<<
>>

§ 2.2. Классификация объектов ССТЭ по их процессуальной природе

Одним из существенных оснований классификации объектов ССТЭ является процессуальный статус объекта в уголовном, гражданском, арбитражном деле или в деле об административном правонарушении.

Исследуемые экспертом предметы и документы имеют различную процессуальную форму. Учет особенностей их собирания, приобщения к делу и использо- (фі вания при производстве экспертизы обеспечивает как достоверность экспертных

выводов, так и допустимость использования заключения в качестве доказательства по делу. Любая информация может быть взята экспертом на вооружение для обоснования экспертных выводов, но лишь в том случае, если она содержится в предусмотренных законом источниках доказывания (ст.74 УПК, ст. 55 ГПК, ст. 64 АПК, ст. 26.2 КоАП). Объекты ССТЭ в зависимости от их процессуальной формы могут быть объединены в следующие группы: вещественные доказательства; документы (письменные доказательства); образцы для сравнительного исследования (образцы и пробы); материалы дела;

* объекты без определенного процессуального статуса.

Объекты - вещественные доказательства в практике производства ССТЭ встречаются достаточно редко из-за того, что в подавляющем большинстве случаев экспертами рассматриваемого профиля исследуются здания, строения и сооружения, инженерные коммуникации и отдельные их фрагменты, а также земельные

участки, функционально связанные с возводящимися либо эксплуатируемыми объектами. В гносеологическом плане они также являются вещественными доказательствами, но ввиду фактической невозможности распространить на них соответствующий процессуальный режим не фигурируют в деле в этом качестве. Их следует относить к множеству объектов, не имеющих определенного процессуального статуса: Это не означает, впрочем, что такие объекты не имеют никакой процессуальной формы. Они «должны быть официально предоставлены в распоряжение эксперта (например, указаны в качестве объектов, подлежащих исследованию, в постановлении (определении.

- А.Б.) о назначении экспертизы), в отношении их может быть установлен какой-то процессуальный режим (приостановлен на время производства экспертизы производственный процесс, закрыт доступ посторонним лицам и т.п.)» [342, с. 14].

Собственно вещественные доказательства в уголовном процессе применительно к производству ССТЭ - это, как правило, предметы, которые могут служить средствами для установления обстоятельств уголовного дела (п. З ч. 1 ст. 81 УПК). При расследовании несчастных случаев на строительных площадках в указанном качестве экспертам могут быть предоставлены защитные каски, претерпевшие воздействие падающего предмета; предохранительные пояса, не выдержавшие веса монтажника, работающего на высоте; диэлектрические элементы спецодежды - при травматическом воздействии электротока на работника и пр. Если участники строительного производства становятся жертвами обвалов при производстве земляных работ, вещественными доказательствами становятся элементы крепления откосов котлованов; когда предметом уголовного расследования является обрушение здания или сооружения - закладные детали, соединяющие железобетонные конструкции строительного объекта либо металлические скобы - элементы крепления деревянных деталей пострадавшего строения и пр.

В гражданском и арбитражном процессуальных кодексах трактовки понятий «вещественные доказательства» не имеют каких-либо существенных текстуальных отличий - это предметы, которые по своему внешнему виду, свойствам, месту нахождения или иным признакам могут служить средством установления; обстоятельств, имеющих значение для дела - его рассмотрения и разрешения (ст. 73 ГПК, ст. 76 АПК). К таким предметам следует относить имеющие самостоятельное функциональное назначение элементы систем водоснабжения и отопления жилых

и производственных зданий (вентили, запорные краны, полотенцесушители; детали, соединяющие отдельные участки трубопроводов и пр.) - при необходимости установления причин залива водой либо разрушительного воздействия водяного пара на несущие и ограждающие конструкции строительного объекта, а также на различного рода покрытия полов, стен, потолков помещений, находящихся в пользовании либо владении сторон по делам о возмещении нанесенного вреда имуществу (ст.

1064 ГК); имеющие знаковую информацию о содержимом тару, различного вида упаковки, в которых доставлялись на место строительства либо проведения ремонтно-восстановительных работ материалы и изделия - в случаях, когда их качество, объем и габариты, сроки хранения, функциональное назначение и возможность применения в ходе выполнения определенных производственных операций требует своего установления с помощью специальных знаний в области строительства по делам, связанным со спорами о качестве выполняемых или выполненных строительных работ (ст.ст. 755, 756, 757 ГК). По данной категории дел в распоряжение эксперта в качестве вещественных доказательств предоставляются также инструменты, элементы технологического оборудования и приспособления, применение которых могло оказать влияние на качество конечного продукта производства строительных работ (строительного производства).

Ряд авторов [ 262, с. 295 ] обращают внимание на положение ч. 1 ст. 80 ГПК, где объекты экспертизы охарактеризованы (поименованы) следующим образом: «материалы и документы для сравнительного исследования», отмечая при этом, что указанные исследования являются атрибутом лишь идентификационных и классификационных задач при том, что круг экспертных задач, решаемых при разбирательстве гражданских дел значительно шире. Данное замечание справедливо и по отношению к ССТЭ: учитывая то обстоятельство, что идентификационные исследования в рамках производства указанного рода экспертизы не проводятся, из приведенного положения ГПК следует, что эксперт-строитель решает только классификационные задачи, а это не соответствует действительности. Преобразовательные, каузальные, стоимостные задачи, описанные в первой главе данной работы, иллюстрируют это утверждение и показывают, что производство ССТЭ по гражданским делам не исчерпывается только сравнительными исследованиями.

Под объектами - вещественными доказательствами по делам об административных правонарушениях следует понимать орудия совершения или предметы ад-

министратнвного правонарушения, в том числе указанные орудия и предметы, сохранившие на себе его следы (ч.

1 ст. 26.6 КоЛП). Установление наличия на предметах - вещественных доказательствах каких-либо следов, их характера, параметров, природы и механизма образования является задачей экспертов-трасологов и экспертов-материаловедов (например, металловедов), но не экспертов-строителей. Следы в широком смысле этого понятия - как любое изменение вещной обстановки устанавливаемого (расследуемого) события, эксперты-строители, безусловно, исследуют. Это могут быть разрушительные последствия механического воздействия машин, механизмов и ручного инструмента, задействованных при производстве строительных, в том числе земляных работ, на конструкции зданий и сооружений, являющимися объектами культурного наследия либо памятниками истории (ст. 7.13 КоАП), на гидротехнические, водохозяйственные или водоохранные сооружения, устройства или установки (ст.ст. 7.7, 9.2 КоАП); негативные изменения эксплуатационных характеристик жилых домов и отдельных помещений при рассмотрении дел о нарушениях правил их пользования, содержания и ремонта (ст.ст. 7.21, 7.22 КоАП) и пр. Однако в этих случаях в рамках производства строительно- технической экспертизы исследуются следы на объектах «немобильных» и, соответственно, не имеющих определенного процессуального статуса, в том числе статуса вещественного доказательства. В качестве таковых выступают лишь орудия совершения или предметы административного право нарушения. По делам о проведении земляных и строительных работ без разрешения государственного органа охраны объектов культурного наследия (ст. 7.14 КоАП) указанными орудиями могут быть: отбойный молоток, лом, кувалда, лопата и пр.; предметами— элементы инженерных систем: устройства для самовольного подключения к централизованным системам питьевого водоснабжения и (или) системам водоотведения городских и сельских поселений (сг. 7.20 КоАП); несанкционированно смонтированные элементы санитарно-технического оборудования при рассмотрении дел о нарушении правил ремонта жилых домов и (или) жилых помещений (ст.
7.22 КоАП) и пр.

Объектами, без исследования которых не обходится производство ССТЭ, являются различного рода документы. При всем многообразии документов все они в деле могут фигурировать в двух процессуальных формах. Так, если эксперт исследует содержащуюся в них знаковую информацию (например, при решении вопроса о соответствии данных проекта данных технических норм), то процессуальная

форма этих объектов (ст. 84 УПК, ст. 26.7 КоАП) будет соответствовать семантическому значению понятия «документы», принятому в технической литературе и обыденной речи; если же эксперта интересует не содержание документа, а факт его наличия при определенных обстоятельствах (например, при выяснении условий, способствовавших неравномерной просадке возводимого здания, устанавливается факт наличия у организации, осуществлявшей строительство, документа, содержащего гидрогеологические данные территории стройплощадки) или определяется комплектность технической документации (полнота, например, комплекта проектно-сметной документации на проведение ремонтно-восстановительных работ того или иного строительного комплекса), то эти объекты, являясь по своей гносеологической сущности документами, будут иметь в деле процессуальную форму вещественных доказательств. Четкое разграничение этих видов доказательств необходимо, во-первых, потому что у них различный процессуальный режим, и, во вторых, для разграничения компетенции различных родов (видов) экспертиз по признаку объекта (например, объектами судебно-технической экспертизы документов, как правило, являются документы - вещественные доказательства) [351, с. 12].

В гражданском и арбитражном судопроизводсвах вместо понятия «документы» используется понятие «письменные доказательства» (ст.71 ГПК, ст. 75 АПК). Это могут быть завещания, договоры дарения, мировые соглашения, договоры строительного подряда и пр. Например, при постановке перед экспертом вопроса о реальной доле в домовладении строений, предусмотренных договором купли-продажи (ст. 254 ГК), одним из объектов, содержащих информацию, необходимую для его решения, является сам договор, предоставленный эксперту в установленном порядке.

Говоря о содержательной стороне рассматриваемых объектов, представляется целесообразным объединить их в отдельные группы в зависимости от вида судопроизводства и категории дел, подлежащих расследованию и судебному разбирательству.

Проектная и исполнительная документация исследуется экспертом-строителем во всех видах судопроизводства. В уголовном - это, прежде всего, упомянутые выше дела о несчастных случаях и авариях, в гражданском и арбитражном судопроизводствах — споры о качестве, объемах и стоимости выполненных строительных работ, территориальных спорах хозяйствующих субъек-

тов; при административном расследовании и судебном разбирательстве - дела о нарушении требований нормативных документов в области строительства (ст. 9.4 КоАП), установленного порядка строительства объектов, приемки, ввода их в эксплуатацию (ст. 9.5 КоАП) и др. (подробнее об этом см. в Приложении № 6).

Установлению подлежит и сама возможность проектирования строительных объектов в определенных условиях, что не исключает констатацию ее отсутствия. Подобные случаи достаточно редки, но исключать их нельзя. Примером может служить проектирование и последующее сооружение станции московского метро «Боровицкая» в центре исторического ансамбля Российской государственной библиотеки, который показывает крайнюю несовместимость подобного соседства для сложившейся природно-технической геосистемы. Многофакторность, многовариантность, в значительной степени стохастичность строительных воздействий делает крайне затруднительным достоверный прогноз результатов взаимодействия исторических и новых природно-технических геосистем.

В тех случаях, когда в силу необходимости новое строительство неизбежно, экспертом может быть определена полнота планируемых мероприятий, обеспечивающих минимальные изменения существующей природной геосистемы. Указанная полнота, в частности, была обеспечена при проектировании, сделавшим возможным прокладку тоннелей метрополитена в 40,0 метрах от Храма Ильи Пророка в Черкизове (Москва) выбором щадящей технологии производства работ и принятием дополнительных мер безопасности [ 364, с. 46 - 52].

Повышенное внимание общественных объединений к строительству в центре старых городов достаточно часто в настоящее время обусловливает судебные тяжбы[19], разрешение которых в подавляющем большинстве случаев невозможно без участия экспертов-строителей, объектами исследования которых являются проектная документация и природно-технические геосистемы. Границы последних при этом определяются местом и характером предполагаемого проектом строительства.

В исполнительной документации отражаются ход, объем, сроки, качество, надежность выполнения работ, содержатся сведения об их исполнителях. Она включает в себя, прежде всего:

акты приемки скрытых работ, испытаний и приемки смонтированного оборудования, электро- и радиосетей;

рабочие чертежи, монтажные схемы; документы на приемку строительных материалов; журналы сварочных работ, бетонирования стыков конструкций; акты приемки фундаментов, монтажа конструкций, освидетельствования арматуры и закладных деталей, приемки опирання ферм, балок, прогонов, плит на стены, столбы, колонны и их заделки; иные документы.

Перечень документов, которые требуются для проведения исследований, необходимых для дачи экспертом ответов на поставленные перед ним вопросы, определяется спецификой каждого конкретного устанавливаемого (расследуемого) события [323, с. 53-58].

Качество документации, детализация, полнота, форма отдельных документов регламентированы специальными нормами и правилами - ГОСТами, СНиПами, ВСНами и пр. Отсутствие любого из предусмотренного комплектом документа, несоответствие его формы, порядка разработки, согласования и утверждения требованиям технических норм есть нарушение специальных правил. Закон, в частности, наделяет подрядчика (исполнителя строительных и иных работ, связанных со строительством) правом требовать возмещения разумных расходов, понесенных им в связи с установлением и устранением дефектов в технической документации (ч. 4 ст. 744 ГК). За нарушение правил охраны окружающей среды при проектировании и строительстве промышленных, сельскохозяйственных и иных объектов, повлекшее за собой причинение вреда здоровью человека, массовую гибель животных либо иные тяжкие последствия, предусмотрена уголовная ответственность (ст. 246 УК).

Определение необходимости наличия тех либо других документов на определенной стадии ведения строительных работ, их соответствия требованиям специальных правил, установление причинной связи между выявленными отступлениями и устанавливаемыми (расследуемыми) событиями входит в компетенцию су-

дсбного эксперта-строителя. Его специальные знания могут быть востребованы при привлечении заказчиком подрядчика к участию в деле по иску, предъявленному к заказчику третьим лицом в связи с недостатками составленной технической документации (ст. 762 ГК). К таким недостаткам следует относить и отступления от правил оформления архитектурно-строительных чертежей (архитектурных решений и строительных конструкций, включая рабочую документацию на строительные изделия) зданий и сооружений различного назначения [142].

По уголовным делам, связанным с несчастными случаями и авариями в строительстве, исследованию подлежат, прежде всего, следующие документы:

содержащие информацию о происшедшем событии и характере работ, в ходе выполнения которых оно произошло;

характеризующие техническое состояние используемых машин, механизмов, установок, приспособлений, средств индивидуальной и коллективной защиты;

отражающие состояние охраны труда в строительной организации и на том производственном участке, где произошло расследуемое событие;

содержащие сведения о пострадавшем (пострадавших) в результате несчастного случая (аварии);

отражающие сведения о последствиях расследуемого события (более подробный перечень документов этого вида приведен в Приложении № 7).

При производстве экспертиз по гражданским делам, связанным с разделами домовладений между собственниками, экспертами изучаются правоустанавливающие и правоподтверждающие документы (свидетельства о государственной регистрации права на постоянное (бессрочное) пользование земельным участком, свидетельства о праве собственности на владение наследуемым имуществом и пр.), планы земельных участков и поэтажные планы домов, прилагаемых к техническим паспортам территориальных бюро технической инвентаризации и пр. Эти документы имеют для эксперта ориентирующее значение, если предполагается исследование домовладения в натуре (например, располагая данными этих документов, эксперт может установить, относятся ли те или иные строения к категории разрешенных строительством и принятых в эксплуатацию в установленном порядке, поскольку самовольно возведенные строения без соответствующего на то указания суда, реальному разделу не подлежат).

При производстве экспертиз по гражданским делам, связанным с заливами квартир (что весьма распространено в судебной и экспертной практике) исследованию подлежат акты о происшедшем событии, составленные уполномоченными на выполнение этих действий представителями эксплуатирующих организаций (РЭУ, ДЭЗ и пр.) и владельцами (пользователями) квартир, как пострадавшей от залива, так и той, в которой располагается его источник. В ходе экспертного осмотра сопоставляются данные этих документов о характере и масштабах последствий зали- вас признаками устанавливаемого события, выявленными при непосредственном их восприятии сведущими лицами.

В качестве объекта экспертизы могут рассматриваться также выписки из нормативных документов (СНиПов, ГОСТов на строительную продукцию и производство строительных работ, приказов и инструкций строительных организаций и т.п.), но только в том случае, если «орган, назначивший экспертизу, считает необходимым использовать содержащиеся в них сведения и это оговаривается в постановлении о назначении экспертизы. Источники информации, изучаемые экспертом по собственной инициативе (методическая литература, справочники и т.п.), не являются «материалами, предоставленными в распоряжение эксперта», и не могут рассматриваться в качестве объекта экспертизы [229, с. 13].

При осмотре иногда возникает необходимость проведения неотложных опытных действий, направленных на изучение определенных свойств и состояний объектов осмотра, на установление механизма происшедшего и проверку показаний участников и свидетелей события; целесообразно при этом отобрать необходимые пробы и образцы (образцы для сравнительного исследования) конструкций зданий, строений и сооружений, вовлеченных в сферу расследования либо судебного разбирательства. Они представляют собой части определенной «массы, объема, достаточные для исследования и являющиеся представителями этой массы» [342]. По своей процессуальной природе такого рода объекты являются разновидностью производных вещественных доказательств или объектов ССТЭ с неопределенным процессуальным статусом (предметы, которые отображают свойства объекта - оригинала и используются в процессе исследования вместо последнего как его материальная модель). Это могут быть, например, обрезки арматурных стержней, подвергаемые в процессе исследования испытанию на прочность, если у эксперта (специалиста) есть основания полагать, что разрушение железобетонной конструк

ции произошло из-за недостаточной (ниже предусмотренной техническими нормами) прочности составляющих каркас конструкции арматурных стержней. Аналогичная ситуация складывается и при исследовании металлических конструкций, а также конструкций из дерева - при обнаружении летных отверстий или буровой муки, что требует определения в лабораторных условиях вида вредителя (жука) и влажности древесины.

Как показывает практика, при проведении таких исследований эксперты не всегда точно следуют техническим и процессуальным требованиям, предъявляемым к выполняемым действиям[20]. Это выражается, в частности, в том, что при решении вопроса о количестве образцов и месте их отбора эксперт руководствуется лишь собственным представлением об их возможности представлять весь объект в целом. Вместе с тем при производстве судебной строительно-технической экспертизы необходимо соблюдать надлежащий порядок отбора проб (образцов), действуя в соответствии с правилами и нормами, регламентирующими проведение аналогичных исследований во внесудебной сфере. Так, специальные правила устанавливают глубину отбора проб бетона свайных фундаментов, возведенных на вечномерзлых грунтах (5,20, 50 и 80 см ниже поверхности грунта, в подполье - на высоте 30 см), образцов древесины свайных столбов для определения влажности и микологического обследования (ниже поверхности земли - на глубине 0-10 см, выше уровня земли - 20-50 см), образцов при определении коррозионного состояния трубопроводов и нагревательных приборов, проб грунта при исследовании геоподосновы зданий, установлено также число образцов для лабораторных испытаний материалов стен в зависимости от размера здания, его этажности и собственно материала (его вида): кирпичные, каменные, железобетонные, бетонные и пр. [70].

Образцы-пробы, являясь объектами экспертизы, не имеют самостоятельного значения ни в процессуальном, ни в познавательном плане - в отличие от зданий, строений и сооружений либо их фрагментов, отдельных конструктивных элемен- тов, от которых указанные образцы отбираются. Процессу познания, включающему исследование образцов и вынесение суждения об объекте в целом, присущ индуктивный характер - это движение от знаний о частях целого к знаниям о целом.

Статья 9 ФЗ о ГСЭД определяет этот вид образцов как «образцы для сравнительного исследования», в статье 202 УПК это понятие трактуется достаточно узко: это образцы почерка или иные образцы для сравнительного исследования, которые следователь вправе получать у подозреваемого, обвиняемого, а также у свидетеля или потерпевшего в случаях, когда возникла необходимость проверить, оставлены ли ими следы в определенном месте или на вещественных доказательствах. Очевидно, 1гго в данном случае законодатель вкладывает в это понятие несколько иной смысл, че.м эксперт-строитель в понятие «образцы-пробы». Последние отбираются от строительного объекта (грунта) не для того, чтобы обнаружить следы кого-либо из фигурантов по делу (это прерогатива экспертов-криминалистов), а для того, чтобы по характеристикам образцов судить о характеристиках исследуемого объекта в целом.

В статье 9 ФЗ о ГСЭД понятие «образцы для сравнительного исследования» трактуется шире, их множество включает в себя «образцы, необходимые эксперту для проведения исследований и дачи заключения». При этом в Комментариях к указанному Закону отмечается, что их следует отличать от «образцов-проб» [291, с. 41].

Учитывая указанные расхождения в трактовке рассматриваемого понятия в УПК и ФЗ о ГСЭД, а также то обстоятельство, что термин «сравнительные» не вполне отражает цель отбора образцов экспертом-строителем, представляется целесообразным применять в настоящей работе наряду с понятием «образцы для сравнительного исследования» понятие «образцы-пробы», имея в ввиду, что в процессуальном плане они играют в деле одну и ту же роль, а отличия имеют место только в трактовке законодателем содержательного аспекта рассматриваемых понятий. Это допустимо, с нашей точки зрения, еще и потому, что рассматриваемые объекты исследования в ст. 26.5 КоАП названы именно как «образцы и пробы, необходимые для производства экспертизы».

Результаты исследования образцов-проб имеют промежуточное значение, а сами их исследования - это очередной этап производства экспертизы, за которым следует обобщающая стадия, на которой формируется суждение об определенных

свойствах, сторонах и отношениях строительного объекта. Так, определив прочностные характеристики металлической арматуры и бетонного камня, можно приступать к установлению соответствующих характеристик арматурного каркаса и железобетонной конструкции в целом. Полученные данные в совокупности с результатами иных исследований позволят судить о состоянии конструктивных элементов здания либо (в зависимости от поставленных перед экспертом задач) определить причины, условия, обстоятельства и механизм разрушения возводимого (эксплуатируемого) строительного объекта.

Образцы приобретают большую познавательную ценность и процессуальную значимость в тех случаях, когда объект, от которого они были отобраны, во время производства экспертизы перестанет существовать (например, если претерпевшее аварию здание будет снесено) и, следовательно, исчезнет возможность повторного отбора проб, хотя потребность в этом может возникнуть. Это бывает обусловлено, с одной стороны, недопустимо большими погрешностями результатов, полученных в лабораторных условиях, а с другой - возможностью появления у сведущего лица новых (по отношению к уже выдвинутым до этого) каузальных (причинных) гипотез. Это происходит, как правило, после оценки результатов лабораторных исследований и влечет за собой необходимость изменения порядка отбора новой партии образцов. При отсутствии строительного объекта следует принимать все меры к достижению максимально полных и репрезентативных результатов. «Получение образцов - отмечает Т.В. Сахнова, - важное процессуальное действие, грамотным осуществлением которого во многом гарантируется эффективное производство экспертизы» [398, с. 161]. При этом остается неясным, почему законодатель при подготовке ГПК не указал в числе материалов, направляемых на экспертизу (ст. 80 ГПК), образцы, полученные для сравнительного (иного вида) исследования; в АПК также отсутствует какое-либо положение по этому поводу.

Действия эксперта, связанные с отбором и исследованием образцов, должны отражаться в заключении эксперта. На практике же они часто оформляются в виде «Акта отбора и исследования образцов...», который не имеет никакого доказательственного значения, поскольку не предусмотрен процессуальным законом.

Если экспертное учреждение не обладает необходимой лабораторной базой, суду (следователю) нужно поручить производство комиссионной экспертизы судебно-экспертному учреждению и организации, которая располагает надлежащим оборудованием. Если природа образцов-проб достаточно специфична, следует назначать комплексную экспертизу. Необходимость в этом возникает, например, при исследовании деревянных конструкций с признаками биологического поражения.

О необходимости вынесения постановления (определения) о назначении экспертизы в два адреса эксперт должен в установленном законом порядке заявить соответствующее ходатайство, аргументируя в нем потребность в представлении дополнительных материалов, т.е. документально оформленных результатов испытания образцов, отобранных сотрудниками специализированной организации в соответствии с требованиями межведомственных (отраслевых) регламентирующих документов.

Основываясь на приведенном в специальной литературе описании образцов для сравнительного исследования, [351, с. 13-15; 291], представляется возможным выделить следующие виды рассматриваемых объектов:

копии вещественных доказательств либо объектов ССТЭ с неопределенным процессуальным статусом - предметы, полученные путем копирования объектов- оригиналов (слепки, оттиски). Это могут быть, например, оттиски рифленой поверхности металлических арматурных стержней, дающие представление о ее «рисунке», по которому определяется класс арматуры, и, следовательно, ее прочностные характеристики;

предметы-аналоги (заменители вещественных доказательств или объектов ССТЭ с неопределенным процессуальным статусом) — обладающие общими с объектом-оригиналом родовыми признаками и используемые вместо него, когда последний не может быть использован по каким-либо причинам (например, вместо разрушенного строения исследуется другое - той же серии, типа, вида).

Характер события, в результате которого возникают образцы и которое копирует механизхм формирования объекта экспертного исследования, может быть различным. По этому признаку образцы можно объединить в три группы:

экспериментальные образцы, когда такое событие воспроизводится искусственно (например, испытание на прочность при сжатии экспериментальных кубиков цементного или бетонного камня, схожего по своим характеристикам с материалом обрушившейся конструкции здания);

свободные образцы, которые возникают вне связи с устанавливаемым (расследуемым) событием (например, образцы сварки металлических деталей в других,

но отношению к рухнувшей, конструкции, выполненной тем же сварщиком, который был задействован и при изготовлении последней);

естественные образцы - закономерно (в частности, нежелательно) образующиеся как побочный продукт строительного производства (например, возникновение так называемых «высолов» - образование при определенных условиях белых пятен на кирпичных стенах при избыточном количестве солевого раствора, добавляемого в цемент в ходе ведении кирпичной кладки зимой).

По процессуальному способу и субъекту получения образцы могут быть следственными (судебно-следственными) и экспертными. Следственные (судебноследственные) получаются органом или лицом, назначившим экспертизу, в порядке, предусмотренном процессуальным законодательством. Экспертные образцы изготавливаются или отбираются экспертом в ходе производства экспертизы [291, с. 40].

Отдельно следует сказать о таких объектах, как образцы-эталоны (например, образцы продукции комбинатов строительных материалов, изделий и деталей). Они используются экспертами «как научные образцы, никакого процессуального статуса не имеют и собираются ими (обычно для натурных коллекций) непроцессуальным путем» [351, с. 14].

О материалах дела, как об объекте экспертизы следует говорит только в той их части, которая не включает в себя вещественные доказательства и документы, выступающие в качестве самостоятельных объектов конкретной экспертизы. Как правило, сведущее лицо, реализуя свое право на ознакомление с материалами дела (п. 1 ч. 3 ст. 57 УПК, ч. 3 ст. 85 ГПК, ч. 3 ст. 55 АПК, п. 1ч. 5 ст. 25.9 КоАП), изучает все, что имеет отношение к предмету экспертизы. Так, например, материалы гражданских дел о спорах по поводу порядка пользования собственниками общего домовладения содержат, как правило, многочисленные письменные жалобы и заявления в местные органы самоуправления по поводу тех неудобств, которые они доставляют друг другу при ведении хозяйства, использования земельного участка и пр. Рассматривая такие документы, эксперт может уяснить, какой представляется идеальная модель раздела спорного домовладения каждой из сторон по делу и учесть это при разработке его вариантов. При этом извлекаемая из материалов дела информация будет иметь для эксперта ориентировочное значение и ссылаться на ее источник в заключении нет необходимости.

Настоящая классификация объектов ССТЭ по процессуальному основанию, естественно, не претендует на полноту, необходима ее дальнейшая детализация.

<< | >>
Источник: Бутырин Андрей Юрьевич. СТРОИТЕЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА В СУДОПРОИЗВОДСТВЕ РОССИИ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. России 2005. 2005

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2.2. Классификация объектов ССТЭ по их процессуальной природе:

  1. 14. ОСНОВНОЙ КАПИТАЛ ОРГАНИЗАЦИИ: КЛАССИФИКАЦИЯ ОБЪЕКТОВ ОСНОВНЫХ СРЕДСТВ, СПОСОБЫ НАЧИСЛЕНИЯ АМОРТИЗАЦИИ Теоретический материал
  2. 23 Понятие, основания возникновения, содержание, объекты и субъекты гражданских процессуальных правоотношений.
  3. Тема 3 Гражданские процессуальные правоотношения
  4. Объект и содержание гражданских процессуальных правоотношении
  5. Понятие и классификация следственно-оперативных групп
  6. Глава 4. Криминалистическая классификация преступлений, совершенных с использованием электронных платежных средств и систем
  7. § 2. ОБЪЕКТ И ПРЕДМЕТ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА И УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ДОКАЗЫВАНИЯ
  8. § 4. ОБЪЕКТ И ПРЕДМЕТ ИНЫХ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ДЕЙСТВИЙ, СВЯЗАННЫХ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ СПЕЦИАЛЬНЫХ ЗНАНИЙ
  9. Глава 1. Понятие и классификация объектов подводного культурного наследия в международном праве
  10. § 1.3. Виды и классификация объектов подводного культурного наследия
  11. § 1.4. Классификация факторов, представляющих угрозу для объектов подводного культурного наследия
  12. §1. Объект экспертного исследования как основание построения классификации судебных экспертиз
  13. Оглавление
  14. § 1.1. Понятие предмета и задачи ССТЭ
  15. § 2.1. Понятие объекта ССТЭ и объекта экспертного познания
  16. § 2.2. Классификация объектов ССТЭ по их процессуальной природе
  17. § 2.3. Родовые, конкретные и непосредственные; «первичные» и «вторичные» объекты ССТЭ
  18. § 2.4. Классификация объектов ССТЭ по их функциональному назначению
  19. 2.1. Объекты интеллектуальных прав и их классификация
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -