<<
>>

Место и обстановка как признаки продолжаемого преступления

Большинство приведенных выше умозаключений в полной мере применимы еще к двум взаимосвязанным факультативным признакам объективной стороны преступления: речь идет о месте и обстановке совершения запрещенного уголовным законом деяния

Под обстоятельствами места совершения преступления понимается совокупность признаков, характеризующих определенную территорию, на которой начато, окончено преступное деяние или наступили общественно опасные последствия56.

Применительно к исследуемой тематике нас, прежде всего, интересует место совершения каждого из действий, слагающих продолжаемое деяние.

Изменение рассматриваемого признака объективной стороны при совершении очередного противоправного акта само по себе не свидетельствует о возникновении нового умысла на совершение преступления, включая те преступления, в которых названный признак является обязательным. Например, при совершении преступления, предусмотренного ст. 313 УК РФ, место и обстановка играют ключевую роль, однако даже если после неудавшейся (не путать с пресеченной) попытки побега осужденного переводят в другое исправительное учреждение, из которого ему все-таки удается скрыться, действия лица, отбывающего наказание в виде лишения свободы, и в этом случае необходимо квалифицировать как единое преступление - оконченный побег при условии, конечно, что вторая попытка побега - это продолжение реализации одного замысла.

’’МапининВБ Указ соч. С 1S2

* У головное право Российской Федерации Общая частв Учебник (2-е издание, переработанное и дополненное) / подред ЛВ Иноганова-Хегай. АН Рарог.АИ Чучаев М Инфра-М. 200S С 72

Это объясняется тем, что несмотря на изменение места отбывания наказания, умысел осужденного сохраняется в первоначальном виде: смена места и обстановки совершения противоправного деяния никак не повлияла на предельно конкретизированную цель - незаконно покинуть пенитенциарное учреждение.

Для сравнения можно привести другой пример: лицо регулярно совершает кражи винно-водочной продукции из киоска (предположим, у него есть дубликат ключа), после закрытия торговой точки вор продолжает совершать тайное хищение аналогичного товара со склада, принадлежащего тому же индивидуальному предпринимателю, который владел упомянутым киоском Что здесь: продолжаемая кража или совокупность преступлений, предусмотренных ст. 158 УК РФ?

С одной стороны, конечно, при хищении алкоголя и из киоска, и со склада умысел направлен на совершение идентичных преступлений, но изменение источника незаконного обогащения настолько модифицирует обстоятельства деяния, что злоумышленнику необходимо заново планировать кражу (определить новый источник наживы, способ и время проникновения): умысел на хищение со склада, несмотря на то что он тождественен первоначальному замыслу, формируется повторно, а значит, совершается новое преступление. Иными словами, для правильной квалификации тождественных противоправных действий необходимо уметь отличать единый непрерывный умысел от ситуации, когда во времени последовательно возникают два или более идентичных умысла - в таких преступлениях субъективная сторона одинакова, но умысел не един”.

Таким образом, при определении характера преступления (продолжаемое оно или нет) имеет значение не то, что действия совершаются в различных местах, а насколько модифицируется обстановка совершения общественно опасного деяния, способна ли эта трансформация повлиял» на психологическое отношение субъекта к совершенному - представляется ли оно ему единым деянием.

Место и обстановка деяния действительно играют роль в определении единства умысла, лишь когда указанные признаки обуславливают саму возможность осуществления преступной деятельности без изменения избранного способа воздействия на ее предмет. Ответ на наивный вопрос о том, насколько велико может быть расстояние (в смысле пространства) между актами преступления, чтобы считать его продолжаемым, заключается в том, что новый

Л На это особо обращал внимание еще Фон-Резон А

умысел (пусть даже н идентичный) возникает в момент осознания необходимости модифицировать вместе с изменением территории и прием (метод) противоправной деятельности, применить дополнительные усилия (имеются в виду, прежде всего, мыслительные процессы, а не физическая сила).

То есть как только изменение места преступного акта влечет потребность выполнять объективную сторону того же деяния иным способом, можно говорить о совершении субъектом нового преступления. Высказанная мысль проявляется наиболее рельефно на примерах с корыстными преступлениями, для которых место и обстановка реализации умысла имеет первостепенное значение.

Так, проникший в гардероб вор, сколько бы курток он не обчистил, совершает одну кражу, так же необходимо квалифицировать действия злоумышленника, крадущего вещи из шкафчиков в школьной раздевалке, поскольку взлом каждого индивидуального отсека для личных вещей учеников иных усилий кроме физических не требует. Но если вор, не удовлетворившись похищенным, взламывает соседнюю учительскую, откуда также незаконно изымает имущество, то налицо два эпизода тайного хищения Ведь для проникновения в административный кабинет одной физической силы явно недостаточно, даже если предположить, что преступник выносит дверь плечом, он все равно должен рассчитать саму возможность подобного взлома, его целесообразность и тайность.

В указанном примере наглядно демонстрируется, как смена места корыстного акта (гардероб на учительскую) обуславливает необходимость изменить способ преступного поведения, преодолев дополнительную преграду в виде запертой двери, что, в свою очередь, несмотря на близость источников преступной наживы, свидетельствует о возникновении нового умысла, а вместе с ним и совершении иного преступления.

Для сравнения: стоит лишь изменить одно условие в рассматриваемой ситуации, касающееся наличия дополнительной сложности - дверь кабинета открыта - как действия вора по хищению имущества в раздевалке и учительской станут звеньями одной единственной кражи, поскольку в сознании лица исчезнет психологический «водораздел» между актами противоправного поведения, вследствие чего гардероб и учительская будут представлять собой лишь изменение места хранения имущества, а его хищение не будет отличаться от кражи в куртках, висящих в противоположных концах гардероба.

В соответствии с ч. 1 ст. 11 УК РФ лицо, совершившее преступление на территории Российской Федерации, подлежит уголовной ответственности по

уголовному закону России. Согласно ч. 1 ст. 32 УПК РФ территориальная подсудность уголовного дела определяется по месту совершения преступления.

В связи с указанными законоположениями место как признак общественно опасного деяния играет роль при определении как преступности и наказуемости преступления, так и суда, компетентного рассматривать дело о совершенном преступлении.

Применительно к продолжаемому преступлению затронутый элемент особенно актуален, поскольку действия, с объективной стороны содержащие признаки состава преступления, могут совершаться не в одном и том же месте. Соответственно резонно возникает вопрос о территории, которая, с точки зрения как материального, так и процессуального закона, признается местом совершения преступления в целом.

Общепризнанным в науке и закрепленным в законе является правило об определении территориальной подсудности дела по месту окончания преступления (ч. 2 ст. 32 УПК РФ).

В данном случае, представляется, что законодатель вынужденно воспользовался правовой фикцией: объективная сторона преступления по большей своей части может выполняться на одной территории, а заключительный «штрих» в ином месте, но именно оно и будет считаться местом совершения преступления в целом. Вынужденность обусловлена, прежде всего, определенными сложностями в установлении места совершения «ключевых» признаков объективной стороны (тем более эти признаки также могут выполняться в разных местах), гораздо легче определить момент окончания преступления, а следовательно, и территорию, на которой деяние окончено. С другой стороны, зачастую общественно опасные последствия наступают в том месте, где преступный умысел реализован в полном объеме, а значит, в целях рационализации уголовного процесса судебное разбирательство необходимо проводить на территории, где можно полнее установить картину совершенного посредством собирания и закрепления следов преступления (доказательств по делу).

Ну и наконец, преступление, которое инкриминируется подсудимому, обретает окончательную форму именно там, где оно по замыслу обвиняемого завершено.

Говоря о территориальной подсудности продолжаемого преступления, необходимо отметить, что она также определяется местом совершения самого

деяния: никаких правовых оснований для применения иных правил о подсудности по делам о преступлениях указанной категории не имеется3*.

В соответствии с и. 5 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 04 марта 1929 года «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям» началом продолжаемого преступления надлежит считать совершение первого действия из числа нескольких тождественных действий, составляющих одно продолжаемое преступление, а концом момент совершения последнего преступного действия Применяя аналогию толкования (но не уголовного закона!), следует признать, что местом совершения продолжаемого преступления является территория, на которой осуществлено последнее из действий, его слагающих, причем необходимо оговориться: последнее по времени действие необязательно должно быть преступным, главное, что оно не должно выходить за рамки состава преступления, поскольку преступный умысел продолжаемого преступления только тогда завершен, когда выполнены все действия его объективной стороны

Теперь перейдем к транснациональной преступной деятельности, то есть преступных действиях, осуществляемых на территории двух или более государств, одним из которых является Российская Федерация

В контексте нашего исследования нас могут интересовать несколько моментов.

Во-первых, как мы установили, продолжаемое преступление - это деяние, состоящее из действий, каждое из которых с объективной стороны может содержать состав преступления, а следовательно, быть основанием для привлечения к уголовной ответственности. При совершении лицом ряда преступных действий на территории как России, так и иностранного государства у каждой из названных держав есть право и одновременно обязанность преследовать преступника в уголовном порядке.

При этом, как следует из положений ч. 1 ст. 12 УК РФ, наличие по осложненному единичному деянию приговора суда одного из государств исключает осуждение в другой стране. Описанная норма должна толковаться в том смысле, что привлечение лица к уголовной ответственности на территории иного субъекта международного права нежели Россия лишь за действия, совершенные на территории этого государства, делает невозможным вынесение обвинительного приговора российским судом (как, впрочем, и иного нереабилитирующего решения компетентного правоохранительного органа нашего государства) за оставшиеся без надлежащей

НезнамсшаЗ А Указ соч. С 155

правовой оценки преступные действия, имевшие место на территории Российской Федерации, поскольку в противном случае нарушался бы принцип поп bis in idem применительно к рассматриваемому институту.

Еще одна проблема, с которой может столкнуться правоприменитель, это определение территориальной подсудности уголовного дела при совершении последнего по времени противоправного действия на территории иностранного государства при необходимости осуществления уголовного процесса в Российской Федерации. На данный момент описанная правовая ситуация осталась вне поля зрения законодателя: с одной стороны, уголовно-процессуальный закон требует рассмотрение такого дела по месту совершения последнего по времени действия, с другой стороны, в соответствии с тем же законом59 такая территория находится вне юрисдикции какого-либо российского суда, создание суда ad hoc также не предусматривается, да и вряд ли целесообразно.

В подобных случаях рекомендуется руководствоваться аналогией процессуального закона, в частности ст.ст. 32, 35 УПК РФ. Речь идет о возможности изменения территориальной подсудности уголовного дела по ходатайству стороны либо по инициативе председателя суда, в который поступило уголовное дело, причем компетентным должен признаваться суд, юрисдикция которого распространяется на то место, где совершено большинство составляющих продолжаемое преступление действий или наиболее тяжкое из них.

В перспективе для восполнения правового регулирования возможно дополнить п. 2 ч. 1 ст. 35 УПК РФ подпунктом «в» следующего содержания: «если местом окончания преступления является территория иностранного государства». При этом Пленуму Верховного Суда РФ рекомендуется принять постановление о практике применения норм о продолжаемом преступлении, в котором содержались бы разъяснения по вопросу об определении территориальной подсудности уголовного дела о продолжаемом преступлении. Как вариант, одно из положений такого документа могло бы звучать следующим образом: «в случае, предусмотренном подпунктом «в» п. 2 ч. 1 ст. 35 УПК РФ, уголовное дело подлежит передаче для рассмотрения в российский суд, юрисдикция которого распространяется на то место, где совершено большинство составляющих продолжаемое преступление действий или наиболее тяжкое из них».

Статья 2 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации от 1S 12 2001 г №174-ФЗ [Электронный ресурс] Доступ из справ -прав ОБ ой системы ••Консультант Плюс»

Все вышеизложенное касается случаев, когда преступление совершает либо гражданин РФ, либо постоянно проживающее в России лицо без гражданства (действие уголовного закона в пространстве в соответствии с гринципом гражданства).

Если же иностранный гражданин или лицо без гражданства, постоянно не проживающее в России, совершают ряд преступных действий, объединенных общим умыслом, как на территории Российской Федерации, так и в третьем государстве, то действия, совершенные за пределами Отечества, в объективную сторону продолжаемого деяния входить не будут, поскольку по российскому законодательству преступными не являются, за исключением случаев, когда такие действия направлены против интересов Российской Федерации либо гражданина Российской Федерации или постоянно проживающего в Российской Федерации апатрида, а также в случаях, предусмотренных международным договором России (ч. 3 ст. 12 УК РФ).

Интересно, что при нынешней редакции уголовного закона такого злоумышленника за действия продолжаемого преступления, совершенные на территории иностранного государства не против интересов России или ее гражданина, вообще нельзя привлечь к уголовной ответственности ни в одном государстве, поскольку по единичному, хотя бы и осложненному, преступному деянию может быть вынесено лишь одно решение, в котором дается правовая оценка содеянному.

Представляется, единственным выходом из коллизии могло бы стать включение в международные договоры Российской Федерации положений, которые бы предусматривали возможность при совершении продолжаемого преступления на территории нескольких государств осуждение иностранного гражданина российским судом за все действия продолжаемого деяния независимо от места их совершения и гражданской принадлежности лиц, против которых направлены указанные действия.

Обстановка совершения преступления характеризуется совокупностью условий и обстоятельств, при которых осуществляется общественно опасное деяние. Иными словами, указанный признак дает ответ на вопрос: при каких обстоятельствах совершено преступление.

Отечественные исследователи, также как и ряд немецких ученых (например, Вельцель X., Франк Р., Хиппель Р.) считают названный признак объективной стороны преступления довольно существенным, а иногда

определяющим при квалификации деяния в качестве продолжаемого”. Речь идет о случаях, когда обстановка определяется наличием у лица возможности использовать одну и ту же ситуацию или того же длящегося отношения при совершении преступления При этом Силаев С.А. определяет длящиеся отношения как любые юридические или фактические отношения между виновным и потерпевшим (родственные, трудовые, отношения по гражданско- правовому договору выполнения работ или оказания услуг, отношения между начальником и подчиненным по военной службе и т.п.), которые дают возможность лицу совершить несколько противоправных деяний или облегчает их совершение, в качестве ситуации в данном аспекте могут выступать временное отсутствие собственника жилища, из которого «по частям» совершается кража, наводнение или иная чрезвычайная ситуация61.

С этим мнением следует согласиться, поскольку индивид, который совершает ряд аналогичных преступных действий при одних и тех же обстоятельствах, притом что именно благодаря обстановке и возникает возможность для делинквентного поведения, воспринимает такие акты поведения как тесно взаимосвязанные элементы единой преступной деятельности, даже при отсутствии единой конкретизированной цели. В данном случае целью посягательства перестает быть конкретный результат: цель действий субъекта продолжаемого преступления заключается в самом процессе выполнения объективной стороны противоправного деяния, в увеличении степени его общественной опасности путем нанесения максимально возможного урона, в достижении как можно более приемлемого результата, пока благоприятные условия неправомерной деятельности существуют в объективной действительности.

Классическим примером использования для совершения преступления благоприятной ситуации является схема «финансовой пирамиды», предполагающая создание юридического лица, с помощью которого путем обмана похищаются денежные средства, которые граждане вносят в эту организацию в качестве вкладов, рассчитывая на получение прибыли.

В данном примере пс ев до-корпоративные отношения между руководителями юридического лица и «акционерами» - это и есть те самые общественные отношения, благоприятствующие многократным актам хищения имущества потерпевших, поскольку созданная организация дает своим

Например, Уголовное право Общая часгв Учебник для вузов / под ред И Я Козаченко и З А Незнамовой М , 1997 С 3S3

61 Силаев С А Указ статвя

руководителям (учредителям) возможность под видом осуществления законной предпринимательской деятельности изымать у доверчивой части населения их имущество одним и тем же способом, а именно принятием в качестве взноса либо продажей потерпевшим акций (долей), вводя последних в заблуждение относительно получения ими в будущем сверхдоходов от участия в «совместном» бизнесе. И сколько бы таких «бизнес-партнеров» не появилось у мошенников, в их действиях присутствуют признаки лишь одного продолжаемого преступления, предусмотренного соответствующей частью статьи 159 Уголовного кодекса России.

Такой вывод подтверждается не только тем, что корыстное обращение денежных средств в свою пользу происходит путем использование единого приема преступной деятельности, аналогичных обстоятельств осуществления умысла и единством места изъятия денег, на единый умысел указывает и тот факт, что организатор «пирамиды» может и не знать о количестве «вкладчиков» или «держателей ценных бумаг», а при соответствующем размахе преступной схемы и не может обладать такой информацией, для него важен конечный результат, объективирующийся в похищенной сумме, то есть в сознании мошенника неправомерная деятельность созданного юридического лица неделима и предстает единым продолжаемым преступлением, а раз так, то с учетом принципа субъективного вменения недопустимо разбивать его деяние на сотни или даже тысячи отдельных эпизодов преступной деятельности.

С другой стороны, несправедливо (хотя таков на данный момент закон) одинаково квалифицировать действия лица, похитившего имущество одного потерпевшего на миллион рублей, и мошенника, оставившего без жилья тысячу семей, получившего тем самым прибыль в миллионы долларов. В этой связи мы охотно поддерживаем позицию Чекунова И.Г., предложившего дополнить ч. 3 или ч. 4 ст.ст. 159 и 160 УК РФ квалифицирующим признаком «совершенное в отношении неопределенного круга лиц», поскольку причинение ущерба огромной массе потерпевших при осознанном допущении или даже желании этого факта мошенником, несомненно, повышает общественную опасность посягательства против собственности62.

Если же мы рассуждаем о совершении деяний при аналогичных обстоятельствах, которые сами по себе не создают предпосылок для преступления и не облегчают его совершения, устанавливая наличие в действиях лица

Чекунов ИГ Квалификация мошенничеств, связанная с блокированием программного обеспечения компьютеров пользователей сетиинтернет //Российский следователь 2012 №5

продолжаемого посягательства, необходимо руководствоваться теми же соображениями, что были изложены при описании места преступления, поскольку эти признаки объективной стороны деяния, являясь однопорядковыми, взаимообуславливают и дополняют друг друга.

Итак, время, место и обстановка преступного деяния, несмотря на то что являются факультативными признаками любого, в том числе и продолжаемого, преступления, играют заметную роль в определении единичного характера посягательства, проявляя вовне признаки единого умысла злоумышленника.

<< | >>
Источник: Залов Артур Фидратович. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРОДОЛЖАЕМОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Тюмень -2017. 2017

Еще по теме Место и обстановка как признаки продолжаемого преступления:

  1. Криминалистическое значение проверки и уточнения показаний на месте.
  2. СОДЕРЖАНИЕ
  3. Аналогичность способа преступного воздействия как признак продолжаемого преступления
  4. Место и обстановка как признаки продолжаемого преступления
  5. Единая приготовительная деятельность как признак продолжаемого преступления
  6. Конкретизированный и неопределенный умысел в продолжаемом преступлении
  7. Неоконченное продолжаемое преступление
  8. Продолжаемые преступления, сопряженные с посягательством на половую свободу и половую неприкосновенность
  9. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  10. ПРИЛОЖЕНИЕ 1 ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРОЕКТ ПОСТАНОВЛЕНИЯ О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ О ПРОДОЛЖАЕМЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЯХ
  11. Методы правомерного осуществления оперативного эксперимента по изобличению взяточников и их отграничение от действий провоцирующего характера
  12. Частная криминалистическая методика изобличения взяточников в правоохранительных органах и в судах РФ
  13. 3.1. Источники российского уголовного права как основа функционирования его системы
  14. § 3 Исключительные основания прекращения уголовного дела и преследования.
  15. Типичные предметы, способы и механизм образования следов взяточничества при наличии посредника
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -