи между нашими странами, что оказывает влияние на эффективность сотрудничества.

Из-за отсутствия договора об экстрадиции сложилась сложная ситуация с экстрадицией разыскиваемых лиц. В настоящее время в США проживают граждане Казахстана, разыскиваемые нашими правоохранительными органами за совершение коррупционных и иных преступлений. Генеральной прокуратурой в адрес Министерства юстиции США направлялись ходатайства об их экстрадиции, оставшиеся без рассмотрения. В августе 2001 г. казахстанская делегация встречалась в США с американскими специалистами, где и были определены причины, по которым вышеназванный договор не может быть подписан.

т

«Во-первых, были установлены серьезные расхождения в законодательной базе договаривающихся сторон.

Во-вторых, американцы в качестве контраргумента выдвинули тезис о частых нарушениях прав граждан в Казахстане.

В-третьих, стороны слишком «осторожничали» с предоставлением необходимой информации».[107]

if

Наряду с этим некоторые европейские государства отказываются от заключения двусторонних договоров об экстрадиции, мотивируя отказ наличием уже действующих многосторонних договоров в рамках Совета Европы и готовностью рассмотреть перспективы сотрудничества с нашим государством в этой сфере лишь после его присоединения к таким документам. В то же время еле-

124

дует отметить, что субъективным фактором, препятствующим в известной мере ускорению процесса присоединения Казахстана к международным конвенциям и соглашениям, является отсутствие четкого механизма инициирования такого процесса со стороны различных государственных органов[108]. В настоящее время эта работа сосредоточена преимущественно в МИДе, которое не всегда оказывается в состоянии в силу объективных обстоятельств быстро и эффективно обрабатывать столь значительный объем специфической для ведомства информации. В этой связи представляется целесообразным создание Объединенной экспертной комиссии, состоящей из представителей МИД, МВД, Генеральной прокуратуры, КНБ, а также независимых ученых, которая, действуя на постоянной основе, могла бы в относительно короткий срок обобщить и проанализировать весь массив международно-правовых актов, касающихся сотрудничества в сфере борьбы с преступностью, дать заключение по каждому из них и обратиться в компетентные государственные органы с соответствующими предложениями.

%>

*

Так, в 2004 г. на территории государств СНГ задержано 111 обвиняемых, находящихся в межгосударственном розыске, в отношении 108 из них (то есть 97.2%) избрана мера пресечения - арест. Подготовлены и представлены в органы прокуратуры 80 (72%) материалов на экстрадицию задержанных обвиняемых. На доработку возвращен 5 материал.[109]

Основной причиной возвращения на доработку экстрадиционных материалов является не обеспечение полноты и качества собранных материалов.

В течение длительного времени страны СНГ не могут обеспечить неукоснительное исполнение п.п. 3.2, 3.3. «Временной инструкции о едином порядке осуществления межгосударственного розыска лиц», утвержденной Советом МВД государств-участников СНГ от 12 сентября 1997 г., о сообщении инициатору розыска (СКП) сведений о гражданстве разыскиваемого на момент задер-

жания. Это негативно отражается как на работе следственных подразделений ОВД Республики Казахстан, так и стран СНГ в целом.

Анализ практики экстрадиции обвиняемых и подсудимых в странах СНГ, показывает, что процедурные аспекты экстрадиции, обозначенные в национальных законодательствах стран СНГ, нуждаются в существенном упрощении.

Следует согласится с точкой зрения А.Н. Ахпанова о том, что необходимо предусмотреть более упрощенный порядок (экономичный) порядок осуществления экстрадиции с приграничными государствами из числа стран-участниц СНГ, на уровне областных прокуроров с обязательным уведомлением Генерального Прокурора. Это позволило бы сократить сроки рассмотрения экстра- диционных материалов, то есть исключить волокиту в их прохождении.[110]

По нашему мнению, проблемы осуществления экстрадиции в Республике Казахстан обусловлены прежде всего тем, что в национальном праве, на уровне уголовно-процессуального законодательства нет четкой процессуальной регламентации экстрадиции. В УПК положения, регламентирующие процедуру экстрадиции, изложены всего лишь в восьми статьях (ст. ст. 529, 530, 531, 532, 533, 534, 535 и 536).

В УПК нет четкого разграничения экстрадиции, которая протекает в двух направлениях: из государства и в государство. Именно УПК должен содержать четкую регламентацию процедурных моментов экстрадиции. В УПК эти моменты отражены лишь незначительно. Об этом свидетельствуют данные результатов анкетирования и опроса респондентов. Так, из 100 (100%) работников прокуратуры считают, что основными причинами, затрудняющими осуществление экстрадиции являются: слабое законодательное регламентирование - 54 (54%); отсутствие международных договоров—31 (31%); слишком сложная процедура экстрадиции - 15 (15%). Из 100 (100%) сотрудников следствия и дознания считают, чгго основными причинами, затрудняющими осуществление экстрадиции являются: слабое законодательное регламентирование-47(47%); слишком слож-

пая процедура экстрадиции-32(32%); отсутствие международных договоров-21

(21%).

Надлежащее исполнение основных положений экстрадиции, отраженных в международных договорах, возможно лишь при детальной регламентации экстрадиции в УПК.

Слабая правовая регламентация экстрадиции, которая отмечается в УПК, ведет к нарушению прав и свобод лиц, в отношении которых осуществляется экстрадиция, лиц, в отношении которых совершено экстрадиционное преступление, к различным толкованиям института экстрадиции в практических и научных кругах.

Так, к примеру, разыскиваемые ГУВД BKO X., Ю., Р. и Б. задержаны в Алтайском крае РФ. Сведения об их гражданстве отсутствовали. Российская сторона на неоднократные запросы о представлении документов, подтверждающих гражданство указанных лиц, до сих пор не ответила. Такие факты на практике не единичны.

Практика несвоевременного извещения подразделениями криминальной полиции ГУВД-УВД областей о задержании разыскиваемого за пределами Казахстана все еще продолжает иметь место.

Так, по уголовному делу № 3464 по обвинению лица 3. сообщение из РФ поступило в отдел криминального розыска ГУВД Алматинской области в марте 2001 г. УКП ГУВД области информировало об этом Следственное управление по истечении недельного срока без данных о гражданстве. Следователю потребовалось около 3-х месяцев на получение сведения о гражданстве лица 3. В настоящее время ходатайство о его экстрадиции Генеральной прокуратурой РФ удовлетворено, и он этапирован в Казахстан.

Имеются факты длительного нахождения на изучении экстрадиционных материалов и в органах прокуратуры. Руководители отдельных следственных подразделений УВД Кызылординской, Костанайской, Мангистауской, Западно- Казахстанской, Жамбылской областей не проявляют инициативы для оперативного прохождения экстрадиционных материалов в органах прокуратуры.

Так, разыскиваемый Кызылординским ГОВД гражданин Л. (ст. 132 УК КазССР) с 23 февраля 1999 г. содержался в ИВС ст. Угольная Приморского УВДТ. Лишь 16 апреля 1999 г. прокурор г. Кызылорды принял решение о прекращении уголовного дела в связи с декриминализацией совершенного им деяния.

Вместе с тем, уголовно-процессуальным законодательством не установлен конкретный срок рассмотрения экстрадицнонных материалов областными прокурорами. Это влечет волокиту, а в отдельных случаях приводит к освобождению задержанных лиц в связи с окончанием срока экстрадиционного ареста.

Например, разыскиваемый УВД Жамбылской области Н. был задержан 22 декабря 1998 г. УВД г. Минеральные воды Ставропольского края РФ. 7 января 1999 г. уголовное дело было направлено в прокуратуру области для решения вопроса экстрадиции, там оно находилось до 22 апреля 1999 г., т. е. более 3-х месяцев, а затем было возвращено в УВД с указанием установить гражданство Н. В связи с истечением срока экстрадиционного ареста Российской стороной лицо Н. был освобожден из-под стражи.

Разыскиваемый УВД Западно-Казахстанской области Б. был задержан 15 января 1999 г. УВД г. Оренбурга. 25 января 1999 г. материалы на экстрадицию были направлены в областную прокуратуру, где находились до 15 апреля 1999 г., т. е. 2,5 месяца. В связи с истечением срока экстрадиционного ареста прокурором г. Оренбурга Б. 7 марта 1999 г. был освобожден из-под стражи.

Отдельные прокуроры областей (Алматинской, Восточно-Казахстанской, Карагандинской и г. Алматы) после получения отказа в экстрадиции разыскиваемого ввиду принятия им гражданства другого государства требуют проводить дополнительные мероприятия для официального подтверждения гражданства этого лица в момент его задержания.

На наш взгляд, нет необходимости в повторном подтверждении гражданства, так как никаких правовых последствий это не имеет. В любом случае при отказе в экстрадиции разыскиваемого по мотиву изменения гражданства в соответствии со ст. 73 Минской конвенции уголовное дело подлежит передаче правоохранительным органам этого государства для осуществления дальнейшего уголовного преследования.

Трудности осуществления расследования связаны и с тем, что многие запрашиваемые казахстанской стороной обвиняемые отбывают наказание за совершение преступления в том государстве СНГ, где они были задержаны.

Так, в отношении разыскиваемого ГУВД Алматинской области П. по ч. 3 ст. 101 УК в августе 2001 г. поступило сообщение о том, что последний осужден Новочеркасским городским судом к 17 годам лишения свободы за совершение преступления на территории России, т. е. вопрос об экстрадиции будет рассмотрен российской стороной по отбытию срока наказания. Положение, закрепленное в ст. 64 «Выдача на время» Минской конвенции, не применяется на практике. Данные случаи не единичны.

Как показывает практика, в отдельных случаях переписка между центральными органами прокуратур, т. е. Генеральными Прокуратурами государств Содружества, может превышать срок, установленный Минской конвенцией. Это в свою очередь способствует освобождению арестованного лица из- под стражи.

По нашему мнению, механизм разрешения вопросов экстрадиции, обозначенный в Минской конвенции, нуждается в существенном упрощении. Существует необходимость наделения прокуратур приграничных областей стран СНГ (РФ, Узбекистана, Кыргызстана) полномочиями на экстрадицию лиц, совершивших преступления, с обязательным уведомлением сторонами Генеральных Прокуроров своих стран.

Согласно Кишиневской конвенции, сношения по вопросам экстрадиции осуществляются генеральными прокурорами Договаривающихся Сторон, если иной порядок не установлен их внутренним законодательством. То есть в Кишиневской конвенции в отличие от Минской (где в ст. 80 предусмотрено, что сношения по вопросам экстрадиции осуществляются только генеральными прокурорами) предлагается государствам на свое усмотрение решать вопрос о порядке сношений об экстрадиции лиц, совершивших преступления. Данное положение позволит решать вопросы экстрадиции через областные прокуратуры, как и по вопросам оказания правовой помощи по уголовным делам (ст. 5 Протокола к Минской конвенции). Данное положение вступит в силу после ратификации Кишиневской конвенции и определения своих центральных, территориальных и других органов, уполномоченных на осуществление сношений по вопросам экстрадиции, о чем необходимо будет уведомить депозитария. По нашему мнению, территориальными органами в данном случае в Республике Казахстан будут прокуратуры областей.

Часть 1 ст. 529 УПК называет такое основание направления требования об экстрадиции как международный договор, что не вызывает сомнения, но не говорит о таком основании, как взаимность. Хотя нами было доказано, что взаимность является основанием направления требования, примеры направления требования об экстрадиции на основе взаимности имеют место. На наш взгляд, необходимо ч. 1 ст. 529 изложить в следующей редакции:

«1. Республика Казахстан может направить иностранному государству требование об экстрадиции ей лица для уголовного преследования или исполнения приговора на основании международного договора Республики Казахстан с этим государством или на основе взаимности этому государству лиц в соответствии с законодательством Республики Казахстан».

Часть 2 ст. 529 УПК рассматривает положение о направлении органом, ведущим уголовный процесс, ходатайства о выдаче лица, совершившего преступление на территории Республики Казахстан и покинувшего ее территорию, к Генеральному Прокурору Республики Казахстан. В практической деятельности именно прокурор области на основании представленных районным (городским) прокурором документов составляет заключение об обоснованности ходатайства о выдаче и ходатайствует перед Генеральным Прокурором Республики Казахстан или уполномоченным прокурором о направлении требования о выдаче обвиняемого для привлечения к уголовной ответственности с приложением необходимых документов.

На наш взгляд, необходимо ч. 2 ст. 529 изложить в следующей редакции:

<< | >>
Источник: Казиканов Талгат Туремуратов. ПРОБЛЕМЫ ПРОЦЕССУАЛЬНО - ПРАВОВОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЭКСТРАДИЦИИ НА ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМ РАССЛЕДОВАНИИ (по материалам Республики Казахстан). ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Алматы 2005. 2005

Скачать оригинал источника

Еще по теме Процессуальные проблемы осуществления экстрадиции лиц, совершивших преступления при расследовании уголовных дел:

- Авторское право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -