<<
>>

Направления совершенствования денежной теории

Появление электронных денег является лишь одной из инноваций, с которыми столкнулась денежная сфера в последние годы. Последние десятилетия были отмечены непрерывными финансовыми инновациями, которые включали как одиночные, так и комплексные нововведения, связанные с системами платежей.

Эти инновации имели значительные последствия как для эмпирической (характеризующиеся трудностью в оценке спроса на наличные деньги), так и для теоретической области (где они стали причиной ряда глобальных дискуссий о будущем денег).

Вопросы, связанные с электронными деньгами, затрагивают основы денежной теории. Различные экономисты поднимали вопрос о возможности рассмотрения электронных денег как денег «в истинном смысле». Как указывает М. Бернкопф (М. Bernkopf), первым результатом появления электронных денег для экономистов была необходимость снова поднять фундаментальные вопросы, считавшиеся уже решенными: «Что такое банк? Действительно ли он является институтом, который ссужает деньги и принимает депозиты одновременно?... Что такое электронные наличные? В каком случае средства на многоцелевой предоплаченной карте становятся электронными наличными?» (Bernkopf, 1996).

Ответы на эти воЛрсуСы не являются простыми, тем более что господствующая традиционная* денежная теория, основанная на функциональном определении денег-, не предлагает однозначного определения денег. Она также не предлагает и удовлетворительного объяснения условий выпуска денег. Тем не ме**ее следует ответить на сформулированные выше вопросы, чтобы на основе принятого нами теоретического подхода осуществить анализ эмиссии электронных денег и предложить мероприятия по регулированию деятельности в этой сфере.

Один из первых вопросов, поднятых Европейским парламентом, касался определения Денег: «Принимая во внимание, что развитие электронных денег составляет не просто трансформацию в платежных системах, но и требует нового определения самих денег, возникает вопрос, должен ли вЬ1пуск электронных денег оставаться полностью свободным, быть ограничен институтами, преимущественно банками, которые находяплся под регулированием центрального банка, или осуществляться исключительно самими центральными банками» (Stevens, 1997).

В действительности появление электронных денег не означает обязательного изменения в определении денег или банковской деятельности. Проста данное явление еще раз подчеркивает, что существующие определения*, предлагаемые господствующей теорией, являются неудовлетворительными.

Все чаще эконоМисТы предлагают рассматривать деньги в качестве информационного потока (см., например: Philips, 1996). Но если анализ денег в качестве средства платежа предусматривает принятие определения денег как информационного потока, в теории и практике финансов деньги чаще всего рассматривался как вознаграждаемый (приносящий процентный доход) актив. Возникает вопрос: идет ли речь о двух различных объектах анализа? В этой связи функциональное определение денег («деньги являются тем, что они делают»), по всей видимости, является недостаточным.

Несмотря на то что функциональное определение денег в последние годы никогда не став цлось ПОд сомнение, большинство экономистов избегают рассматривать вопрос определения денег независимо от функций, которые они выполняют. Деньги определяются как объект, объединяющий (три, четыре, пнть и более) функции (см., например: Миллер, Ван- Хуз, 2000; Косой, 2002). Большинство западных исследователей признают, что деньги выполняет три основные функции: 1) счетная единица (мера стоимости), 2) средство платежа, 3) средство сохранения стоимости. Тем не менее, по мнению р. Миллера (R. Miller) и Д. Ван-Хуза (D. Van Hoose), деньги выполняют Четыре функции: средство обращения, средство сохранения стоимости, единица счета (мера стоимости), средство платежа (Миллер, Ван-Хуз, 2000: 7).

Многие российские исследователи продолжают анализировать деньги, используя классическую модель К. Маркса (К. Marx), в которой деньги выполняли пять функций: мера стоимости, средство обращения, средство образования сокровищ, средство платежа и мировые деньги. Так, по мнению Е. Горюкова: «Длектронньїе деньги — это новая форма кредитных денег..., выполняющая в совокупности функции меры стоимости, средства обращения, средства платежа, средства накопления, а также функцию мировых денег» (Горюков, 2004: 7).

Некоторые экономисты стремятся развивать классическую модель, выделяя новые функции денег. Это обусловливает появление шести или даже семи функциональных моделей денег. Так, например, А. Косой считает, что современные деньги выполняют семь функций: мера стоимости, масштаб цен, средство обращения, средство платежа, средство сбережения, средство накопления, мировые деньги (Косой, 2002).

По нашему мнению, вопрос о количестве функций, выполняемых современными деньгами, является широко дискуссионным, так как касается особенностей определения самих функций (более абстрактной или более прикладной). Простая трехфункциональная модель уже позволяет в полной мере раскрыть информационную сущность денег. Тем не менее для анализа природы электронных денегвопрос о количестве денежных функций, выполняемых ими, не имеет большого значения. В действительности, раскрыв сущность «электронных денег», т. е. установив, являются они новой денежной формой или нет, мы сможем определить их основные денежные функции.

Теоретическое единство функционального определения денег нарушается, когда поднимается вопрос о главенстве одной из функций по отношению к другим. Неоклассическая денежная теория рассматривает в качестве доминирующей функции денег функцию средства платежа. Согласно К. Менгеру (С. Menger), деньги были введены в экономику в качестве средства обмена (платежа) для упрощения бартерных сделок и эквивалентного обмена, устраняя требование о совпадении потребностей при обмене (Menger, 1892,1909). Функция средства сохранения стоимости является вторичной, и она вытекает непосредственно из функции средства обмена (Wicksell, 1960). Кроме того, деньги не рассматриваются как наилучшее хранилище стоимости. Другие активы, менее ликвидные, осуществляют эту функцию более эффективно.

Напротив, сторонники эволюционной теории денег, такие как Д. Хикс (J. Hicks), Ф. Модильяни (F. Modigliani), Д. Тобин (J. Tobin), рассматривают в качестве наиболее важной функции денег функцию средства сохранения стоимости: деньги являются одним из тех активов, которые можно хранить.

Все теории «Портфельного выбора» («Portfolio Choice») строятся на основе функции сохранения стоимости. Согласно сторонникам этих теорий, чтобы понять, как деньги влияют на реальный (производственный) сектор экономики, следует анализировать именно функцию денег как средства сохранения стоимости.

Например, Д. Смитин использует поочередно два определения денег — денег в качестве «электронного импульса» (electronic impulse) и денег как «процентоприносящего актива» (interest bearing asset) (Smithin, 1984: 29, 33). Тем не менее он придерживается мнения, что современные инновации не требуют пересмотра определения денег. Автор приходит к заключению, что «точная форма средства платежа не является серьезной проблемой для денежной теории» (Smithin, 1984: 36). Заключение Смитина не совсем точно. Действительно, изменение формы средства платежа не может изменить природу денег. В то же время эволюция средств платежа показывает, что функциональное определение денег является неудовлетворительным. В этом смысле эволюция средств платежа должна подталкивать к пересмотру некоторых основополагающих вопросов денежной теории.

Представители господствующей денежной теории считают, что современная эволюция денег не породила новых проблем в теоретическом плане. Среди таких экономистов — У. Робердс (W. Roberds), указывающий: «Вопросы денежной теории широко обсуждались в конце XIX—начале XX в., но к середине XX в. они были решены в результате создания регулируемой формы банковской деятельности, с которой мы знакомы сегодня» (Roberds, 1997: 42). Тем не менее автор допускает возможность ревизии основ денежной теории, которой благоприятствует развитие новых средств платежа: «Если новые типы платежей станут достаточно популярными, чтобы заставить поднять те же самые вопросы вновь, будет интересно посмотреть, будут ли на них даны те же самые ответы» (Roberds, 1997: 42-43).

Проблемы связанные с ревизией денежной теории на основе эволюции средств платежа, неудивительны. Они подтверждают типичное отсутствие интереса к платежным системам со стороны значительной части экономистов и показывают, что анализ денег и проблемы развития средств платежа изучались практически независимо друг от друга.

В действи- тельности вопрос взаимосвязи между инновациями в сфере платежей и денежной теорией является важным, и он актуален для любого процесса- нововведений в денежной сфере. Согласно М. Раттаджи (Rattaggi, 1994), несоответствие традиционной денежной и банковской теории экономической и бизнес-практики стало очевидным в свете банковских и финансовых инноваций в 1970—1990-е годы.

Даже если предположить, что новые средства платежа не создают нового предмета для теоретических исследований, они показывают необходимость существования развитого теоретического подхода. В частности, необходимо углубить знание о функционировании платежной системы, банковской деятельности и деньгах. Возрождение теоретического интереса к системе платежей было также отмечено у практиков, таких как А. Гринспан (A. Greenspan): «Следует подчеркнуть необходимость в более глубоких исследованиях платежных систем... . Платежные системы являются важнейшим звеном в функционировании современной денежной экономики. Развитие платежных систем также затрагивает интересные и важные проблемы, бросающие вызов нашей способности извлекать выводы из различных сфер экономического исследования» (Greenspan, 1996а: 695).

Мы считаем, что трудность анализа новых средств платежа не связана с новизной платежных систем. Эта трудность имеет более глубокие основы: непонимание традиционными денежными теориями принципов устройства современных платежных систем (Rossi, 1998). Действительно, осуществив анализ платежных систем, мы сможем предложить теоретический подход, связывающий и объясняющий существование различных новых электронных средств платежа. Проблема развития новых средств платежа связана также с неспособностью ясно и однозначно определить деятельность банковского посредничества. Но в более глубоком смысле эта проблема связана с вопросом, которым исследователи задаются постоянно: что такое деньги?

Новые средства платежа не требуют появления нового определения денег, но обязывают пересмотреть вопрос о точности их «первоначального» определения.

Однако большинство исследователей не пытаются предложить современное теоретическое определение денег. Определения, предлагаемые многими авторами, являются попыткой примирить эмпирические факты, характеризующие эволюцию денег, с их традиционным определением в качестве актива. Наша цель состоит в том, чтобы показать, что благодаря глубокому анализу природы банковских денег можно дать удовлетворительное объяснение существования такого экономического феномена, каким являются электронные деньги.

Наш теоретический подход к денежной системе будет отличаться от подходов, предложенных в ряде современных исследований, в которых предпринимались попытки показать условия происхождения денежных активов посредством микроэкономического анализа (см., например: «Теоретический исследовательский подход» («Search Theoretic Approach») Н. Киотаки (N. Kiyotaki) и Р. Райта (R. Wright); «Теория пространственного разделения» («Spatial Separation») Р. Таунсенда (R. Townsend) и др.). Отличия будут заключаться в следующем. Во-первых, предметом нашего анализа являются деньги, а не денежный актив. Эта точка отсчета позволит нам избежать ошибки, совершаемой господствующей денежной теорией, которая изначально рассматривает деньги в качестве актива (что обязательно предполагает существование различия между денежным активом и другими активами, основанного на том, что деньги используются в качестве средства платежа, т. е. являются наиболее ликвидным активом). Во-вторых (пункт, вытекающий из первого), наше исследование природы денег и банковской деятельности не основывается на анализе причин, порождающих банковскую экономику. Наше исследование базируется на идее, что банкттгкяя деятельность является реальностью и необходимо понять природу ее функционирования.

Появление электронных денег показывает недостаточность функционального подхода не только деньгам, но и к банковской деятельности. Для банковской теории трудно констатировать, что традиционный анализ не позволяет ясно и четко установить различие между эмиссией банковской универсальной микропроцессорной карты и эмиссией многоцелевой микропроцессорной карты университетским кампусом. Критерий принимаемое™ средства платежа является слишком нечетким (иллюзорным), чтобы выступать в качестве единственного критерия для проведения различия между системой платежа, управляемой банком, и системой платежа, управляемой университетским кампусом.

Проблема интерпретации электронных денег связана с попытками определить сущность денег по их форме. Традиционные денежные теории обоснованно отказываются допустить, что электронные деньги могут быть созданы из ничего, т. е. без какого-либо обеспечения (ex nihilo). При анализе систем электронных денег, в которых они выпускаются частными производственными предприятиями (фотокопировальные карты и т. д.), допущение, что электронные деньги могут быть созданы на необеспеченной основе, было бы еще более шокирующим.

Отказ от идеи, что электронные деньги выпускаются без обеспечения, заставляет традиционную теорию обращаться к исследованиям, позволяющим определить сущность или субстанцию, которая придает электронным деньгам покупательную способность. Экономисты принимают идею, что электронные деньги являются средством платежа, которое гарантировано наличием депозита, лежащего в его основе. Говорят даже о покупке электронных денег («плохих денег») за счет наличных или депозитных денег («хороших денег»), которые являются «сущностью», придающей электронным деньгам покупательную способность.

Интересно отметить сходство между анализом эмиссии электронных денег, проводимым современными экономистами, и анализом эмиссии денег, осуществленным Е. Кэннаном в начале XX в. (Саппап, 1921). В ос- нове концепции банковской деятельности Кэннашу лежит металлическое видение денег: только металлические деньги являются настоящими деньгами (наделенными покупательной способностью). Согласно этому утверждению, вклады до востребования являются не чем иным, как простым отображением настоящих денег.

Доказательство Кэннана является следующим. Агент В депонирует центробанковские (металлические) деньги в банке Bq, взамен он получает депозитный сертификат (учитываемый в пассиве банка Bq). Эта операция не ведет к росту денежных средств в обращении: просто депозитный сертификат заменяет центробанковские деньги. Внимательный исследователь сразу отметит очевидное сходство с анализом, предлагаемым в отношении электронных денег. У Кэннана весь анализ строится на интерпретации депозита до востребования.

Проблема интерпретации депозита до востребования в XIX в. напоминает сегодняшнюю проблему, связанную с интерпретацией средств, лежащих в основе электронных денег.[XXIV] Несмотря на широкое использование в платежах, депозиты до востребования не рассматривались большинством экономистов в XIX в. как денежный актив. Статус денежного актива был прочно закреплен за центробанковскими деньгами, а депозиты до востребования рассматривались как инструмент обращения. Используемые в платежах депозиты до востребования рассматривались в качестве денежного субститута или как вспомогательные деньги. Однако с началом массового использования в платежах депозитов до востребования вопрос о теоретической интерпретации депозита до востребования становится важным. Включение депозита в определение денежного актива сопровождалось изменением в определении банковской деятельности: интерпретация банков в качестве создателей денежных активов (посредством кредита) заменялась интерпретацией банков как посредников в передаче или трансмиссии покупательной способности.

Новая интерпретация банковской деятельности была предложена Г. Уайтерсом (Whiters, 1909). Автор, который не основывал свой анализ на теории стоимости, в качестве отправной точки для анализа рассматривал функцию денег как средство платежа. В качестве средства платежа депозит являлся денежным активом, основанным на доверии экономических агентов (несоответствие между денежной теорией и теорией стоимости является очевидным) и на безусловной «конвертируемости» в денежный актив, характеризующийся исключительной надежностью, которым оставались центробанковские деньги. По мнению Уайтерса, мультиплициро-

вание депозитов на кредитной основе соответствует созданию денежных активов.[XXV]

Несмотря на то что господствующая банковская теория использует идеи Уайтерса, признавая за банками способность создания денежных активов, не принимая во внимание теорию стоимости (денежная стоимость основывается на принимаемости средства платежа), при анализе средств платежа (в случае электронных денег) она также использует идеи Кэннана. Таким образом, экономистами одновременно используются две различные концепции банковской деятельности.

Как правило, обе концепции банковской деятельности применяются при анализе средств платежа. Примером использования обеих концепций является банковский чек, который рассматривается в качестве инструмента для перевода депозита. Так как денежная теория в XX в. развивалась независимо от теории стоимости, анализ средств платежа должен показать экономистам, что возможность свободного создания денежных активов должна быть ограничена и что для электронных денег ограничение, установленное единственным критерием — степенью их принимаемости экономическими агентами, является недостаточным. Также ясно, что не следует позволять большим информационным компаниям создавать денежные активы только на основании доверия к ним со стороны потребителей, которое базируется на уверенности, что они смогут использовать эти активы при покупке товаров, продаваемых через глобальную информационную сеть, такую как Интернет.

<< | >>
Источник: Кочергин Д.А.. Электронные деньги 2010. 2010

Еще по теме Направления совершенствования денежной теории:

  1. 1.3. Приоритетные направления единой государственной денежно- кредитной политики Российской Федерации на современном этапе.
  2. 2.1. Проблемы применения инструментов денежно-кредитного регулирования на региональном уровне
  3. 1. Банковская система - составная частьединой денежно-кредитной сферы России
  4. Направления совершенствования денежной теории
  5. ГЛАВА IX. КРИТИКА ТЕОРИЙ ДЕНЕГ. ПРОБЛЕМА СТОИМОСТИ И КОЛИЧЕСТВА ДЕНЕГ.
  6. § 2. Правовое содержание денежно-кредитной и валютной политики
  7. § 3. Теоретико-правовые основания включения денежно-кредитной и валютной политики в предмет науки финансового права
  8. Денежно-кредитная политика и её инструменты.
  9. 1. Возникновение и развитие экономической теории. Характеристика основных течений экономической мысли
  10. 1.4. МЕТОДОЛОГИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ
  11. 12.12. ТЕОРИИ «НОВЫХ КЛАССИКОВ». МОНЕТАРИЗМ, ТЕОРИЯ ЭКОНОМИКИ ПРЕДЛОЖЕНИЯ, ТЕОРИЯ РАЦИОНАЛЬНЫХ ОЖИДАНИЙ
  12. §2. Основные направления совершенствования организации взаимодействия между органами внутренних дел на транспорте и территориальными органами внутренних дел
  13. §2. Уголовная политика в сфере налогообложения как самостоятельное направление в борьбе с преступностью.
  14. 2.3. Совершенствование деятельности вневедомственной охраны полиции по инспектированию подразделений охраны юридических лиц с особыми уставными задачами
  15. Основные направления совершенствования механизма исполнительной власти в Таджикистане
  16. Совершенствование нормативно-правового обеспечения социальных аспектов защиты сотрудников полиции Монголии
  17. § 3. Подготовка и профессиональная переподготовка государственных гражданских служащих в системе мероприятий по совершенствованию административно-правового регулирования механизма кадрового обеспечения федеральных контрольно-надзорных органов исполнительной власти
  18. § 1. Основные направления совершенствования нормотворческой функции Центрального банка Российской Федерации в области денежно-кредитных отношений
  19. Понятие имущественного налога в теории налогового права
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -