<<
>>

§ 5.1. Процессуальный порядок и организационные проблемы назначения ССТЭ

Прежде, чем приступить к рассмотрению порядка назначения ССТЭ, представляется целесообразным определить субъектов (участников) судебной экспертизы. Таковыми являются органы и лица, принимающие участие в ее производстве и наделенные соответствующими правами и обязанностями.

Их можно разделить на три категории.

/. Органы и лица, назначающие экспертизу. В уголовном процессе - это суд, прокурор, следователь, дознаватель; в гражданском и арбитражном - суд (судья); в административном, кроме судьи - органы и должностные лица, в производстве которых находится дело об административном нарушении. Правом назначения экс- * пертизы обладают мировые судьи и нотариусы.

Мировые судьи в соответствии со своей компетенцией, определенной Федеральным законом от 17 декабря 1998 г. №188-ФЗ «О мировых судьях Российской Федерации» [81] на практике наиболее часто назначают ССТЭ по гражданским делам - о разделе между супругами совместно нажитого имущества (п. 4 ч. 1 ст. 3 Закона) - под эту категорию попадают дела, связанные с реальным разделом домовладений между собственниками, а также требующие оценки квартир, иных объектов недвижимости жилищной либо градостроительной сферы; об определении порядка пользования земельными участками, строениями и другим недвижимым имуществом (п. 8 ч. 1 ст. 3 Закона). По делам об административных правонарушениях ССТЭ могут назначаться по ст. 16.6 КоАП (непринятие мер в случае аварии или действия неопределимой силы) - при необходимости решения вопросов о соответствии действий лиц, в обязанности которых входило обеспечение безопасных и безаварийных условий труда на том производственном участке, где произошла авария; по ст. 9.4 КоАП (нарушение требований нормативных документов в облас- ти строительства; по ст. 9.5 КоЛП (нарушение установленного порядка строительства объектов, приемки, ввода их в эксплуатацию и пр.

Согласно ст.

102, 103 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате экспертиза может быть назначена нотариусом по просьбе заинтересованных лиц при возбуждении дела в суде или административном органе, если есть основания полагать, что представить доказательства впоследствии будет невозможно или затруднительно. Так, эксперт-строитель может определить стоимость строения, подлежащего сносу, с тем, чтобы впоследствии истец, имея основания считать снос неправомерным, смог доказательно обосновать величину подлежащей взысканию суммы при подаче иска о возмещении убытка. При этом в задачу нотариуса не входит обеспечение доказательств по делу, находящемуся в момент обращения к нему заинтересованных лиц в производстве, поэтому, с нашей точки зрения, экспертиза, назначенная нотариусом, не может считаться судебной в том смысле, который мы вкладываем в это понятие, когда говорим об экспертизе, назначенной дознавателем, следователем, судом и прокурором.

2. Лица, осуществляющие производство экспертизы - эксперт (сотрудник судебно-экспертного учреждения или сведущее лицо, не являющееся таковым), руководитель судебно-экспертного учреждения.

3. Участники судопроизводства (в узком значении этого понятия, то есть лица, имеющие по делу собственный или представляемый интерес). В уголовном процессе - это подозреваемый, обвиняемый, защитник, потерпевший, его представитель, законные представители; в гражданском - стороны по делу, третьи лица, прокурор; лица, обращающиеся в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц или вступающие в процесс в связи с этим в целях дачи заключения, заявители и другие заинтересованные лица по делам особого производства и по делам, возникающим из публичных правоотношений, арбитражном - стороны, заявители и заинтересованные лица - по делам особого производства, по делам о несостоятельности (банкротстве) и в иных случаях, предусмотренных АПК; третьи лица; прокурор, государственные органы, органы местного самоуправления и иные органы, обратившиеся в арбитражный суд в случаях, предусмотренных АПК; в административном процессе - лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном нарушении; потерпевший, законные представители физических и юридических лиц, защитник и представитель.

Общий порядок назначения экспертизы сводится к следующему: констатация органом (лицом), осуществляющим производство по делу (на основании результатов изучения его материалов), необходимости в использовании специальных строительно-технических знаний для установления и (или) расследования имеющих значение для дела фактов;

выбор экспертного учреждения или эксперта, выяснение его компетентности, а также оснований для возможного отвода эксперта, согласование с ним либо с руководителем экспертного учреждения, вопросов, подлежащих разрешению и их формулирование, а также сроков проведения экспертизы;

вынесение постановления (определения) о назначении экспертизы; ознакомление с ним соответствующих участников процесса; разъяснение им их прав и обязанностей в связи с назначением и производством экспертизы;

направление постановления (определения) о назначении экспертизы и материалов дела в судебно-экспертное учреждение или вручение их эксперту, не являющемуся сотрудником такового; разъяснение ему его прав и обязанностей, предупреждение об ответственности, связанной с производством экспертизы.

Рассмотрим ряд актуальных для ССТЭ вопросов, связанных с назначением экспертизы в уголовном судопроизводстве. Широко распространенными в практике производства ССТЭ являются уголовные дела, связанные с несчастными случаями, авариями в строительстве, разрушениями строительных объектов. Учитывая наибольшую общественную значимость этой категории дел применительно ко всей деятельности сведущего в области строительства лица в судопроизводстве, представляется целесообразным рассмотреть их подробно.

Ответственность за нарушения правил ведения строительных работ предусматривалась уголовным законодательством как советского, так и постсоветского периода. Впервые она была установлена в УК РСФСР 1922 г., согласно ст. 217 которого «неисполнение или нарушение при производстве строительных работ установленных законом или обязательным постановлением строительных, санитарных и противопожарных правил» каралось «принудительными работами или штрафом до 300 рублей золотом».

Последующие Уголовные кодексы РСФСР (1926, 1960 гг.) отражали представления законодателя о преступлениях этой категории, соответствии наказания совершенным деяниям и эффективности влияния уголовно-правовых

совершенным деяниям и эффективности влияния уголовно-правовых мер на уровень безопасности труда в строительстве.

Действующий в настоящее время Уголовный кодекс предусматривает ответственность за нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных и иных работ лицом, в обязанности которого входило соблюдение этих правил, если указанные нарушения повлекли за собой смерть, причинение тяжкого вреда здоровью людей либо крупного ущерба (ст. 216).

В следственной и судебной практике достаточно часто возникают проблемы, связанные с квалификацией преступлений, предусмотренных указанной правовой нормой. Это обусловлено, с одной стороны, тем, что признаки их состава далеко не всегда имеют ярко выраженную форму, с другой - наличием иных правовых норм, сходных по содержанию с рассматриваемой. Речь идет о ст. 118 УК (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности), ст. 109 УК (причинение смерти по неосторожности), ст. 143 УК (нарушение правил охраны труда), ст. 264 УК (нарушение правіш дорожного движения и эксплуатации транспортных средств), ст. 238 УК (производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей) и ст.ст. 5.27 и 9.4 КоАП, предусматривающих административную ответственность за нарушение законодательства о труде и об охране труда, а также требований нормативных документов в области строительства.

Представляется целесообразным определить содержание ст. 216 УК, что позволит провести достаточно четкую границу между ним и содержанием перечисленных правовых норм. Диспозиция ст. 216 - бланкетная. Это означает, что для установления компонентов состава преступления следует использовать строительные нормы и правіша, отраслевые типовые инструкции по охране труда, иные документы, регламентирующие деятельность в области строительства, нарушение требований которых повлекли за собой последствия, предусмотренные ст.

216 УК. Отраслевая принадлежность этих документов и является тем признаком, который позволяет разделить объективные аспекты содержания ст. 216 УК и ст. 143 УК, так как в последней речь идет о правилах охраны труда и техники безопасности общего характера. Эти правила отражены в разделе 10 Трудового кодекса РФ, Закона РФ «Об основах охраны труда в РФ» [100], постановлении Правительства РФ «О норма

тивных правовых актах, содержащих государственные нормативные требования охраны труда» [86] и др.

Статья 216 УК является специальной по отношению к ст. 143 УК и подлежит применению только при нарушении правил, регламентирующих ведение строительных работ. Статья 143 УК в таких случаях неприменима, поскольку, если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, действует специальная норма (ч. 3 ст. 17 УК) [441, с. 109]. Этим же принципом следует руководствоваться при квалификации преступлений, повлекших за собой смерть, причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности. Если воздействие травмирующих факторов на человека связано с производством строительных работ, применяется ст. 216 УК, а в случаях, когда подлежащее расследованию событие произошло за рамками осуществления этой деятельности, применению подлежат ст.ст. 109, 118 УК.

Критерии квалификации преступлений, связанных с нарушением правил эксплуатации машин и механизмов, изложены в п. 7 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 6 октября 1970 г. № 11 «О судебной практике по делам об автотранспортных преступлениях»: «лицо, управляющее трактором или иной самоходной машиной, может нести ответственность по ст. 211 УК РСФСР37 в том случае, когда транспортное происшествие связано с нарушением правил безопасности дорожного движения и эксплуатации транспорта. Если же указанное лицо нарушило правила производства определенных работ, техники безопасности и иные правила охраны труда, хотя бы эти нарушения и были допущены во время движения машины, то действия виновного подлежат квалификации по статье УК, предусматривающей ответственность за нарушение данных правил» [92].

Таким образом, если рассматриваемое событие произошло в ходе выполнения строительных работ либо при обеспечении их производства, применима ст. 216 УК; в остальных случаях следует квалифицировать такое деяние по ст. 264 УК.

При возбуждении уголовных дел по фактам несчастных случаев на предприятиях строительной индустрии (комбинаты железобетонных изделий и конструкций, кирпичные заводы и пр.), преступления зачастую ошибочно квалифицируются по ст. 216 УК. Это заблуждение обусловлено отчасти тем, что область применения СНиП 12-03-2001 распространяется на изготовление продукции, предназначенной

37

В Уголовном кодексе РФ - ст. 264.

для строительного производства [6, п. 1]. В данном случае, как представляется, приближенность этой деятельности к сфере строительства не является определяющей. Изготовление строительных материалов, отдельных элементов зданий, строений, сооружений по организации, технологическим характеристикам, особенностям применяемого оборудования (станки, конвейеры, пропарочные и сушильные камеры и пр.) ближе к заводскому, «фабричному» производству, чем к собственно строительству. Такой же точки зрения придерживается И.А. Кучерков [492, с. 23- 24], полемизируя, в частности, с П.В. Кобзаренко [491, с. 5] и отмечая при этом, что если «в процессе расследования уголовного дела о преступных нарушениях правил ведения строительных работ будет выявлена причинная связь между изготовлением некачественных строительных материалов или бракованных строительных агрегатов и причинением тяжкого вреда здоровью или смертью человека, выявленные нарушения будут квалифицированы по совокупности ст.ст. 216 и 238 УК РФ» [492, с.24].

Статья 5.27 и ч. 1 ст. 9.4 КоАП не содержат положений о последствиях нарушений, и в этом одно из их отличий от ст. 216 УК. В ч. 2 ст. 9.4 КоАП такие положения приведены, однако здесь речь идет о потере несущей способности зданий, сооружений или их составных частей либо снижении прочностных параметров производимых строительных материалов, конструкций и изделий, а не о смерти людей, причинении вреда их здоровью, иных тяжкий последствиях, предусмотренных ст. 216 УК. Таким образом, критериями решения вопроса о квалификации деяния в данном случае следует считать наличие, характер и степень тяжести последствий, наступивших из-за допущенных нарушений. При этом действия, повлекшие за собой снижение прочностных характеристик продукции производства строительных материалов и изделий, не могут квалифицироваться по ст. 216 УК и в связи с тем, что они не относятся к строительным работам.

Для того, чтобы определить пределы компетенции следователя и эксперта в ходе проведения следствия по данной категории дел, представляется целесообразным рассмотреть компоненты состава преступлений, предусмотренных ст. 216 УК.

Состав преступления в теории уголовного права включает: объект преступления, субъект преступления, объективную и субъективную стороны преступления. В целом указанные компоненты состава определяют обстоятельства события,

ставшего предметом уголовного расследования, и требуют в связи с этим своего рассмотрения. Учитывая, что деятельность лиц, осуществляющих расследование (дознаватель, следователь, судья), и эксперта имеет границы, обусловленные пределами их компетенции, определению подлежит объем правомочий каждого из них при расследовании и судебном разбирательстве несчастных случаев (аварий), происшедших в сфере строительного производства.

Общим объектом преступлений, предусмотренных уголовным законодательством, являются общественные отношения. Поскольку состав преступных нарушений правил строительства помещен законодателем в главу УК о преступлениях против общественной безопасности, то их родовой объект будет характеризоваться общими для всех этих преступлений признаками, определяющими указанную безопасность достаточно широко - как систему мер, обеспечивающих нормальные условия жизнедеятельности общества. Видовой объект отражен в названиях отдельных глав особенной части УК и конкретизирует родовой объект. Здесь речь идет об общественной безопасности в более узком значении - применительно к ведению опасных видов работ и обороту опасных предметов и материалов.

Опасность нарушения правил строительства заключается в том, что в сферу его воздействия может быть вовлечен широкий круг лиц, как непосредственно занятых в строительстве, так и посторонних, находящихся на строительной площадке, возле нее либо на значительном отдалении, т.е. в местах, где производятся работы, функционально связанные со строительством. Следует сказать также о лицах, связанных с эксплуатацией строительных объектов: допущенные отступления от требований специальных правил могут в любое время обусловить возникновение и развитие процессов, приводящих к непригодности строительного объекта для нормальной эксплуатации, к обрушению, авариям, пожарам и пр., что в конечном итоге достаточно часто выражается в причинении вреда здоровью людей, угрозе их жизни либо материальном ущербе.

Под непосредственным объектом рассматриваемых преступлений следует понимать безопасность как собственно строительства в качестве технологического процесса, так и его продукта - возведенных строительных объектов.

Таким образом, объект преступлений, предусмотренных ст. 216 УК, является двухуровневым, при этом основным непосредственным объектом является общественная безопасность при ведении строительных работ, а дополнительным - здоровье, а в отдельных случаях и жизнь людей, собственность [290, с. 523-524].

Закон не раскрывает понятия «строительные работы». В юридической литературе содержатся различные его трактовки, формулируемые с учетом специфических особенностей конкретных строительных объектов и определенных сторон технологии строительства. Они не ставят целью обеспечить полноту содержания указанного понятия.

Технология строительного производства включает в себя ряд производственных процессов, которые классифицируются по различным основаниям, в том числе:

по природе обрабатываемого либо изготовляемого материала (земляные, каменные, бетонные и иные работы);

по виду возводимых (монтируемых) конструктивных элементов (свайные, кровельные, изоляционные и иные работы);

по цели выполнения комплекса работ (новое строительство, реконструкция, демонтаж (разборка) строительных объектов и пр.);

по иным основаниям.

Это позволяет несколько расширить толкование фрагмента текста ст. 216 УК, содержащегося в Комментарии к Уголовному кодексу Российской Федерации под редакцией Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. В нем понятие «строительные работы» трактуется как «работы по сооружению и реконструкции промышленных, жилых, административных зданий, промышленных и сельскохозяйственных объектов и т.п.» [290, с. 523-524]. C нашей точки зрения, строительные работы - это комплекс производственных процессов, направленных на возведение, ремонт, реконструкцию, расширение и техническое перевооружение зданий и сооружений; передвижение, демонтаж и утилизацию строительных объектов. К ним относятся также работы вне строительной площадки, связанные с ремонтом и прокладкой линий связи, электросетей, коммуникаций теплоснабжения, газоснабжения, водоснабжения, канализации и других инженерных сетей. В этой связи нельзя не сказать о проектировании, в ходе которого формируется инженерное и экономическое обоснование всего комплекса производственных процессов. Оно включает в себя и мероприятия, направленные на обеспечение безопасности труда строителей, безаварийную эксплуатацию зданий, строений, сооружений и коммуникаций [40; 42;

45]. Проектирование, как и строительство, направлено на достижение единой цели

- создание доброкачественных и безопасных в эксплуатации зданий и сооружений [491, с. 17].

Отдельно следует сказать о гидрогеологических изысканиях на территории строительной площадки, результаты которых во многом определяют как возможность самого строительства, так и его технологию, вид используемых материалов, конструкций и изделий. Ошибки (отступления от требований специальных правил [46; 90]), допущенные на этой стадии работ, могут привести к сверхнормативным, в том числе неравномерным, просадкам здания либо сооружения и, как следствие,

- к обрушению возводимого (возведенного) строительного объекта, что всегда сопряжено с материальньш ущербом, а зачастую и человеческими жертвами либо нанесением вреда здоровью людей. Указанное позволяет считать проведение такого рода исследований началом строительных работ при квалификации нарушений их производства. Вместе с тем ряд авторов относят к этим работам проектирование [498, с. 5; 478, с. 6], а В. Беджашев и В; Широков возражают и против этого на том основании, что составление проекта осуществляется до непосредственного начала строительства [194, с. 21; 459].

Окончанием выполнения строительных работ следует считать момент вступления в сішу свидетельствующих об этом официальных документов, что происходит сразу же после их оформления в установленном порядке. К таким документам следует относить Акт сдачи-приемки в эксплуатацию возведенных строительных объектов, Акт сдачи-приемки выполненных различного рода строительных работ и пр.

Перечень рассматриваемых работ был бы неполным без упоминания эксплуатации строительных объектов - комплекса мероприятий, направленных на обеспечение их функционирования в проектном режиме. Он включает в себя профилактические исследования строительных объектов в целом и отдельных их элементов, а также проведение различного вида ремонтов (текущий, капитальный и пр.). Отступления от требований специальных правил, регламентирующих периодичность и характер проведения указанных мероприятий, может привести к выходу из строя коммуникационных систем, а в ряде случаев - обрушению несущих конструкций и строительного объекта в целом с последствиями, предусмотренными ст. 216 УК.

Таковой представляется деятельность, определенная ст. 216 УК как «строительные работы».

Немаловажное значение имеет, с нашей точки зрения, вопрос об объеме и содержании правил безопасности, ответственность за нарушение которых при производстве строительных работ предусмотрена ст. 216 УК. Указанные правила можно разделить на общие и частные. К общим следует относить правила, регламентирующие вопросы безопасности выполнения определенного вида работ независимо от специфики деятельности конкретной строительной организации. К частным - правила, инструкции, положения, разработанные для конкретной строительной организации (ее подразделения) и утвержденные в установленном порядке.

Изучение специальных правил, содержащихся в этих документах, является элементом процесса экспертного исследования. Их положения сведущее лицо использует для обоснования своих выводов.

По объекту преступления следствием устанавливается, было ли на самом деле посягательство, и если да, то направлено ли оно на жизнь, здоровье людей либо собственность (ст. 216 УК).

В.К. Степутенкова, опираясь на положения теории уголовного права, выделяет три вида уголовной противоправности: прямую, когда уголовный закон конкретно запрещает те или иные действия; смешанную, когда действия признаются запрещенными в силу того, что они признаны противоправными другими отраслями права, и условную, когдао противоправности действий приходится судить, исходя не столько из запрета уголовного закона, сколько из конкретных обстоятельств дела, так как в обычных условиях эти действия являются общественно полезными и не поддаются подробной уголовно-правовой регламентации. Противоправность таких действий не является очевидной и может быть установлена только с использованием специальных знаний [424, с. 23].

Условная противоправность характерна для ненадлежащего ведения строительства. Происшедший несчастный случай либо разрушение строительного объекта в ходе его возведения не могут считаться достаточным основанием для признания противоправными действий лиц, в обязанности которых входило обеспечение безопасных и безаварийных условий труда на производственном участке, где произошло расследуемое событие, даже при наличии причинной связи между этими действиями и наступившими последствиями. Для оценки такого деяния как

противоправного необходимо установить еще и неправильность действий указанных лиц, их несоответствие требованиям специальных правил, регламентирующих как вопросы безопасности труда, так и порядок ведения строительства. Выявить наличие (отсутствие) такого обстоятельства призвана судебная строительнотехническая экспертиза. Заключение эксперта позволит оценить действия руководителей производства и непосредственных исполнителей производственных операций как противоправные или правомерные.

Основной элемент объективной стороны преступлений, предусмотренных ст. 216 УК, - общественно опасное деяние, выражающееся как в действиях (нарушение правил безопасности производства строительных работ), так и в бездействии (игнорирование требований указанных правил). При установлении обстоятельств применительно к объективной стороне преступления действия лица (лиц), осуществляющего расследование, и эксперта-строителя распределяются следующим образом.

Следственным путем устанавливаются: место, время, условия происшедшего события;

этап строительного производства (производственной операции) или стадия эксплуатации строительного объекта, на котором (которой) произошел несчастный случай (авария);

источник возникновения опасных факторов (действия, их формирующие); момент возникновения и последовательность развития процесса, приведшего к негативным последствиям;

местонахождение потерпевшего (потерпевших), иных участников события, их действия до происшествия, в период его протекания и после случившегося;

местонахождение и действия лиц, подвергшихся угрозе травмирования, но избежавших его;

наступившие последствия;

условия (вещная обстановка) происшедшего несчастного случая; обстоятельства, внешние по отношению к расследуемому событию (температура воздуха, скорость ветра, иные природные и техногенные факторы, которые могли способствовать возникновению и развитию условий, влияющих на те или иные стороны происшедшего события);

технические (технологические) процессы, которые предшествовали производственным операциям, в ходе выполнения которых произошел несчастный случай, и производственные процессы, протекавшие в одно время с расследуемым событием в непосредственной близости от места происшествия.

Наличие состава преступления подлежит определению только при установлении факта самого события преступления, связанного с действиями (бездействием) того или иного лица (лиц). В связи с этим в ходе предварительного следствия собираются доказательства, позволяющие выяснить, было ли в действительности событие, ставшее предметом расследования, а также носило ли оно противоправный характер. Факт происшедшего несчастного случая (аварии) всегда очевиден, однако детали этого события, имеющие значение для следствия, могут быть, как правило, установлены только с помощью экспертных исследований.

Экспертным путем устанавливаются:

наличие (отсутствие) отступлений от требований специальных правил, регламентирующих вопросы безопасности в строительстве (СНиП, инструкции по охране труда для работников строительных профессий и пр.) на том производственной участке, где произошел несчастный случай;

наличие (отсутствие) отступлений от требований технической документации, в соответствии с которой осуществлялся процесс строительного производства (проекты производства работ (ППР), технологические карты и пр.). Указанная документация также подлежит проверке на соответствие требованиям специальных правил (на практике достаточно часто строительство ведется без ППР, что недопустимо, либо при отсутствии в имеющихся ППР обязательного раздела, включающего решения по безопасности труда);

были ли допущены указанные отступления вследствие ненадлежащих действий либо вследствие бездействия и в чем это выразилось;

наличие (отсутствие) причинной связи между отступлениями от требований специальных правил (если они были) и наступившими последствиями. При установлении наличия такого факта определяется вид причинной связи;

наличие и характер влияния условий (вещной обстановки) и внешних обстоятельств на возникновение и развитие исследуемого события. При этом учитывается, что разрушение строительных объектов (их фрагментов) может произойти от воздействия стихийных сил (оползней, наводнений, сейсмических колебаний грунта и пр.) и других случайных неблагоприятных факторов. Негативное воздействие могут оказывать: атмосферная влага - на свежевыложенную кирпичную кладку несущих конструкций, снег и наледь - на перекрытия строящихся или законсервированных объектов и пр. Возможна также неправильная эксплуатация возведенных зданий и строений, превышение проектных нагрузок на их конструкции, разрушающее воздействие проникающих в грунт кислот и других отходов химического производства, и т.д.;

роль потерпевшего (потерпевших), иных участников события в наступлении вредных последствий;

была ли возможность предвидеть и предотвратить происшедший несчастный случай (аварию).

Специфика обстоятельств, подлежащих установлению, зависит от вида выполняемых работ, в ходе которых произошло расследуемое событие. Так, если событие связано с обрушением конструкций в процессе их монтажа либо произошло вскоре после него, установлению подлежат следующие факты:

была ли соблюдена технологическая последовательность монтажа конструкций;

были ли приняты все необходимые меры по предварительному усилению либо временному укреплению монтируемых конструкций;

правильно ли осуществлялась их строповка, не были ли они расстропованы до их окончательного закрепления;

правильно ли они были установлены и закреплены;

соответствовали ли сами конструкции и средства их предварительного укрепления требованиям специальных правил, технических условий;

не осуществлялся ли монтаж строительных конструкций на свежую кладку, не преждевременно ли они были нагружены и пр.

Сходные обстоятельства устанавливаются и при несанкционированном обрушении демонтируемых и реконструируемых объектов. Дополнительно при этом выясняется:

какова была прочность, устойчивость реконструируемых и демонтируемых объектов;

были ли выявлены и усилены слабые (неустойчивые) фрагменты зданий, строений либо сооружений;

соответствовали ли применяемые способы и последовательность демонтажа конструкций предусмотренным специальными правилами;

не имеется ли в обрушившихся фрагментах строительного объекта «старых» деформаций и пр.

Специальные правила, регламентирующие вопросы безопасности труда в строительстве, устанавливают обязанность принятия мер по предотвращению вредных (негативных) последствий в случае появления опасности их наступления. Так, в случае возникновения угрозы безопасности и здоровью работников ответственные лица обязаны прекратить работы и принять меры по устранению опасности, а при необходимости - обеспечить эвакуацию людей в безопасное место [6, и. 58].

Если необходимые меры не были приняты, ответственность может быть вменена лицу (лицам), в чьи обязанности входило обеспечение безопасных условий труда на том: участке, где произошло негативное событие. Следует отметить, что последствия такого события могут вменяться в вину руководителям строительства и рабочим только при условии, что указанные лица имели возможность предотвратить опасные последствия. При отсутствии такой возможности ответственность не наступает, поскольку между поведением человека (его бездействием или ненадлежащими действиями) и опасным явлением будет отсутствовать причинная связь.

Устанавливая возможность предотвращения негативных последствий, эксперт-строитель должен изучить явления (процессы, события), предшествовавшие их наступлению (они, как правило, прямо или косвенно связаны с проектированием, возведением, эксплуатацией либо утилизацией зданий, строений и сооружений). Поскольку возможность предотвращения негативных последствий всегда устанавливается (во всяком случае должна устанавливаться) для последующего решения вопросов о причинной связи, целесообразно, чтобы данные о ее наличии или отсутствии содержались в заключении эксперта независимо от того, поставлен такой вопрос перед ним или нет.

Зачастую несчастный случай бывает обусловлен рядом неправомерных действий (бездействием), совокупностью отступлений от требований специальных правил. Тогда вопрос об их причинной связи с наступившими последствиями должен решаться не в «общем виде» применительно к расследуемому событию, а конкретно в отношении каждого отступления от указанных требований. Это требует соот

ветствующей конкретизации н при установлении возможности предотвращения события. В связи с тем, xITO опасная обстановка формируется в определенное время, установление такой возможности имеет большое значение, потому что и возможность предотвращения опасных событий имеет свои временные рамки. Их определение, как правило, требует специального расследования, которое должен инициировать эксперт-строитель, реализуя свое право на получение дополнительных данных.

Понятие опасности в данном случае следует подразделять на общую и конкретную [497, с. 370-380]. Общая не направлена на конкретное лицо (группу лиц), потенциальная ее «жертва» не индивидуализирована. Конкретную опасность характеризуют условия, действующие в отношении определенного лица (лиц). Деление понятия «опасность» на общую и конкретную имеет смысл в тех случаях, когда события, предшествующие наступлению вредных последствий, протекают так, что сначала возникает опасность общего характера, которая затем перерастает в конкретную. Такое деление позволяет структурировать решение экспертной задачи этого вида, т.е. последовательно изучить действия субъектов сначала в общей, а затем в конкретной опасной обстановке.

Субъектами данного преступления могут быть любые лица, достигшие шестнадцатилетнего возраста и обязанные соблюдать специальные правила: Это работники строительных организаций, а также иные лица, пребывание которых на территории производства строительных работ имеет санкционированный характер (экскурсанты, практиканты, командированные и пр.).

Посторонние лица, пострадавшие на территории строительной площадки либо в зоне проведения строительных работ за пределами ее территории, указанными субъектами не являются. Статья 216 УК, будучи бланкетной, отсылает к специальным правилам, знать которые должны участники производственного процесса и лица, так или иначе связанные с ним. Это долженствование не распространяется на лиц, не имеющих отношения к производимым работам,«тем более, что значительная их часть случайно, ввиду недосмотра администрации, попадает на территорию строек и не может быть отнесена к субъектам данного преступления» [211, с. 87].

Субъективная сторона характеризуется неосторожным (легкомысленным или небрежным) отношением к возможности причинения вреда здоровью людей и

строительным объектам. В этой части следственным путем устанавли- ваются:

данные о структуре управления строительной организацией с перечислением обязанностей каждого из должностных лиц, ответственных за обеспечение безопасных и безаварийных условий труда на тех производственных объектах (строительных площадках), где указанная организация выполняет работы;

состав производственного подразделения (звено, бригада, комплекс бригад и пр.), осуществлявшего те работы, в ходе выполнения которых произошел несчастный случай, с указанием обязанностей по обеспечению безопасных условий труда каждого работника данного подразделения;

данные, формально характеризующие уровень профессиональной подготовки указанных должностных лиц, инженерно-технических работников и рабочих (специальность, квалификация, стаж работы и пр.). C помощью эксперта (в ходе допроса) устанавливается их фактический профессиональный уровень и его соответствие выполняемым обязанностям;

лица, нарушившие нормы и: правила безопасности труда, которые обязаны были выполнять требования специальных правил в силу своего служебного положения или на основании специального распоряжения руководства организации;

наличие у этих лиц знания тех положений специальных правил, которые были нарушены (в ходе допроса с участием эксперта);

форма вины: неосторожность (легкомыслие или небрежность) либо умысел. Экспертным путем на основании имеющихся в деле документальных данных устанавливается сначала формальный уровень подготовки лица к выполнению определенных действий, связанных с происшедшим несчастным случаем (аварией); затем, когда после его допросах участием сведущего лица будет установлен фактический уровень его профессиональной подготовки, а также выяснены все существенные для дела обстоятельства несчастного случая (аварии), экспертом решается вопрос о том, была ли возможность у обвиняемых (подозреваемых) по делу предвидеть происшедшее событие, без чего субъективная сторона преступлений, предусмотренных ст. 216 УК, не может считаться полностью установленной.

«Предвидение последствий, - отмечает З.М. Соколовский, - это отражение в сознании человека тех объективных процессов, которые определяются закономерностями причинной связи; только познав эти закономерности, человек может предвидеть характер тех или иных собьшш, знать то, что произойдет в будущем»

9

видеть характер тех или иных событий, знать то, что произойдет в будущем» [497, с. 349]. Возможность предвидения для участника строительного производства складывается из ряда взаимосвязанных компонентов. Прежде всего, это образование, т.е. теоретические знания, которые приобретаются в соответствующем учебном заведении (вузе, колледже, профессионально-техническом училище и пр.). Далее - опыт практической работы, приобретаемый на производстве. Следует отметить, что программа подготовки специалистов высшего и среднего уровня включает в себя прохождение достаточно длительной производственной практики, где учащиеся овладевают навыками выполнения рабочих операций, знакомятся с условиями строительства, в том числе на деле познают необходимость соблюдения правил безопасности труда. Уже на этом этапе своего профессионального становления обучающиеся могут быть очевидцами, порой участниками аварийных ситуаций и уж во всяком случае всегда бывают проинформированы о негативных производственных событиях, происходивших когда-либо в данной строительной организации.

Очевидно, что процесс профессиональной (специальной) подготовки не прекращается с окончанием учебного заведения, он лишь меняет свою форму и преобразуется в курсы повышения квалификации для инженерно-технических и административных работников, сдачу экзаменов при повышении разряда по той или иной рабочей специальности и пр. [109]. Главную роль в формировании строителя независимо от круга его непосредственных обязанностей играет практическая деятельность - основной источник накопления профессионального опыта. Он складывается из стажа работы по определенной специальности на конкретной должности, прохождения различного рода обучения, подтверждения (на регулярной основе) способности исполнять те или иные обязанности (например, обязательная периодическая переаттестация) и пр. Сведения об этом опыте определяют основу суждений о том, мог ли обвиняемый, будучи непосредственным исполнителем (рабочим) либо лицом, осуществлявшим руководство тем или иным участком строительства или выполнением отдельной производственной операции, предвидеть негативное развитие событий. Специальная подготовка рабочих, инженерно-технического персонала, руководителей строительства предусматривает получение ими сведений об определенных закономерностях развития событий, напрямую связанных с процессами (либо сопутствующих им) проектирования, возведения, эксплуатации, разру- шешш, утилизации, реконструкции зданий, строений и сооружений. Эти сведения и дают возможность установить причинную связь событий. Уровень специальной подготовки лиц, занятых в строительстве, формирует круг явлений и событий, причинную связь между которыми может и должен предвидеть работник конкретной профессии и квалификации.

Иногда трудно разделить специальное предвидение и предвидение общее, однако это необходимо, поскольку даваемые экспертом ответы должны базироваться исключительно на специальных знаниях, но не на знаниях обыденных, житейских. В заключениях экспертов-строителей можно найти такие утверждения: «Пострадавший действовал неосторожно, так как, несмотря на наличие ограждения строительной площадки, он преодолел его и двигался в непосредственной близости от реконструируемого здания»; «Если ученик кровельщика К., не обладающий достаточным опытом работы на высоте, действовал неосмотрительно, то его наставник, рабочий В. с двадцатилетним стажем, должен был оградить его от воздействия опасных факторов». Постановка вопросов по приведенным обстоятельствам перед экспертом неправомерна, неправомерны будут и ответы на них: для их решения не нужны специальные знания - достаточно знаний общего характера, и такие вопросы должны решаться следователем и судом.

Как уже отмечалось, возможность специального предвидения опасных (вредных) последствий напрямую связана с производственным опытом лица, чьи действия подлежат экспертному исследованию. C точки зрения З.М. Соколовского, решение данного вопроса вне компетенции судебного эксперта, так как «рассмотрение возможностей предвидения последствий в процессе накопления опыта связано с такими изменениями личных качеств человека, учет и оценка которых не связаны со специальным познаниями» [497, с. 367]. Соглашаясь с приведенным положением, отметим, что исключением является прямое указание в специальных нормах и правилах на возможность самостоятельного выполнения некоторых видов работ при условии их производства совместно с наставником в течение определенного времени. Так, например, «все рабочие, в том числе выпускники профтехучилищ, учебно-производственных (курсовых) комбинатов, после первичного инструктажа на рабочем месте должны в течение первых 2-14 смен (в зависимости от характера работы, квалификации работника) пройти стажировку под руководством лиц, назначенных приказом (распоряжением, решением) по участку» [109, п. 7.2.4]. При

веденное требование обусловлено, с нашей точки зрения, не только тем, что за указанный период работник овладеет необходимыми навыками, но и тем, что он приобретет достаточный опыт, позволяющий ему предвидеть опасные последствия различных ситуаций, и если несчастный случай произошел с работником, не прошедшим обязательной стажировки, эксперт вправе констатировать отсутствие у него необходимой подготовки, позволяющей предвидеть происшедшее.

Следственным путем с участием эксперта (в ходе допроса) необходимо выяснить отношение обвиняемого (подозреваемого) к факту нарушения требований специальных правил и его последствиям, так как нарушение правил в ряде случаев допускается сознательно (лицо либо предвидит наступление таких последствий своего деяния, но без достаточных к тому оснований легкомысленно рассчитывает на их предотвращение, либо не предвидит возможности наступления последствий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть). На практике обвиняемые (подозреваемые) обычно считают маловероятным наступление вредных последствий, полагаясь на личный опыт или на опыт других лиц, отдавших распоряжение выполнить те или иные производственные операции с отступлением от требований специальных правил; на запас прочности, предусмотренный в проектах отдельных строительных конструкций, возводимых зданий (сооружений), грузоподъемных кранов и других механизмов; на определенные меры, принимаемые по предотвращению последствий, и т.д. В рассматриваемых обстоятельствах нельзя исключать того, что в действиях обвиняемого (подозреваемого) был оправданный (правомерный) производственный риск, под которым М.С. Гринберг понимает создание опасности в целях достижения общественно полезного производственного результата, который не может быть получен средствами, не связанными с риском [253, с. 32]. C его точки зрения, признаком правомерности оправданного производственного риска служит одновременное наличие следующих условий:

а) риск должен соответствовать значению поставленной цели;

б) цель не может быть достигнута без риска;

в) риск не должен переходить в заведомое причинение ущерба;

г) объектом риска, как правило, должны являться материальные, вещественные факторы. Во всех случаях, когда работника можно устранить из опасных производственных условий, он должен быть из них устранен.

Нарушение одного из этих четырех условий (эксцесс риска) исключает правомерность риска. Соответственно, эксцесс производственного риска не исключает ответственности за причинение ущерба и за обращение к рискованному действию, однако мотив и цель действия должны быть учтены судом при определении меры наказания [253, с. 95].

Вопрос об оправданности риска должен решаться с учетом данных, изложенных в заключении эксперта.

Производственный риск можно считать оправданным в тех случаях, когда руководитель строительства либо рабочий пренебрегают возможностью наступления негативных последствий в силу правильной (адекватной) оценки складывающейся ситуации, важности преследуемой цели при отсутствии разумной альтернативы совершенным действиями.

При правомерном риске отсутствует преступная самонадеянность, отсутствует вина и, следовательно, отсутствует состав преступления в целом [253, с. 122]. В условиях строительства действия, содержащие в себе отступления от требований; специальных правил и направленные на создание опасной обстановки, могут быть оценены, таким образом, как оправданный производственный риск в тех случаях, когда они имеют в своей основе прагматическое начало, точный расчет, аргументированное обоснование.

В практической деятельности автора данной работы (при производстве судебных строительно-технических экспертиз) не было случаев, когда в действиях обвиняемого (подозреваемого) усматривался бы оправданный риск, однако вероятность его существует, что требует пристального рассмотрения обстоятельств каждого несчастного случая именно в этом аспекте.

Само по себе нарушение правил может быть допущено сознательно и по неосторожности, однако при отсутствии таких последствий, как смерть человека, причинение его здоровью тяжкого или средней тяжести вреда, иных тяжких последствий (причинение крупного материального ущерба, значительного ущерба окружающей среде и т.д.), содеянное не является уголовно наказуемым. При наличии же таких последствий общая характеристика преступления - неосторожное - определяется виновным отношением к последствиям. При умысле в отношении перечисленных последствий содеянное следует квалифицировать как иное, более тяжкое умышленное преступление, например как преступление против личности [290, с. 524-525].

В соответствии с уголовно-процессуальным законом судебная экспертиза может проводиться до возбуждения уголовного дела (ч. 4 ст. 146 УПК) , в ходе предварительного расследования (ст. 195 УПК), судебного производства (ст. 283 УПК) и рассмотрения дела в судах апелляционной и кассационной инстанций (ч. 5 ст. 365, ч. 4 ст. 377 УПК). До возбуждения уголовного дела ее назначение бывает обусловлено, в частности, необходимостью безотлагательного закрепления следов преступления.

Судебную строительно-техническую экспертизу по делам, связанным с авариями, разрушениями и несчастными случаями в строительстве (ст. 216 УК), как правило, следует назначать до возбуждения уголовного дела. Это обусловлено следующим. Во-первых, производственный процесс требует продолжения работы, что влечет за собой изменение вещной обстановки происшествия. Во-вторых, известно стремление руководителей производства принять меры к устранению недостатков (отступлений от требований действующих норм и правил), допущенных на том участке, где произошло подлежащее расследованию событие. В-третьих, сам факт происшествия свидетельствует о наличии опасной ситуации, которая может иметь тенденцию к развитию, что требует ее оценки, а также планирования и выполнения действий, направленных на ее локализацию и ликвидацию. На строительных площадках, где создана и функционирует система охраны труда, это происходит автоматически, без какого-либо стороннего вмешательства. Иначе может обстоять дело в тех случаях, когда работы выполняются непрофессиональными исполнителями при отсутствии надлежащего руководства (например, разборка ветхих строений военнослужащими без проекта производства работ, без какого-либо инструктажа и опыта выполнения подобных работ). В подобных ситуациях внешнее вмешательст-

Следует отметить, что в связи с неопределенностью содержания ч. 4 ст. 146 УПК отношение специалистов к возможности назначения судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела неоднозначно, тем не менее в специальной литературе отражено и положительное решение данного вопроса, например, в такой форме: «наиболее часто экспертизы назначаются в ходе предварительного расследования. Но если принятие решения о возбуждении уголовного дела невозможно без производства экспертизы, она может быть назначена до возбуждения уголовного дела [262, с. 151].

во необходимо, и оно может осуществляться следователем прокуратуры (ч. 2 ст. 151 УПК) с участием сведущего лица, в частности эксперта.

Следует отметить, что в соответствии со ст. 150 УПК в перечне уголовных дел о преступлениях, по которым проводится дознание, отсутствуют дела о преступлениях, предусмотренных ст. 216 УК. Вместе с тем неотложные следственные действия при наличии признаков преступления, предусмотренных ст. 216 УК, производят, возбудив уголовное дело:

командиры воинских частей и соединений, начальники военных учреждений и гарнизонов - по уголовным делам о преступлениях, совершенных военнослужащими, гражданами, проходящими военные сборы, а также лицами гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, в связи с исполнением ими своих служебных обязанностей или в расположении части, соединения, учреждения, гарнизона;

начальники учреждений и органов уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации - по уголовным делам о преступлениях, совершенных сотрудниками соответствующих учреждений и органов, а равно о преступлениях, совершенных в расположении указанных учреждений и органов иными лицами (ст. 157 УПК).

Согласно действующему процессуальному законодательству (применительно к делам рассматриваемой категории) следователь, прокурор и суд в пределах своих полномочий вправе избрать обвиняемому одну из мер пресечения, предусмотренных УПК, при наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый:

1) скроется от предварительного следствия;

2) может заниматься преступной деятельностью;

3) может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожать доказательства либо иным путем: препятствовать производству по уголовному делу (ст. 97 УПК).

К названным мерам пресечения можно отнести: подписку о невыезде, личное поручительство, залог, домашний арест, заключение под стражу (ст. 98 УПК).

Потенциальные виновники только что произошедшего несчастного случая (аварии), как правило, не скрываются - в их действиях нет умысла, и предварительно ими не разрабатывается какой-либо план подготовки, совершения и сокрытия содеянного. Зафиксировать же обстановку места события, установить лиц, в

результате ненадлежащих действий (бездействия) которых оно произошло, определить меры, направленные на ликвидацию опасной обстановки, невозможно без осмотра места происшествия «по горячим следам». В отношении лиц, признанных в установленном порядке обвиняемыми, на практике применяется лишь такая мера пресечения, как подписка о невыезде, и они могут оказывать воздействие на свидетелей, иных участников судопроизводства, прилагать усилия к изменению обстановки несчастного случая, фальсификации документов, свидетельствующих об их ненадлежащих действиях в процессе производства, и пр. Все это обусловливает целесообразность проведения в рассматриваемых ситуациях незамедлительных следственных действий, включая осмотр места происшествия с предварительным назначением судебной строительно-технической экспертизы.

Следует отметить, однако, что проведение сотрудниками межрайонных прокуратур (МПР) проверок по сообщениям о преступлениях рассматриваемой категории в установленные законом сроки является скорее исключением, а не правилом. Анализ материалов (г. Москва, 1998-2002 г.г.) показал, что предусмотренные ч.ч. 1 и 5 ст. 144 УПК сроки соблюдаются лишь в 16 % случаев. В 14 % случаев от начала проверки до возбуждения уголовного дела проходит от 10 до 30 дней, в 41 % случаев - от 1 до 3 месяцев, а в 29 % - от 3 до 6 месяцев и более. Это обстоятельство существенно усложняет расследование и является одной из причин его прекращения.

Установлено, что 55 % сообщений о несчастных случаях при производстве строительных работ проверялись работниками органов дознания МВД, которые по окончании проверки направляли собранные материалы в прокуратуру для принятия решения. Так, 25 октября 1999 г. при производстве монтажных работ был тяжело травмирован монтажник Е. Сообщение о травматическом случае поступило в ОВД «Южное Бутово» в тот же день. Начальник ОВД, не сообщив о происшествии в Зюзинскую МРП, дал указание участковому инспектору провести проверку сообщения самостоятельно. Участковый инспектор получил объяснения у очевидцев происшествия, истребовал выписки из журналов инструктажей на рабочем месте и справку о степени тяжести телесных повреждений и только после этого передал материалы в прокуратуру для принятия решения (уголовное дело № 262915).

По полученным данным, в 97 % случаев, рассматривая сообщения о несчастных случаях в строительстве, следователи и помощники прокуроров выносили постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Как правило, основанием для таких решений являются данные о действиях или бездействии потерпевшего как о противоречащих требованиям правил охраны труда. Имеются в виду случаи, когда пострадавший, будучи обученным и проинструктированным о безопасных приемах ведения работ, по своей инициативе нарушил указанные правила (выполнял работы в состоянии опьянения, без средств индивидуальной защиты при реальной возможности их использования и пр.), а должностные лица, обязанные контролировать соблюдение правил пострадавшим, объективно не могли предупредить или пресечь допускаемые нарушения, а также случаи несоблюдения пострадавшим, не обученным и не проинструктированным о безопасных приемах труда, элементарных требований безопасности и личной осторожности.

В ряде случаев мотивировка принятого решения прямо противоречит документальным данным об обстоятельствах произошедшего. Так, при проверке сообщения о травматическом случае с монтажником Я. следователь отказал в возбуждении уголовного дела, мотивируя свое решение тем, что прораб и начальник участка объяснили несчастный случай неосторожностью самого потерпевшего, хотя из собранных материалов следовало, что событие произошло вследствие допущенных отступлений от требований правил производства монтажных работ, выразившихся в расстроповке щитов опалубки до их закрепления [82, с. 1-2].

Когда уголовное дело возбуждается и расследуется, то по окончании выполнения этих действий материалы дела с обвинительным заключением (по окончании дознания - обвинительный акт) в установленном порядке направляются прокурору, затем в суд. В судебном порядке могут разбираться также заявления пострадавших от несчастного случая или их законных представителей, а также иных лиц, опротестовывающих решения комиссий по расследованию несчастных случаев на производстве. По окончании судебного производства составляется и провозглашается приговор, который может быть обжалован в апелляционной и кассационной судебных инстанциях; вступивший в законную силу приговор может быть обжалован в суде надзорной инстанции. На всех стадиях судопроизводства - от проведения следственных действий, предшествующих возбуждению уголовного дела, до его рассмотрения в апелляционной и кассационной судебных инстанциях - может быть назначена судебная строительно-техническая экспертиза. На практике это осуществляется в тех случаях, когда:

в материалах уголовного дела имеются противоречивые данные об обстоятельствах происшедшего при производстве строительных работ несчастного случая (аварии, разрушения строительного объекта);

в деле нет акта комиссии по расследованию происшествия или заключения государственного инспектора труда;

о проведении экспертизы обоснованно, с точки зрения следователя или судьи, ходатайствует обвиняемый, подозреваемый или потерпевший;

в акте комиссии по расследованию несчастного случая (аварии, разрушения строительного объекта) или заключении инспектора труда не были разрешены отдельные существенные вопросы, или они противоречивы, либо обоснованно, C точки зрения следователя или судьи, оспариваются обвиняемым, подозреваемым либо потерпевшим;

в процессе расследования возникли новые версии о механизме, причинах и обстоятельствах происшедшего;

в иных ситуациях, когда в ходе расследования либо судебного разбирательства дела возникает потребность в специальных знаниях в области строительства [492, с. 18].

В таких случаях выносится постановление о назначении судебной экспертизы. Структурно его можно разделить на три части: вводную (указываются место, дата вынесения, орган (лицо), назначивший экспертизу, инициатор ее назначения), установочно-описательную (излагаются обстоятельства дела, имеющие отношение к предмету экспертизы, с выделением тех из них, доказывание которых требует использования специальных знаний, а также поводов и оснований назначения экспертизы) и постановляющую, в которой отражаются факт назначения экспертизы, ее название; наименование учреждения (организации, фирмы и пр.); адресат назначения либо фамилия и инициалы конкретного сведущего лица; вопросы, поставленные на разрешение эксперта; материалы дела, представляемые эксперту непосредственно; место несчастного случая и (или) аварии (опосредованная форма представления объекта экспертизы для исследования); срок производства экспертизы, место ее проведения (в суде или вне суда); поручение провести разъяснение прав и обязанностей эксперта, изложенных в ст. 57 УПК, с указанием лица, которому надлежит провести эти разъяснения; предупреждение эксперта об уголовной ответственности, предусмотренной ст.ст. 307 и 310 УПК. Постановление должно

быть подписано лицом (лицами), назначившим экспертизу; подпись (подписи) скрепляется соответствующей печатью.

При назначении комплексной, комиссионной, дополнительной или повторной экспертизы в установочно-описательной части излагаются основания назначения применительно к каждому их виду.

Дополнительная (ч. 1 ст. 207 УПК) и повторная (ч. 2 ст. 207 УПК) могут быть назначены только после проведения первоначальной экспертизы. По принятой на практике терминологии первая экспертиза по отношению к дополнительной считается основной, по отношению к повторной - первоначальной или предшествующей. Указанные названия в определенной мере условны, т.к. повторная экспертиза может быть не только второй, но и последующей по счету и, соответственно, ей могут предшествовать вторая и последующие экспертизы.

Основания назначения дополнительной экспертизы - недостаточная ясность или (и) полнота ранее данного заключения, обусловленная тем, что эксперт сузил объем задания, исследовал не все объекты, не на все вопросы ответил, либо какие- то вопросы, имеющие значение для дела, не были перед ним своевременно поставлены. Дополнительная экспертиза назначается также при возникновении новых вопросов.

Основное отличие дополнительной экспертизы от повторной - решение новых вопросов (решенные вопросы под сомнение не ставятся, выводы эксперта не перепроверяются. Поэтому ее проведение может быть поручено тому же эксперту (экспертам). От новой экспертизы дополнительная отличается тем, что решаемые ею вопросы связаны с ранее решенными, и эксперт не проводит заново все исследования, используя некоторые результаты ранее проведенных. Если же вновь назначаемая экспертиза никак не связана с предыдущей, то она будет не дополнительной, а новой, самостоятельной экспертизой.

Основание назначения повторной экспертизы - сомнения в обоснованности

ранее данного заключения. При ее производстве заново решаются те же вопросы,

1 *< .

, что* и при предшествующей, поскольку выводы эксперта вызывают сомнения по существу. Поэтому повторную экспертизу может проводить только другой эксперт. Сомнения в обоснованности заключения эксперта возникают в случаях, когда выводы заключения логически не вытекают из результатов (промежуточных и окончательных) проведенного исследования, в случае его неполноты либо когда используемые сведущим лицом методы, методики и средства недостаточно надежны и тлі. Сомнения в правильности заключения эксперта возникают в виду противоречий в выводах эксперта или экспертов, а также когда оно противоречит другим доказательствам, собранным по делу. Производство повторной экспертизы поручается, как правило, более квалифицированному эксперту или комиссии экспертов. Процессуальный порядок производства дополнительной и повторной экспертиз такой же, как и основной (первоначальной); для их производства помимо объектов и других материалов, должны быть предоставлены заключения предшествующих экспертиз [291, с. 75-76].

Основным признаком комиссионной экспертизы (ст. 200 УПК) является участие в ее производстве нескольких экспертов. Существует две разновидности этого вида экспертизы - проводимая экспертами одной специальности и в производстве которой участвуют эксперты разных специальностей. Последняя именуется ком- тексной (ст. 201 УПК). Комиссионный характер экспертизы определяют как орган (лицо), назначающий экспертизу, так и руководитель СЭУ. На практике чаще всего комиссионно проводятся сложные и многообъектные экспертизы (например, когда исследованию подлежит комплекс зданий, строений, сооружений; земельные участки большой площади и сложной конфигурации). В комиссионном порядке осуществляется производство большинство повторных экспертиз. Вопрос о проведении комиссионной экспертизы несколькими СЭУ либо СЭУ и иными организациями (научно-исследовательскими институтами, проектными мастерскими и пр.) может быть решен только органом или лицом, назначившими экспертизу. Они же определяют ведущее учреждение (организацию, институт и пр.). Как правило, ведущим назначается Государственное судебно-экспертное учреждение. Если необходимость в такой экспертизе выявляется в ходе производства экспертизы, проводимой в одном СЭУ (ином учреждении, организации и пр.), то его руководитель обращается с соответствующим ходатайством к органу или лицу, назначившим экспертизу. Комиссия экспертов коллегиально определяет характер необходимых исследований, их цели, содержание и последовательность. Вместе с тем каждый эксперт - член комиссии при проведении исследований и формулировании выводов независим и самостоятелен. Руководит работой комиссии эксперт-организатор, назначаемый руководителем экспертного либо иного учреждения. Не обладая никакими преимуществами при решении вопросов по существу, не отличаясь по своему

процессуальному положению от остальных экспертов, он выполняет организационные функции - руководит совещанием экспертов, контролирует сроки производства экспертизы и т.п. и одновременно выступает в качестве эксперта - члена комиссии.

Эксперты одной специальности - члены комиссии могут проводит исследования совместно или раздельно, при этом каждый из них проводит исследования в полном объеме. После завершения исследований полученные результаты обсуждаются совместно на совещании комиссии; в рабочем порядке коллегиально обсуждаются промежуточные результаты исследований и другие вопросы, возникающие в ходе производства экспертизы. По результатам исследований составляется единое заключение либо сообщение о невозможности дачи заключения - если эксперты приходят к общему мнению. В случаях разногласия по существу решаемых вопросов каждый эксперт может дать отдельное заключение, либо отдельное заключение дает эксперт или группа экспертов, не согласные с другими. Орган или лицо, назначившее экспертизу, получив такие заключения, оценивают их по общим правилам и могут принять или отвергнуть любое из них либо назначить повторную экспертизу [291].

Основной признак комплексной экспертизы - участие в ее производстве представителей разных экспертных специальностей или узких специализаций (профилей), неодинаковость их компетенции. Разграничение функций экспертов при производстве комплексной экспертизы выражается в том, что каждый эксперт проводит исследования только в рамках своей компетенции, например, при комплексной строительно-бухгалтерско-экономической экспертизе, назначаемой по уголовным делам о незаконном предпринимательстве (ст. 171 УК) в сфере строительства, экс- пертами-строителями может быть определено количество и стоимость материалов, конструкций, изделий и выполненных работ при возведении строительного объекта либо их комплекса; экспертами-экономистами при этом проводится анализ бухгалтерской отчетности об освоении средств, выделенных под строительство. По итогам этих исследований каждый эксперт формулирует промежуточные выводы. После проведения всех исследований эксперты обсуждают полученные результаты и формулируют общие (конечные) выводы - ответы на поставленные вопросы. Причем в формулировании этих выводов могут принимать участие не все эксперты, а только компетентные в общем предмете исследования. Эксперты узких специальностей (например, эксперты-строители, исследовавшие используемые при строительстве материалы и изделия на предмет их принадлежности к определенному виду, классу или группе с последующей целью определения их стоимости) в таком формулировании не участвуют, их роль ограничивается дачей промежуточного вывода.

Каждый эксперт, принимавший участие в производстве комплексной экспертизы, несет ответственность только за те выводы, в формулировании которых он участвовал. Организация работы комиссии экспертов разных специальностей осуществляется по общим правилам комиссионной экспертизы, которые были изложены выше. В случае возникновения разногласий каждый из экспертов , участвовавших в производстве экспертизы дает отдельное заключение по вопросам, вызвавшим разногласие. При назначении межведомственной комплексной экспертизы (строительно-экологической, строительно-материаловёдческой) в постановлении (определении) о ее назначении, должно быть указано, каким учреждениям (организациям) поручается ее производство, какое из них является ведущим. По получению постановления (определения) руководители этих учреждений (организаций) формируют группу экспертов, выделяя необходимое число специалистов, а руководство ведущего учреждения (организации) возлагает на одного специалиста функции эксперта - организатора группы [47].

Судебная экспертиза в гражданском процессе должна быть назначена по требованию любой из сторон (условно обязательное назначение предусмотрено законом) при возникновении спора между заказчиком строительства и подрядчиком по поводу недостатков выполненной работы или причин их возникновения (ч. 5 ст. 720 ГК). Если такое требование не заявлено, экспертиза может быть назначена (обязательное назначение законом не предусматривается) при рассмотрении споров между подрядчиком и заказчиком по поводу причины гибели или повреждения строительного объекта (ст.ст. 741, 742 ГК), качества выполненной работы, причин возникновения и развития дефектов строительства, их возможных последствий (ст.ст. 710, 713, 715, 716, 721, 723, 724, 737, 748, 753, 754, 757, 761, 762 ГК).

Если возникает необходимость в установлении наличия (отсутствия) отступлений от градостроительных и строительных норм и правил и их характера, суд может обратиться к помощи эксперта-строителя при решении вопроса о возможности признания права собственности на постройку за лицом, осуществившем ее самовольное возведение (ст. ст. 222, 263 ГК), а также вопросов, связанных с безопасностью ведения строительных работ (ст. 751 ГК).

Широко распространено на практике проведение ССТЭ при рассмотрении споров о праве собственности на недвижимость в жилищной сфере, решении вопросов, связанных с разделом недвижимого имущества, находящегося в долевой и совместной собственности, и выделом из него доли (ст.ст. 252,254,258 ГК).

Специальные строительно-технические знания необходимы при установлении в судебном порядке факта наличия недостатков строительства, причин их возникновения и развития, возможности использования строительных объектов (применительно к гражданскому судопроизводству, например, индивидуальных жилых домов, дачных домиков) в соответствии с их функциональным назначением и определении величины затрат, необходимых для устранения выявленных недостатков.

Перечень судебных ситуаций, требующих своего разрешения с помощью специальных строительно-технических знаний этим, разумеется не исчерпывается. Судами первой инстанции экспертиза назначается в следующих ситуациях: по возбужденному гражданскому делу до судебного разбирательства; в порядке обеспечения доказательств; при судебном разбирательстве дела; при выполнении судебного поручения.

По возбужденному гражданскому делу до его разбирательства экспертиза может быть назначена как по инициативе суда, так и сторон по делу. В том случае, если экспертиза назначается по инициативе суда, наличие ходатайства стороны (сторон) о ее назначении не является обязательным (ч. 2 ст. 96 ГПК, ч. 1 ст.187 ГПК). На время проведения экспертизы производство по делу в соответствии со ст. 216 ГПК может быть приостановлено (данное положение распространено и на период судебного разбирательства).

В порядке обеспечения доказательств (ст. 64 ГПК) экспертиза может быть назначена как тем судом, в котором рассматривается дело, так и судом, на территории деятельности которого должны быть произведены процессуальные действия по обеспечению доказательств. Например, если по месту жительства (в городе) в районном (межмуниципальном) суде рассматривается гражданский спор о разделе имущества, совместно нажитого супругами, а находящееся в их общей собственности домовладение расположено в другом городе, то один из супругов может обратиться в суд по месту нахождения этого объекта недвижимости для его экспертного исследования на предмет реального раздела между собственниками.

В процессе судебного разбирательства может быть назначена как первичная, так и дополнительная или повторная экспертизы. Назначение экспертизы возможно и при подготовке дела к судебному разбирательству. Это следует из содержания ст.152 ГПК, в соответствии с которой в ходе предварительного слушания стороны имеют право заявлять ходатайства, которые могут иметь своей целью назначение и проведение экспертизы для получения доказательств, которые сторона считает необходимым предоставить суду [262, с. 292]. По результатам проведения такой экспертизы могут быть уточнены исковые требования стороны, например в случаях, когда предметом спора является величина материального ущерба, понесенного истцом в связи с заливом его квартиры.

Как правило, судебные строительно-технические экспертизы в силу необходимости проведения натурных исследований объекта спора, а также выполнения значительного объема расчетов с использованием различного рода справочной и нормативно-технической литературы, не может быть проведена в здании суда. Это обусловливает необходимость приостановления производства по делу до получения заключения эксперта.

Экспертиза может быть назначена в соответствии со ст. 62 ГПК судом и по поручению другого суда - также в ситуациях, когда строительный объект территориально удален от суда, либо в другом городе осуществляют свою деятельность эксперты той узкой специализации, которой не обладают «местные» эксперты. Адрес проживания заказчика и юридический адрес, по которому зарегистрирована строительная организация могут быть «привязаны» к одному населенному пункту, а строительство осуществляться в другом, являющимся, например, зоной обслуживания иного территориального подразделения системы судебно-экспертных учреждений Минюста России. Сотрудники этого подразделения обладают всеми знаниями и навыками, необходимыми для решения поставленных судом вопросов; более того, они имеют базу данных, учитывающую местную специфику ценообразования, чего нет у экспертов, территориально близких суду и сторонам. Такая ситуация идеальна для того, чтобы суд (судья), в производстве у которого находится де- ло, поручил соответствующему суду провести необходимую экспертизу. Подобные варианты, с точки зрения специалистов, «вполне возможны и допустимы с учетом того, что в соответствии с ч. 2 ст. 79 ГПК стороны вправе ходатайствовать о проведении экспертизы в конкретном судебно-экспертном учреждении или поручении ее конкретным экспертам» [262, с. 293].

При заочном производстве экспертизы сохраняется тот же порядок выполнения действий, т.к. в соответствии со ст. 234 ГПК рассмотрение дела в порядке заочного производства суд проводит судебное заседание в общем порядке. Это относится и к исследованию доказательств, множество которых включает в себя заключения и разъяснения экспертов, консультации и пояснения специалистов.

При аппеляционном производстве по жалобе или представлении на решение мирового судьи вопрос об экспертизе может возникнуть по инициативе одной из сторон (ст. 322 ГПК). При рассмотрении дела судом аппеляционной инстанции, которая проводится по правилам производства в суде первой инстанции (ч. 2 ст. 327 ГПК) участие эксперта и специалиста будут регулироваться ст. ст. 187, 188 ГПК. Суд (судья) устанавливая новые факты и исследуя новые обстоятельства (ч. 3 ст. 327 ГПК), может потребовать привлечения к делу экспертизы или консультации специалиста.

При рассмотрении дела в суде кассационной инстанции проведение судебного заседания осуществляется по правилам суда первой инстанции (ст. 350 ГПК). При этом оцениваются наряду с прочими доказательствами заключение эксперта (ов), консультации специалистов, имеющиеся в деле, а также документы, представленные в качестве дополнительных доказательств, если суд признает, что они не могли быть представлены стороной в суд первой инстанции (ст. 347 ГПК).

Суд надзорной инстанции (ст. 377 ГПК) рассматривая надзорную жалобу или представление прокурора, может по результатам рассмотрения надзорной жалобы истребовать дело, если имеются сомнения в законности судебного постановления (п. 1 ч. 2 ст. 381 ГПК). Если основанием для отмены судебного постановления суда первой, второй и надзорной инстанции являются процессуальные нарушения при проведении экспертизы, это потребует проведение новой экспертизы для решения тех же вопросов. Основанием для пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам может служить заведомо ложное заключение эксперта (п. 2 ч. 2 ст. 392 ГПК). Если суд на этом основании отменит решение суда, то новое рассмотрение дела также будет связано с необходимостью нового производства экспертизы, предпочтительно комиссионной [262, с. 330].

Понятие комиссионной экспертизы, особенности ее производства и оформления заключения - такие же, как и в уголовном судопроизводстве. То же самое можно сказать и в отношении дополнительной и повторной экспертиз, за тем лишь исключением, что в ст. 87 ГПК отсутствует такое основание назначения дополнительной экспертизы, как возникновение новых вопросов (на практике оно приравнивается к неполноте данного заключения).

О назначении экспертизы суд выносит определение (ст. 80 ГПК). Определение о назначении экспертизы выносится судом в совещательной комнате (ст. 224 ГПК). В этом определении должно быть указано: наименование суда; дата назначения экспертизы; наименование экспертизы; факты, для подтверждения или опровержения которых назначается экспертиза; вопросы, поставленные перед экспертом, фамилия, имя, отчество эксперта либо наименование экспертного учреждения, которому поручается проведение экспертизы; предоставленные эксперту материалы и документы для сравнительного исследования; особые условия обращения с ними при исследовании, если они необходимы; наименование стороны, которая проводит оплату экспертизы.

В определении также указывается, что эксперт предупреждается об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Если экспертизы поручается судебно-экспертному учреждению, то специалиста этого учреждения должен предупредить руководитель учреждения. Указание на этот счет также содержится в определении суда.

Следует отметить, что данные, необходимые для проведения исследований в определении о назначении экспертизы по гражданским делам не всегда обладают должной полнотой. Так, порой спорные строения вообще не упоминаются, при том, что это указание имеет не только информационное, но и процессуальное значение: лишь таким путем их можно предоставить в распоряжение эксперта. Кроме этого, получая в установленном порядке (даже опосредовано) объекты от суда, эксперт несет ответственность за их сохранность, что предопределяет выбор им тех или иных методов исследования. При отсутствии упоминания строений в определении эксперт формально свободен от такой ответственности, что недопустимо.

Определение о назначении ССТЭ адресовано не только к эксперту, но и владельцу (пользователю), арендатору спорного строения (земельного участка), оно является для него своего рода предписанием не чинить препятствий экспертному осмотру и исследованию. В то же время в определении нередко не указывается адрес подлежащего осмотру домовладения, а в случаях, когда спорящим сторонам принадлежит только его часть, она никак не обозначается.

К распространенным недостаткам относится также отсутствие в определении о назначении ССТЭ указания долей, в соответствии с которыми должен быть произведен раздел имущества, притом что сведения такого характера содержатся в различных документах, составляющих материалы дела, и нередко противоречат друг другу.

Достаточно часто в состав подлежащего разделу имущества входят строения, возведенные без соответствующих разрешений (самовольно возведенные строения). Определение возможности их раздела связано с рассмотрением не только технического, но правового аспекта - возведение объектов без разрешения на строительства является отступлением от требований законодательства Российской Федерации о градостроительстве, за которые предусмотрена административная ответственность (ст. 66 Градостроительного Кодекса РФ). Суд в таких случаях должен оговорить, следует ли рассматривать такой объект в качестве элемента домовладения (на это у суда могут быть только известные ему основания) или нет. На практике необходимость такого указания в определении, как правило, игнорируется, что влечет за собой подготовку экспертом и направление в адрес суда соответствующих ходатайств. Это, в свою очередь, увеличивает сроки судопроизводства по гражданским делам.

В арбитражном судопроизводстве порядок назначения экспертизы с момента вступления в силу нового АПК (2002 г.) претерпел существенные изменения. По ранее действующему АПК (1995 г.), в соответствии с ч. 1 ст. 66 назначение экспертизы судом осуществлялось только по ходатайству сторон. При этом была явно преувеличена роль принципа состязательности и не предусмотрено нормы, представляющей арбитражному суду права в необходимых случаях назначить экспертизу по своей инициативе. В практике арбитражного судопроизводства возникали трудности разрешения сложных дел, когда стороны не заявляли ходатайств о проведении экспертизы из-за экономических соображений, а суд не мог по своей инициативе ее назначить ввиду отсутствия правовой нормы. В то же время без заключения эксперта дело разрешить правильно не представлялось возможным. Создавалась ситуация «замкнутого круга» [438]. Новый АПК это положение существенно изменил, предоставив суду возможность назначать экспертизу по своей инициативе (ст. 82). При этом законодатель перечислил ряд ситуаций, когда такая возможность подлежит реализации. Особое значение имеет право суда назначить экспертизу, если это предписано законом. Согласно ч. 1 ст. 82 АПК экспертиза назначается для разъяснения вопросов, требующих специальных знаний. В соответствии со ст. 68 АПК, обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться другими доказательствами. Такие обстоятельства, в частности, формируются в судебных ситуациях, требующих своего разрешения при использовании специальных знаний эксперта (специалист, повторимся, как процессуальная фигура, этим Кодексом не предусмотрен). Следовательно, заключение эксперта и будет тем доказательством, которое нельзя заменить никаким иным доказательством. Таким образом, «суд (судья) практически в каждом случае может назначить экспертизу по своей инициативе» [262, с. 340].

Учитывая то обстоятельство, что экспертные строительно-технические исследования по делам, рассматриваемым в арбитраже, как правило, являются весьма длительными (если в гражданском судопроизводстве объекты спора - индивидуальные, т.е. относительно некрупные здания и строения, то в арбитражном, напротив - промышленные и административные строительные объекты - внушительных габаритов и сложности), назначать экспертизу следует на самых ранних стадиях процесса, т.е. при подготовке дела к судебному разбирательству (гл. 14 АПК). Уже на этом этапе суд вправе разрешить вопросы о назначении экспертизы и вызвать в судебное заседание экспертов (п. З, ч. 1 ст.135 АПК).

В арбитражном процессе, также как и в гражданском, экспертиза может назначаться и проводиться в порядке обеспечения доказательств и по поручению суда. Так, в соответствии со ст. 72 АПК, лицо, участвующее в деле и опасающееся, что представление в арбитражный суд необходимых доказательств станет невозможным, вправе обратиться в этот же суд с заявлением об обеспечении этих доказательств. Применительно к судебной строительно-технической экспертизе это может быть в тех ситуациях, когда в ходе возведения строительного объекта опре-

деленные, существенные для дела его стороны (свойства) могут быть скрыты выполняющимися работами. Прежде всего это фундаменты, инженерные коммуникации, электросети и пр. Проведение экспертизы в порядке обеспечения доказательств в определенные судом сроки, в данном случае, позволят зафиксировать и исследовать результаты выполненных строительных работ, являющиеся предметом арбитражного спора.

Судебное поручение провести экспертизу может быть осуществлено в двух случаях:

когда объекты экспертного исследования находятся на территории другого субъекта Российской Федерации;

когда эксперты или экспертное учреждение, в штате которого имеются сведущие лица, обладающие достаточно узкой специализацией, необходимой для проведения конкретных строительно-технических исследований, осуществляют свою деятельность на территории другого субъекта Российской Федерации.

Экспертиза в арбитражном судопроизводстве может осуществляться не только по исковым делам, но и по делам, возникающим из административных и иных публичных отношений. Эти дела рассматриваются по общим правилам искового производства (ч. 1 ст. 189 АПК), поэтому порядок назначения и производства экспертизы здесь такой же.

При рассмотрении дел в апелляционной и кассационной инстанциях экспертиза также может быть проведена, так как эти дела рассматриваются по правилам суда первой инстанции (ст.ст. 266, 284 АПК). Назначение экспертизы возможно и при рассмотрении дела по вновь открывшимся обстоятельствам. Одно из таких обстоятельств - заведомо ложное заключение эксперта (ч. 2 ст. 311 АПК). Отменив в этой связи решение суда, основанное на этом заключении, кассационный суд направляет дело в этот же суд для нового рассмотрения (ч. 2 ст. 317 АПК). Разумеется, что при этом в судебном акте суда, отменившего решение, будет содержаться указание на необходимость проведения новой экспертизы для установления обстоятельств, имеющих значение для дела [262, с. 359].

О назначении экспертизы суд выносит определение. По своему содержанию оно мало чем отличается от соответствующего определения, выносимого судами общей юрисдикции. Определенным исключением является предусмотренное ч. 4 ст. 82 АПК указание суда на сроки проведения экспертизы. «Без консультации с экспертом - справедливо отмечает ряд авторов - едва ли возможно, даже по аналогии с уже проводившимися подобными экспертизами, установить период времени, который потребуется для проведения экспертного исследования. Значит, реально выполнить требования закона, чтобы суд определил срок, в течении которого должна быть выполнена экспертиза, едва ли возможно» [262, с. 344]. К этому следует добавить, что и консультация сведущего лица не всегда здесь может быть достаточно эффективной. Проведение экспертизы, как правило, требует значительного количество технических документов (проектных, исполнительных и пр.). На практике предоставляются они эксперту не в полном объеме и в силу различных причин не восполняются даже после заявления соответствующих ходатайств. В зависимости от того, какие именно документы «недополучил» эксперт, сроки производства экспертизы продлеваются на различные периоды времени: обусловливается это необходимостью проведение дополнительных натурных исследований. Прогнозировать при назначении экспертизы на предмет: какие документы стороны по делу «найдут», а какие — нет, весьма затруднительно. Все это говорит о том, что данное положение ст. 82 АПК не обосновано и не может быть реализовано на практике.

Назначение дополнительной и повторной (ст. 87 АПК), комплексной (ст. 85 АПК) и комиссионной (ст. 84 АПК) экспертиз осуществляется в том же порядке, что ив ГПК.

Следует сказать о недопустимой с процессуальной точки зрения устойчиво складывающейся тенденции уклонения арбитражных судей от выполнения процедуры приобщения тех или иных документов к материалам дела и перекладывания ее на экспертов. В определении о назначении экспертизы они прямо указывают: «сторонам по делу все необходимые документы следует предоставить эксперту». Объяснить такую практику несложно: в производстве у них находится большое количество дел; они юристы, а не строители и не специализируются на определенной категории дел. При этом, однако, упускается из вида, что каждое доказательство[37] в обязательном порядке подлежит всестороннему, полному, объективному и непосредственному (выделено мной, А.Б.) со стороны суда (судьи) исследованию (ч. 1 ст. 71 АПК) и оценке по таким критериям, как относимость к делу, допустимость и

достоверность (ч. 2 ст. 71 АПК). Если это условие не будет соблюдено, объекты должны быть признаны недопустимыми в качестве доказательств по делу, а при этом автоматически теряет это свойство и само заключение эксперта. Тем не менее на практике такой порядок существует. Кроме того, что он дезавуирует доказательное значение таких объектов, как техническая документация, достаточно часто при этом эксперт попадает в затруднительное положение: когда сторона по делу заявляет в судебном заседании, что эксперт исследовал не все предоставленные ему таким образом документы, а некоторые просто исчезли (или появились новые, те, которые сторона по делу эксперту не предоставляла), опровергнуть такое заявление достаточно сложно, так как процедура передачи документов стороной по делу эксперту, разумеется, никак не регламентирована и, соответственно, никак не оформляется (а если и оформляется, то такое оформление не имеет никакой законной силы). Подобная практика должна быть прекращена, положительное решение этой проблемы во многом зависит и от самих экспертов.

Назначение экспертизы при рассмотрении дел об административн ых правонарушениях регулируется ст. 26.4 КоАП. Как и в иных процессах, ССТЭ назначается в тех случаях, когда при производстве по делу возникает потребность в использовании специальных строительно-технических знаний. О назначении экспертизы выносится определение, которое является обязательным для исполнения экспертом или экспертным учреждением, которому поручено производство экспертизы. Особенностью КоАП в части назначения экспертизы является отсутствие положений, предусматривающих проведение дополнительных, повторных, комплексных и комиссионных экспертиз при том, что потребность в них такая же, как и в иных процессах. Действующий ФЗ о ГСЭД (ст.ст. 21-23) восполняет этот пробел. К специфическим чертам КоАП в рассматриваемой части следует относить также архаичную принудительную форму привлечения сведущего лица к выполнению обязанностей эксперта (ч. 6 ст. 25.9 КоАП) и административную, а не уголовную ответственность, предусмотренную за дачу заведомо ложного заключения (ч. 3 ст. 25.9 КоАП), о которой упоминается в тексте определения о назначении экспертизы.

Наиболее часто по делам об административных нарушениях ССТЭ назначаются при неоднозначном толковании применительно к конкретным ситуациям положений специальных правил, имеющих технико-правовой характер и регламентирующих процессы возведения, эксплуатации, реконструкции (ремонта) и демонтажа строительных объектов.

<< | >>
Источник: Бутырин Андрей Юрьевич. СТРОИТЕЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА В СУДОПРОИЗВОДСТВЕ РОССИИ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. России 2005. 2005

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 5.1. Процессуальный порядок и организационные проблемы назначения ССТЭ:

  1. Процессуальный порядок подачи апелляционной жалобы
  2. Процессуальный порядок рассмотрения апелляционной жалобы
  3. 62. Процессуальный порядок рассмотрения дел об административных правонарушениях.
  4. 125. Процессуальный порядок приостановления, прекращения исполнительного производства.
  5. 2. Процессуальный порядок предварительного судебного заседания
  6. 90. процессуальный порядок и сроки рассмотрения дел надзорной инстанции.
  7. § 4.1. Анализ правовых и организационных проблем назначения и проведения судебно-баллистических экспертиз и исследований
  8. ГЛАВА 2. ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ПРОБЛЕМЫ НА МОМЕНТ ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЯ О НЕОБХОДИМОСТИ СЛЕДСТВЕННОГО ЭКСПЕРИМЕНТА И В ХОДЕ ЕГО ПРОВЕДЕНИЯ; ПУТИ ИХ УСТРАНЕНИЯ
  9. Оглавление
  10. Глава 5 ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ ПОРЯДОК И ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ВОПРОСЫ НАЗНАЧЕНИЯ И ПРОИЗВОДСТВА ССТЭ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -