<<
>>

§ 4. Форма корпоративных информационных правоотношений в деятельности хозяйственных обществ

Ряд авторов понимают под формой гражданского правоотношения субъективные права и обязанности, принадлежащие участникам такого правоотношения, при этом к содержанию гражданских правоотношений указанные авторы относят «взаимодействие их участников, осуществляемое в соответствии с их субъективными правами и обязанностями»[108].

Однако, думается, нет необходимости в неоправданном изменении содержания устоявшихся в своем значении правовых понятий. В науке субъективные права и обязанности относят именно к содержанию правоотношения, а поведение участников правоотношения - к реализации соответствующих субъективных прав и обязанностей. В связи с чем, представляется, что использование понятия «форма гражданского правоотношения» как общности субъективных прав и юридических обязанностей, принадлежащих участникам гражданского правоотношения, будет являться некорректным.

Содержание и форма оказывают взаимное влияние друг на друга. Специфика содержания обусловливает и специфику формы. Форма, в свою очередь, должна соответствовать содержанию. «Соответствие и несоответствие формы содержанию свидетельствуют о ее относительной самостоятельности, о возможности ее двоякого - позитивного и негативного, организующе- конструктивного или деструктивного воздействия на содержание. Оптимальность развития достигается только при взаимном соответствии содержания и формы (структуры)»1. То есть, в установлении оптимального соответствия содержания и формы, думается, состоит практический смысл рассмотрения вопроса о форме корпоративных информационных правоотношений, складывающихся в деятельности хозяйственных обществ.

С общефилософских позиций любой предмет или явление обладает своим содержанием и своей формой. При этом понятие «форма» является многозначным[109] [110] [111]. Так, такое явление, как «правоотношение», с одной стороны, само является формой для существования иных правовых явлений, составляющих его содержание, с другой - само может быть облечено в определенную форму, став содержанием такой формы.

Под формой зачастую понимается способ внешнего выражения содержания, способ существования материи (внешняя форма), а также внутренняя организация, способ связи элементов внутри системы (внутренняя форма)’.

Исходя из изложенного, следует сделать вывод о том, что под формой правоотношения можно понимать способы организации взаимосвязи элементов,

составляющих содержание правоотношения (внутренняя форма), а также способы внешнего выражения правоотношения (внешняя форма).

Принимая во внимание то, что форма правоотношения, в частности, представляет собой внешнее выражение его содержания, можно говорить о форме, в которой реализуются субъективные права и юридические обязанности сторон корпоративных информационных правоотношений в деятельности хозяйственных обществ.

Форма реализации субъективных прав и обязанностей в рамках корпоративных информационных правоотношений в деятельности хозяйственных обществ может быть внедоговорной и договорной.

К сожалению, лишь в последнее десятилетие законодатель прямо допустил возможность договорного регулирования корпоративных отношений, установив возможность заключения акционерных соглашений и договоров об осуществлении прав участников общества с ограниченной ответственностью[112].

Представляется, что в рамках акционерных соглашений и договоров об осуществлении прав участников общества с ограниченной ответственностью участники корпоративной организации могут установить для себя

дополнительные обязанности корпоративного информационного характера, а также определять форму и порядок реализации ряда корпоративных информационных прав. Так, скажем, таким соглашением может быть установлена обязанность участника корпорации по информированию иных сторон соглашения о получении определенной информации о деятельности корпорации; обязанность участников корпорации о формировании исключительно совместных требований о предоставлении информации и документов; о направлении требований о предоставлении информации о деятельности хозяйственного общества в письменной форме через определенного уполномоченного представителя и т.д.

За нарушение условий акционерных соглашений и договоров об осуществлении прав участников общества с ограниченной ответственностью такими соглашениями может быть предусмотрена ответственность (возмещение убытков, взыскание неустойки, выплата компенсации, иные меры). Названные соглашения заключаются только между участниками соответствующей корпоративной организации в письменной форме путем составления одного документа[113]. При этом законодатель не указывает на недействительность корпоративного соглашения в случае несоблюдения требований к его форме. В связи с чем можно сделать вывод, что в результате нарушения требования к форме соглашения (скажем, при его заключении путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи) наступают общие последствия несоблюдения простой письменной формы сделки (ст. 162 ГК РФ), то есть стороны лишаются права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но вправе приводить письменные и другие доказательства.

В недоговорная же форма реализации субъективных прав и юридических обязанностей корпоративных информационных правоотношений в деятельности хозяйственных обществ обусловлена тем, что основные права и обязанности участников рассматриваемых правоотношений установлены нормами

объективного права. Их изменение по соглашению сторон недопустимо. Думается, что подобный характер регулирования является необходимой мерой в целях защиты прав наименее защищенной стороны правоотношения, а также в целях защиты сторон от возможных злоупотреблений.

В частности, форма предоставляемой информации на рынке ценных бумаг, как правило, определена действующим законодательством о рынке ценных бумаг. Так, в случае регистрации проспекта ценных бумаг, допуска биржевых облигаций или российских депозитарных расписок к организованным торгам эмитент обязан осуществлять раскрытие информации на рынке ценных бумаг в форме: 1) ежеквартального отчета эмитента эмиссионных ценных бумаг; 2) консолидированной финансовой отчетности эмитента; 3) сообщений о существенных фактах1.

В соответствии с подзаконными нормативно-правовыми актами кредитные организации обязаны раскрывать годовую и промежуточную бухгалтерскую отчетность[114] [115].

В рамках внедо говор ной формы реализации субъективных прав и обязанностей корпоративных информационных правоотношений в деятельности хозяйственных обществ, как представляется, следует выделять также форму, определяемую актами локального регулирования. При этом, однако, положения внутренних документов, ограничивающие права участников корпоративных информационных правоотношений на информацию по сравнению с тем, как они установлены действующим законодательством, будут являться незаконными и не подлежащими применению.

В завершение рассмотрения вопроса о договорной и внедо говор ной формах реализации субъективных прав и юридических обязанностей в рамках корпоративных информационных правоотношений, думается, следует упомянуть, что большинство субъективных корпоративных информационных прав и

обязанностей реализуются в результате правомерного поведения их обладателей, то есть в результате использования, соблюдения и исполнения соответствующих правовых норм, а также договорных условий, что соответствует регулятивной функции права.

Однако в ряде случаев, если юридическая обязанность не исполняется в добровольном порядке в силу различных причин, у управомоченного лица появляется правомочие на привлечение нарушителя к ответственности и на обязание его к совершению соответствующих действий (не совершению действий) с использованием властных полномочий уполномоченных государственных органов в рамках охранительного правоотношения. В данном случае реализация права осуществляется в форме его применения.

Форму корпоративных информационных правоотношений в деятельности хозяйственных обществ, в рамках которых соответствующая юридическая обязанность реализуется не добровольно, а в результате применения права управомоченным лицом, можно назвать негативной или право притязательной. Данная форма является видом внедоговорной формы реализации субъективных прав и юридических обязанностей в рамках корпоративных информационных правоотношений в деятельности хозяйственных обществ.

Применение права в данном случае возможно не только с применением судебной защиты права, но также в рамках административных процедур либо с использованием иных форм защиты гражданских прав.

Так, в частности, на Банк России возложены функции по контролю и надзору в сфере корпоративных отношений в акционерных обществах в целях защиты прав и законных интересов акционеров и инвесторов. В том числе, Банк России следит за соблюдением эмитентами требований действующего законодательства о предоставлении информации о деятельности корпоративной организации. Для выполнения указанных функций Банк России наделен полномочиями по проведению проверок деятельности эмитентов эмиссионных ценных бумаг и иных участников корпоративных правоотношений в акционерных обществах, полномочиями по направлению обязательных для исполнения

предписаний об устранении нарушений действующего законодательства[116]. Таким образом, лицо, считающее, что его субъективное право на получение информации нарушено, вправе обратиться за его защитой в административном порядке в Банк России, поскольку защита такого права в административном порядке предусмотрена законодательством (п. 2 ст. 11 ГК РФ).

При этом следует обратить внимание на то, что полномочия Банка России по контролю и надзору в сфере корпоративных информационных отношений не распространяются на общества с ограниченной ответственностью, если такие общества не являются эмитентами эмиссионных ценных бумаг. То есть акционер акционерного общества и участник общества с ограниченной ответственностью, имея равное право на получение информации о деятельности корпоративной организации, располагают неравным арсеналом возможностей по защите нарушенных прав, так как защита нарушенного корпоративного информационного права участника общества с ограниченной ответственностью в административном порядке действующим законодательством не предусмотрена, если такое общество с ограниченной ответственностью не является эмитентом эмиссионных ценных бумаг. Судебный же порядок защиты нарушенных прав в одинаковой мере доступен и акционерам, и участникам обществ с ограниченной

ответственностью.

Необходимо также отметить, что возникающее в случае нарушения субъективного права охранительное правоотношение имеет собственное содержание, отличное от содержания нарушенного регулятивного корпоративного информационного правоотношения, складывающегося в деятельности хозяйственных обществ.

Также можно сказать, что соответствующее содержание, будучи позитивным либо негативным оказывает влияние на форму существования правоотношения, то есть является ли оно позитивным или негативным. При этом в какой бы форме ни существовало соответствующее правоотношение -

позитивной или негативной (правопритязательной), - оно всегда направлено на достижение одной цели - удовлетворение интереса управомоченного лица на получение информации.

Итак, в рамках внедоговорной формы реализации субъективных прав и юридических обязанностей в рамках корпоративных информационных правоотношений в деятельности хозяйственных обществ можно выделить такие их виды, как позитивная форма и негативная форма. Позитивная форма представляет собой реализацию субъективных прав и обязанностей в результате правомерного поведения их обладателей. В негативную форму облекаются право притязательные правоотношения, складывающиеся в случае нарушения

участником соответствующего правоотношения, то есть нарушения нормального (позитивного) хода такого правоотношения. В свою очередь в рамках негативной (правопритязательной) формы корпоративных информационных правоотношений по критерию возможности защиты нарушенного права в административном порядке можно выделить корпоративные информационные негативные правоотношения, защита нарушенного права в рамках которых допустима в административном порядке, и корпоративные информационные негативные правоотношения, защита нарушенного права в рамках которых в

административном порядке не предусмотрена.

Помимо договорной и внедоговорной форм реализации субъективных прав и обязанностей сторон корпоративных информационных правоотношений в деятельности хозяйственных обществ можно выделить формы, в которых осуществляется предоставление соответствующей информации, а также формы направления требований о ее предоставлении. В рамках корпоративных информационных правоотношений предоставление соответствующей информации, а также ее требование может быть осуществлено в устной форме, письменной форме и в форме электронного документа. Соответствующая форма может быть предусмотрена действующим законодательством либо соглашением сторон. В действующем нормативно-правовом массиве запрос в письменной форме определен как запрос заявителя, в котором документированная

информация представлена любым типом письма; запрос в устной форме - запрос заявителя в устной форме в ходе записи на личный прием либо в ходе личного приема должностного лица; запрос в виде электронного документа - запрос заявителя, в котором документированная информация представлена в электронной форме, то есть в виде, пригодном для восприятия человеком с использованием электронных вычислительных машин [117] . В ряде случаев конкретных требований к форме предоставляемой информации, а также к форме требования о ее предоставлении не предъявляется. Так, устанавливая право участника корпорации на получение информации, действующее законодательство не определяет ту форму, в которую должно облекаться соответствующее требование. Однако, заявив такое требование в устной форме, участник корпоративной организации рискует остаться без надлежащих доказательств предъявления данного требования. В связи с чем, думается, что соответствующее требование следует оформлять письменно и предъявлять корпорации таким образом, чтобы у управомоченного лица оставалось подтверждение получения корпоративной организацией такого требования.

Поскольку действующее законодательство не содержит соответствующего запрета, думается, что требование участника корпоративной организации о предоставлении информации может быть направлено в виде электронного документа (простого либо квалифицированного). Как представляется, простая форма соответствующего электронного требования не может служить выполнению задачи предоставления необходимой информации именно участнику корпоративной организации, поскольку не обеспечит необходимость в идентификации отправителя и подтверждении его статуса как участника корпорации. Так, в случае ведения реестра акционеров акционерного общества специализированной организацией участнику необходимо предоставить выписку из такого реестра с целью подтверждения своего положения как акционера

корпоративной организации. Думается, что достоверность такой выписки, представленной в форме простого электронного документа, может быть не без основания поставлена под сомнение. В связи с чем, как представляется, если иное не установлено соглашением сторон, в предоставлении информации и документов по электронному запросу, выполненному в простой форме, может быть отказано.

Квалифицированная форма электронного требования предполагает передачу информации по телекоммуникационным каналам связи с использованием электронной подписи, что, в свою очередь, позволяет решать вопросы идентификации отправителя соответствующего требования о предоставлении информации. Возможность использования электронной подписи при направлении документов и информации обязанным лицом подтверждается и в судебной практике1.

Сложилась судебная практика и по вопросу об обязанности корпорации обеспечить участнику доступ к документам бухгалтерского учета, содержащимся в электронном виде в форме компьютерных файлов. Суды в этом вопросе исходят из того, что ведение хозяйственным обществом бухгалтерского учета с использованием специализированных компьютерных программ не освобождает такое общество от обязанности обеспечить доступ акционеров к информации, содержащейся в компьютерных файлах, а также скопировать по требованию участника эту информацию на электронный носитель информации (в общераспространенном формате текстового компьютерного файла) и (или) перенести эту информацию на бумажный носитель с целью предоставления участнику корпоративной организации. Плата, взимаемая обществом за предоставление электронной и (или) бумажной копии, не может превышать затрат на их изготовление, включающих цену приобретенного носителя для хранения электронной информации, если такой носитель не предоставлен участником[118] [119].

При этом следует учитывать тот факт, что ведение корпоративной организацией бухгалтерского учета в электронной форме с использованием специализированных программ для ЭВМ является правом, а не обязанностью корпорации.

В этом смысле на корпоративную организацию в угоду ее участнику не может быть возложена обязанность по использованию в своей деятельности лишь той формы документов и информации, которая удобна такому участнику и не обусловлена производственной необходимостью или требованиями действующего законодательства. Требование участника о переводе информации и документов в форму, удобную для восприятия управомоченным лицом, также будет являться незаконным возложением на корпорацию дополнительной обязанности. Такая обязанность, тем не менее, может быть принята на себя корпоративной организацией в рамках соглашения, заключенного ею со своим участником.

Завершая рассмотрение вопроса о форме корпоративных информационных правоотношений в деятельности хозяйственных обществ как внешнем выражении их содержания (форме, в которой реализуются субъективные права и юридические обязанности сторон корпоративных информационных правоотношений в деятельности хозяйственных обществ), следует сказать, что соблюдение требований к правовой форме таких правоотношений имеет правовое значение. Нарушение требований к форме влечет за собой для сторон правоотношения определенные юридические последствия. То есть, форма корпоративного информационного правоотношения в деятельности хозяйственных обществ оказывает влияние на его содержание. Среди примеров нарушения формы, влекущих нарушение содержания и возникновение охранительного правоотношения можно назвать следующие. В отношениях по уведомлению акционеров о проведении общего собрания (соответствующее уведомление, как правило, делается, в письменной форме) в случае нарушения права акционера на такую информацию общее собрание может быть признано

недействительным1 . В отношениях по предоставлению обществу или его участникам информации о намерении продать долю в уставном капитале третьему лицу, при нарушении соответствующего права в качестве вероятного последствия можно назвать передачу обществу или его участникам соответствующей доли [120] [121] . В отношениях по предоставлению акционером держателю реестра информации об изменении своих данных акционерное общество и регистратор освобождаются от ответственности за убытки, причиненные в связи с непредставлением такой информации [122] . Форма предоставления акционером указанной информации определена действующим законодательством и не может быть произвольной. То есть, можно говорить об особом влиянии формы соответствующего корпоративного информационного правоотношения на его содержание, выражающемся, в частности, в отказе от защиты соответствующего права. Также, в отношениях по информированию участников о проведении собрания такое общее собрание признается правомочным, если в нем участвуют все участники общества[123], в частности, можно констатировать отсутствие возможности признания решений такого собрания недействительными в связи с нарушением прав участников хозяйственного общества на информацию, что также указывает на взаимное влияние содержания и формы соответствующего правоотношения.

Помимо того, что форма правоотношения представляет собой способ внешнего выражения правоотношения, под формой правоотношения следует понимать также способы организации взаимосвязи элементов, составляющих его содержание (внутренняя форма).

Следует согласиться с мнением С. С. Алексеева о том, что субъективное право и юридическая обязанность, являясь элементами правоотношения, характеризуются качествами противоположности и единства. Качество противоположности присуще им в силу противоположности содержания в силу

принадлежности различным субъектам. Единство же проявляется в общности цели: и субъективное право, и юридическая обязанность направлены к одной цели удовлетворение интересов управомоченного лица. Связи же между субъективным правом и юридической обязанностью носят характер объективной закономерности. Помимо связей между субъективным правом и юридической обязанностью, связями, характеризуемыми качеством объективной закономерности, обладают и конкретные правомочия и обязанности, а также

переходы от одного правомочия к другому[124].

О наличии связи между переходами от одного правомочия к другому можно судить на примере возникновения у участника корпорации правомочия притязания. Так, право участника хозяйственного общества на информацию в большинстве случаев реализуется в рамках регулятивного правоотношения, то есть в ходе нормального исполнения право обязанным лицом своей обязанности по предоставлению информации. Однако, если данная обязанность не исполняется в добровольном порядке в силу различных причин, у управомоченного лица появляется правомочие на привлечение нарушителя к ответственности и на обязание его к совершению соответствующих действий (не совершению действий) с использованием властных полномочий уполномоченных государственных органов в рамках охранительного правоотношения. В данном случае реализация права осуществляется в форме его применения.

Наличие связи между субъективным правом и юридической обязанностью, как правило, выражается в определении пассивной и активной стороны соответствующего правоотношения. О выделении в рамках корпоративных информационных правоотношений обязанностей с активным и пассивным содержанием говорилось ранее в настоящей работе.

Спецификой связей прав и обязанностей в корпоративных информационных правоотношениях в сфере публичного раскрытия информации является то, что информация в рамках обязанности по ее публичному раскрытию,

предоставляемая в пределах регулятивного правоотношения, передается без соответствующего запроса со стороны управомоченных лиц, то есть управомоченное лицо в данном случае является пассивной стороной правоотношения, его интерес в получении публично раскрываемой информации пр езюмиру ется.

Помимо указанного, корпоративные информационные правоотношения, возникающие в деятельности хозяйственных обществ, можно выделить по форме связи участников корпорации между собой, форме связи участников корпорации с самой корпорацией, по форме связи участников корпорации и третьих лиц. Также можно выделить возмездную и безвозмездную формы существования корпоративных информационных правоотношений в деятельности хозяйственных обществ. По структуре соответствующего правоотношения можно выделить простые (у одной стороны правоотношения имеются субъективные права, у другой - корреспондирующие им юридические обязанности) и сложные (у каждой из сторон правоотношения имеются и субъективные права, и юридические обязанности) корпоративные информационные правоотношения, возникающие в деятельности хозяйственных обществ и т.д.

На основании изложенного можно сделать следующие выводы.

Во-первых, форма корпоративных информационных правоотношений в деятельности хозяйственных обществ представляет собой способ внешнего выражения содержания таких правоотношений, то есть способ реализации субъективных прав и обязанностей сторон корпоративных информационных правоотношений в деятельности хозяйственных обществ. Также под формой правоотношения следует понимать способы организации взаимосвязи элементов, составляющих его содержание (внутренняя форма).

Во-вторых, можно говорить о системе форм корпоративных информационных правоотношений в деятельности хозяйственных обществ. Так, корпоративные информационные правоотношения, складывающиеся в деятельности хозяйственных обществ, могут облекаться в договорную и внед оговор ную формы. В рамках внедоговорной формы можно назвать

позитивную и негативную формы. Кроме того, в рамках корпоративных информационных правоотношений предоставление соответствующей информации, а также ее требование может быть осуществлено в устной форме, письменной форме и в форме электронного документа.

В-третьих, спецификой связей прав и обязанностей в корпоративных информационных правоотношениях по публичному раскрытию информации является то, что информация в рамках обязанности по ее публичному раскрытию и предоставляемая в рамках регулятивного правоотношения предоставляется без соответствующего запроса со стороны управомоченных лиц, то есть управомоченное лицо в данном случае является пассивной стороной правоотношения, его интерес в получении публично раскрываемой информации пр езюмиру ется.

<< | >>
Источник: Настин Павел Сергеевич. КОРПОРАТИВНЫЕ ИНФОРМАЦИОННЫЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ОБЩЕСТВ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург-2016. 2016

Еще по теме § 4. Форма корпоративных информационных правоотношений в деятельности хозяйственных обществ:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -