<<
>>

§ 2. Объект корпоративных информационных правоотношений в деятельности хозяйственных обществ

Объект является одним из важнейших элементов гражданских правоотношений. В частности, в том числе в зависимости от объекта производится дальнейшее разграничение гражданских правоотношений на виды.

Однако вопрос об определении содержания понятия объекта правоотношений в науке является дискуссионным. Кроме того, ряд ученых высказывают мнение о том, что объект не является необходимым элементом структуры гражданского правоотношения.

Так, Р.О. Халфина указывала, что «объект правоотношения имеет значение для возникновения и развития многих видов правоотношений и для их структуры, не являясь вместе с тем элементом структуры»1.

Среди представленных в науке точек зрения на понимание объекта гражданских правоотношений можно выделить следующие направления: «вещная» концепция (В.П. Грибанов[68] [69], В.Г. Бердников[70], и др.), «поведенческая» концепция (Я.М. Магазинер[71] , Д.М. Генкин[72] и др.), «плюралистическая» концепция объекта правоотношения (В.М. Хвостов[73] и др.), интерес представляют

также позиции О.С. Иоффе1, Ю.К. Толстого[74] [75], Н.Д. Егорова[76], В.И. Сенчищева[77], Л.А. Чеговадзе[78], В.Н. Протасова[79] и многие другие.

Для целей настоящего исследования наиболее близкой представляется позиция, в соответствии с которой объектами правоотношений «выступают явления (предметы) материального и духовного мира, способные удовлетворять потребности субъектов - интерес управомоченного»[80].

Следует согласиться с В.А. Давыдовым, в той части, что среди всего многообразия корпоративных отношений можно выделить как имущественные, так и неимущественные, объектами которых соответственно выступают имущество и неимущественные блага[81].

До момента вступления в силу Федерального закона от 18.12.2006 г.

№ 231- ФЗ «О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»[82] информация фигурировала в качестве самостоятельного объекта гражданских прав в ст. 128 ГК РФ. С принятием указанного закона информация была исключена из перечня объектов гражданских прав.

Однако, как представляется, удаление информации из числа объектов гражданских прав, обозначенных в ст. 128 ГК РФ, не исключило ее из гражданского оборота. Так, гражданское законодательство, в частности, регулирует отношения, возникающие по поводу предоставления хозяйственным обществом информации о его деятельности своим участникам (ст. 65.2 ГК РФ); отношения, возникающие по поводу предоставления информации хозяйственному обществу его участниками (в частности, о намерении продать свою долю в уставном капитале, о заинтересованности в совершении сделки, о принадлежащих участникам-аффилированным лицам общества акциях такого общества); отношения по предоставлению информации обществом представителям обладателей специального права на участие в управлении указанным обществом («золотая акция») - Российской Федерации, субъекту Российской Федерации или муниципальному образованию; отношения по раскрытию информации, предусмотренной законодательством о ценных бумагах и другие.

Нередко в цивилистической литературе информация отождествляется с таким объектом, как оказание услуг. Так, по мнению Р. С. Бевзенко, «информация может выступать содержанием обязательства обязанного лица, и в этом смысле она как объект прав фигурировать не может; объектом правоотношения будут действия обязанного лица (это имеет место при исполнении обязательств по консультированию, предоставлении коммерческой или иной информации, передаче данных через компьютерные сети)»1. С такой позицией, думается,

нельзя согласиться.

Во-первых, представляется, что Р. С. Бевзенко, говоря о том, что информация «может выступать содержанием обязательства обязанного лица», не разделяет такие понятия, как «обязательство» как правоотношение и «обязанность должника».

Содержанием обязательства-правоотношения являются субъективные права и обязанности. Информация является неимущественным благом и, безусловно, не обладает качествами субъективного права или юридической

1 Бевзенко Р.С. Очерк 8. Объекты гражданских правоотношений // Гражданское право: актуальные проблемы теории и практики / Под общ. ред. В.А. Белова. М.: Юрайт-Издат, 2007. С. 345.

обязанности, и с этих позиций не может составлять содержания обязательства- правоотношения. Также информация не может составлять содержание обязанности, так как «обязанность» является юридической категорией и с этих позиций ее содержание также должно быть правовым, а не фактическим.

Во-вторых, Р.С. Бевзенко непоследователен в выбранной им позиции по вопросу информации как объекта правоотношений, поскольку в своем исследовании он приходит к выводу о существовании в целом объектов гражданских прав двух видов, а именно: 1) непосредственный (ближайший) объект, который составляет поведение субъектов и 2) опосредованный (материальный) объект, которым является то имущественное или неимущественное благо, по поводу которого возникает правоотношение1. Таким образом, согласно разделяемой ученым позиции по вопросу о понимании объекта правоотношения можно сделать вывод о том, что в правоотношениях по оказанию услуг, связанных с передачей информации, два объекта - действия сторон правоотношения по передаче информации и собственно информация, как неимущественное благо, по поводу которого такое правоотношение возникло. Однако из контекста исследования можно предположить, что ученый приходит к выводу о том, что объектом правоотношения по оказанию услуг, опосредующего оборот информации, являются действия по ее передаче, и при этом оборот информации невозможен в иных формах, кроме как в рамках правоотношения по оказанию услуг. С такой позицией также нельзя согласиться, поскольку, как представляется, совершение действий является значимой характеристикой правоотношения, однако действия направлены на реализацию прав и обязанностей, составляющих его содержание.

То есть, сами такие действия элементом правоотношения не являются. Таким образом, поведение субъектов не может являться объектом правоотношений.

Как представляется, оказание услуг не охватывает все случаи участия информации в гражданских правоотношениях, все случаи ее оборота. Оказание услуг является лишь одним из способов получения и передачи информации. То

См.: Бевзенко Р.С. Указ. соч. С. 318-319.

есть, информация может служить объектом не только правоотношений, связанных с оказанием услуг. Так, в правоотношениях по уведомлению участников хозяйственного общества о проведении общего собрания участников и предоставлению информации и материалов к такому собранию исключено оказание услуг. В связи с чем необходимо различать оказание услуг и информацию как объекты различных гражданско-правовых отношений. Среди таких различий можно выделить следующие.

Во-первых, если пойти «от противного» и согласиться с тем положением, что оборот информации осуществляется лишь в рамках правоотношений по оказанию услуг, то придется констатировать, что гражданско-правовые корпоративные информационные отношения представляют собой обязательства по безвозмездному оказанию услуг. Плата, которая в соответствии с действующим законодательством может взиматься за изготовление копий ряда документов, не может рассматриваться в качестве вознаграждения за предоставление информации. Такая плата является формой компенсации расходов обязанного лица на изготовление таких копий. В связи с чем корпоративные информационные правоотношения, возникающие в деятельности хозяйственных обществ, носят безвозмездный характер. Однако ГК РФ содержит лишь положения о возмездном оказании услуг (гл. 39 ГК РФ), подчеркивая необходимость встречного предоставления за исполнение соответствующих обязанностей. Кроме того, в силу и. 3 ст. 423 ГК РФ договор всегда презюмируется возмездным, обратное может быть установлено законом, иными правовыми актами, содержанием или существом договора. В литературе также в целом высказано отрицательное отношение к возможности существования безвозмездных услуг.

Так, М.М. Агарков указывал, что безвозмездное совершение действий по обучению иностранному языку или безвозмездному оказанию медицинской помощи не может составлять содержание обязательства. Однако, продолжает М.М. Агарков, это было бы возможно в случае признания за «у с лу го получателем» права на возмещение убытков, причиненных отказом от совершения соответствующих действий «услугодателем», но подобное

моделирование санкции, направленное на принуждение должника исполнить такое обязательство, продолжает ученый, явились бы серьезным ограничением его свободы, не оправданным достаточно вескими основаниями1. Таким образом, отношения по безвозмездному оказанию услуг не являются предметом гражданско-правового регулирования.

Во-вторых, учитывая сказанное в предыдущем положении, следует добавить, что оказание услуг реализуется в рамках договорных правоотношений. В корпоративных же информационных правоотношениях, возникающих в деятельности хозяйственных обществ, договорное регулирование занимает пока

незначительное место.

В-третьих, по справедливому замечанию Е.Д. Шешенина, услуги «не существуют отдельно от исполнителей»2. Аналогичную позицию занимает В.А. Лапач, указывая на такое свойство услуги, как «трудность обособления и неотделимость от источника»3. При этом в отличие от оказания услуг свойствами информации являются возможность ее неоднократной передачи, использования и возможность обладания информацией как знанием большим кругом субъектов. Более того, распространение определенной информации может явиться основанием для предъявления требования о возмещении убытков4.

В-четвертых, услуга имеет денежную оценку и выступает объектом в правоотношениях эквивалентно-возмездного характера. Информация же в рамках корпоративных информационных правоотношений, возникающих в деятельности

ТТит по: Мурзин Д.В. Моделирование безвозмездного обязательства по оказанию услуг // Цивилистические записки: межвузовский сборник научных трудов.

Выпуск 2. М.: «Статут». Екатеринбург: Институт частного права, 2002. С. 368, 370.

2 Шешенин Е.Д. Классификация гражданско-правовых обязательств по оказанию услуг // Антология уральской цивилистики. 1925-1989: Сборник статей. М.: «Статут», 2001. С. 356.

3 Лапач В.А. Система объектов гражданских прав в законодательстве России: Дне. ... докг. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2002. С. 456.

4 Так, согласно ст. 14 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» не

допускается недобросовестная конкуренция, в том числе распространение ложных, неточных или искаженных сведений, которые могут причинить убытки хозяйствующему субъекту либо нанести ущерб его деловой репутации (и. 1 ст. 14 Федерального закона «О защите

конкуренции» [федер. закон: принят Гос. Думой 26 июл. 2006 г.: по состоянию на 05 окт. 2015 г.] //Российскаягазета. 27.07.2006. № 162).

хозяйственных обществ, передается безвозмездно и реализуется, как правило, в рамках гражданско-правовых отношений, не имеющих договорную форму.

Кроме того, следует отметить, что основным значением слова «услуга» в русском языке является «действие, приносящее пользу, помощь другому» 1 . Примерами его словоупотребления являются: «Оказать услугу. Предложить свои услуги. Дружеская услуга. Медвежья услуга»2. В толковых словарях данное слово стоит в одном ряду с такими, как «услужение», «услужить», «услужливый». Синонимами данного слова, в частности, называют «благодеяние», «добро», «одолжение», «любезность», «помощь», «пожертвование», «служба», «угождение». Таким образом, в языке подчеркивается добрая воля «услугодателя» на совершение тех или иных действий. В рассматриваемых же случаях предоставления информации в рамках корпоративных правоотношений нельзя говорить о предоставлении информации как об одолжении или оказании любезности со стороны обязанного лица. Обязанность по предоставлению соответствующей информации возложена на такое лицо законом и в случае неисполнения данной обязанности это лицо может быть привлечено к ответственности. Также законом могут быть предусмотрены иные последствия неисполнения соответствующей обязанности. Так, за нарушение требований законодательства о рынке ценных бумаг, связанных с предоставлением информации, соответствующий эмитент несет ответственность перед инвестором и (или) владельцем ценных бумаг за причиненные этим нарушением убытки.

В связи с чем следует заключить, что информация может выступать в качестве самостоятельного объекта правоотношений как таковая, вне рамок правоотношений по возмездному оказанию услуг.

Правовой режим информации отличается от правового режима материальных благ, а также правового режима личных неимущественных благ. В результате чего следует заключить, что информация может быть отнесена к неимущественным благам, которые могут составлять самостоятельный объект гражданско-правового отношения.

1 Ожегов СИ. Словарь русского языка: 70000 слов / Под ред. Н.Ю. Шведовой. 23-е изд., испр. М.: Рус. яз., 1991. С. 837.

2 Там же. С. 837.

О самостоятельном характере информации как объекте гражданских правоотношений говорят И.Л. Бачило1, В.П. Мозолин[83] [84], А.П. Сергеев[85], Т.Л. Левшина[86], Д.В. Ломакин[87], С. Тараканов[88]. Г. Отнюкова[89], М.И. Брагинский[90] и другие ученые.

Кроме того, действующее законодательство, определяя информацию как сведения (сообщения, данные) независимо от формы их представления[91] , указывает на то, что информация может являться объектом публичных, гражданских и иных правовых отношений.

В качестве самостоятельного объекта гражданских прав информация указывается в гражданском законодательстве ряда стран. Так, в ст. 177 Гражданского кодекса Украины в качестве объектов гражданских прав названы вещи, в том числе деньги и ценные бумаги, иное имущество, имущественные права, результаты работ, услуги, результаты интеллектуальной, творческой деятельности, информация, а также другие материальные и нематериальные блага[92]. Аналогично ст. 1.97 Гражданского кодекса Литовской Республики в качестве объектов гражданских прав называет вещи, деньги и ценные бумаги, другое имущество и имущественные права, результаты интеллектуальной

деятельности, информацию, действия и их результаты, а равно другие материальные и нематериальные ценности1.

Думается, что перечень объектов гражданских прав, содержащийся в ГК РФ, также не должен быть закрытым и неизменным2. Как представляется, законом не должен устанавливаться ограниченный круг предметов и явлений, с помощью которых человеку надлежит удовлетворять свой личный интерес. Гражданское право поставлено на службу личных интересов и свободы каждого отдельного человека. «Это суверенная территория свободы на основе права»[93], а свобода в частном праве «выступает в качестве такого важнейшего, краеугольного положения, без которого всякие рассуждения об иных сущностных

1 Гражданский кодекс Республики Литва [Электронный ресурс] // URL: http://www3 .lrs.lt/pls/inter 3/dokpaieska.showdoc_l?pjd=245495.

2 По справедливому замечанию А.С. Васильева, «система объектов, установленная действующим законом, раскрывает содержание понятия объекта имущественных гражданских прав во многом с использованием достижений правовых памятников прошлого... к числу объектов имущественных гражданских прав за все время «прибились» объекты интеллектуальных прав, а к системе в целом - нематериальные блага» (Васильев А.С. Некоторые вопросы развития системы объектов имущественных гражданских прав // Цивилистические записки: Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 6. Екатеринбург: Институт частного права, 2012. С. 99). Количество объектов гражданского оборота увеличивается не только количественно, но и качественно. То есть появляются такие объекты, которые все сложнее и сложнее «вписать» в предложенный законодателем ограниченный круг материальных и нематериальных благ. В частности, теория имущественных объектов в гражданском праве является наиболее разработанной и, тем не менее, в настоящее время констатируется появление таких видов имущества, которые представляют определенную сложность в дальнейшей квалификации (то есть определении вида такого имущества - вещи, имущественные права и проч.). Так, по мнению АС. Васильева, такой объект гражданских прав, как радиочастотный спектр, не относится ни к вещам, ни к имущественным правам, а занимает промежуточное положение между ними, является вещью de jure (См.: Васильев АС. Гражданско-правовое регулирование отношений по использованию радиочастотного спектра: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2005. С. 5). К явлениям, которые «просятся» в состав объектов гражданского права А.С. Васильев также относит квоты на загрязнение окружающей природной среды, орбитальные позиции спутников, воздушные коридоры, электрическую мощность, органы и ткани человека, документы, технологическое присоединение, навыки и умения конкретного лица, доменные имена, интернет-ресурсы, права получения имущества, возникающие из публичных правоотношений, лицензии, «слоты» как промежутки времени, в течение которых аэропорт обеспечивает обслуживание рейса и др. (См.: Васильев А.С. Некоторые вопросы развития системы объектов имущественных гражданских прав // Цивилистические записки: Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 6. Екатеринбург: Институт частного права, 2012.С. 102, 103, 108).

характеристиках «бытия» частного права просто теряют смысл»1. В связи с чем, представляется, что перечень объектов гражданских прав как материальных и нематериальных благ, по поводу которых возникают гражданско-правовые отношения и указанный в ст. 128 ГК РФ, должен быть дополнен таким объектом, как «информация», и в целом носить открытый характер2.

Говоря об информации как объекте гражданско-правовых корпоративных информационных отношений, следует остановиться на специфических признаках данного объекта, обнаруживаемых в корпоративных информационных правоотношениях в деятельности хозяйственных обществ.

Во-первых, информация, являющаяся объектом корпоративных информационных правоотношений в деятельности хозяйственных обществ, не имеет товарного характера. Данные правоотношения не имеют эквивалентно­возмездной природы, которой отличаются товарообменные операции. Как представляется, информация, являясь особым объектом гражданских правоотношений, может с экономической точки зрения иметь качества товара, будучи вовлеченной в имущественный оборот. Так, объектом имущественно­стоимостных правоотношений могут быть секреты производства - «ноу-хау», информация, выступающая в качестве предмета договорных отношений, связанных с ее хранением, обработкой, распространением. В таких случаях информация приобретает с экономической точки зрения качества товара, а сами правоотношения имеют эквивалентно-возмездную природу в отличие от корпоративных информационных правоотношений в деятельности хозяйственных обществ.

1 Семякин М.Н. Частное право: философские и исторические основания и проблемы современной цивилистической доктрины: монография. М.: Юрлитинформ, 2014. С. 60.

2 В частности, ст. 7 Гражданского кодекса Грузии не приводит закрытого перечня объектов гражданских прав. В указанной статье говорится, что объектами частноправовых отношений могут быть имеющие имущественную или неимущественную ценность материальные или нематериальные блага, которые не изъяты из оборота в установленном законом порядке (Гражданский кодекс Грузии [Электронный ресурс] // URL: http://www.law.edu. ni/mrm/mrm ,asp?mrm ID= 1259884&subID=l00122131,100122132,100123606, 100123767#text). Аналогично согласно п. 1 ст. 115 Гражданского кодекса Республики Казахстан объектами гражданский прав могут быть имущественные и личные неимущественные блага и права (Гражданский кодекс Республики Казахстан [Электронный ресурс] // URL: htto://onlme.zakon .kzU)ociiment/?doc_id=l 006061 #snb_id=l 150000).

Во-вторых, информация является объектом корпоративных информационных правоотношений в деятельности хозяйственных обществ, носящих безвозмездный характер. Как уже указывалось ранее, оборот информации, выступающей в качестве товара в иных правоотношениях, носит эквивалентно-возмездный характер.

В-третьих, значительное место в регулировании корпоративных информационных отношений в деятельности хозяйственных обществ отведено нормативно-правовым актам, в отличие от иных гражданских правоотношений, в которых информация выступает в качестве объекта, имеющего «товарную» форму.

В-четвертых, к участникам корпоративных информационных правоотношений, складывающихся в деятельности хозяйственных обществ, предъявляются требования о соблюдении конфиденциальности получаемой информации. В соответствии с п. 4 ст. 65.2 ГК РФ одной из немногочисленных обязанностей участников хозяйственного общества является обязанность не разглашать конфиденциальную информацию о деятельности такого общества. В связи с чем получение такой информации участником корпоративной организации налагает на него соответствующую обязанность по недопущению ее дальнейшей передачи третьим лицам. В соответствии со сложившейся судебной практикой хозяйственное общество до передачи запрашиваемых документов и (или) их копий может потребовать от участника выдачи расписки, подтверждающей, что такой участник предупрежден о конфиденциальности получаемой информации и об обязанности ее сохранять[94] . Данное условие применимо в том случае, если информация и документы, которые требует предоставить участник корпорации, включая гражданско-правовые договоры, содержат конфиденциальную информацию о деятельности такой корпорации (в том числе коммерческую тайну).

Кроме того, несмотря на то, что участник корпорации не обязан как-либо обосновывать необходимость получения информации о деятельности корпорации, такому участнику может быть отказано в выдаче конфиденциальной информации в случае недобросовестных действий участника и злоупотребления им своим правом (ст. 10 ГК РФ)1. Следует также сказать, что участникам корпоративной организации закрыт доступ к информации и документам, содержащим иную охраняемую законом тайну - государственную, банковскую и т.п. В этом случае корпорация может предоставить своему участнику выписки из соответствующих документов, исключив из них соответствующую информацию. Одновременно участнику корпорации должно быть сообщено об основаниях отнесения соответствующей информации к охраняемой законом тайне2.

Аналогичные требования по сохранению конфиденциальности полученной информации возлагаются и на саму корпорацию. Указанные требования, в частности, установлены законодательством об акционерных обществах. Так, список лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров, должен быть предоставлен акционерным обществом для ознакомления по требованию лиц, включенных в этот список и обладающих не менее чем одним процентом

Так, участнику хозяйственного общества может быть отказано в удовлетворении требования о предоставлении информации, если будет доказано, что его право на информацию обществом не нарушено. Об этом могут свидетельствовать, в частности, следующие обстоятельства: неоднократное заявление требований о предоставлении одних и тех же документов и (или) их копий при условии, что первое из таких требований было надлежащим образом удовлетворено обществом; заявление участником требования о предоставлении информации и документов, относящихся к прошлым периодам деятельности хозяйственного общества и явно не представляющих ценности с точки зрения их анализа (экономического, юридического (в том числе по причине истечения сроков исковой давности) и т.д.). Суд может отказать в удовлетворении требования участника, если будет доказано наличие в его действиях злоупотребления правом (статья 10 ГК РФ). Так, о злоупотреблении участником правом на информацию может свидетельствовать то, что участник, обратившийся с требованием о предоставлении информации, является фактическим конкурентом хозяйственного общества (либо его аффилированным лицом), а запрашиваемая информация носит характер конфиденциальной, относится к конкурентной сфере и ее распространение может причинить вред коммерческим интересам общества (и. 1 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 18.01.2011 № 144 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров о предоставлении информации участникам хозяйственных обществ»),

2 См.: и. 15 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 18.01.2011 № 144 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров о предоставлении информации участникам хозяйственных обществ».

голосов. При этом данные документов и почтовый адрес физических лиц, включенных в этот список, предоставляются только с согласия этих лиц1. Только с согласия физических лиц их персональные данные могут быть раскрыты и в иных случаях предоставления информации[95] [96].

В-пятых, содержание предоставляемой информации, состав документов, подлежащих предоставлению, как правило, определяется законом. В частности, каждый участник общества с ограниченной ответственностью обязан своевременно информировать такое общество об изменении сведений о 1) своем имени или наименовании, 2) месте жительства или месте нахождения, 3) принадлежащих ему долях в уставном капитале этого общества[97]. При этом следует сказать, что перечень предоставляемых для ознакомления документов может быть расширен в соответствии с иными правовыми актами, а также актами локального регулирования (уставом, внутренними документами корпорации, решениями общего собрания участников, совета директоров (наблюдательного совета) общества и иных органов управления корпоративной организацией)[98]. Если же акты локального регулирования содержат ограниченный перечень информации, подлежащей предоставлению, по сравнению с тем, как он определен в законе, такой акт не подлежит применению, как ограничивающий права участников корпорации на получение информации.

В-шестых, форма предоставляемой информации и порядок ее предоставления, как правило, определяются действующим законодательством. В случаях, указанных в законе, порядок предоставления информации может быть установлен уставом корпорации.

В-седьмых, в ряде случаев строго определен круг обладателей права на получение информации и носителей обязанности по ее предоставлению. Круг данных субъектов определен на законодательном уровне.

В-восьмых, в качестве специфической можно назвать цель получения информации. В соответствии с требованиями действующего законодательства участник корпорации не должен указывать цели, мотивы истребования информации о деятельности корпорации либо иным образом подтверждать наличие своего интереса в ней. Однако в таком получении информации презюмируется одна из гарантий соблюдения и защиты прав участников корпоративной организации, в том числе имущественных. Так, получая доступ к документам бухгалтерской отчетности, участник корпорации принимает решение о возможности обсуждения вопроса о распределении прибыли такой корпорации. Получая доступ к имеющимся у хозяйственного общества судебным актам по спорам, связанным с управлением им, участник такого общества формирует мнение о компетентности управляющих.

В связи с чем можно прийти к выводу о том, что информация может выступать, в частности, в гражданских корпоративных информационных правоотношениях в качестве самостоятельного объекта и характеризуется рядом указанных выше особенностей.

На основании изложенного в настоящем параграфе можно сделать следующие выводы.

Во-первых, оказание услуг, а также институт интеллектуальных прав не охватывают всех случаев участия информации в гражданских правоотношениях. Правовой режим информации отличается от правового режима материальных благ, а также правового режима личных неимущественных благ. В связи с чем следует заключить, что информация может быть отнесена к неимущественным благам, которые могут составлять самостоятельный объект гражданско-правовых отношений, в частности - корпоративных информационных.

Во-вторых, информация является объектом гражданско-правовых корпоративных информационных отношений, складывающихся в деятельности хозяйственных обществ и характеризуется рядом специфических особенностей.

<< | >>
Источник: Настин Павел Сергеевич. КОРПОРАТИВНЫЕ ИНФОРМАЦИОННЫЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ОБЩЕСТВ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург-2016. 2016

Еще по теме § 2. Объект корпоративных информационных правоотношений в деятельности хозяйственных обществ:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -