<<
>>

Процессуальные основания для отказа в экстрадиции лиц, совершивших преступления

В пределах института экстрадиции известны исключения, которые позволяют государствам отказывать в экстрадиции даже при наличии международных договоров. Как правило, эти исключения включаются в тексты непосредственно международных договоров, регламентирующих вопросы экстрадиции, а иногда и национального законодательства.

При анализе вопроса об основаниях отказа в экстрадиции необходимо отметить, что эти основания предусмотрены как в нормах национального права — Конституции, УПК, так и в нормах международного права.

т

Анализ положений об основаниях отказа в экстрадиции целесообразно начать с норм национального права.

Необходимо сразу отметить, что одно из значимых оснований отказа в экстрадиции закреплено в Конституции, где говорится, что «гражданин Республики Казахстан не может быть выдан иностранному государству» (п. 1 ст. 11), с оговоркой, «если иное не установлено международными договорами», указывающее на примат международного права. Аналогичное положение содержится и в Законе «О гражданстве» от 20 декабря 1991 г.[85]

УК также подтверждает данное положение о невыдаче собственных граждан, а также допускает возможность экстрадиции иностранных граждан и лиц без гражданства (ч. 1 ст. 8). Как указывает И. И. Рогов, «и хотя таких договоров у нас нет, однако названная оговорка обусловлена наличием конституционной нормы по этому вопросу».[86]

*

Заметим, что Указание Генерального Прокурора Республики Казахстан от 8 сентября 1998 г. «По вопросам экстрадиционного ареста и выдачи преступников» в п. 2 закрепляет однозначную невозможность экстрадиции граждан Республики Казахстан, не дополняя ее словами «если иное не предусмотрено международными договорами». Эта норма подзаконного акта не может применяться, так как сужает сферу действия Конституции.

Косвенное указание Конституции, Закона Республики Казахстан «О гражданстве» и УК на возможность выдачи собственных граждан рассчитано именно на возможную в будущем деятельность Международного уголовного суда.[87] Статут Международного уголовного суда позволяет требовать также экстрадицию и собственных граждан. Деятельность данного Суда будет распространена

исключительно на привлечение к уголовной ответственности лиц, совершивших международные преступления. Это обусловлено тем, что речь идет о мировом сообществе, а не об отдельном государстве.

По казахстанскому уголовному законодательству, граждане, совершившие преступления за границей, подлежат уголовной ответственности по казахстанским уголовным законам, если совершенное ими деяние признано преступлением в государстве, на территории которого оно было совершено, и если эти лица не были осуждены в другом государстве. При осуждении указанных лиц наказание не может превышать верхнего предела санкции, предусмотренной законом того государства, на территории которого было совершено преступление. На тех же основаниях несут ответственность и лица без гражданства. Гра- ждашш Казахстана обязан соблюдать Конституцию и законы своего государства, где бы он ни находился; он подлежит уголовной ответственности перед казахстанским судом и по казахстанским уголовным законам независимо от того, где совершено деяние, рассматриваемое казахстанским уголовным законом как преступление, и если эти лица не осуждены в другом государстве.

Если бы отечественный законодатель признал, что каждый гражданин может быть привлечен к уголовной ответственности только по законам своего государства, то мы сузили бы сферу распространения территориальной юрисдикции и вообще встали бы на путь отрицания общепризнанного принципа — территориального верховенства суверенного государства.

Если государство применяет не только территориальный принцип, но и принцип гражданства, то это значит, что данное государство не исключает возможности привлечения его гражданина к уголовной ответственности в государстве, на территории которого он нарушил его законы.

Казахстанские граждане могут привлекаться к уголовной ответственности также иностранными правоохранительными органами, исходя из принципа суверенности и равенства государств. Республика Казахстан не требует, чтобы его граждане за границей были изъяты из юрисдикции местных органов юсти-

M\'

(*

ции, если только такие изъятия не предусмотрены международными договорами.

Часть 2 ст. 8 УК также закрепляет возможность экстрадиции в соответствии с международным договором иностранному государству. В соответствии с

* Указом «О правовом положении иностранных граждан в Республике Казахстан» под иностранными гражданами понимаются лица, не являющиеся гражданами Республики Казахстан и имеющие доказательства своей принадлежности к гражданству иного государства. Лица, не являющиеся гражданами Республики Казахстан и не имеющие доказательства своей принадлежности к гражданству иного государства, признаются лицами без гражданства (апатри-

* ды)Г

В целом данный Указ не содержит положений, регулирующих вопросы экстрадиции иностранных граждан, но содержит статью, в которой говорится о возможности выдворения иностранных граждан за пределы Республики Казахстан (ст. 28).

Включение принципа отказа в экстрадиции собственных граждан в международные договоры, регламентирующие экстрадицию между странами, не означает, что виновные лица освобождаются от уголовной ответственности. Как ^ закреплено в Минской и Кишиневской конвенциях, «каждая сторона обязуется

по поручению другой стороны осуществлять в соответствии со своим законодательством уголовное преследование против собственных граждан, подозреваемых в том, что они совершили на территории запрашивающей стороны преступление». Аналогичное положение содержится и в ст. 528 УПК.

Таким образом, из положений национального законодательства, в частности Конституции (ст. 11), Закона «О гражданстве» (ст. 8), УК (ч. 1 ст. 8) следует, что Казахстан придерживается принципа невыдачи собственных граждан. Истоки невыдачи собственных граждан заключаются в общепризнанном прин- [88] ципе уважения государственного суверенитета и во взаимной ответственности личности и государства.

*

Основания отказа в экстрадиции лиц, совершивших преступления, также предусмотрены в УПК (ст. 532), где говорится, что выдача не допускается, если:

1) лицу предоставлено политическое убежище;

2) деяние, послужившее основанием требования о выдаче, не признается в Республике Казахстан преступлением;

3) в отношении лица уже вынесен за то же преступление вступивший в законную силу приговор или прекращено производство по делу;

4) по законодательству Республики Казахстан уголовное дело не может быть возбуждено или приговор не может быть приведен в исполнение вследствие истечения срока давности или по иному законному основанию.

В выдаче может быть отказано, если преступление, в связи с которым заявлено требование о выдаче, совершено на территории Республики Казахстан или за ее пределами, но направлено против интересов Республики Казахстан.

Рассмотрим каждый пункт отказа в экстрадиции лиц, совершивших преступления, согласно положениям УПК.

Первым основанием отказа в экстрадиции является предоставление лицу политического убежища (п.

1 ч. 1 ст. 532). Данное положение - одна из гарантий защиты прав человека, в противном случае экстрадиция применялась бы ко всем преступлениям, а институт политического убежища не имел бы никакого значения.

Предоставление политического убежища входит в исключительную компетенцию Президента Республики Казахстан (ст. 44 Конституции).

Кроме того, порядок и основания предоставления политического убежища регламентируются Указом Президента Республики Казахстан № 3057 «О порядке предоставления политического убежища иностранным гражданам и

лицам без гражданства в Республике Казахстан» от 15 июля 1996 г.[89] В нем предусмотрено, что предоставляется политическое убежище лицам и членам их семей, ищущим убежище и защиту от преследования или реальной угрозы стать жертвой преследования в стране гражданства или проживания за общественно-политическую деятельность, расовую и национальную принадлежность, за религиозные убеждения, а также в случаях нарушения прав человека, предусмотренных нормами международного права.

Политическое убежище не предоставляется, если лицо:

- преследуется за действия или бездействия, признаваемые законодательством Республики Казахстан преступлением, или виновно в совершении действий, противоречащих целям и принципам ООН;

- привлечено в качестве обвиняемого по уголовному делу либо в отношении его имеется вступивший в законную силу обвинительный приговор на территории Республики Казахстан;

- проживало в третьей стране, где ему не грозило преследование;

- предоставило заведомо ложные сведения;

- имеет гражданство третьей страны, где оно не преследуется.

Таким образом, предоставление политического убежища является внутренней компетенцией каждого государства, на территории которого находится лицо, совершившее преступление. Договорная практика государств по этому вопросу развивается по пути закрепления указанного положения.

Необходимо отметить, что предоставление политического убежища как исключение из правил экстрадиции тесно связано с преступлением политического характера, которое будет рассмотрено нами далее.

Вторым основанием отказа в экстрадиции является, если деяние, послужившее основанием требования о выдаче, не признается преступлением (п. 2 ч. 1 ст. 532). Отметим, что для осуществления экстрадиции необходимо совершенное деяние, подпадающее под признаки преступления, предусмотренное уголовным законодательством. При оценке не требуется обязательного совпадения всех элементов состава преступления и единство санкции. Важен лишь факт уголовной наказуемости деяния по законодательству обеих сторон. В случае, если совершенное преступление не является экстрадиционным, то экстрадиция в данном случае не может иметь места.

Третьим основанием отказа в экстрадиции является, если в отношении лица уже вынесен за то же преступление вступивший в законную силу приговор или прекращено производство по делу (п. 3 ч. 1 ст. 532).

Это основание известно в международной практике как принцип «поп bis in idem», который закреплен почти во всех конвенциях и международных договорах, регламентирующих процедуру экстрадиции.

Принцип «поп bis in idem» (никто не может быть подвергнут наказанию за одно и то же преступление) можно считать общепризнанным для стран одинаковой правовой системы. Распространение этого принципа ограничивается для тех стран, в которых помимо территориального принципа действия уголовного закона действует реальный принцип и принцип гражданства. Он не всегда может быть применен в практике экстрадиции между отдельными странами ввиду большой разницы уголовного закона.

Аналогичное основание содержится как в Конституции (п. 2 ч. 3 ст. 77), уголовном законодательстве (ст. 3), так и в Минской конвенции (п. «в» ч. 1 ст. 57).

Четвертым основанием отказа в экстрадиции является, если уголовное дело не может быть возбуждено или приговор не может быть приведен в исполнение вследствие истечения сроков давности или по иному законному основанию (п. 4 ч. 1 ст. 532). Аналогичное основание закреплено и в Минской конвенции (п. «б» ч. 1 ст. 57).

Вопросы о сроках давности применительно к уголовной ответственности и обвинительному приговору за совершенное экстрадируемым лицом преступление регламентируются уголовным законодательством (ст. ст. 69 и 75 УК соответственно).

К основаниям отказа в экстрадиции законодатель относит также «иные законные основания», куда входят обстоятельства, связанные с освобождением лица от уголовной ответственности или наказания по нереабилитирующим основаниям. Например, в соответствии с УК такими основаниями являются: освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 65), освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением C потерпевшим (ст. 67), освобождение от уголовной ответственности в связи C изменением обстановки (ст. 68), условно-досрочное освобождение от отбывания наказания (ст. 70), замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания (ст. 71), отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей (ст. 72), освобождение от наказания в связи с болезнью (ст. 73), освобождение от уголовной ответственности и наказания на основании акта амнистии или помилования (ст. 76).

В международной практике при истечении срока давности или наличии других оснований для прекращения уголовного преследования в отношении лица, подлежащего экстрадиции, как правило, применяется законодательство той страны, к которой обращено требование об экстрадиции.

Представляется, что противоречие может быть разрешено включением в международные договоры, регламентирующие процедуру экстрадиции, отдельного пункта, регулирующего отказ в экстрадиции при истечении срока давности уголовного преследования или наказания.

Таким образом, практика при решении вопроса об определении срока давности пошла по пути закрепления в договорах норм, устанавливающих равную силу национальных законодательств по этому поводу обеих сторон или отдающих предпочтение законодательству государства, к которому обращено требование.

Кроме того, ч. 2 ст. 532 УПК содержит такое основание отказа в экстрадиции, что «если преступление, в связи с которым заявлено требование о выдаче, совершено на территории Республики Казахстан или за ее пределами, но на-

правлено против интересов Республики Казахстан» (ч. 2 ст. 532). Аналогичное положение содержится и в Минской конвенции (ч. 2 ст. 57).

Комментируя данное основание, необходимо отметить, что отказ в экстрадиции может иметь место не только тогда, когда преступление фактически совершено на территории Республики Казахстан, но и в тех случаях, когда оно совершалось за ее пределами, однако этими противоправными действиями был нанесен ущерб государству.

Закрепление данного основания говорит о том, что заинтересованные страны восприняли территориальную юрисдикцию, руководствуясь при этом, прежде всего, общепризнанным принципом современного международного права — принципом уважения государственного суверенитета. Приведенное основание отказа в экстрадиции признано многими странами и включено во многие международные договоры.

Как считает Е. В. Быкова, статья, регламентирующая отказ в выдаче, «содержит минимальный перечень оснований, который, исходя из принципа защиты прав и свобод человека, целесообразно расширить».[90]

Необходимо отметить, что в отличие от ст.532 УПК Республики Казахстан ст.464 УПК Российской Федерации содержит больше оснований отказа в выдаче, и кроме этого все данные обстоятельства, исключающие производство экстрадиции разделены на императивные (выдача лица не допускается) и на факультативные (в выдаче лица может быть отказано).

Помимо УПК основания отказа в экстрадиции содержатся и в международных договорах, в частности в Минской конвенции (некоторые из которых были уже рассмотрены нами выше).

Рассмотрим те основания отказа в экстрадиции, которые не освещены в УПК.

В Минской конвенции признается в качестве основания отказа, если преступление в соответствии с законодательством запрашивающей или запраши-

ваемои Договаривающейся Стороны преследуется в порядке частного обвинения (по заявлению потерпевшего).

Необходимо отметить, что исчерпывающий перечень этих преступлений указан в ст. 33 УПК.

*

*

•*

Как нами было уже отмечено, в каждом правовом акте, касающемся регулирования экстрадиции, перечень таких обстоятельств и степень их юридической обязательности различны.

Например, Конвенция ООН о борьбе с захватом заложников 1979 г. устанавливает следующие основания отказа в экстрадиции:

а) если просьба о выдаче за совершение преступления, указанного в данной Конвенции, была направлена в целях преследования или наказания лица по причинам, связанным с его расовой, религиозной, национальной или этнической принадлежностью или политическими взглядами, или

б) если позиции данного лица может быть нанесен ущерб:

1) по любой из причин, упомянутых в подп. «а» настоящего пункта;

2) по той причине, что соответствующие власти Государства, имеющие право на осуществление прав защиты, не могут связаться с ним (ч. 1 ст. 9).

Согласно положениям Кишиневской конвенции (ст. 89), выдача не производится, если:

а) лицо, выдача которого запрашивается, является гражданином запрашиваемой Договаривающейся Стороны;

б) на момент получения запроса о выдаче уголовное преследование, согласно законодательству запрашиваемой Договаривающейся Стороны, не может быть возбуждено или приговор не может быть приведен в исполнение вследствие истечения срока давности либо по иному законному основанию;

в) в отношении лица, выдача которого запрашивается, на территории запрашиваемой Договаривающейся Стороны за то же преступление был вынесен приговор, вступивший в законную силу, или постановление об отказе в возбуждении уголовного дела либо о прекращении производства по делу;

г) деяние, в связи с которым запрашивается выдача, в соответствии с законодательством запрашивающей или запрашиваемой Договаривающейся Стороны преследуется только в порядке частного обвинения (по заявлению потерпевшего);

m

*

*

д) выдача может нанести ущерб суверенитету, безопасности запрашиваемой Договаривающейся Стороны;

е) имеются веские основания полагать, что запрос о выдаче связан с преследованием лица по признаку расы, пола, вероисповедания, этнической принадлежности или политических убеждений;

ж) деяние, в связи с которым запрашивается выдача, относится по законодательству запрашиваемой Договаривающейся Стороны к воинским преступлениям, не являющимся преступлениями в соответствии с обычным уголовным правом;

з) лицо, выдача которого запрашивается, было ранее выдано запрашиваемой Договаривающейся Стороне третьим государством и согласие этого государства на выдачу не получено;

и) лицу, выдача которого запрашивается, предоставлено убежище на территории запрашиваемой Договаривающейся Стороны;

к) имеются иные основания, предусмотренные в международном договоре, участниками которого являются запрашивающая и запрашиваемая Договаривающиеся Стороны.

В выдаче может быть отказано, если деяние, в связи с которым запрашивается выдача, совершено на территории запрашиваемой Договаривающейся Стороны.

В Кишиневской конвенции в отличии от Минской предусмотрен 10- дневный срок информирования об основаниях отказа с момента принятия решения об этом.

Отдельные положения об основаниях отказа в экстрадиции, которые нашли свое отражение в Кишиневской конвенции от 7 октября 2002 г., были предложены диссертантом в июне 2002 г. в Бюллетене Следственного Депар

тамента МВД Республики Казахстан, в статье «Некоторые вопросы относительно правовых оснований отказа в экстрадиции».[91]

Законодательство ряда зарубежных стран, регулирующее вопросы экстрадиции, включает императивные и факультативные основания отказа в экстрадиции, что относится и к Российской Федерации (ст.464 УПК).

При установлении факта существования императивных исключений эти обстоятельства действуют как полный запрет для экстрадиции. Императивные основания для отказа включены потому, что в таких случаях экстрадиция всегда считается ненадлежащей. При установлении факультативных (дискреционных) оснований для отказа, на которые какое-либо государство может полагаться, отказывая в удовлетворении требования об экстрадиции, оно считает само требование неприемлемым в каком-либо конкретном случае.

Типовой договор содержит положения, предусматривающие основания отказа в экстрадиции, где все основания подразделяются на императивные (основные) її факультативные (дополнительные).

Согласно cm. 3 «Императивные основания для отказа в экстрадиции», экстрадиция не разрешается на основании любого из следующих обстоятельств:

а) если преступление, в отношении которого поступает требование об экстрадиции, рассматривается запрашиваемым государством как правонарушение политического характера;

б) если запрашиваемое государство имеет веские основания полагать, что требование об экстрадиции сделано в целях уголовного преследования или наказания лица по признаку расы, вероисповедания, гражданства, этнической принадлежности, политических взглядов, пола или статуса или что положению такого лица может быть нанесен ущерб по любой из этих причин;

в) если преступление, в отношении которого поступает требование об экстрадиции, является преступлением, предусматриваемым военным правом, но не является таковым согласно обычному уголовному праву;

W

*

»

г) если в запрашиваемом государстве лицу вынесен окончательный приговор за преступление, в отношении которого поступает требование об экстрадиции данного лица;

д) если лицо, в отношении которого поступает требование об экстрадиции, в соответствии с законодательством той или иной Стороны приобретает иммунитет от уголовного преследования или наказания по какой-либо причине, включая истечение срока давности или амнистию;

е) если лицо, в отношении которого поступает требование об экстрадиции, было или будет подвергнуто в запрашивающем государстве пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения или наказания или если это лицо в процессе уголовного разбирательства не обладало или не будет обладать правом на минимальные гарантии в процессе уголовного разбирательства, предусмотренные в ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах;

ж) если судебное решение в запрашивающем государстве вынесено «in absentia», осужденное лицо не имело достаточной возможности для обеспечения его защиты и оно не имело или не будет иметь возможности для проведения повторного слушания дела в его присутствии.

Согласно ст. 4 «Факультативные основания для отказа в экстрадиции», в экстрадиции может быть отказано на основании любого из следующих обстоятельств:

а) если лицо, в отношении которого поступает требование об экстрадиции, является гражданином запрашиваемого государства. В случае отказа экстрадиции на этом основании запрашиваемое государство, если об этом просит другое государство, передает дело своим компетентным органам в целях принятия надлежащих мер к данному лицу за преступление, в отношении которого поступает требование об экстрадиции;

б) если компетентные органы запрашиваемого государства решают либо не возбуждать, либо прекратить уголовное преследование лица за преступление, в отношении которого поступает требование об экстрадиции;

в) если уголовное преследование в отношении преступления, B СВЯЗИ C которым поступает требование об экстрадиции, как ожидается, будет возбуждено в запрашиваемом государстве против лица, экстрадиция которого испрашивается;

г) если преступление, в отношении которого поступает требование об экстрадиции, наказывается смертной казнью в соответствии с законодательством запрашивающего государства, если только это государство не дает достаточные, по мнению запрашиваемого государства, гарантии, что смертный приговор не будет вынесен или в случае его вынесения не будет приведен в исполнение;

д) если преступление, в отношении которого поступает требование об экстрадиции, совершается за пределами территории одной из Сторон и законодательство запрашиваемого государства не наделяет юрисдикцией в отношении такого преступления, совершенного за пределами его территории в сопоставимых обстоятельствах;

е) если преступление, в отношении которого поступает требование об экстрадиции, рассматривается в соответствии с законодательством запрашиваемого государства как совершенное целиком или частично в пределах этого государства. В случае отказа в экстрадиции на этом основании запрашиваемое государство, если этого просит другое государство, передает дело своим компетентным органам в целях принятия надлежащих мер к данному лицу за преступление, в отношении которого поступает требование об экстрадиции;

ж) если лицу, в отношении которого поступает требование об экстрадиции, уже вынесен приговор или оно будет подвергнуто уголовному преследованию либо ему будет вынесен приговор в запрашивающем государстве чрезвычайным или специальным судом или трибуналом;

з) если запрашиваемое государство, принимая также во внимание характер преступления и интересы запрашиваемого государства, сочтет, что в свете обстоятельств данного дела экстрадиция данного лица будет несовместима с соображениями гуманности ввиду возраста, состояния здоровья и других личных обстоятельств этого лица.

Необходимо отметить, что в отличие от Европейской конвенции в УПК, а также и в Минской конвенции среди оснований для отказа в экстрадиции нет такого общепризнанного, как политический характер преступления, совершенного запрашиваемым для экстрадиции лицом. Совершение преступления политического характера придется признать основанием отказа в экстрадиции в первую очередь тем странам, которые уже приняты в Совет Европы или предпринимают усилия для их приема в европейское сообщество или же присоединения к Европейским конвенциям.

Вместе с тем, следует отметить, что указанный пробел имеет свои объяснения: по действующему уголовному законодательству как Республики Казахстан, так и ряда стран СНГ, не известно понятие политического преступления, не употребляется оно и в современной уголовно-правовой доктрине этих стран. В действительности же, например, УК содержит целый ряд норм об ответственности за политические преступления в их традиционном понимании. И сам по себе казахстанский УК не является помехой для применения Европейской конвенции, однако такое внешнее его противоречие с Конвенцией требует от отечественных юристов анализа этой проблемы и выработки рекомендаций правоохранительным органам по вопросам определения преступлений политического характера.

В настоящее время принцип невыдачи за совершение преступлений политического характера содержится в большинстве конвенций и двусторонних договорах об экстрадиции. Положение о невыдаче политических преступников не распространяется на лиц, совершивших международные преступления. Последние подлежат безусловной экстрадиции. Это было закреплено в Декларации о территориальном убежище, принятой Генеральной Ассамблеей в ее резолюции 2312 (XXII) от 14 декабря 1967 г. На право искать убежище и пользоваться им не может ссылаться лицо, в отношении которого существуют серьезные основания полагать, что оно совершило преступления против мира, военные преступления и преступления против человечности.

Кроме того, необходимо отметить, что такое основание как отказ в экстрадиции лица в связи с совершением преступления политического характера тесно связано с предоставлением права политического убежища, которое уже было рассмотрено нами выше.

В УПК, а также и в Минской Конвенции нет упоминания о смертной казни, но это положение уже отмечено в Кишиневской конвенции.

Наряду с вышеперечисленными основаниями отказа в экстрадиции из сферы влияния Европейской конвенции исключаются воинские преступления, являющиеся таковыми в соответствии с военным правом и не являющиеся разновидностью преступлений, предусматриваемых обычным уголовным правом (в отношении их экстрадиция также не осуществляется). Наконец, особый статус определен для финансовых (фискальных) преступлений, связанных с налогами, пошлинами, таможенными сборами и валютой. В отношении их экстрадиция осуществляется, если договаривающиеся стороны приняли об этом решение в отношении конкретного такого преступления или категории таких преступлений.

Также в осуществлении экстрадиции лиц, совершивших преступления, может быть отказано, если:

существуют веские основания полагать, что требование об экстрадиции сделано в целях уголовного преследования лица по признаку расы, пола, вероисповедания, гражданства, этнической принадлежности или политических убеждений и что положению этого лица может быть нанесен ущерб в силу любой из указанных причин;

— требование касается преступления, которое является предметом расследования или судебного разбирательства в запрашивающей стороне и исполне-

ние его означает двукратное привлечение к ответственности за одно и то же преступление.

Помимо перечисленных оснований в требовании об экстрадиции может быть отказано исключительно по причине секретного характера деятельности банковских учреждений и аналогичных финансовых органов.

Тем не менее в любом случае отказа в экстрадиции запрашивающее государство должно быть своевременно проинформировано об основаниях такого отказа.

Казахстанский ученый Д. Б. Каракузова предлагает все обстоятельства,

I (Y7

влекущие отказ в выдаче, подразделить на абсолютные и относительные.

Таким образом, подводя итоги данного подраздела, мы приходим к выводу, что институт экстрадиции содержит общеустановленное правило, исключающее экстрадицию некоторых категорий лиц, совершивших преступления. Договаривающиеся стороны перечень оснований для отказа в экстрадиции включают в конвенции и договоры по этому предмету. Этот перечень, как правило, не является исчерпывающим, поэтому стороны по взаимному согласию могут указать и иные основания. Тем не менее общепризнанные основания для отказа в экстрадиции, как уже было подчеркнуто, носят ограниченный характер, ибо расширение перечня этих случаев привело бы к тому, что соглашениями не была бы достигнута основная цель — экстрадиция лиц, совершивших преступления, заинтересованному государству для осуждения за совершенное преступление или отбывания наказания.

По нашему мнению, деление всех обстоятельств отказа в экстрадиции на императивные и факультативные, носит методологический характер, позволяет вести более целенаправленную деятельность со стороны органов, осуществляющих экстрадицию. Кроме того, такое деление соответствует общепризнанным мировым стандартам, принятым в данной части. Основы таких правовых стандартов заложены в Типовом договоре об экстрадиции.

На наш взгляд, целесообразно внести изменения в ст. 532 УПК и изложить ее в следующей редакции:

Статья 532. Основания для отказа в экстрадиции лица, совершившего преступление

\\

#

%

«1. Императивные основания для отказа в экстрадиции.

Экстрадиция не разрешается на основании любого из следующих обстоятельств, если:

а) лицу, экстрадиция которого требуется, предоставлено политическое убежище на территории Республики Казахстан;

б) Республика Казахстан имеет веские основания полагать, что требование об экстрадиции сделано в целях уголовного преследования или наказания лица по признаку расы, вероисповедания, гражданства, этнической принадлежности, политических взглядов, пола или статуса или что положению такого лица может быть нанесен ущерб по любой из этих причин;

в) на момент получения требования об экстрадиции по законодательству Республики Казахстан уголовное дело не может быть возбуждено или приговор не может быть приведен в исполнение вследствие истечения сроков давности либо по иному законному основанию;

г) лицо, в отношении которого поступает требование об экстрадиции, было или будет подвергнуто в запрашивающем государстве пыткам или жестоким, бесчеловечным и унижающим достоинство видам обращения или наказания, или если это лицо в процессе судебного разбирательства не обладало или не будет обладать правом на минимальные гарантии в процессе судебного разбирательства, предусмотренные в ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах;

д) деяние, в связи с которым требуется экстрадиция, в соответствии с законодательством Республики Казахстан преследуется только в порядке частного обвинения (по заявлению потерпевшего);

е) экстрадиция может нанести ущерб суверенитету, безопасности Республики Казахстан, а также если деяние совершено за ее пределами, но направлено против интересов Республики Казахстан;

ж) деяние, послужившее основанием требования об экстрадиции, не признается в Республике Казахстан преступлением.

2. Факультативные основания для отказа в экстрадиции.

В экстрадиции может быть отказано на основании любого из следующих обстоятельств, если:

т>

а) лицо, экстрадиция которого требуется, является гражданином Республики Казахстан и иное не предусмотрено международными договорами, ратифицированными Республикой Казахстан;

б) преступление, в отношении которого поступает требование об экстрадиции, наказывается смертной казнью в соответствии с законодательством Республики Казахстан, если только это государство не дает достаточные, по мнению Республики Казахстан, гарантии, что смертный приговор не будет вынесен или в случае его вынесения не будет приведен в исполнение;

в) преступление, в отношении которого поступает требование об экстрадиции, рассматривается в соответствии с законодательством Республики Казахстан как совершенное целиком или частично в пределах Республики Казахстан;

г) в отношении лица, экстрадиция которого требуется, на территории Республики Казахстан за то же преступление был уже вынесен приговор, вступивший в законную силу, или постановление об отказе в возбуждении уголовного дела либо о прекращении производства по делу;

д) лицо, экстрадиция которого требуется, было ранее экстрадировано запрашиваемой стороне третьим государством и согласие этого государства на экстрадицию не получено;

е) Республика Казахстан, принимая также во внимание характер преступления и интересы запрашивающего государства, сочтет, что в свете обстоятельств данного дела экстрадиция данного лица будет несовместима с сообра-

жсниями гуманности ввиду возраста, состояния здоровья и других личных обстоятельств этого лица».

Обобщая все изложенное нами в данном подразделе, касающееся оснований отказа в экстрадиции, необходимо сформулировать следующий вывод:

- уголовно-процессуальное законодательство (в частности ст.532 УПК) должно предусматривать исчерпывающий перечень императивных и факультативных оснований для отказа в экстрадиции, в целях обеспечения защиты лиц, подлежащих экстрадиции, от противоправного уголовного преследования.

2.3.

<< | >>
Источник: Казиканов Талгат Туремуратов. ПРОБЛЕМЫ ПРОЦЕССУАЛЬНО - ПРАВОВОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЭКСТРАДИЦИИ НА ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМ РАССЛЕДОВАНИИ (по материалам Республики Казахстан). ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Алматы 2005. 2005

Скачать оригинал источника

Еще по теме Процессуальные основания для отказа в экстрадиции лиц, совершивших преступления:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -