<<
>>

§ 3. Содержание корпоративных информационных правоотношений в деятельности хозяйственных обществ

Содержание корпоративных информационных правоотношений, складывающихся в деятельности хозяйственных обществ, составляют субъективные права и юридические обязанности участников таких правоотношений.

Субъективное гражданское право представляет собой меру дозволенного поведения управомоченного субъекта гражданского правоотношения. Юридическая обязанность - это мера должного поведения обязанного субъекта гражданско-правового отношения. В правоотношении субъективному гражданскому праву противостоит соответствующая юридическая гражданская обязанность, а «гражданское субъективное право в единстве с соответствующей ему гражданско-правовой обязанностью и составляют содержание гражданского правоотношения»[99].

Действующее законодательство закрепляет различный объем прав и обязанностей участников гражданско-правовых корпоративных информационных отношений, складывающихся в деятельности хозяйственных обществ. Указанное различие ставится в зависимость от разных условий и может быть обращено, в частности, к участнику общества либо к самому хозяйственному обществу. Так, объем и содержательное наполнение прав и обязанностей в рамках корпоративных информационных правоотношений, возникающих в деятельности хозяйственных обществ, зависит, во-первых, от организационно-правовой формы хозяйственного общества. В частности, в соответствии с действующим законодательством об акционерных обществах к документам бухгалтерского учета и протоколам заседаний коллегиального исполнительного органа имеют право доступа акционеры, имеющие в совокупности не менее двадцати пяти

процентов голосующих акций такого акционерного общества1 . При этом законодательство об обществах с ограниченной ответственностью подобного ограничения не содержит.

Во-вторых, объем прав и обязанностей в рамках корпоративных информационных правоотношений, возникающих в деятельности хозяйственных обществ, зависит от сферы осуществляемой таким хозяйственным обществом деятельности (страховая деятельность, банковская деятельность, деятельность инвестиционного фонда, участник рынка ценных бумаг, сельское хозяйство, предприятия, созданные в процессе приватизации и т.д.).

Так, профессиональные участники рынка ценных бумаг обязаны раскрывать информацию, предусмотренную федеральными законами и нормативными актами Банка России2. То есть, хозяйственные общества, являющиеся профессиональными участниками рынка ценных бумаг, обязаны предоставлять информацию не только в случаях, предусмотренных законодательством об акционерных обществах или законодательством об обществах с ограниченной ответственностью, но и предусмотренную законодательством о рынке ценных бумаг.

В-третьих, объем и содержательное наполнение прав и обязанностей зависит от категории принадлежащих участнику акций (привилегированные, обыкновенные). К примеру, список лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров, может быть предоставлен для ознакомления лишь по требованию лиц, включенных в этот список и обладающих не менее чем одним процентом голосов3 . Таким образом, право требования представления для ознакомления соответствующего списка принадлежит владельцам не менее одного процента голосов, как правило, по обыкновенным акциям, поскольку обыкновенные акции предоставляют право голоса, и их владельцы соответственно включаются в список лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров. Владельцы же привилегированных акций, являясь участниками акционерного общества, по общему правилу, правом голоса не

1 п. 1 ст. 91 Федерального закона «Об акционерных обществах».

2 п. 25 ст. 30 Федерального закона «О рынке ценных бумаг».

3 п. 4 ст. 51 Федерального закона «Об акционерных обществах».

обладают, следовательно, не вправе требовать предоставления соответствующей информации.

В-четвертых, конкретный объем субъективных прав и обязанностей в рамках корпоративных информационных правоотношений, возникающих в деятельности хозяйственных обществ, может быть поставлен в зависимость от наличия особого статуса участника корпоративного правоотношения. Так, в случае использования в отношении открытого акционерного общества специального права на участие Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования в управлении указанным обществом («золотая акция») такое общество должно обеспечить представителям Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования доступ ко всем своим документам1.

В-пятых, объем субъективных прав и обязанностей в рамках корпоративных информационных правоотношений, возникающих в деятельности хозяйственных обществ, может зависеть от количества принадлежащих участнику корпоративной организации акций. Так, к документам бухгалтерского учета и протоколам заседаний коллегиального исполнительного органа имеют право доступа акционеры (акционер), имеющие в совокупности не менее двадцати пяти процентов голосующих акций общества[100] [101]. То есть, чем больше акций удастся аккумулировать управомоченному лицу либо управомоченным лицам совместно, тем больший объем прав ему либо им предоставляется.

Объем прав и обязанностей в рамках корпоративных информационных правоотношений, возникающих в деятельности хозяйственных обществ, может зависеть от других обстоятельств.

Таким образом, действующее законодательство закрепляет различный объем прав и обязанностей участников гражданско-правовых корпоративных информационных правоотношений, складывающихся в деятельности хозяйственных обществ.

Далее рассмотрим вопрос о составе правомочий в рамках субъективного права на получение информации, возникающего в корпоративных информационных правоотношениях, складывающихся в деятельности хозяйственных обществ. По справедливому указанию С.С. Алексеева, «если «молекулой» в ткани правовых отношений может быть признано субъективное право, то «атомами» - правомочия»1.

Некоторые ученые относят само право на получение информации к числу правомочий субъективного права на участие в управлении. Среди таких ученых, в частности, Г.В. Цепов2, А.В. Бежан3, В.А. Давыдов4, А.Н. Толкачев\'. Однако, представляется, что субъективное право на получение информации возникает и развивается в рамках самостоятельных правоотношений, имеющих собственные основания возникновения, объект и соответствующее содержание, корпоративных информационных правоотношений, складывающихся в деятельности хозяйственных обществ.

Разные авторы выделяют различные правомочия, существующие в рамках субъективного права участника хозяйственного общества на информацию.

Так, известный дореволюционный правовед И.Т. Тарасов в праве на информацию выделял следующие правомочия: 1) самостоятельный просмотр (изучение) участниками книг и документов корпорации, 2) право требовать разъяснений, как письменных, так и устных, в отношении этих книг и документов, 3) право требовать справок (устных и письменных)6.

По мнению В.П. Мозолина и Ю.В. Петровичевой, в содержании субъективного права на информацию следует выделять три правомочия: «право

1 Алексеев С.С. Собрание сочинений. В 10 т. Том 3: Проблемы теории права: Курс лекций. С. 302.

2 См.: Цепов Г.В. Акционерные общества: теория и практика: учеб, пособие. М.: ТКВелби, Изд- во Проспект, 2006. С. ПО. При этом, говоря о содержании правоотношения с участием акционера-владельца привилегированных акций, Г.В. Цепов уже относит право на получение информацииксамостоятельномусубъективномуправу(См.: Цепов Г.В. Указ. соч. С. 124).

3 См.: Бежан АВ. Указ. соч. С. 172.

4 См.: Давыдов В.А. Указ. соч. С. 179.

Толкачев АН. Участие акционеров в управлении акционерным обществом в Российской Федерации: гражданско-правовые проблемы и пути их решения: Дис. ... канд. юрид. наук Москва, 2004. С. 90.

6 Тарасов И.Т. Учение об акционерных компаниях. Выл. 2. Ярославль, 1880. С. 131-132.

на доступ к общедоступной информации, обеспечиваемой законом и государством; право пользоваться ею и право распространять ее любым законным способом»1.

Как считают Е.А. Суханов и И.Н. Шабунова, в содержание корпоративного права акционера на информацию входят два основных правомочия: право требовать от корпорации предоставления или опубликования, раскрытия определенной информации и право на защиту[102] [103].

С точки зрения Э.Р. Романовой, акционер обладает всей полнотой правомочий на информацию (знать содержание информации, применять информацию в собственной деятельности, передавать и распространять информацию), в том числе и правомочием использовать информацию любым доступным ему способом.

«Однако основной объем его прав на информацию сводится к двум основным: правомочию требовать необходимую ему информацию от общества и правомочию на собственные действия по получению информации, которые состоят в возможности искать и получать информацию о деятельности хозяйственного общества, а также знакомиться с его бухгалтерскими книгами и иной документацией в порядке, установленном уставом (п. 1. ст. 67 ГК РФ)»[104].

Аналогичную позицию занимает А.А. Кулик. Ученый говорит о том, что в содержание ряда корпоративных прав входит и правомочие соответствующего управомоченного лица на собственные действия. Так, ученый утверждает, что «его можно обнаружить и в содержании таких корпоративных прав как: право на получение информации, право на дивиденд, право на ликвидационную квоту, право корпоративной организации на получение вкладов от ее участников и право хозяйственного общества на конфиденциальность информации о его деятельности»[105].

Как представляется, зачастую для того, чтобы возникло соответствующее правоотношение, и интерес субъекта такого правоотношения в получении определенной информации был удовлетворен, управомоченной стороне необходимо заявить соответствующее требование о предоставлении необходимой информации. В данном случае содержание соответствующего права на информацию составляет право требования управомоченного субъекта на совершение действий обязанным лицом (предоставление соответствующей информации и документов по требованию управомоченного лица).

Однако также, думается, что из состава правомочий субъективного права на информацию нельзя исключать право на собственные действия, поскольку не всегда право на получение информации может быть реализовано только путем направления соответствующего требования управомоченным лицом. Реализация данного права может быть осуществлена и путем самостоятельного изыскания управомоченным субъектом необходимой информации, без обращения с соответствующим требованием. В частности, участник корпорации может обратиться к иному участнику такой корпоративной организации, ранее получившему копии документов корпорации, с просьбой об ознакомлении с ними.

Либо информация о предстоящей реорганизации хозяйственного общества может быть почерпнута его участником в средствах массовой информации, в которых публикуются данные о государственной регистрации юридических лиц, либо в источниках открытого доступа в сети интернет. В указанных случаях право на получение информации реализуется управомоченным субъектом путем совершения собственных действий без обращения с соответствующим требованием к корпорации. Возникающее в данном случае правоотношение, как справедливо замечает А.А. Кулик, носит относительный характер1. То есть, представляется, что наряду с правом требования в содержании субъективного права на информацию в рамках корпоративных информационных правоотношений в деятельности хозяйственных обществ следует также выделять правомочие на собственные действия управомоченного лица. Указанное

См.: Кулик А.А. Указ. соч. С. 12.

правомочие выражается в возможности управомоченного лица самостоятельно изыскивать необходимую информацию, знакомиться с ней, когда для получения такой информации управомоченное лицо не предъявляет соответствующего требования о ее предоставлении и для ее предоставления не требуется совершения активных действий обязанного лица.

Также, безусловно, в состав правомочий субъективного права на информацию включается правомочие на защиту. В тоже время следует уточнить, что такое правомочие реализуется в рамках охранительного правоотношения в случае нарушения соответствующего субъективного права.

Следует также отметить, что в теории права вопрос о составе правомочий в рамках субъективного права является предметом дискуссии.

Наиболее близкой представляется концепция трехчленного состава содержания субъективного права, представленная Н.Г. Александровым1 и С.С. Алексеевым2, а именно включение в состав правомочий 1) права требования, 2) права на положительные действия, 3) притязание.

Однако, думается, что представленные три правомочия все же не в полной мере отражают содержание субъективного права на информацию, возникающего в корпоративных информационных правоотношениях в деятельности хозяйственных обществ. Как представляется, к правомочию на собственные действия, правомочию требования и правомочию на защиту следует добавить правомочие на охрану. Ввиду ограниченности объема диссертационного исследования, отсутствует возможность подробно остановиться на анализе соотношения таких правовых явлений, как «охрана» и «защита». Данный вопрос является предметом дискуссии, однако более близкой представляется позиция,

1 Н.Г. Александров выделял в субъективном праве три варианта возможностей: 1) вид и мера возможного поведения ддя самого обладателя субъективного права, 2) возможность требовать известного поведения от других лиц — поведения, обеспечивающего реализацию первой возможности, 3) возможность прибегнуть в необходимых случаях к содействию принудительной силы государственного аппарата для осуществления второй возможности (См.: Александров Н.Г. Законность и правоотношения в советском обществе. М.: Госюриздат, 1955. С. 108-109).

2 С.С. Алексеев, выделял среди правомочий субъективных прав: 1) права требования, 2) права на положительные действия, 3) притязание (Алексеев С.С. Собрание сочинений. В 10 т. Том 3: Проблемы теории права: Курс лекций. С. 302).

согласно которой «охрана представляет собой систему мер, которые предназначены для того, чтобы не допустить нарушений прав и интересов участников гражданских правоотношений, а защита вступает в действие, когда нарушение прав и интересов уже произошло»1.

Ранее в настоящей работе уже говорилось, что в соответствии с п. 4 ст. 65.2 ГК РФ одной из обязанностей участников хозяйственного общества является обязанность не разглашать конфиденциальную информацию о деятельности такого общества. В связи с чем, в случае предоставления участнику корпорации такой конфиденциальной информации у корпоративной организации возникает правомочие требования от участника сохранять конфиденциальность полученной информации. При нарушении данной обязанности возникает самостоятельное охранительное правоотношение между корпорацией и таким участником2. При этом следует отметить следующее. Во-первых, «между регулятивным и охранительным отношением существует органическая связь. Она заключается в том, что охранительное правоотношение не может возникнуть без регулятивного»3 . Во-вторых, как упоминалось выше, говорить об охране соответствующих прав можно до того, как произошло конкретное их нарушение. Как представляется, тем связующим звеном между регулятивным и охранительным правоотношениями, которое является элементом правовой охраны до совершения конкретного нарушения, можно назвать правомочие на охрану. Правомочие на охрану возникает в регулятивном правоотношении и представляет собой юридически обеспеченную возможность реализации в будущем права на защиту, реализуемого в самостоятельном охранительном правоотношении.

Правомочие на охрану, думается, может возникать не только в правоотношениях по предоставлению конфиденциальной информации, но и в правоотношениях по предоставлению информации, которая не относится к

1 Гражданское право: Учебник. В 4 т. Т. 4: Обязательственное право / Отв. ред. Е.А. Суханов. М.: Волтере Клувер, 2006. С. 615 (авторглавы-СМ. Корнеев)

2 О самостоятельности охранительного гражданско-правового отношения см.: Кархалев Д.Н. Охранительное гражданское правоотношение. М.: Статут, 2009. С. 18-21.

3 Кархалев Д.Н. Указ. соч. С. 24

разряду конфиденциальной, но, тем не менее, ее разглашение, по мнению обладателя такой информации, может нанести вред его интересам либо интересам иных лиц. Скажем, информация о планировании реорганизационных процедур корпорации, по мнению руководства такой компании, может повлиять на решение ее главных партнеров о возможности продолжения сотрудничества до момента завершения реорганизационных процедур, что негативно скажется на финансовом состоянии компании и ее участников. Либо бухгалтерская отчетность корпорации содержит сведения о серьезных убытках в ее деятельности за прошедший отчетный период и информацию о большой сумме кредиторской задолженности, что, по мнению менеджмента такой компании, может повлечь досрочный отзыв инвестиционных средств, привлеченных корпорацией. Поскольку подобная информация не может быть отнесена к коммерческой тайне1, она не может быть признана конфиденциальной в соответствии с действующим законодательством. Однако в случае, скажем, заключения между корпорацией и ее участником соглашения о неразглашении указанной информации, как представляется, у корпорации возникнет правомочие требования не разглашать такую информацию и правомочие на ее охрану как юридически обеспеченную возможность реализации в будущем права на защиту, реализуемого в самостоятельном охранительном правоотношении. Правомочие на охрану при этом не может быть отнесено к правомочию на собственные действия, поскольку в приведенном примере интерес управомоченного лица удовлетворяется не посредством собственных действий.

Ввиду чего следует заключить, что содержанием соответствующего субъективного права, возникающего в рамках корпоративных информационных правоотношений, складывающихся в деятельности хозяйственных обществ, являются следующие правомочия: 1) правомочие на собственные действия, 2) правомочие требования, 3) правомочие на охрану, 4) правомочие на защиту.

1 В частности, согласно п. 11. ст. 13 Федерального закона от 06.12.2011 № 402-ФЗ (ред. от 04.11.2014) «О бухгалтерском учете» в отношении бухгалтерской (финансовой) отчетности не может быть установлен режим коммерческой тайны (п. 11. ст. 13 Федерального закона «О бухгалтерском учете» [федер. закон: принят Гос. Думой 6 дек. 2011 г.: по состоянию на 4 нояб. 2014 г.] //Российская газета. 09.12.2011. № 278).

Последнее реализуется в рамках охранительного правоотношения в случае нарушения соответствующего субъективного права.

Рассмотрение вопроса об обязанностях, как одном из элементов содержания корпоративного информационного правоотношения в деятельности хозяйственных обществ, думается, следует начать с примеров соответствующих обязанностей. В качестве примеров обязанностей, возлагаемых на участников корпоративных информационных правоотношений в деятельности хозяйственных обществ, можно назвать: 1) обязанность корпорации по уведомлению своих участников о проведении общего собрания участников такой корпорации; 2) обязанность корпорации по уведомлению своих участников о внесенных в повестку дня общего собрания такой корпорации изменениях; 3) обязанность акционерного общества по уведомлению своих акционеров о возможности осуществления ими преимущественного права приобретения дополнительных акций такого общества; 4) обязанность акционерного общества по доведению до сведения акционеров итогов голосования на общем собрании акционеров; 5) обязанность участника хозяйственного общества по извещению корпорации о намерении продать свою долю или часть доли в уставном капитале общества третьему лицу; б) обязанность участника общества с ограниченной ответственностью по предоставлению такому обществу изменений в сведениях о своем имени или наименовании, месте жительства или месте нахождения, а также сведений о принадлежащих ему долях в уставном капитале такого общества; 7) обязанность участника корпоративной организации, заинтересованного в совершении сделки, по предоставлению информации о юридических лицах, в которых такой участник владеет самостоятельно или совместно со своим аффилированным лицом (лицами) двадцатью или более процентами голосующих акций (долей, паев); о юридических лицах, в которых они, их супруги, родители, дети, полнородные и неполнородные братья и сестры, усыновители и усыновленные и (или) их аффилированные лица занимают должности в органах управления; об известных им совершаемых или предполагаемых сделках, в которых они могут быть признаны заинтересованными лицами; и другие.

В теории права в зависимости от своего содержания выделяют два типа обязанностей - обязанности активного типа и обязанности пассивного типа. Обязанности активного типа в качестве меры необходимого поведения предусматривают необходимость совершения активных действий в целях удовлетворения интереса управомоченного лица. Обязанности пассивного типа основаны на запрете как способе правового регулирования и в качестве меры необходимого поведения представляют собой невозможность совершения тех или иных действий. Именно в результате такого несовершения определенных действий удовлетворяется законный интерес управомоченного субъекта.

Как представляется, большинство обязанностей в правоотношениях по предоставлению информации, складывающихся в хозяйственных обществах, имеют активное содержание. Интерес управомоченного субъекта удовлетворяется путем совершения активных действий обязанным лицом.

Однако, думается, что существование в корпоративных информационных правоотношениях обязательств с пассивным содержанием так же возможно. Так, согласно действующему законодательству в случае публичного раскрытия информации корпоративной организацией, осуществляющей эмиссию ценных бумаг с регистрацией их проспекта, такая организация должна публиковать соответствующие сообщения на странице в сети интернет. Такие сообщения должны быть доступны в сети интернет в течение не менее двенадцати месяцев1. Однако, если корпоративная организация в соответствии с ее уставом возьмет на себя обязательство не удалять такие сообщения после истечения установленного законодательством срока, думается, что в данном случае можно говорить о наличии обязательства с пассивным содержанием, в котором интерес управомоченного лица в получении соответствующей информации удовлетворяется в результате несовершения обязанным лицом тех или иных действий.

См.: Положение о раскрытии информации эмитентами эмиссионных ценных бумаг (утв. Банком России 30.12.2014 № 454-П (ред. от 16.12.2015)) // Вестник Банка России. 06.03.2015. № 18-19.

В связи с чем следует заключить, что обязанности в правоотношениях по предоставлению информации, складывающихся в хозяйственных обществах, могут иметь как активное, так и пассивное содержание. То есть интерес управомоченного субъекта может быть удовлетворен путем совершения активных действий обязанным лицом либо в результате несовершения обязанным лицом тех или иных действий.

Следует также отметить, что гражданско-правовая квалификация такой группы обязанностей, как обязанности по публичному раскрытию информации, является предметом дискуссии. Так, В.В. Долинская, говоря об отношениях по публичному раскрытию информации, указывает: «неопределенность субъектного состава и комплексный характер правового регулирования не позволяют однозначно отнести информационные отношения к публично- или частноправовым. Это было и одной из причин отказа от использования при построении системы акционерных отношений деления их на публично- и частноправовые»[106] . Однако с данным замечанием сложно согласиться. Как представляется, в сфере публичного раскрытия информации можно выделить и частноправовые отношения, и отношения публично-правовые. Так, отношения по публичному раскрытию информации, возникающие между корпоративной организацией и всеми иными лицами, являются частноправовыми, поскольку участники таких отношений равны, сами отношения строятся по принципу координации. Напротив, отношения по публичному раскрытию информации, возникающие между корпорацией и контролирующим органом, относятся к публично-правовым, стороны в данных отношениях не равны, а сами отношения построены по принципу субординации.

Как представляется, указанная группа обязанностей специфична тем, что возникает не только в рамках информационных правоотношений корпоративного характера, являющихся относительными, но и в информационных

правоотношениях, не являющихся корпоративными[107]. В последнем случае на обязанной стороне может быть исключительно корпоративная организация, а на управомоченной - все и каждый. Такие правоотношения складываются по типу абсолютных с той разницей, что круг обязанных лиц в данных правоотношениях строго определен, а круг управомоченных - нет, при этом наличие интереса управомоченных лиц (то есть всех и каждого) в раскрытии такой информации обязанным лицом презюмируется.

Подводя итоги рассмотрения вопроса о содержании корпоративных информационных правоотношений в деятельности хозяйственных обществ можно отметить следующие выводы.

Во-первых, действующее законодательство закрепляет различный объем прав и обязанностей участников гражданско-правового корпоративного информационного отношения, складывающегося в деятельности хозяйственных обществ. В связи с чем не каждый субъект корпоративного гражданско-правового отношения может быть субъектом конкретных корпоративных информационных правоотношений, складывающихся в деятельности хозяйственных обществ. Участие в определенных корпоративных информационных правоотношениях ставится законодателем в зависимость от ряда факторов, таких как размер доли участника общества в уставном капитале общества, организационно-правовая форма корпоративной организации, сфера хозяйственной деятельности корпорации и т.д.

Во-вторых, содержанием субъективного права на информацию, возникающего в рамках корпоративных информационных правоотношений,

складывающихся в деятельности хозяйственных обществ, являются следующие правомочия: 1) правомочие на собственные действия, 2) правомочие требования, 3) правомочие на охрану, 4) правомочие на защиту. Последнее правомочие реализуется в рамках самостоятельного охранительного правоотношения в случае нарушения соответствующего субъективного права. Правомочие на охрану возникает в регулятивном правоотношении и представляет собой юридически обеспеченную возможность реализации в будущем права на защиту, реализуемого в самостоятельном охранительном правоотношении.

В-третьих, в корпоративных информационных правоотношениях, складывающихся в деятельности хозяйственных обществ, можно обнаружить обязанности и с активным, и с пассивным содержанием.

<< | >>
Источник: Настин Павел Сергеевич. КОРПОРАТИВНЫЕ ИНФОРМАЦИОННЫЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ОБЩЕСТВ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург-2016. 2016

Еще по теме § 3. Содержание корпоративных информационных правоотношений в деятельности хозяйственных обществ:

  1. § 1.1. Понятие правового механизма повышения эффективности деятельности членов органов управления хозяйственных обществ.
  2. § 3.2. Юридическая ответственность членов органов управления хозяйственных обществ.
  3. Статья 67. Права и обязанности участников хозяйственного товарищества или общества
  4. Интерес участников корпоративных отношений
  5. § 1.1. Понятие правового механизма повышения эффективности деятельности членов органов управления хозяйственных обществ.
  6. § 2.1. Вознаграждение членов органов управления хозяйственных обществ.
  7. ОГЛАВЛЕНИЕ
  8. § 1. Понятие и правовая природа корпоративных информационных правоотношений в деятельности хозяйственных обществ
  9. § 3. Основания возникновения корпоративных информационных правоотношений в деятельности хозяйственных обществ
  10. § 1. Субъекты корпоративных информационных правоотношений в деятельности хозяйственных обществ
  11. § 2. Объект корпоративных информационных правоотношений в деятельности хозяйственных обществ
  12. § 3. Содержание корпоративных информационных правоотношений в деятельности хозяйственных обществ
  13. § 4. Форма корпоративных информационных правоотношений в деятельности хозяйственных обществ
  14. § 1. Корпоративные информационные правоотношения, возникающие в связи с уведомлением о проведении общего собрания участников корпоративной организации
  15. § 2. Корпоративные информационные правоотношения, возникающие в связи с заключением корпоративных договоров
  16. §2.2. Правовой статус органов управления АО и регламентация их деятельности в ККУ
  17. §2.2. Правовой статус органов управления АО и регламентация их деятельности в ККУ
  18. § 2. Правовая природа акционерных обществ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -