<<
>>

Статья 12. Уступка прав (требований) по договору потребительского кредита (займа)

Комментарий к статье 12

1. Вопросам уступки прав требования по гражданско-правовым обязательствам посвящен § 1 гл. 24 ГК РФ. В соответствии с общим правилом ст. 388 ГК РФ уступка прав (требований) кредитором другому лицу допускается без согласия должника, если такая уступка не противоречит закону, иным правовым актам или договору.

Для уступки требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника, требуется согласие должника.

До вступления в силу комментируемого Закона в научной литературе и судебной практике на протяжении длительного периода велся спор о том, можно ли считать данные условия соблюденными и соответственно правомерной уступку кредитной организацией прав (требований) по договору потребительского кредита некредитной организации в отсутствие согласия заемщика. Аргументация правоведов и судов, отрицавших правомерность уступки прав (требований) по договору потребительского кредита некредитной организации, сводилась к следующим тезисам.

Во-первых, уступка признается недействительной на основании того, что кредитором по договору потребительского кредита может выступать только кредитная организация и личность кредитора имеет существенное значение для заемщика. По мнению противников уступки прав по договорам потребительского кредита некредитной организации , в соответствии с п. 1 ст. 819 ГК РФ кредиторами по кредитному договору должны выступать банки или иные кредитные организации. Законодательство содержит ряд положений, обеспечивающих стабильность кредитных отношений, к числу которых относится и установление особого статуса кредитной организации. И если банки уступают не являющимся кредитными организациями третьим лицам права требования возврата средств, переданных должнику по кредитному договору, то выстроенный законодателем "баланс интересов" может нарушиться . При уступке права требования кредитора лицу, не являющемуся кредитной организацией, нарушаются не только частные интересы участников, но и публичные интересы .

Такая уступка представляет собой вывод кредитором из собственного оборота части собственных средств, который может привести, во-первых, к невозможности удовлетворения требований вкладчиков и, во-вторых, к снижению показателей обязательных нормативов банка, установленных Банком России .

--------------------------------

Под некредитными организациями в данном случае понимаются организации, не являющиеся кредитными организациями, т.е. любые организации за пределами банковской системы.

См.: Наумов О.А., Слесарев В.Л. Рассмотрение споров о признании цессии недействительной // Арбитражная практика. 2001. Спецвып. С. 69.

См.: Соломин С.К. О некоторых аспектах уступки права требования возврата кредита и уплаты процентов по кредитному договору // Банковское право. 2008. N 1. С. 21.

См.: Там же. Подобной позиции также придерживаются ряд других авторов. См.: Наумов О.А., Слесарев В.Л. Рассмотрение споров о признании цессии недействительной. С. 69; Гришаев С.П. Кредитный договор // Деньги и кредит. 2001. N 3; Сарнаков И.В. О возможности уступки права требования возврата денежных средств по кредитному договору // Банковское право. 2011. N 5.

Критики этой позиции указывают, что требования к субъектному составу имеют значение только в момент заключения кредитного договора. Личность кредитора для заимодавца, как и в большинстве денежных обязательств, не имеет существенного значения. В ходе исполнения обязательств по кредитному договору обязательства заемщика по возврату денежных средств, полученных на основании договора о кредите, принципиально ничем не отличаются от любых других денежных обязательств . При этом уступка прав некредитным организациям не может влечь нарушение интересов вкладчиков и иных третьих лиц, поскольку интересы кредиторов банка равным образом могут быть затронуты и при уступке прав другой кредитной организации, и при уступке прав из других договоров, где банк выступает кредитором (например, купля-продажа ценных бумаг, депозиты в других банках и т.д.) .

В связи с этим отсутствуют препятствия для уступки права требования в отношении заемщика кредитором третьим лицам, в том числе некредитным организациям .

--------------------------------

См.: Новоселова Л.А. Комментарий к информационному письму Президиума ВАС РФ от 30 октября 2007 г. N 120 "Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации" // Практика рассмотрения коммерческих споров: Анализ и комментарии постановлений Пленума и обзоров Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации / Под ред. Л.А. Новоселовой, М.А. Рожковой. Вып. 13. М.: Статут, 2010.

См.: Там же.

Подобной позиции также придерживаются ряд других авторов. См.: Свириденко О.М. Цессия в арбитражной практике // Арбитражная практика. 2001. Спецвып. С. 34; Павлодский Е.А. Из практики применения законодательства об уступке требования // Право и экономика. 1997. N 21. С. 21 - 22.

Во-вторых, по мнению противников уступки, она является недействительной, поскольку некредитные организации не имеют лицензии на осуществление банковских операций. Указывается, что требование лицензирования, а равно наличия банка на стороне кредитора в кредитном договоре распространяется как на сам кредитный договор, так и на все действия, выступающие объектами обязательств по предоставлению кредита и его возврату. Любая уступка права требования возврата кредита и уплаты процентов субъектам небанковской деятельности должна признаваться ничтожной как противоречащая требованиям закона . Следует отметить, что данная позиция не находит широкой поддержки ни среди правоведов, ни в судебной практике. Аргументируя свою позицию, оппоненты отмечают, что возврат кредита и уплата по нему процентов в отличие от предоставления кредита не входят в перечень банковских операций, подлежащих обязательному лицензированию. При уступке прав (требований) по кредитному договору осуществляется перемена лиц в обязательстве, а не сторон в кредитном договоре. В связи с этим для осуществления и реализации права требования исполнения встречного денежного обязательства (долга), вытекающего из договора, наличие у лица, к которому переходят права по цессии, специальной правосубъектности не требуется .

На отсутствие необходимости наличия специального субъектного состава участников кредитного договора после выдачи кредита обращают внимание и суды. Новый кредитор вступает в кредитный договор после исполнения первоначальным кредитором действий, требующих лицензирования. Действия по истребованию суммы долга не требуют специального разрешения .

--------------------------------

См.: Сарнаков И.В. О возможности уступки права требования возврата денежных средств по кредитному договору. С. 39 - 42.

См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 5. Т. 1: Договоры о займе, банковском кредите и факторинге. Договоры, направленные на создание коллективных образований. С. 310; Чеговадзе Л. Уступка права требования. Закон и правоприменительная практика // Хозяйство и право. 2001. N 9; Свириденко О.М. Указ. соч. С. 35 - 36.

См.: Постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 8 февраля 2001 г. N Ф08-108/2001, от 19 февраля 2001 г. N А05-7949/00-407/21.

В-третьих, высказывается точка зрения, согласно которой уступка является недействительной, поскольку передача сведений о заемщике некредитной организации без его согласия нарушает банковскую тайну. Отсутствует единодушие правоведов и судов в вопросе о соотношении гражданско-правовых норм об уступке и норм Закона о банках о сохранении банковской тайны. Некоторые авторы полагают, что кредитные организации не вправе предоставлять цессионарию - некредитной организации сведения, составляющие банковскую тайну, без его прямо выраженного согласия . По их мнению, Закон о банках содержит ограниченный перечень субъектов, которым могут передаваться сведения о заемщике, составляющие банковскую тайну. Некредитные организации, которым было уступлено право (требование) по потребительскому кредиту, в этот перечень не входят, в связи с чем передача таких сведений представляет собой разглашение банковской тайны, влекущее за собой ответственность, включая возмещение нанесенного ущерба, в порядке, установленном законом. С таким выводом соглашаются некоторые суды .

--------------------------------

См.: Кирилловых А.А. Цессия и права потребителей банковских услуг // Вестник арбитражной практики. 2012. N 3. С. 18 - 25.

Апелляционное определение Центрального районного суда г. Читы от 15 марта 2013 г. по делу N 11-86/2013.

Другие авторы не усматривают нарушения норм о банковской тайне при уступке, отмечая, что передача информации, составляющей банковскую тайну, без согласия заемщика при уступке прав (требований) по потребительскому кредиту является законной, если цессионарием гарантируются ее сохранность и неразглашение . Суды дополнительно указывают, что в соответствии с нормами Закона о банках к сведениям, составляющим банковскую тайну, относится только информация об операциях, счетах и вкладах клиентов. В случае уступки прав требования по кредитному договору первоначальный кредитор обязан передать новому кредитору кредитный договор, содержащий сведения о кредитных обязательствах между банком и должником, которые не относятся к банковской тайне. Поэтому при уступке прав по кредитному договору кредитор не нарушает банковскую тайну заемщика .

--------------------------------

См.: Тарасенко О.А. "Уступка" банковской тайны // Законы России: опыт, анализ, практика. 2012. N 11. С. 34 - 36

См.: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 9 июля 2010 г. по делу N А42-465/2009; Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16 апреля 2010 г. по делу N 17АП-2866/2010-Г; Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 14 мая 2010 г. по делу N А73-18400/2009; Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 11 ноября 2009 г. по делу N А75-3007/2009; Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 26 сентября 2012 г. по делу N 33-6877/2012.

В-четвертых, уступка признается недействительной на основании того, что передача персональных данных заемщика некредитной организации без его согласия нарушает законодательство о защите персональных данных. О нарушении прав заемщика при обработке его персональных данных третьими лицами в результате уступки прав (требований) по договору потребительского кредита указывалось в судебных решениях. По мнению некоторых судов, цессионарий - некредитная организация обязан получить от заемщика согласие на обработку его персональных данных. В отсутствие такого согласия цессионарий обязан прекратить обработку и уничтожить персональные данные заемщика, письменно уведомив его об этом. Заемщик вправе также требовать возмещения морального вреда. Большинство судов придерживаются противоположной позиции, указывая, что новый кредитор вправе обрабатывать персональные данные заемщика, если такая обработка необходима для исполнения обязательств по договору потребительского кредита (займа) .

--------------------------------

См.: Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 1 августа 2013 г. по делу N А32-44893/2011; решение Советского районного суда г. Красноярска от 24 мая 2012 г. по делу N 2-927/2012.

2. В отсутствие специального закона, регулирующего отношения в сфере потребительского кредита, с учетом роста социальной напряженности в связи с распространением практики уступки прав (требований) по договорам потребительского кредита коллекторским агентствам, в 2011 - 2012 гг. высшие судебные органы и Роспотребнадзор последовательно высказали свою позицию по рассматриваемому вопросу .

--------------------------------

Следует отметить, что позицию относительно правомерности уступки прав по кредитному договору некредитной организации Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ высказал еще в 2007 г. В п. 2 информационного письма от 30 октября 2007 г. N 120 "Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации" Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ указал: "Уступка банком прав кредитора по кредитному договору юридическому лицу, не являющемуся кредитной организацией, не противоречит законодательству". Однако не все суды поддержали данную позицию.

В письме от 23 августа 2011 г. N 01/10790-1-32 "О практике применения судами законодательства о защите прав потребителей при замене лица в договорном обязательстве (по делам с участием территориальных органов Роспотребнадзора)" Роспотребнадзор довел до сведения своих территориальных органов позицию о том, что уступка права требования возврата кредита и уплаты процентов субъектам небанковской сферы противоречит специальному банковскому законодательству, требующему лицензирования банковских операций. Он выразил опасения относительно того, что в результате цессии прав, вытекающих из кредитного договора, заемщик-потребитель окажется в отношениях с коллекторскими агентствами, деятельность которых не урегулирована законодательно, что приведет к нарушению прав потребителей. По мнению Роспотребнадзора, уступка прав по договору потребительского кредита третьему лицу, не являющемуся кредитной организацией, также нарушает нормы о соблюдении банковской тайны, в то время как соблюдение банковской тайны является одним из критериев качества соответствующей финансовой услуги, оказываемой банком. На основании сказанного в упомянутом письме был сделан вывод об очевидном отсутствии у так называемых коллекторов законной возможности вступать с потребителями в правоотношения, требующие специального правового статуса.

С позицией Роспотребнадзора не согласился Высший Арбитражный Суд РФ. В информационном письме N 146 Суд указал, что уступка банком лицу, не обладающему статусом кредитной организации, не исполненного в срок требования по кредитному договору с заемщиком-гражданином, не противоречит закону и не требует согласия заемщика. По мнению Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, требование возврата кредита, выданного физическому лицу по кредитному договору, не относится к числу требований, неразрывно связанных с личностью кредитора, и в законодательстве Российской Федерации отсутствует норма, которая бы устанавливала необходимость получения согласия заемщика-гражданина на уступку кредитной организации требований, вытекающих из кредитного договора. При этом такая уступка требований не нарушает нормативных положений о банковской тайне, так как ее должностные лица и работники обязаны хранить ставшую им известной информацию, составляющую банковскую тайну, и несут ответственность за ее разглашение.

Собственную позицию под данному вопросу занял Верховный Суд РФ. В п. 51 Постановления N 17 Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности. В то же время стороны договора потребительского кредита могут согласовать данное условие при заключении договора.

Точка зрения Роспотребнадзора заслуживает внимания. Участившиеся в условиях финансового кризиса 2008 - 2010 гг. случаи незаконных действий коллекторских агентств по взысканию просроченной задолженности по кредитным договорам с заемщиками-потребителями не могли остаться без внимания органа государственной власти по защите прав потребителей. Вместе с тем необходимо отметить, что борьба с коллекторскими агентствами путем запрета уступки прав некредитным организациям представляется неэффективной. Уступка прав по договору потребительского кредита является только одним из способов, которыми оформляются отношения между кредитной организацией и коллекторским агентством. Другим распространенным способом является заключение кредитной организацией и коллекторским агентством агентского договора. В этом случае коллекторское агентство выступает агентом кредитной организации и действует от ее имени и за ее счет . Таким образом, запрет уступки не достигает своего назначения - защиты заемщиков-граждан от незаконных действий коллекторов.

--------------------------------

Отношения между коллекторским агентством договора об оказании услуг по содействию в возврате долга. В этом случае опять же возникает риск злоупотребления коллекторами правами при осуществлении действий, направленных на возврат задолженности (см.: Тарасенко О.А. Указ. соч. С. 34 - 36).

Кроме того, позиция Роспотребнадзора, направленная на борьбу с недобросовестными коллекторами, не учитывает, что запрет уступки прав по потребительским кредитам фактически делает незаконной секьюритизацию таких кредитов. При секьюритизации банк уступает третьему лицу (специализированному финансовому обществу) права, вытекающие из договора потребительского кредита, а третье лицо выпускает ценные бумаги, платежи по которым обеспечиваются правами требования по кредитному договору. Секьюритизация позволяет банку привлечь дополнительное финансирование под залог финансовых активов, что, в свою очередь, благоприятно сказывается на позиции потребителей банковских услуг, поскольку кредитные программы для них становятся дешевле .

--------------------------------

См.: Крупышев Д. Чего добивается Онищенко? // Интернет-сайт РКБ daily. 2011. 30 августа.

Борьба с незаконными действиями коллекторов должна осуществляться путем принятия закона, регулирующего деятельность коллекторов по взысканию просроченной задолженности, регистрации их в качестве коллекторов в специальном реестре и контроля со стороны уполномоченного государственного органа .

--------------------------------

Подробнее о коллекторской деятельности см. п. 5 комментария к ст. 15 Закона N 353-ФЗ.

3. В комментируемой норме описывается правовой режим уступки прав требования по договору потребительского кредита (займа) третьим лицам. Он отличается от позиций, ранее высказанных Высшим Арбитражным Судом РФ и Верховным Судом РФ.

Кредитор вправе уступать права (требования) по договору потребительского кредита (займа) третьим лица, если запрет такой уступки не установлен федеральным законом. Можно привести несколько примеров такого ограничения, содержащихся в законодательстве. Так, без согласия залогодержателя исключается уступка прав требования, находящихся в залоге (п. 2 ст. 346 ГК РФ). Уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет для должника существенное значение, не допускается без согласия последнего (п. 2 ст. 388 ГК РФ). В специальных законах, регулирующих деятельность профессиональных кредиторов, отсутствуют ограничения уступки прав по кредитным договорам и договорам займа.

Условие о запрете уступки может быть согласовано по инициативе заемщика в договоре потребительского кредита (займа) при его заключении. При наличии такого договорного условия уступка требования по договору потребительского кредита (займа) не допускается. Представляется, что комментируемая норма не ограничивает право сторон предусмотреть в договоре условие, содержащее согласие заемщика на уступку кредитором права (требования) по договору.

Согласование запрета уступки влечет для кредитора определенный риск. Если в договоре потребительского кредита (займа) отсутствует условие о запрете уступки, заемщик может заявить, что был лишен кредитором права включить соответствующее условие в договор, поскольку кредитор не сообщил заемщику о возможности запрета уступки. Так как именно кредитор определяет большую часть условий договора, в Законе содержится два указания на его обязанность уведомить заемщика о том, что тот вправе запретить уступку. Сначала кредитор обязан включить сведения о возможности запрета уступки в информацию об условиях предоставления, использования и возврата потребительского кредита (п. 19 ч. 4 ст. 5 Закона). Затем стороны обязаны согласовать возможность запрета уступки прав (требований) третьим лицам в индивидуальных условиях договора потребительского кредита (займа) (п. 13 ч. 9 ст. 5 Закона).

Возникает вопрос о том, в какой форме кредитор обязан проинформировать заемщика о возможности запретить уступку (п. 19 ч. 4 ст. 5 Закона) и каков порядок включения соответствующего условия в договор потребительского кредита (займа). В ч. 4 и 9 ст. 5 Закона говорится о возможности запрета уступки прав по договору третьим лицам. В связи с этим возникает неопределенность относительно того, обладает заемщик правом в одностороннем порядке запретить уступку при определении индивидуальных условий договора потребительского кредита (займа) или соответствующее условие договора должно быть согласовано обеими сторонами, а указание на "возможность запрета уступки" означает лишь адресованное заемщику приглашение к обсуждению этого условия. Указанная коллизия разрешается в комментируемой статье в пользу второго варианта. Условие о запрете уступки, как и прочие индивидуальные условия договора, согласуется обеими сторонами в порядке, установленном ч. 6 ст. 7 Закона.

4. До вступления Закона в силу банки включали в кредитные договоры с заемщиками-потребителями пункт о согласии заемщика на уступку прав (требований) по договору любому третьему лицу по усмотрению банка без каких-либо предварительных ограничений и условий. Суды иногда признавали данное условие ущемляющим права потребителей и потому недействительным. По мнению суда, кредитор как более сильная сторона переговорного процесса может навязать заемщику условия, существенным образом нарушающие баланс интересов сторон. Если суд решит, что при заключении кредитного договора заемщик был фактически лишен возможности влиять на содержание договора, проект которого был разработан банком и содержал в себе условия, существенным образом нарушающие баланс интересов сторон, он вправе применить к такому договору положения ст. 428 ГК РФ о договорах присоединения . В связи с этим у кредитора сохраняется риск того, что указание в договоре потребительского кредита (займа) на то, что заемщик согласен на уступку прав (требований), окажется недостаточным для признания данного условия согласованным .

--------------------------------

Пункт 2 информационного письма N 147.

Как было указано в п. 68 комментария к ст. 5 Закона N 353-ФЗ, значительная часть индивидуальных условий договора потребительского кредита (займа) в действительности определяется кредитором в одностороннем порядке, т.е. отвечает всем признакам общих условий. Заемщик не принимает участия в их формулировании.

5. В соответствии с комментируемой частью запрет уступки прав (требований) по договору потребительского кредита (займа) должен быть согласован сторонами при заключении договора. Из этого следует, что после заключения договора потребительского кредита (займа) кредитор вправе отказаться от обсуждения с заемщиком любых предложений по изменению договора с целью включения в него запрета уступки. Поэтому уже на этапе заключения договора заемщику следует оценить потенциальные риски, связанные с уступкой прав по договору третьим лицам, в том числе коллекторским агентствам. Кредитору важно быть уверенным в том, что у заемщика отсутствует возможность запретить уступку в будущем. Кредитор рассчитывает, какой объем просроченной задолженности он сможет уступить коллекторским агентствам и как это отразится на размерах резервов по ссудной задолженности . Кроме того, возможность изменения заемщиком решения о возможности запрета уступки повлечет серьезные трудности для секьюритизации таких кредитов.

--------------------------------

В соответствии с Положением N 254-П в зависимости от качества обслуживания ссуд кредитная организация обязана сформировать минимальный размер резерва до 100% от размера ссуды.

6. Законодатель не ограничивает кредитора ни в отношении субъекта, которому могут уступаться права (требования) по договору потребительского кредита (займа), ни в отношении качества уступаемых кредитов (займов). Следовательно, кредитор вправе уступать права по договору любым третьим лицам, в том числе некредитным организациям, независимо от того, наступил срок исполнения по такому кредиту (займу) или нет. До вступления в силу комментируемого Закона отсутствовала правовая определенность относительно правомерности уступки некредитным организациям прав по кредитному договору, заключенному с гражданином. Некоторые суды признавали такую уступку нарушающей права заемщика как потребителя финансовых услуг , другие - считали ее правомерной . Спорным также являлся вопрос о праве кредитора уступать непросроченные требования по кредитному договору с заемщиком-гражданином .

--------------------------------

См.: Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 16 ноября 2010 г. по делу N А33-6310/2010; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 28 апреля 2010 г. по делу N А56-60582/2009; Постановление ФАС Уральского округа от 11 августа 2008 г. по делу N А60-2082/08; Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 28 июля 2011 г. по делу N А33-163/2011; Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 26 сентября 2012 г. по делу N 33-6877; Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Пензенского областного суда от 19 ноября 2013 г. по делу N 33-2932/2013; решение Выборгского районного суда г. Санкт-Петербурга от 28 января 2013 г. по делу N 2-1007; решение Вологодского городского суда Вологодской области от 23 марта 2012 г. по делу N 2-2175/2012.

См.: Постановление ФАС Дальневосточного округа от 22 марта 2011 г. по делу N А37-944/2010; Постановление ФАС Московского округа от 4 февраля 2008 г. по делу N А40-13595/07; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 5 октября 2010 г. по делу N А56-6478/2010; Постановление ФАС Уральского округа от 20 августа 2009 г. по делу N А47-8401/2008; решение Заволжского районного суда г. Ульяновска от 9 апреля 2012 г. по делу N 2-966/12; решение Советского районного суда г. Красноярска от 4 июня 2012 г. по делу N 2-2/147.

Особую остроту данный спор получил в связи с принятием информационного письма N 146, в котором Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ сделал оговорку о том, что уступка банком лицу, не обладающему статусом кредитной организации, не противоречит закону только в отношении не исполненных в срок требований по кредитному договору с заемщиком-потребителем. Например, в решении Вологодского городского суда Вологодской области от 23 марта 2012 г. по делу N 2-2175/2012 суд признал недействительной уступку непросроченных прав (требований) по кредитному договору с заемщиком-потребителем. Суд аргументировал это тем, что у кредитора не имелось "права требования задолженности по договору, поскольку обязательства, взятые на себя заемщиком по погашению кредита, исполнялись им надлежащим образом".

Таким образом, законодатель поставил точку в споре о действительности уступки прав, возникающих из договора потребительского кредита (займа), по которому заемщик не допускал просрочек, а также о законности уступки третьим лицам, не являющимся кредитными организациями.

7. Сложности возникают при решении вопроса о допустимости уступки прав (требований) по договорам потребительского кредита (займа), заключенным до вступления в силу комментируемого Закона, т.е. до 1 июля 2014 г. В соответствии с ч. 2 ст. 17 комментируемого Закона к таким договорам его положения не применяются. Следовательно, в отношении уступки прав по договорам, заключенным до 1 июля 2014 г., продолжают действовать две конкурирующие позиции, высказанные Высшим Арбитражным Судом РФ и Верховным Судом РФ. При отсутствии согласия заемщика существует высокий риск признания незаконной уступки прав некредитным организациям.

Рассмотрим правовые последствия совершения уступки прав по договору потребительского кредита (займа) некредитным организациям без согласия заемщика для "старых" и "новых" договоров. Признание уступки, произведенной до 1 июля 2014 г., незаконной (позиция Верховного Суда РФ) влечет для сторон договора потребительского кредита (займа) правовые последствия, определенные п. 1 ст. 167 ГК РФ. Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. В связи с этим новый кредитор лишается права требовать от заемщика-потребителя исполнения обязательств по кредитному договору, а надлежащим исполнением заемщиком своих обязательств по договору будет их исполнение первоначальному кредитору.

Кроме того, следует иметь в виду, что уступка прав по договору потребительского кредита некредитной организации по "старым" договорам часто признавалась судами нарушающей права потребителей. Суды ссылаются на п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. N 7 "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей", который закрепляет распространение норм законодательства о защите прав потребителей на отношения, возникающие из договоров на оказание финансовых услуг, в том числе кредитных договоров, направленных на удовлетворение личных, семейных, домашних и иных нужд потребителя-гражданина, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. Если суд признает, что уступка прав по договору потребительского кредита нарушает права заемщика как потребителя, заемщик будет вправе требовать компенсацию морального вреда (ст. 15 Закона о защите прав потребителей) . Новый кредитор по соглашению об уступке, которое было признано судом недействительным, вправе требовать от первоначального кредитора возврата всего переданного по соглашению об уступке, а также возмещения причиненных убытков. Первоначальный кредитор отвечает перед новым кредитором также за недействительность переданного ему требования.

--------------------------------

Решение Вологодского городского суда Вологодской области от 23 марта 2012 г. по делу N 2-2175/2012.

Иной правовой режим действует для соглашений об уступке прав по договорам потребительского кредита (займа), заключенным после 1 июля 2014 г. В отношении таких соглашений применяются положения гл. 24 ГК РФ в редакции Федерального закона от 21 декабря 2013 г. N 367-ФЗ "О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации". В новой редакции п. 2 ст. 382 ГК РФ определяются последствия уступки прав по договору, если в нем содержалось условие о запрете уступки. По общему правилу такая уступка признается действительной, однако суд может признать сделку по уступке недействительной по иску должника, если будет доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об указанном запрете . В соответствии со ст. 390 ГК РФ в случае, если суд установит, что первоначальный кредитор не был правомочен совершать уступку, новый кредитор вправе потребовать от первоначального кредитора возврата всего переданного по договору об уступке, а также возмещения причиненных убытков.

--------------------------------

Полагаем, что на практике у кредитора сохранится риск признания недействительной уступки прав по договору потребительского кредита (займа), в котором содержался запрет на такую уступку. Доказательством осведомленности нового кредитора о запрете уступки может быть документ, в котором указывается, что новый кредитор ознакомился с содержанием договоров, права по которым ему передаются.

8. Уступка прав по договору потребительского кредита имеет важное значение при осуществлении сделок секьюритизации кредитных портфелей банков. Их содержанием является уступка прав требования по кредитным договорам специализированной финансовой организации, которая выпускает облигации, обеспеченные этими правами. Средства, вырученные при размещении облигаций, поступают банку в оплату уступленных требований . С 1 июля 2014 г. вступил в силу Закон о секьюритизации, установивший правила для сделок секьюритизации неипотечных кредитов. Структура сделки, согласно новому Закону, в целом повторяет зарубежные аналоги, за некоторыми особенностями банкротства СФО (см. схему).

--------------------------------

Подробнее о сделках секьюритизации см.: Бэр Х.П. Секьюритизация активов / Пер. с нем. Ю.М. Алексеев, О.М. Иванов. М.: Волтерс Клувер, 2007.

┌──────────┐ ┌─────────────┐ ┌──────────────┐

│Бухгалтер │ │Управляющая │ │Своп-провайдер│

└──────────┘ │компания │ │ │

│ └─────────────┘ └──────────────┘

│ │ │

┌─────────────┐ │ │ ┌─────────────┘

│Резервная │ 1. Продажа кредитов │ │ │

│обслуживающая│ (залог по облигациям) │ │ │

│компания │ \\/ \\/ \\/

└┬──────┬─────┘ ┌─────────────────────────┐ ┌──────────┐

│Банк │ ────────────────> │ Специализированное │ │Банк - │

└──────┘ < ───────────────── │финансовое общество (SPV)│бумагах". В 2006 г. была проведена первая российская секьюритизация ипотечных активов. К концу 2013 г. было организовано более 35 сделок секьюритизации на сумму свыше 200 млрд. руб. Две трети выпусков представляют собой сделки на внутреннем рынке . В соответствии со Стратегией развития ипотечного жилищного кредитования, принятой Правительством РФ в 2010 г. , ожидается увеличение доли ипотеки, финансируемой за счет выпуска ипотечных ценных бумаг в общем объеме ипотеки, до 50% в 2015 г. и до 66% к 2030 г. .

--------------------------------

См.: Гришухин Д. Ценные бумаги для ипотеки // Энциклопедия российской секьюритизации. 2013. С. 96.

Стратегия развития ипотечного жилищного кредитования в Российской Федерации до 2030 года (утв. распоряжением Правительства РФ от 19 июля 2010 г. N 1201-р).

Согласно прогнозам European Mortgage Federation European и Covered Bond Council, отношение долга по ипотеке к ВВП в России в 2015 г. должно достичь 7,2% и увеличиться до 15,5% в 2030 г. См.: Гребцов М. Ипотечные ценные бумаги: инвестиционные идеи для рыночного инвестора ипотеки // Энциклопедия российской секьюритизации. 2013. С. 172.

Центральным элементом сделки секьюритизации является уступка прав по кредитному договору (договору займа), обеспеченному ипотекой, ипотечному агенту. Это позволяет банкам привлечь дополнительное финансирование, ограничить свой кредитный риск и улучшить финансовые показатели, поскольку в результате уступки ипотечные активы списываются с баланса банка и замещаются денежными средствами . Чаще всего уступка при ипотечной секьюритизации оформляется путем продажи закладной, поэтому первоначальному кредитору важно обеспечить действительность договора передачи прав на закладную (договора купли-продажи, мены, цессии, иной сделки об отчуждении).

--------------------------------

В настоящее время рынок ипотечной секьюритизации все еще остается недостаточно развитым. На сегодняшний день было секьюритизировано не более 7% от выданных ипотечных кредитов. Это означает, что более 90% ипотечных кредитов остается на балансе российских банков.

Закладная является именной ценной бумагой, удостоверяющей права ее законного владельца на получение исполнения по денежным обязательствам, обеспеченным ипотекой, и право залога на имущество, обремененное ипотекой (п. 2 ст. 13 Закона об ипотеке). Обязанными по закладной лицами являются должник по обеспеченному ипотекой обязательству и залогодатель. Особенности передачи прав по закладной определены в ст. 48 Закона об ипотеке. В соответствии с п. 2 данной статьи с передачей прав на закладную другому лицу к этому лицу переходят все удостоверенные ею права, в том числе права залогодержателя и права кредитора по обеспеченному ипотекой обязательству, независимо от прав первоначального залогодержателя и предшествующих владельцев закладной.

В 2011 г. возникли первые судебные прецеденты признания недействительным договора купли-продажи закладной, опосредующего уступку прав по обеспеченному ипотекой кредитному договору ипотечному агенту. По мнению суда, уступка прав ипотечному агенту, не имеющему лицензии на осуществление банковской деятельности, противоречит природе кредитного договора. В последующем суды обосновывали свою позицию ссылкой на п. 51 Постановления N 17, в котором разъяснялось, что Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка передавать право требования по кредитному договору с потребителем лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если в договоре не было согласовано условие о возможности такой уступки. В качестве дополнительных оснований для признания недействительности уступки судами также называлось нарушение кредитором банковской тайны и законодательства о защите персональных данных заемщика . Гражданин, заключая кредитный договор с банком как субъектом, наделенным в установленном законом порядке специальным правом, которое подтверждается лицензией, выдаваемой Банком России, выступает потребителем финансовой услуги, предоставляемой банком. При этом по смыслу ст. 857 ГК РФ и ст. 26 Закона о банках соблюдение банковской тайны также относится к качеству финансовой услуги, оказываемой банком гражданину-потребителю. Соответственно, уступка банком прав по кредитному договору, заключенному с гражданином, другому лицу, не обладающему специальным правовым статусом, признается судами нарушающей права гражданина как потребителя и потому недействительной .

--------------------------------

Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 10 июля 2013 г. по делу N 33-7264/2013.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 31 октября 2013 г. по делу N А40-48708/2013.

Уступка прав по кредитному договору признается действительной, если такая уступка совершается посредством продажи закладной . Так, в одном деле Верховный Суд РФ определил, что Законом об ипотеке, регулирующим передачу прав на закладную, установлены специальные правила оборота закладной как ценной бумаги, не содержащие ограничений в обороте этих ценных бумаг и, соответственно, в оборотоспособности удостоверяемых ими обязательственных и иных прав. Закон об ипотеке не предусматривает положений о необходимости получения согласия должника-залогодателя на переход к другому лицу прав на закладную, а также не содержит каких-либо требований, предъявляемых к новому законному владельцу закладной. Таким образом, передача прав, удостоверенных закладной, на основании сделки купли-продажи закладной, осуществленная без согласия должника-залогодателя, не противоречит законодательству и п. 51 Постановления N 17, поскольку специальным законом установлены иные правила .

--------------------------------

Апелляционное определение Волгоградского областного суда от 13 марта 2014 г. по делу N 33-2793/2014.

Определение Верховного Суда РФ от 12 ноября 2013 г. N 55-КГ13-8.

11. В комментируемой статье отсутствуют специальные правила об уступке прав по договорам потребительского займа некредитными финансовыми организациями, которые осуществляют профессиональную деятельность по предоставлению потребительских займов.

Законы, регулирующие деятельность микрофинансовых организаций, кредитных потребительских кооперативов и ломбардов, также не содержат специальных норм об уступке. Отсутствие законодательных запретов на уступку прав, возникающих из договоров потребительского займа, означает, что такая уступка является правомерной. Этот вывод подтверждается судебной практикой.

Суды признают действительными соглашения об уступке прав по договорам займа между кредитными потребительскими кооперативами и их членами-гражданами третьим лицам. Законной является уступка как другим потребительским кооперативам , так и иным юридическим лицам и гражданам . По мнению суда, действующее законодательство не содержит норм, запрещающих уступку прав по договорам займа между кредитным потребительским кооперативом и третьими лицами, если в договоре не оговорен соответствующий запрет. Заявления заемщиков о том, что для договоров займа с кредитными потребительскими кооперативами существенное значение должно иметь членство заемщика в этом кооперативе, отклоняются . Из п. 1 ч. 1 ст. 6 Закона о кредитной кооперации, в котором установлен запрет на предоставление займов лицам, не являющимся членами кредитного кооператива, не следует, что кооператив не вправе уступать права по таким займам. Кредитному кооперативу важно обеспечить финансовую устойчивость: членство заемщика в кредитном потребительском кооперативе является одной из основных предпосылок его платежеспособности. Поэтому для кредитного кооператива важно, чтобы на протяжении всего срока действия договора займа заемщик оставался членом кооператива . В то же время для заемщика личность заимодавца не имеет существенного значения, в связи с чем уступка прав (требований) по договору займа не влечет для него негативных последствий и является законной.

--------------------------------

Решение Солецкого районного суда Новгородской области от 12 апреля 2011 г.

Решение мирового судьи судебного участка N 1 п. Прямицыно Октябрьского района Курской области от 17 апреля 2012 г. по делу N 2-33/2012; заочное решение мирового судьи судебного участка N 8 Сеймского округа г. Курска от 18 июня 2012 г. по делу N 2-438-8м-2012; решение мирового судьи судебного участка N 2 Железнодорожного округа г. Курска от 19 июня 2012 г. по делу N 2-558/2012.

Решение Новоалтайского городского суда Алтайского края от 4 мая 2012 г. по делу N 33-2361/2012.

Определение Центрального районного суда г. Кемерово от 12 сентября 2013 г. по делу N 33-9190/2013.

Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 апреля 2012 г. N ВАС-5111/12.

Не оспаривается судами и действительность соглашений об уступке третьим лицам прав, вытекающих из договоров займа, заключенных гражданами с микрофинансовыми организациями и ломбардами .

--------------------------------

Определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Хакасия от 26 мая 2011 г. по делу N 33-1138/2011.

12. Защита персональных данных является важнейшей гарантией неприкосновенности частной жизни физического лица. Принцип неприкосновенности частной жизни физического лица неоднократно упоминается в Конституции РФ. В ст. 23 Конституции РФ провозглашается право каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, а также на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых и телеграфных и иных сообщений (ч. 2 ст. 23). В соответствии с ч. 1 ст. 24 Конституции РФ сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

Положения Конституции РФ и ратифицированных международных правовых актов о неприкосновенности личной жизни физического лица находят воплощение в Федеральном законе от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ "О персональных данных" (далее - Закон о персональных данных). В соответствии с п. 1 ст. 3 Закона о персональных под персональными данными понимается любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу (субъекту персональных данных). Обработка персональных данных в соответствии с п. 3 ст. 3 Закона о персональных данных представляет собой любое действие (операцию) или совокупность действий (операций), совершаемых с использованием средств автоматизации или без использования таких средств с персональными данными, включая сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение персональных данных. Обработку персональных данных осуществляет оператор персональных данных.

--------------------------------

В 2005 г. Российская Федерация ратифицировала Конвенцию Совета Европы о защите физических лиц при автоматизированной обработке персональных данных и обязалась привести национальное законодательство в соответствие с принципами данной Конвенции.

По общему правилу субъект персональных данных должен предоставить оператору свое согласие на обработку персональных данных и вправе в любой момент его отозвать. Однако в некоторых случаях, перечисленных в п. 2 ст. 9 Закона о персональных данных, оператор вправе продолжить обработку персональных данных без согласия субъекта персональных данных. К таким основаниям относится случай, когда обработка персональных данных необходима для исполнения договора, стороной которого является субъект персональных данных.

13. В судебной практике длительное время существовал спор о том, вправе ли кредитор - оператор персональных данных передавать персональные данные заемщика третьему лицу, которому уступаются права по кредитному договору, если на это не получено согласие заемщика. По мнению заемщиков, кредиторы не вправе передавать их персональные данные третьим лицам без их согласия, поскольку такая передача нарушает права заемщиков на неприкосновенность частной жизни. В свою очередь, кредиторы указывали на то, что персональные данные заемщика передаются третьим лицам исключительно для целей исполнения кредитного договора, стороной по которому является заемщик-гражданин. В силу п. 2 ст. 385 ГК РФ кредитор, уступивший требование другому лицу, обязан передать ему документы, удостоверяющие право требования, и сообщить сведения, имеющие значение для исполнения требования. Без передачи данных сведений, включающих персональные данные заемщика, третьему лицу и без дальнейшей обработки персональных данных заемщика исполнение кредитного договора является невозможным. Поэтому передача персональных данных третьему лицу, которому были уступлены права по кредитному договору, является законной и не нарушает права заемщика.

В данном споре большинство судов встали на защиту интересов кредитора. Как разъясняют суды, в соответствии с п. п. 1 и 2 ст. 5 Закона о персональных данных обработка персональных данных должна осуществляться на законной и справедливой основе и ограничиваться достижением конкретных, заранее определенных и законных целей. Исходя из норм п. 5 ст. 6 и п. 2 ст. 9 Закона о персональных данных допускается обработка персональных данных в случае, если обработка персональных данных необходима для исполнения договора, стороной которого является субъект персональных данных. В связи с этим кредитор не обязан получать отдельное согласие на передачу персональных данных третьему лицу, которому было уступлено требование по кредитному договору. Новый кредитор вправе обрабатывать персональные данные заемщика только в целях исполнения кредитного договора. В то же время обработка персональных данных заемщика в иных целях недопустима .

--------------------------------

См.: Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 1 августа 2013 г. по делу N А32-44893/2011; решение Советского районного суда г. Красноярска от 24 мая 2012 г. по делу N 2-927/2012.

Кредитор как оператор персональных данных и иные лица, получившие доступ к персональным данным, обязаны не раскрывать третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных, если иное не предусмотрено федеральным законом (ст. 7 Закона о персональных данных). В подп. 4 п. 2 ст. 9 Закона о микрофинансировании подчеркивается, что все работники микрофинансовой организации обязаны соблюдать тайну об операциях заемщиков, а также об иных сведениях, устанавливаемых микрофинансовой организацией, за исключением случаев, установленных федеральными законами. Аналогичные требования установлены для работников ломбардов. В соответствии с п. 2 ст. 3 Закона о ломбардах ломбард и его работники обязаны соблюдать конфиденциальность информации, составляющей профессиональную тайну, при осуществлении ломбардом своей деятельности и в случае ее разглашения несут ответственность в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

--------------------------------

К информации, составляющей профессиональную тайну при осуществлении ломбардом своей деятельности, относится информация, полученная ломбардом от заемщика или поклажедателя в связи с заключением договора займа или договора хранения, за исключением наименования, описания технических, технологических и качественных характеристик невостребованной вещи, на которую в порядке, установленном ст. 12 Закона о ломбардах, обращено взыскание.

14. В комментируемой части раскрывается содержание обязанностей цессионария по соглашению об уступке прав, вытекающих из договора потребительского кредита (займа), в отношении данных, которые ему стали известны в связи с уступкой. Новый кредитор обязан (1) хранить, (2) обеспечивать конфиденциальность , (3) обеспечивать безопасность и (4) не разглашать сведения, составляющие банковскую тайну и иную охраняемую законом тайну, персональные данные. В комментируемой части не оговаривается, что данные сведения должны относиться к заемщику, поэтому защите подлежат также данные, которые касаются иных лиц, например лица, предоставившего обеспечение по кредиту (займу), или супруга заемщика, если для заключения договора потребительского кредита (займа) требовалось его согласие.

--------------------------------

В соответствии с п. 7 ст. 2 Закона об информации под конфиденциальностью информации понимается обязательное для выполнения лицом, получившим доступ к определенной информации, требование не передавать такую информацию третьим лицам без согласия ее обладателя.

Под обеспечением безопасности понимается обеспечение защищенности информации от несанкционированного доступа к информации (см., например, ст. 21 Федерального закона от 10 января 2003 г. N 20-ФЗ "О государственной автоматизированной системе Российской Федерации "Выборы").

15. В соответствии с комментируемой частью защите подлежит не любая информация, которая стала известна новому кредитору в связи с уступкой, а только сведения, составляющие (1) банковскую тайну, (2) иную охраняемую законом тайну, (3) персональные данные. Ранее уже было рассмотрено понятие и содержание персональных данных, поэтому здесь более подробно остановимся на определении понятий "банковская тайна" и "иная охраняемая законом тайна".

Банковская тайна является одним из видов охраняемой законом тайны. Согласно нормам ст. 857 ГК РФ банк гарантирует тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте. В соответствии со ст. 26 Закона о банках кредитная организация гарантирует тайну об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов.

Следует отметить, что в судебной практике последних лет отсутствует единое понимание того, какие сведения могут составлять банковскую тайну. Некоторые суды считают, что к банковской тайне относится только информация об операциях, о счетах и вкладах клиента. Сведения о кредите, выданном заемщику банком, банковскую тайну не составляют . Другие суды к банковской тайне относят любые сведения о заемщике .

--------------------------------

См.: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 9 июля 2010 г. по делу N А42-465/2009; Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16 апреля 2010 г. по делу N 17АП-2866/2010-Г; Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 14 мая 2010 г. по делу N А73-18400/2009; Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 11 ноября 2009 г. по делу N А75-3007/2009; Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 26 сентября 2012 г. по делу N 33-6877/2012.

Апелляционное определение Центрального районного суда г. Читы от 15 марта 2013 г. по делу N 11-86/2013.

Из комментируемой части следует, что при уступке прав (требований) по договору потребительского кредита (займа) цессионарию могут передаваться сведения, составляющие банковскую тайну. Новый кредитор должен обеспечивать конфиденциальность и безопасность таких сведений и несет ответственность за их разглашение. Кроме комментируемого Закона, нормы об ответственности лиц, которым переданы сведения, составляющие банковскую тайну, содержатся в Законе о банках. Положения ст. 26 Закона о банках определяют, что все служащие кредитной организации обязаны хранить тайну об операциях, о счетах и вкладах ее клиентов и корреспондентов, а также об иных сведениях, устанавливаемых кредитной организацией.

Правовые последствия разглашения сведений, составляющих банковскую тайну, определены в п. 3 ст. 857 ГК РФ и ст. 26 Закона о банках. Согласно ГК РФ в случае разглашения банком сведений, составляющих банковскую тайну, клиент, права которого нарушены, вправе потребовать от банка возмещения причиненных убытков. По Закону о банках за разглашение банковской тайны кредитные организации и ее работники несут ответственность, включая возмещение нанесенного ущерба. Поскольку нанесенный (реальный) ущерб, наряду с упущенной выгодой, включается в понятие убытков (ст. 15 ГК РФ), полагаем, что в случае разглашения банковской тайны банк или его работники обязаны возместить клиенту убытки.

Другим видом защищаемой информации является иная охраняемая законом тайна. Исходя из смысла норм Закона об информации охраняемая законом тайна относится к информации ограниченного доступа, т.е. к информации, доступ к которой ограничен федеральными законами. Ограничение доступа к информации устанавливается федеральными законами в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Информация ограниченного доступа является конфиденциальной (ст. 9 Закона об информации).

В области потребительского кредитования к охраняемой законом тайне можно отнести следующую информацию:

- банковская тайна (ст. 26 Закона о банках);

- персональные данные (Закон о персональных данных);

- информация, составляющая профессиональную тайну при осуществлении ломбардом своей деятельности (ст. 3 Закона о ломбардах);

- тайна об операциях заемщиков микрофинансовой организации и иные устанавливаемые ею сведения (подп. 4 п. 2 ст. 9 Закона о микрофинансировании);

- тайна страхования ;

--------------------------------

Статья 946 ГК РФ, п. 7 ст. 6 Федерального закона от 1 апреля 1996 г. N 27-ФЗ "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования", ст. 15 Федерального закона от 7 мая 1998 г. N 75-ФЗ "О негосударственных пенсионных фондах".

- информация, входящая в состав кредитной истории, и (или) код субъекта кредитной истории (п. 14 ст. 6 Закона о кредитных историях).

По общему правилу, определенному в ст. 17 Закона об информации, лица, права и законные интересы которых были нарушены в связи с разглашением информации ограниченного доступа (охраняемой законом тайны) или иным неправомерным использованием такой информации, вправе обратиться в установленном порядке за судебной защитой своих прав, в том числе с исками о возмещении убытков, компенсации морального вреда, защите чести, достоинства и деловой репутации.

<< | >>
Источник: Иванов О.М., Щербакова М.А.. Комментарий к Федеральному закону "О потребительском кредите (займе)": Научно-практический (постатейный), 2014. 2014

Еще по теме Статья 12. Уступка прав (требований) по договору потребительского кредита (займа):

  1. Правовое регулирование взыскания просроченной задолженности
  2. Общие основы управления оборотным капиталом
  3. Статья 1. Отношения, регулируемые настоящим Федеральным законом
  4. Статья 3. Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе
  5. Статья 4. Профессиональная деятельность по предоставлению потребительских займов
  6. Статья 12. Уступка прав (требований) по договору потребительского кредита (займа)
  7. Статья 13. Разрешение споров
  8. Статья 15. Особенности совершения действий, направленных на возврат задолженности по договору потребительского кредита (займа)
  9. Статья 16. Надзор, контроль за соблюдением требований настоящего Федерального закона
  10. Статья 17. Вступлениев силу настоящего Федерального закона
  11. § 8. Договор хранения
  12. § 3. Правовое регулирование отдельных инвестиционных договоров и соглашений
  13. Условия договора потребительского кредита
  14. Гражданско-правовое обеспечение потребительского интереса гражданина, являющегося должником в договорном обязательстве
  15. Судебная практика в системе правовых источников защиты прав потребителей.
  16. Введение
  17. 4.1. Оговорка о сохранении права собственности за продавцом (retention of title clause)
  18. 4.3 Основные отраслевые принципы гражданского права: проблема элементного состава
  19. §1. Исторические основы современного института займа
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -