<<
>>

§ 1. Оставление искового заявления без рассмотрения как форма опосредованного судебного контроля за деятельностью международных коммерческих арбитражей

Как уже было отмечено в первой главе настоящей работы, одной из форм предварительного опосредованного судебного контроля за деятельностью международных коммерческих арбитражей является оставление искового заявления заинтересованной стороны без рассмотрения и направление последней в МКА при наличии допустимого арбитражного соглашения.

Подобная ситуация, в частности, возникает, если одна из сторон спорного правоотношения вопреки наличию арбитражной оговорки в договоре предъявляет исковое заявление в государственный арбитражный суд. Порядок процессуальных действий государственного арбитражного суда в указанном случае регулируется ст. 8 Закона «О международном коммерческом арбитраже» 1993 г. и п. 5 ст. 148 АПК РФ 2002 г.

Так, ч. 1 ст. 8 Закона 1993 г. предусматривает, что государственный суд обязан направить стороны в арбитраж и прекратить производство по делу в той ситуации, если иск подан по вопросу, который является предметом арбитражного соглашения, и любая из сторон не позднее представления своего первого заявления по существу спора будет ходатайствовать перед судом о прекращении производства по данному спору, за исключением случаев, если судом будут установлены недействительность, утрата силы или неисполнимость арбитражного соглашения (оговорки). В соответствии с п. 5 ст. 148 АПК РФ 2002 г., арбитражный суд выносит определение об оставлении искового заявления без рассмотрения, если после его принятия к производству установит, что имеется соглашение спорящих сторон о разрешении данного спора международным коммерческим арбитражем, если любая из сторон в арбитражном суде первой инстанции не позднее дня представления своего первого заявления по существу спора заявит по этому основанию обоснованные и мотивированные возражения в отношении рассмотрения дела в арбитражном суде за исключением случаев, если арбитражный суд установит, что арбитражная оговорка недействительна, неисполнима или утратила силу.

При анализе указанных положений можно отметить наличие коллизии между положениями Закона и АПК РФ, т.к. оставление заявление без рассмотрения и прекращение производства по делу представляют собой различные процессуальные действия арбитражного суда, которые различаются по своим правовым последствиям, и если оставление искового заявления без рассмотрения предоставляет истцу право повторно обратиться в арбитражный

суд с заявлением в общем порядке после устранения обстоятельств, послуживших основанием для оставления заявления без рассмотрения (п. 3 ст. 149 АПК РФ), то в случае прекращения производства по делу подобное право у истца уже отсутствует (ч. 3 ст. 151 АПК РФ).

По нашему мнению, при преодолении подобной коллизии необходимо руководствоваться принципом приоритета специальной нормы права над общей. В данном случае применимой нормой закона является именно положения АПК РФ об оставлении искового заявления без рассмотрения, т.к. именно они определяют процессуальный институт действий арбитражного суда, в том числе по спорам, рассматриваемым международным коммерческим арбитражем.

Как обоснованно отмечает профессор И.В. Решетникова, для правильного применения п. 5 ч. 1 ст. 148 АПК РФ, при исследовании данного вопроса арбитражный суд должен установить совокупность следующих обстоятельств:

- заинтересованные стороны до обращения в арбитражный суд заключили

соглашение о рассмотрении спора международным коммерческим

арбитражем.

- арбитражное соглашение (оговорка) сторон о разрешении спора

международным коммерческим арбитражем является действительным;

- арбитражное соглашение (оговорка) сторон о рассмотрении спора МКА не утратило силу;

- арбитражное соглашение (оговорка) сторон о рассмотрении спора МКА является исполнимым.

- спорящие стороны не позднее дня представления своего первого заявления по существу спора в арбитражном суде первой инстанции заявят возражение о рассмотрении дела в государственном арбитражном суде по причине наличия соглашения о рассмотрении спора МКА.

Более позднее заявление о наличии соглашения о рассмотрении спора арбитражем не имеет значения (кроме случаев представления заинтересованной стороной доказательств, подтверждающих уважительность пропуска срока представления соответствующих возражений), и спор должен рассматриваться государственным арбитражным судом. Арбитражный суд также рассматривает заявленное исковое требование по существу при наличии арбитражного соглашения (оговорки), но при отсутствии соответствующих возражений со стороны заинтересованной стороны[67] [68] [69].

При этом государственный суд по разрешению экономических споров оставляет соответствующее исковое заявление без рассмотрения лишь в том случае, если установит наличие всех критериев, обозначенных выше. Отдельно хотели бы отметить некоторые отличия при оставлении искового заявления без рассмотрения при наличии арбитражной оговорки, которая предусматривает рассмотрение возможного спора международным коммерческим арбитражем, функционирующим на территории РФ, и оговорки, которая предусматривает рассмотрение спора МКА, осуществляющим свою деятельность за пределами Российской Федерации. Так, если арбитражная оговорка предусматривает рассмотрение и разрешение спора российским МКА, то государственный арбитражный суд при применении упомянутых выше положений ст. 8 Закона «О международном коммерческом арбитраже» и п. 5 ст. 148 АПК РФ, должен проверять наличие лишь действительности, не утраты силы и исполнимости арбитражного соглашения. Если же согласно арбитражному соглашению рассмотрение спора предполагается в зарубежном арбитраже, то помимо Закона 1993 г. и АПК РФ 2002 г., к данным правоотношениям применимы положения Нью-Йоркской Конвенции 1958 г. и Европейской Конвенции «О

внешнеторговом арбитраже» 1961 г. (если участники спорного

правоотношения являются участниками упомянутых международных

договоров). Статья II Конвенции 1958 г. и ст. VI Конвенции 1961 г. предусматривают, что при направлении сторон в арбитраж помимо указанных выше оснований, связанных с допустимостью арбитражного соглашения, государственный арбитражный суд, направляя стороны в арбитраж, должен также проверить арбитрабильность предмета спора и не выходит ли предмет последнего за рамки объема арбитражного соглашения.

Таким образом, перечень обстоятельств, которые подлежат установлению в арбитражном суде при данной форме контроля, различается в зависимости от того, предусматривает ли арбитражное соглашение (оговорка) рассмотрение спора в российском или зарубежном международном коммерческом арбитраже. При наличии последней, перечень оснований, проверяемых государственным арбитражным судом, несколько шире, что необходимо учитывать государственному суду при совершении соответствующих процессуальных действий.

На указанную выше особенность также обратил внимание арбитр международного коммерческого арбитражного суда при Торговопромышленной палате Российской Федерации (далее также МКАС при ТПП РФ) Б.Р. Карабельников, который, ссылаясь на положения ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации и ч. 3 ст. 3 АПК РФ, предлагает использовать положения обеих Конвенций при наличии арбитражного соглашения (оговорки), предполагающих разрешение спора в международном коммерческом арбитраже, функционирующем на территории РФ[70].

Принимая во внимание изложенную позицию, все же остановимся на положении, что для решения вопроса об оставлении искового заявления без рассмотрения государственному арбитражному суду необходимо только исследовать основания, предусмотренные п. 5 ст. 148 АПК РФ и ст. 8 Закона «О международном коммерческом арбитраже», если арбитражная оговорка предусматривает в качестве юрисдикционного органа российский арбитраж.

Рассмотрим указанные основания подробнее.

В научной литературе под недействительностью арбитражного соглашения обычно понимается дефект волеизъявления заинтересованной стороны или отсутствие надлежащего оформления полномочий на представление стороны при подписании арбитражного соглашения; под утратой силы - прекращение действия арбитражного соглашения по воле его сторон, под неисполнимостью - нечеткая формулировка арбитражного соглашения, которая не позволяет осуществить его на практике[71].

При этом применимым правом для определения действительности арбитражного соглашения является право предполагаемого места проведения арбитража (lex arbitri), если иное не предусмотрено соглашением сторон. Если предполагаемым местом проведения арбитража является Российская Федерация, то соответственно будут применяться положения российского права. Если же предполагаемым местом проведения арбитража является не территория России, тогда заинтересованная сторона обязана будет доказывать суду содержание норм иностранного права, подтверждающих или опровергающих действительность арбитражного соглашения. При этом арбитражный суд в целях установления содержания норм иностранного права полномочен по своей инициативе обратиться в установленном порядке за содействием и разъяснением в Министерство юстиции Российской Федерации и иные компетентные органы или организации Российской Федерации и за границей (п. 2 ст. 14 АПК РФ).

Одним из критериев действительности арбитражного соглашения, который должен исследовать арбитражный суд, является надлежащая форма его заключения. Закон РФ «О международном коммерческом арбитраже» не устанавливает каких-либо императивных требований к самому содержанию арбитражного соглашения. В соответствии с ч. 2 ст. 7 Закона «О МКА», арбитражное соглашение должно быть заключено в письменной форме. К соблюдению последней приравниваются обмен письмами по телетайпу и телеграфу, исковым заявлением и отзывом на иск. Аналогичные требования установлены и в ч. 2 ст. II Конвенции 1958 г. При этом арбитражным судам необходимо исходить из того, что в отличие от Конвенции 1958 г., Конвенция 1961 г. несколько либеральнее подходит к вопросу о форме арбитражного соглашения. Так, п. 2 ст. 1 Европейской Конвенции указывает, что в отношениях между государствами, ни один из законов которых не требует письменной формы для арбитражного соглашения, оно заключается в форме, разрешенной данными законами. Как отмечает профессор Н.Ю. Ерпылева, из этого следует, что арбитражные соглашения могут быть заключены в любой форме (в том числе и устной), если закон ни одного из государств - участников Европейской конвенции не требует обязательной письменной формы[72]. Поэтому арбитражным судам при определении надлежащей формы арбитражного соглашения необходимо прежде всего руководствоваться субъектным составом участников спора и их гражданством.

Со своей стороны хотели бы отметить изменения, которые предполагается внести в Закон РФ «О международном коммерческом арбитраже» относительно формы арбитражного соглашения. Так, проект Федерального Закона № 5830045 «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О международном коммерческом арбитраже» (ред., принятая ГД ФС РФ в I чтении 25.01.2012 г.) предлагает несколько расширить перечень случаев соблюдения письменной формы арбитражного соглашения (оговорки). Так, п. 4 ст. 7 Законопроекта предусматривает, что арбитражное соглашение также считается заключенным в письменной форме в виде электронного сообщения. Таким образом, законопроект существенно расширяет возможности заключения письменного арбитражного соглашения путем введения его электронного варианта, что, безусловно, будет способствовать развитию электронного товарооборота между странами.

Другим основанием для признания арбитражного соглашения (оговорки) недействительным являются различные дефекты воли. Под дефектом воли следует понимать различные пороки воли (заблуждение, обман и др.), нарушения требования закона к содержанию и форме заключенного арбитражного соглашения. Так, если применению подлежит российское законодательство, то в качестве примеров дефектов воли можно привести арбитражные соглашения, заключенные юридическим лицом, выходящим за пределы его правоспособности (ст. 173 ГК РФ), под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК РФ), заключенные под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороны или стечения тяжелых обстоятельств (ст. 179 ГК РФ).

Указанные выше основания подлежат применению, если арбитражное соглашение заключено как законным представителем юридического лица (единоличным или коллегиальным исполнительным органом), так и представителем по доверенности. При определении надлежащего оформления полномочий представителя арбитражным судам необходимо руководствоваться положениями главы 10 Гражданского Кодекса РФ и главы 6 Арбитражного процессуального Кодекса РФ. Для правоприменительной практики Высшего Арбитражного Суда РФ характерна ситуация, согласно которой арбитражное соглашение также может быть признано недействительным ввиду его противоречия основополагающим принципам процессуального права, в частности принципа состязательности и равноправия участников спора. В качестве примера приведем Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. № 1831/2012 г.[73].

В указанном Постановлении описывается спор о действительности арбитражной оговорки, заключенной между иностранной и российской фирмами, согласно которой все возможные споры между сторонами будут рассматриваться в международном коммерческом арбитраже в Лондоне. Арбитражные суды первой, апелляционной и кассационной инстанций оставили исковое заявление иностранной фирмы без рассмотрения, ссылаясь на наличие арбитражной оговорки между сторонами, которая является

действительной, исполнимой и не утратила силу.

ВАС РФ в своем Постановлении судебные акты нижестоящих судов отменил, ссылаясь на то, что арбитражные суды не приняли во внимание тот факт, что стороны заключили между собой арбитражное соглашение, которое содержит в себе элементы не только арбитражной оговорки, но и пророгационного соглашения, т.к. определяет возможность передачи споров как в МКА, так и в государственный суд. При этом последнее правомочие принадлежит согласно соглашению сторон исключительно продавцу - иностранной фирме. Данное обстоятельство, по мнению ВАС РФ, нарушает баланс интересов сторон, а следовательно и принцип равноправия участников таких отношений. По мнению высшего судебного органа, исходя их общих принципов осуществления защиты гражданских прав, соглашение о разрешении споров не может наделять лишь одну сторону (продавца) контракта правом на обращение в компетентный государственный суд и лишать вторую сторону (покупателя) подобного права. В случае заключения такого соглашения оно является недействительным как нарушающее баланс прав сторон.

Таким образом, фактически Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в своем Постановлении сформировал позицию, согласно которой любое нарушение основополагающих принципов как материального, так и процессуального права является возможным основанием для признания арбитражного соглашения недействительным. Считаем возможным не согласиться с подобной точкой зрения, т.к. ВАС РФ, по нашему мнению, расширительно толкует положения п. 5 ст. 148 АПК РФ и фактически подменяет основания действительности арбитражного соглашения нарушением принципов публичного порядка. Проверка судами публичного порядка возможна исключительно на стадии последующего судебного контроля и не может осуществляться при осуществлении арбитражными судами предварительного контроля. Какое-либо иное расширительное толкование действительности арбитражного соглашения (оговорки) фактически будет означать вмешательство в деятельность международных коммерческих арбитражей, что противоречит ст. 5 Закона «О МКА». На основании вышеизложенного, выглядит обоснованной позиция Т.А. Григорьевой, которая отмечает, что одной из задач разрешения споров международными коммерческими арбитражами является способствование обществу в осуществлении контроля над государственным аппаратом[74].

Как отмечает Е.Е. Юрьев, от недействительности арбитражного соглашения следует отличать случаи, когда оно утратило силу. Такие последствия могут, например, наступить, если стороны прямо (заключение особого соглашения) или косвенно (молчаливое согласие с юрисдикцией государственного суда) отменили арбитражное соглашение[75] [76].

Под неисполнимостью арбитражного соглашения в научной литературе обычно понимается слишком нечеткая, туманная формулировка, которая не позволяет установить истинные намерения сторон в отношении арбитражного механизма разрешения спора. Арбитражным государственным судам при проверке данного критерия необходимо интерпретировать не только сам текст арбитражной оговорки, включенной в контракт, но и намерения сторон и обычаи делового оборота, причем делать это всегда с «проарбитражных»

позиций, стремясь направить стороны в арбитраж . В обоснование указанной позиции приведем следующий пример из практики Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. В определении ВАС РФ от 06.05.2013 г. № ВАС- 2572/13[77] приводится спор по поводу исполнимости арбитражного соглашения, заключенного между немецкой и российской фирмами. Суды первой, апелляционной и кассационных инстанций, несмотря на своевременное заявление ответчика (немецкой компании) о наличии арбитражной оговорки между участниками спорных правоотношений, рассмотрели заявленные исковые требования истца (российской компании) о взыскании с ответчика убытков, понесенных по договору транспортной экспедиции. Суды нижестоящих инстанций в обоснование своей позиции отметили, что из арбитражной оговорки нельзя выделить конкретно какой-либо арбитражный орган по разрешению возможного спора между сторонами. В свою очередь ВАС РФ посчитал допустимой арбитражную оговорку, согласно которой возникший спор передается в арбитраж по месту нахождения ответчика, и рассмотрение спора ведется по законам этой страны на основании «Правил Примирения и Арбитража Международной Торгово-Промышленной палаты».

Суд высшей инстанции отметил, что ссылка на правила арбитража Международной торговой палаты с очевидностью свидетельствуют о наличии согласия сторон о рассмотрении их споров либо Комиссией по международному арбитражу Российского национального комитета Международной торговой палаты - Всемирной организации бизнеса, либо Арбитражной комиссией Международной торговой палаты в Германии (в зависимости от того, кто из сторон являлся бы ответчиком), и данные организации являются единственными в Российской Федерации и Германии, действующими на основании правил, указанных в оговорке.

Таким образом, можно сделать вывод, что государственным арбитражным судам при решении вопроса об оставлении искового заявления без рассмотрения и о направлении сторон в арбитраж, необходимо руководствоваться «презумпцией действительности и исполнимости арбитражного соглашения». Что касается критерия представления возражений заинтересованной стороной не позднее первого заявления по существу спора в арбитражном суде первой инстанции, то можно отметить следующее. Как следует из толкования положений закона, подобные возражения, в частности, могут быть изложены заинтересованной стороной как в письменной, так и в устной форме.

Что касается письменной формы, то соответствующие требования могут быть изложены как в отзыве на исковое заявление (в порядке ст. 131 АПК РФ), так и в письменных объяснениях по делу (в порядке ст. 81 АПК РФ). Если речь идет об устной форме возражений, то они могут быть заявлены как в предварительном судебном заседании (ст. 136 АПК РФ), так и в основном судебном заседании (ст. 153 АПК РФ), в зависимости от участия в них заинтересованной стороны. Определение арбитражного суда об оставлении искового заявления без рассмотрения по правилам п. 5 ст. 148 АПК РФ может быть обжаловано в апелляционную, кассационную и надзорную инстанцию по правилам ст. 188 АПК РФ.

Сформулируем основные выводы проведенного в настоящем параграфе исследования.

Оставление арбитражным судом искового заявления заинтересованного лица без рассмотрения при наличии арбитражной оговорки (соглашения) представляет собой самостоятельную форму опосредованного предварительного судебного контроля за деятельностью международных коммерческих арбитражей. При осуществлении данной формы контроля арбитражные суды должны установить следующую совокупность юридических фактов: сам факт заключения арбитражного соглашения (оговорки) сторонами; действительность арбитражного соглашения, его исполнимость, не утрату юридической силы, своевременное представление заинтересованной стороной соответствующих возражений относительно рассмотрения спора в государственном арбитражном суде.

При определении действительности арбитражного соглашения судам необходимо устанавливать надлежащую форму его заключения, отсутствие различных дефектов волеизъявления заинтересованных сторон, надлежащее оформление полномочий представителя заявителя. Арбитражное соглашение считается утратившим силу, если стороны заключили между собой отдельное соглашение или не представили каких - либо возражений относительно рассмотрения спора в государственном арбитражном суде. Неисполнимость арбитражного соглашения подразумевает под собой нечеткую формулировку сторон относительно намерений сторон в разрешении спора в МКА.

Арбитражный суд обязан оставить исковое заявление без рассмотрения лишь при условии установления совокупности отмеченных выше юридических фактов.

<< | >>
Источник: Гринёв Павел Дмитриевич. Государственный контроль за оспариванием и принудительным исполнением решений международных коммерческих арбитражей. ДИССЕРТАЦИЯ На соискание учёной степени кандидата юридических наук. Саратов - 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1. Оставление искового заявления без рассмотрения как форма опосредованного судебного контроля за деятельностью международных коммерческих арбитражей:

  1. СОДЕРЖАНИЕ
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. § 2. Правовая природа государственного судебного контроля за деятельностью международных коммерческих арбитражей
  4. § 1. Оставление искового заявления без рассмотрения как форма опосредованного судебного контроля за деятельностью международных коммерческих арбитражей
  5. § 2. Общая характеристика производства по делам об оспаривании решений и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений международных коммерческих арбитражей
  6. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -