<<
>>

§ 2. Правовая природа государственного судебного контроля за деятельностью международных коммерческих арбитражей

В предыдущем параграфе настоящего исследования было выработано понятие государственного контроля и представлены основные элементы его содержания. В настоящем параграфе проведем анализ правоотношений возникающих между государственными арбитражными судами и международными коммерческими арбитражами.

На сегодняшний день в научной литературе нет единой точки зрения относительно того, какова природа правоотношений, складывающихся между государственными арбитражными судами и МКА.

Большинство ученых характеризуют подобные правоотношения как взаимодействие арбитражных судов и МКА в форме либо контроля, либо содействия.

Так, по мнению С.А. Курочкина, отношения, которые складываются между государственными арбитражными судами, МКА и сторонами третейского разбирательства, могут быть квалифицированы как одностороннее участие государства в арбитражном разбирательстве в формах содействия и контроля. При этом функцией правосудия не могут охватываться рассмотрение дел об оспаривании судебных актов МКА, о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение судебных актов арбитражей, функционирующих на территории Российской Федерации и о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений. В обозначенных выше судебных процедурах не происходит рассмотрение дела по существу, суд имеет дело с решением другого органа - международного коммерческого арбитража, которое является результатом осуществления последним правоприменительной деятельности. Поэтому государственный арбитражный суд при рассмотрении указанных дел ограничен проверкой вынесенных решений на соответствие формальным основаниям, основополагающим принципам российского права или публичному порядку Российской Федерации.

Таким образом, ученый отмечает, что отмеченные судебные процедуры не содержат основных критериев правосудия, суд выполняет здесь иные функции - функции содействия и контроля по отношению к указанным в законе решениям национальных или иностранных органов частной или публичной юрисдикции.

По мнению автора, судебный контроль представляет собой конституционно закрепленную правовую форму реализации контрольной функции государства в сфере осуществления судебной власти, которая выражена в охране судами конституционной, общей и арбитражной юрисдикции конституционного строя, прав и свобод человека и гражданина, юридических лиц, обеспечения режима законности, верховенства и прямого действия конституции Российской Федерации, осуществляемая в особой процессуальной форме в целях восстановления и охраны субъективных прав и законных интересов физических и юридических лиц. При этом правосудие по гражданским делам можно определить как совокупность двух механизмов: механизма судебной защиты права, который оканчивается вынесением заключительного судебного акта по делу и механизма обеспечения исполнения судебного акта[30].

В свою очередь, С.В. Николюкин отмечает, что деятельность МКА по осуществлению юрисдикционной деятельности невозможна без участия государства, т.к., во - первых, арбитражное разбирательство происходит на суверенной территории определенного государства; во - вторых, выносимый в итоге правоприменительный акт должен быть включен в правопорядок государства по месту рассмотрения спора, а в большинстве случаев - и по месту исполнения решения[31].

По мнению С.Л. Дегтярева, взаимодействие международных коммерческих арбитражей и государственных арбитражных судов также опосредуется необходимостью (потенциальной необходимостью) принудительного исполнения судебных актов МКА, т.к. арбитражное разбирательство включает в себя два его этапа (стадии) факультативного характера. Первый этап связан с признанием результатов деятельности международного коммерческого арбитража органами судебной власти легитимными (законными), что проявляется в выдаче исполнительного листа. Второй этап непосредственно связан с принудительным исполнением решения международного коммерческого арбитража, функционирующего на территории

Российской Федерации, на основании выданного органом судебной власти исполнительного листа[32].

В научной литературе неоднократно предпринимались попытки выработать понятие «взаимодействие», «контроль» и «содействие».

Так, Р.Н. Гимазов под взаимодействием арбитражных и третейских судов понимает взаимно обусловленную деятельность государственных арбитражных и третейских судов по содействию, уведомлению и ограниченному контролю в процессе осуществления ими юрисдикционной деятельности; при этом само взаимодействие ученый характеризует как многоплановое и сложное правовое явление[33].

В свою очередь М.В. Петров отмечает, что сферой взаимодействия арбитражного суда и МКА является такая сфера общественных отношений, на которые распространяется совокупность публично - правовых полномочий арбитража, и как отношений, которые в общем порядке охватываются публично - правовой компетенцией государственного арбитражного суда. Отсюда в широком плане под взаимодействием необходимо понимать определенные границы, где заканчиваются публично - правовые полномочия МКА и начинаются публично - правовые полномочия суда. Именно взаимодействуя, указанные субъекты определяют соответствующую границу.

В узком же плане под взаимодействием учёный понимает комплекс взаимообязывающих действий суда и МКА при рассмотрении и разрешении спора и исполнении арбитражного решения при реализации права заинтересованного субъекта на судебную защиту1.

Кроме того, ученые пытались выработать различные формы классификации взаимодействия арбитражных судов и МКА.

Так, профессор И.В. Решетникова в своих научных работах выделяет две такие формы взаимодействия: процессуально - правовую и организационно - правовую. К процессуально - правовой форме взаимодействия ученый относит производство по делам об оспаривании судебных актов МКА, функционирующих на территории Российской Федерации и о выдаче исполнительных листов на их принудительное исполнение; принятие мер по обеспечению искового заявления, а также процессуальные средства реагирования при наличии арбитражного соглашения (оговорки).

Организационно - правовая форма включает в себя проведение каких- либо обучающих семинаров для арбитров с привлечением судей государственных арбитражных судов, совместных семинаров и круглых столов, а также направление материалов обобщения судебно - арбитражной практики в МКА, целенаправленное обобщение практики по оспариванию актов арбитражей и о выдаче исполнительных листов на их принудительное исполнение[34] [35].

Представитель саратовской юридической школы А.И. Зайцев, анализируя особенности взаимодействия «внутренних» третейских судов и государственных судов, отмечает наличие судоустройственной и судопроизводственной форм взаимодействия. Судоустройственная форма взаимодействия, по мнению учёного, реализуется посредством уведомления организацией - юридическим лицом, образовавшей постоянно действующий третейский суд, компетентного государственного суда, осуществляющего судебную власть на территории расположения постоянно действующего третейского суда, путем направления копий документов, свидетельствующих об образовании постоянно действующего третейского суда.

В то же время судопроизводственная форма взаимодействия является более сложной и разноаспектной и включает в себя обеспечение искового заявления, рассмотренного третейского судом, оспаривание решения третейского суда и выдачу исполнительного листа на его принудительное исполнение[36].

Разграничение понятий «содействие» и «контроль» в основном было осуществлено на доктринальном уровне. В частности, М.В. Петров в своем исследовании отмечал, что к стадиям контроля необходимо отнести те стадии (функции), которые основываются на едином перечне процессуальных оснований для отказа в признании и приведении в исполнение решений арбитража.

Иные функции взаимодействия суда и МКА должны быть отнесены к функциям содействия суда тогда, когда арбитраж санкционирует применение арбитражным судом властного принуждения для более эффективного осуществления арбитражного производства.

Подобная классификация во многом носит практический характер: если на стадиях контроля арбитражный суд может руководствоваться определенными основаниями, закрепленными в законодательстве и составляющими содержание судебного контроля, причем строго исчерпывающими, то реализуя соответствующие функции содействия, суд не вправе осуществлять какой- либо контроль над деятельностью МКА, проверяя правомочность действий последнего, например, при принятии мер по обеспечению искового заявления или при истребовании доказательств в поддержку соответствующих требований международного коммерческого арбитража[37].

Под содействием в научной литературе понимается деятельность государственных арбитражных судов по оказанию помощи спорящим сторонам и МКА в формировании состава арбитража, создании достаточной доказательственной базы, совершении иных процессуальных действий, которые сам арбитраж в силу ограниченности своей компетенции совершить не может. Целью оказания такого содействия выступает обеспечение процессуальных прав участников арбитражного разбирательства на справедливое разрешение спора, обеспечение эффективности защиты нарушенных прав и законных интересов участников отношений гражданского оборота международными коммерческими арбитражами. Любое содействие обусловлено заинтересованностью государства в реализации арбитражами юрисдикционной функции[38] [39] [40].

В качестве примеров содействия профессор В.В. Ярков приводит принятие государственным арбитражным судом обеспечительных (предварительных обеспечительных) мер по ходатайству заинтересованного лица по спору, рассматриваемому МКА (ст.ст. 9, 17 Закона Российской

л

Федерации «О международном коммерческом арбитраже» , далее закон «О МКА»); оставление государственным арбитражным судом искового заявления без рассмотрения, если имеется соглашение сторон о рассмотрении данного спора международным коммерческим арбитражем, если любая из сторон не позднее дня представления своего первого заявления по существу спора в арбитражном суде первой инстанции заявит по этому основанию возражение в отношении рассмотрения дела в арбитражном суде, за исключением случаев, если арбитражный суд установит, что это соглашение недействительно, утратило силу или не может быть исполнено (п.

5 ст. 148 АПК РФ).

Что же касается функции контроля, то под последней следует понимать единые этапы (стадии) процесса контроля как самого арбитражного производства, так и принятого в его ходе арбитражного решения на предмет его будущей исполнимости, базирующиеся на едином перечне исчерпывающих и закрепленных в процессуальном законодательстве оснований, являющихся в определенных случаях основаниями для отказа в признании и приведении в

исполнение решений международных коммерческих арбитражей .

Анализируя судебную форму контроля арбитражных судов за деятельностью третейских судов, С.Ж. Соловых отмечает, что под последней необходимо понимать деятельность арбитражных судов по отношению к третейским судам, характеризуемую как правовую форму деятельности органов государства, которая выражается в совершении юридически значимых действий по проверке соблюдения третейским судом нормативно - правовых предписания и пресечения нарушений соответствующими правовыми средствами[41].

В свою очередь, принимая во внимание изложенные выше позиции авторов, отметим, что, по нашему мнению, правоотношения, складывающиеся между арбитражными судами и МКА, нельзя охарактеризовать ни как «взаимодействие», ни как «содействие», ни как «надзор».

Так, в частности, ученые характеризуют взаимодействие как взаимообусловленную деятельность государственных арбитражных судов и МКА. При этом, по нашему мнению, деятельность государственных арбитражных судов и МКА, не является взаимообусловленной, по крайней мере, в процессуально - правовом отношении.

Полагаем, что существует определенное противоречие в научных точках зрения отмеченных выше ученых. Говоря о взаимодействии арбитражных судов и МКА, они характеризуют последнее в качестве одностороннего участия государства в арбитражном разбирательстве. Однако само по себе понятие «взаимодействие» подразумевает взаимные (конклюдентные) действия обеих сторон в правоотношении. При этом ныне действующее процессуальное законодательство фактически предусматривает одностороннее вмешательство арбитражных судов в деятельность международных коммерческих арбитражей по исчерпывающему перечню оснований, прямо предусмотренному законом.

Поэтому, по нашему мнению, является спорной позиция, согласно которой правоотношения, складывающиеся между государственными арбитражными судами и МКА, носят характер взаимодействия.

На основании вышеизложенного, со своей стороны полагаем, что с учетом ныне действующего процессуального законодательства описанные выше правоотношения можно охарактеризовать как государственный судебный контроль за деятельностью МКА.

На основании представленного в предыдущем параграфе понятия государственного контроля, сформулируем понятие государственного судебного контроля за деятельностью международных коммерческих арбитражей, приведем содержание и классификацию соответствующих форм контроля.

По нашему мнению, государственный судебный контроль за деятельностью международных коммерческих арбитражей представляет собой осуществляемую в строгой процессуальной форме деятельность арбитражных судов по исследованию судебных актов международных коммерческих арбитражей и (или) арбитражной оговорки (соглашения) заинтересованных лиц с целью проверки законности и обоснованности соответствующих актов последних по исчерпывающему перечню оснований, прямо предусмотренному в действующем законодательстве.

На основании представленного выше определения выделим основные элементы содержания рассматриваемого понятия.

Субъектами данного вида контроля являются государственный арбитражный суд и международный коммерческий арбитраж. Объектом данного вида контроля выступает фактическая (в случае проверки судебного акта арбитража) и (или) потенциальная (в случае проверки соответствующей арбитражной оговорки (соглашения) заинтересованных лиц) деятельность соответствующего арбитража по разрешению возникшего спора между заинтересованными лицами, если последние в своем арбитражном соглашении (оговорке) предусмотрели компетенцию арбитража на рассмотрение и разрешение соответствующего спора. Как правило, результат деятельности арбитража оформляется в соответствующих судебных актах последнего, содержание которых и проверяется арбитражным судом в соответствующей процессуальной форме.

Так, в частности, арбитражный суд проверяет как фактический (потенциальный) результат деятельности международного коммерческого арбитража, выраженный в соответствующем судебном акте, так и обоснованность и целесообразность последней, что находит свое подтверждение в том, что при осуществлении контроля арбитражный суд проверяет ряд оснований для отмены решения арбитража (признания и приведения в исполнение решения арбитража) по собственной инициативе.

По последнему признаку можно определить, что правоотношения между судом и арбитражем носят именно характер контроля, а не надзора, т.к. фактически судом проверяется не только фактический результат деятельности подконтрольного объекта - арбитража, но и целесообразность и обоснованность последней.

Кроме того, результаты проведенной контрольной деятельности арбитражного суда фиксируются в соответствующих актах - документах (в определениях арбитражного суда).

При этом сами правоотношения между судом и МКА представляют собой определенный контрольный процесс (производство), осуществляемый в строгой процессуальной форме и состоящий из определенных стадий.

При осуществлении государственного судебного контроля за деятельностью МКА контрольное производство включает в себя аналогичные стадии, которые характерны и для других видов арбитражного судопроизводства (в частности, возбуждение производства по делу, подготовка дела к судебному разбирательству, судебное разбирательство, обжалование соответствующих судебных актов и их исполнение).

По нашему мнению, бесспорным представляется то обстоятельство, что формами судебного контроля за деятельностью международных коммерческих арбитражей являются такие формы, как: рассмотрение заявлений об отмене постановления международного коммерческого арбитража предварительного характера о наличии у него компетенции; рассмотрение заявлений об оспаривании судебных актов МКА, вынесенных на территории Российской Федерации; рассмотрение заявлений о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решений МКА, вынесенных на территории Российской Федерации; производство по делам о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений.

При этом спорной представляется отмеченная выше позиция ученых, в частности, В.В.Яркова, И.В. Решетниковой, согласно которой принятие государственным арбитражным судом обеспечительных (предварительных обеспечительных) мер по заявлению стороны арбитражного разбирательства и оставление арбитражным судом искового заявления заинтересованного лица без рассмотрения при наличии действительного арбитражного соглашения (оговорки) являются формами именно содействия, а не контроля.

Со своей стороны позволим себе не согласиться с подобной точкой зрения.

Как уже было отмечено ранее, содействие представляет собой определенную помощь арбитражного суда международным коммерческим арбитражам, которая выражается в совершении государственным судом определенных императивных действий, которые сам арбитраж не вправе совершать в силу своей ограниченной компетенции, в целях эффективного и своевременного рассмотрения и разрешения спора.

При этом в отмеченных выше формах арбитражный суд опосредованно осуществляет прямое вмешательство в деятельность арбитража, фактически проверяя наличие компетенции последнего.

Так, в частности, при принятии обеспечительных мер по спору, рассматриваемому международным коммерческим арбитражем, государственный арбитражный суд, помимо традиционных оснований для принятия обеспечительных мер, предусмотренных главой 8 АПК РФ, обязан проверить по собственной инициативе действительность арбитражного соглашения, арбитрабильность предмета спора и отсутствие нарушения публичного порядка со стороны заинтересованных лиц.

Таким образом, фактически государственный арбитражный суд осуществляет опосредованный контроль за компетенцией международного коммерческого арбитража. Вывод арбитражного суда о том, что спор не мог быть передан на разрешение арбитража, выраженный им в своем определении о принятии (об отказе в принятии) обеспечительных мер является обязательным как для сторон арбитражного разбирательства, так и для состава арбитров соответствующего арбитража. Состав арбитров не вправе по своей инициативе пересматривать вывод государственного арбитражного суда об арбитрабильности спора или об отсутствии таковой.

Во многом аналогичный порядок предусмотрен и в том случае, если несмотря на наличие действительной арбитражной оговорки (соглашения) стороны арбитражного разбирательства обратились за разрешением спора в арбитражный суд. В последнем случае арбитражный суд в своем определении об оставлении искового заявления без рассмотрения фактически делает вывод о наличии или отсутствии компетенции арбитража на рассмотрение и разрешение соответствующего спора; отмеченный выше вывод является обязательным для соответствующего состава арбитров. Поэтому, по нашему мнению, рассмотренные выше правоотношения между арбитражным судом и МКА необходимо рассматривать не как формы содействия, а как формы контроля. Более подробно особенности данных форм контроля будут рассмотрены во второй главе настоящей работы.

С учетом приведенной в предыдущем параграфе классификации государственного контроля приведем соответствующую классификацию государственного судебного контроля за деятельностью международных коммерческих арбитражей.

Так, с точки зрения территориальных пределов данный вид контроля является федеральным контролем, т.к. осуществляется исключительно государственными арбитражными судами, входящими в единую судебную систему Российской Федерации; исходя из характера взаимоотношений контролирующего субъекта и подконтрольного субъекта данный контроль является внешним, т.к. осуществляется независимыми от МКА арбитражными судами; по объему исследуемой деятельности данный вид контроля является специальным, т.к. арбитражный суд не вправе пересматривать судебные акты МКА по существу, контроль осуществляется по исчерпывающему перечню оснований, прямо предусмотренных законом; по способу проведения данный вид контроля является конкретным, т.к. не может быть реализован исключительно по инициативе арбитражного суда, для этого необходимо предъявление заинтересованной стороной соответствующего заявления.

Кроме того, данный контроль является обязательным, т.к. по получении соответствующего заявления заинтересованной стороны арбитражный суд обязан рассмотреть данное заявление и осуществить контроль. По правовым последствиям данный вид контроля является учреждающим, потому что результаты проведенной проверки оформляются в соответствующем определении арбитражного суда, которое является обязательным для исполнения как для сторон арбитражного разбирательства, так и для других организаций и должностных лиц.

По нашему мнению, в качестве еще одного специального основания для классификации необходимо выделить непосредственный объект контроля со стороны арбитражного суда. В зависимости от данного основания государственный судебный контроль за деятельностью международных коммерческих арбитражей можно условно разделить на непосредственный и опосредованный. При непосредственном контроле объектом последнего выступает непосредственно судебный акт международного коммерческого арбитража (в частности, при оспаривании предварительного постановления арбитража о наличии у него компетенции, при оспаривании решения международного коммерческого арбитража, вынесенного на территории Российской Федерации и т.д.). При опосредованном контроле объектом контроля выступает соответствующая арбитражная оговорка (соглашение) сторон, в рамках осуществления которого государственный арбитражный суд в том числе самостоятельно определяет компетенцию арбитража (как уже было отмечено выше, к подобному виду контроля относятся оставление арбитражным судом заявления заинтересованной стороны без рассмотрения при наличии действительного соглашения и принятие обеспечительных мер по спору, рассматриваемому в МКА).

Кроме того, по нашему мнению, в зависимости от того, осуществляется ли судебный контроль до или после возбуждения производства по делу в международном коммерческом арбитраже, последний можно разделить на предварительный и последующий.

В качестве предварительной формы контроля, по нашему мнению, необходимо указать оставление арбитражным судом заявления заинтересованной стороны без рассмотрения при наличии действительного соглашения (п. 5 ч. 1 ст. 148 АПК РФ).

Формами реализации последующего контроля являются оспаривание предварительного постановления МКА о наличии у него компетенции на рассмотрение и разрешение соответствующего спора (ст. 235 АПК РФ), рассмотрение арбитражными судами дел об оспаривании решений международных коммерческих арбитражей, функционирующих на территории Российской Федерации (ст. 34 Закона «О МКА», § 1 главы 30 АПК РФ); рассмотрение дел о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений международных коммерческих арбитражей (§ 2 главы 30 АПК РФ); рассмотрение дел о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (глава 31 АПК РФ).

Что касается такой формы контроля как принятие обеспечительных мер по спору, рассматриваемому в международном коммерческом арбитраже, то последнем случае государственный судебный контроль может носить как предварительный, так и последующий характер в зависимости от того, до или после возбуждения производства по делу в международном коммерческом арбитраже заинтересованное лицо обращается с соответствующим заявлением в арбитражный суд.

Более подробно отмеченные выше формы опосредованного (непосредственного) и предварительного (последующего) судебного контроля будут рассмотрены в последующих главах настоящей работы.

В зарубежном законодательстве также предусмотрены и иные формы государственного судебного контроля, не характерные для российского законодателя. Так процессуальное законодательство Украины в качестве отдельной формы государственного судебного контроля предусматривает признание решения международного коммерческого арбитража, не подлежащего принудительному исполнению (глава 2 раздела 8 Гражданского процессуального кодекса Украины[42]). В Российской Федерации данная форма судебного контроля не предусмотрена. Ряд учёных отмечают наличие пробела в российском законодательстве по данному вопросу. Так, арбитр МКАС при ТПП РФ Б.Р. Карабельников указывает, АПК РФ 2002 г. не предусматривает возможность признания иностранных арбитражных решений, которые не требуют приведения последних в исполнение[43]. При этом по настоящее время применимым по данному вопросу является Указ Президиума Верховного Совета СССР от 21.06.1988 г. № 9131-XI «О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей». Согласно п. 10 Указа, иностранные судебные акты арбитража, которые не подлежат исполнению, признаются без какого-либо дальнейшего производства, если в течение одного месяца со дня получения копии судебного акта арбитража заинтересованная сторона не заявит по этому поводу возражения в компетентный суд. Однако при этом ни в нормах АПК РФ, ни в разъяснениях Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации не прослеживается каких-либо положений относительно возможности признания подобных судебных актов арбитражей без обращения в государственные арбитражные суды, что, безусловно, не способствует формированию единообразной судебной практики по данному вопросу. По нашему мнению, российскому законодателю необходимо учесть ряд позитивных новелл украинского законодательства и внести соответствующие изменения и поправки в Арбитражный процессуальный Кодекс Российской Федерации относительно возможности признания в России судебных актов иностранных арбитражей, не требующих приведения в исполнение.

Подведем основные выводы проведенного в настоящем параграфе исследования.

Судебный контроль является самостоятельным видом государственного контроля. Он представляет собой форму реализации контрольной функции государства, осуществляемую в особом процессуальном порядке и выраженную в охране арбитражными судами субъективных прав и законных интересов заинтересованных лиц, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельности, а в случаях, прямо предусмотренных законом, также субъективных прав и законных интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Непосредственно государственный судебный контроль за деятельностью международных коммерческих арбитражей - это осуществляемая в строгой процессуальной форме деятельность арбитражных судов по исследованию судебных актов (потенциальных судебных актов) МКА с целью проверки законности и обоснованности соответствующих актов последних по исчерпывающему перечню оснований, прямо предусмотренному в действующем законодательстве.

Правоотношения между государственными арбитражными судами и МКА носят контрольный характер со стороны арбитражных судов.

В зависимости от того, осуществляется ли судебный контроль во время арбитражного разбирательства или же после вынесения соответствующего решения, последний подразделяется на предварительный и последующий. Предварительный судебный контроль включает в себя рассмотрение арбитражным судом заявлений об оспаривании предварительного постановления МКА о наличии у него компетенции на рассмотрение соответствующего спора; оставление арбитражным судом искового заявления без рассмотрения при наличии между сторонами спора арбитражного соглашения (оговорки); принятие арбитражным судом обеспечительных (предварительных) мер по спору, рассматриваемому МКА. Последующие формы контроля включают в себя рассмотрение дел об оспаривании решений МКА, функционирующих на территории Российской Федерации; о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения арбитража, функционирующего на территории Российской Федерации, а равно признание и приведение в исполнение иностранных арбитражных решений.

<< | >>
Источник: Гринёв Павел Дмитриевич. Государственный контроль за оспариванием и принудительным исполнением решений международных коммерческих арбитражей. ДИССЕРТАЦИЯ На соискание учёной степени кандидата юридических наук. Саратов - 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2. Правовая природа государственного судебного контроля за деятельностью международных коммерческих арбитражей:

  1. § 2. Разрешение споров в сфере предпринимательства Рассмотрение торговых споров государственными судами.
  2. СОДЕРЖАНИЕ
  3. §1. Правовая природа и содержание государственного контроля
  4. § 2. Правовая природа государственного судебного контроля за деятельностью международных коммерческих арбитражей
  5. § 3. Процессуальные особенности производства по делам об оспаривании решений международных коммерческих арбитражей
  6. СПИСОК НОРМАТИВНО-ПРАВОВЫХ АКТОВ, СПЕЦИАЛЬНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ И ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ ПРАКТИКИ
  7. § 1.1. Понятие и место правового статуса арбитров МКА в системе российского права
  8. § 1.2. Исторические аспекты появления и развития правового статуса арбитра за рубежом и в России
  9. Глава 2. Классификации процессуальных фактов
  10. § 4. Проблемы классификации исполнительных документов
  11. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  12. §2. Урегулирование споров» вытекающих из международных инвестиционных ОТНОШЕНИЙ
  13. § 4. Комплексный характер института международного коммерческого арбитража. Международный коммерческий арбитраж и международное частное право
  14. § 1.2. Место инвестиционного арбитража в системе международных арбитражей
  15. ВВЕДЕНИЕ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -