<<
>>

§ 2. Направления совершенствования эффективности законодательства об освобождении от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности

При конструировании новых нормативных положений законодатель не может предусмотреть абсолютно все нюансы, однако должен стремиться к этому, выносить законодательные инициативы на широкое обсуждение и привлекать к нему специалистов, причем не только ученых-теоретиков, но и непосредственно правоприменителей.

К сожалению, в действительности

многие законопроекты принимаются в сжатые сроки, следуя сложившейся в определенный период времени политической конъюнктуре.

Глубокий анализ норм об освобождении от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности, а также практики их применения позволяет выявить недостатки в конструкциях указанных норм. Без сомнения, эти недостатки требуют устранения. В данном параграфе мы приведем возможные пути совершенствования законодательства об освобождении от уголовной ответственности за преступления в сфере экономической деятельности.

Не вызывает сомнений необходимость и полезность сущестования норм, предусматривающих освобождение от ответственности по налоговым преступлениям. Не случайно подобные нормы были введены в Уголовный кодекс еще в 1998 г. И даже несмотря на их исключение из кодекса в 2003 г., они были восстановлены в 2009 г.

Тем не менее конструкция, а также расположение данных норм вызывают обоснованную критику и, как следствие, рекомендации по их реформированию.

Так, А.К. Хачатрян предполагает возможным увеличение в два раза размера возмещения в целях освобождения от ответственности по налоговым преступлениям. При этом в качестве первостепенной задачи автор выделяет «повышение результативности деятельности налоговых органов по взысканию недоимок, пеней и штрафов с возможным увеличением двух последних»[184]. То есть эффективность уголовного законодательства зависит и от других отраслей права, в том числе и от механизма реализации составляющих их норм.

Практически все исследователи обращают внимание на то, что ч.

1 ст. 761 УК РФ дублирует положения примечаний к ст. ст. 198 и 199 УК РФ, которые, в свою очередь, не были исключены из Уголовного кодекса. Некоторые авторы высказывают предложения об исключении самой ч. 1 ст. 761 УК РФ ввиду того, что нормы примечаний к ст. ст. 198 и 199 УК РФ являются специальными

основаниями освобождения от ответственности, место которым не в Общей, а в Особенной части кодекса. Похожей позиции придерживается О.Г. Соловьев, полагая, кроме прочего, что положения ст. 76\' УК РФ более уместно смотрелись бы в примечании к ст. 169 УК РФ, так как решение законодателя «нарушает архитектонику уголовного закона»[185].

А.В. Щепотьев и В.В. Наумов и вовсе предлагают оставить и примечания к ст. ст. 198, 199 УК РФ, и ч. 1 ст. 761 УК РФ, которая содержала бы положение о том, что лицо, совершившее преступление, предусмотренное ст. ст. 198-1991 УК РФ, «освобождается от уголовной ответственности только в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части Уголовного кодекса»[186].

Однако большинство ученых считает необходимым исключение именно примечаний к ст. ст. 198, 199 УК РФ[187]. Мы также придерживаемся данной точки зрения в связи с тем, что, во-первых, законодателем была сформулирована отдельная статья в Общей части кодекса, посвященная основаниям освобождения от уголовной ответственности по делам о преступлениях в определенной сфере. Во-вторых, ч. 1 ст. 761 УК РФ распространяется не на один состав преступления, а на несколько, каждый из которых закреплен в отдельной статье Особенной части кодекса. Соответственно, ч. 1 ст. 761 УК РФ предусматривает одинаковые условия освобождения от ответственности по данным преступным деяниям. Поэтому такой новаторский подход законодателя, заключающийся в размещении общего основания освобождения от ответственности по конкретным составам

преступлений в Общей части УК РФ, считаем приемлемым.

В-третьих, как нами было отмечено ранее, указывая основания освобождения от уголовной ответственности в постановлении о прекращении уголовного дела, суды отдают предпочтение общей норме ч. 1 ст. 761 УК РФ, то есть уже сформировалась определенная практика применения данной нормы.

В то же время необходимо внести правки в саму формулировку ч. 1 ст. 761 УК РФ. Во втором параграфе главы 2 диссертационного исследования мы установили, что отождествление понятий «ущерб бюджетной системе» и «недоимки, пени и штрафы» противоречит основам налогового и бюджетного права, размывает границы предмета регулирования данных отраслей. В связи с этим предлагается исключить из ч. 1 ст. 761 УК РФ фразу «ущерб, причиненный бюджетной системе Российской Федерации» и заменить ее на формулировку, которая используется в примечании 2 к ст. 198 УК РФ: «суммы недоимки и соответствующих пеней, а также сумма штрафа в размере, определяемом в соответствии с Налоговым кодексом Российской Федерации».

Соответственно, пропадает необходимость в указании в ч. 2 ст. 281 УПК РФ на то, что понимается под возмещением ущерба, причиненного бюджетной системе РФ. Такое решение также позволит устранить замечание, согласно которому норма ч. 2 ст. 281 УПК РФ должна содержаться в УК РФ, так как по своей правовой природе является материальной.

Кроме того, следует устранить предусмотренное в ч. 1 ст. 281 УПК РФ ограничение срока уплаты недоимки, пеней и штрафа в целях освобождения от ответственности. Условие о том, что ущерб, причиненный бюджетной системе РФ, должен быть возмещен до назначения судебного заседания, приводит к сокращению случаев применения ч. 1 ст. 761 УК РФ, в то время как суды используют вместо данной нормы иное основание освобождения от ответственности - в связи с деятельным раскаянием. Таким образом, ограничение времени возможного применения ч. 1 ст. 761 УК РФ теряет практическое значение.

Наряду с этим представляется возможным установление обязанности следственного органа использовать данные, предоставляемые налоговыми органами, при определении размера недоимки, пеней и штрафов, подлежащих возмещению.

Подобное императивное указание в ч. 2 ст. 281 УПК РФ могло бы оградить лиц, привлекаемых к ответственности, от злоупотреблений со стороны правоохранительных органов.

Альтернативой этому, согласно высказываемым в литературе мнениям, могло бы стать наделение ФНС полномочиями органа дознания или даже создание отдельного ведомства - финансовой полиции, функцией которой стало бы противодействие преступлениям, посягающим на финансовую систему государства (наподобие Федеральной службы налоговой полиции, упраздненной в 2003 г.). Создание самостоятельного ведомства способствовало бы также увеличению раскрываемости преступлений в сфере экономической деятельности, в то время как на практике наблюдается обратная тенденция[188].

Стоит также распространить действие ч. 1 ст. 761 УК РФ на ст. 1992 УК РФ, так как преступление, предусмотренное данной статьей, относится к группе налоговых уголовно наказуемых деяний.

Кроме того, А.А. Князьков предлагает распространить действие ч. 1 ст. 761 УК РФ и на ст. 194 «Уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица», ввиду того, что «в современной уголовно-правовой науке преступление, предусмотренное ст. 194 УК, обоснованно относят к группе преступлений в сфере налогообложения»[189].

Однако включение данной статьи в ч. 1 ст. 761 УК РФ приведет к излишнему усложнению формулировки основания освобождения от ответственности, так как категория «таможенные платежи» включает в себя

различные виды платежей, которые сложно увязать с характерными налоговому праву недоимками, пенями и штрафами.

Более того, с 2004 г. таможенные платежи, согласно ст. 51 Бюджетного кодекса РФ, относятся к неналоговым доходам федерального бюджета, поэтому таможенные платежи были исключены и из ст. 13 Налогового кодекса РФ (Федеральные налоги и сборы). Ввиду этого «объект посягательства в данном случае отличен от объекта посягательства налоговых преступлений - им являются отношения, возникающие в сфере таможенного дела, а не в сфере налогообложения»[190].

Тем не менее это не исключает возможности введения специального основания освобождения от ответственности по ст. 194 УК РФ (с одновременным изъятием ч. 1 и ч. 2 данной статьи из перечня статей в ч. 2 ст. 761 УК РФ).

Таким образом, ч. 1 ст. 761 УК РФ в порядке de lege ferenda мы предлагаем изложить в следующем виде:

«Лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное статьями 198-1992 настоящего Кодекса, освобождается от уголовной ответственности, если оно полностью уплатило суммы недоимки и соответствующих пеней, а также сумму штрафа в размере, определяемом в соответствии с Налоговым кодексом Российской Федерации».

Также требуется внести изменения в ч. 1 и ч. 2 ст. 281 УПК РФ:

«1. Суд, а также следователь с согласия руководителя следственного органа прекращает уголовное преследование в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного статьями 198-1992 Уголовного кодекса Российской Федерации, при наличии оснований, предусмотренных статьями 24 и 27 настоящего Кодекса или частью первой статьи 761 Уголовного кодекса

Российской Федерации, в случае, если суммы недоимки и соответствующих пеней, а также сумма штрафа в размере, определяемом в соответствии с Налоговым кодексом Российской Федерации, уплачены полностью.

2. Размер недоимки, пеней и штрафов определяется в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах на основании расчетов, представленных налоговым органом».

Анализ ч. 2 ст. 761 УК РФ, проведенный нами в настоящем диссертационном исследовании, выявил существенные недостатки данной нормы.

Во-первых, не ясна природа возмещения двукратной суммы ущерба (дохода, суммы убытков, которых удалось избежать, суммы, эквивалентной размеру деяния) в пользу государства. Подобное условие больше напоминает карательную санкцию в виде штрафа, в связи с чем лица, привлекаемые к ответственности, предпочитают наказание в виде штрафа или условного лишения свободы, которые наиболее часто назначаются за совершение преступлений в сфере экономической деятельности. Поэтому данная норма не выполняет каких-либо иных функций, кроме как фискальной, и, как отмечает А.Г. Антонов, «не обусловливает предупреждение преступлений и не является дополнительным инструментом обнаружения преступлений, как многие другие специальные основания освобождения от уголовной ответственности. Поэтому вызывает сомнение обоснованность ее установления относительно преступлений указанного вида»[191].

Во-вторых, совершенно справедливо высказывание И.М. Середы и С.В. Суханова, которые считают, что «условия освобождения от уголовной ответственности, регламентированные в ч. 2 ст. 761 УК РФ, не только не способствуют предупреждению преступлений со стороны законопослушных граждан, но и влекут негативные последствия, поскольку порождают в

неустойчивых лицах чувство надежды на то, что уголовной ответственности вполне можно избежать»[192]. В свою очередь, пренебрежение уголовным законом со стороны указанных лиц способно привести к росту числа преступлений в сфере экономической деятельности.

Наконец, как показывает судебная практика, имеет место применение нормы о деятельном раскаянии в отношении преступлений, подпадающих под ч. 2 ст. 761 УК РФ. А это и вовсе лишает всякого смысла наличие в кодексе ч. 2 ст. 761 УК РФ.

Тем не менее внесение ряда поправок в данную норму может значительным образом исправить ситуацию.

В Докладе Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей, подготовленном в 2015 г., было предложено расширить перечень подпадающих под действие ст. 761 УК РФ преступлений, а также исключить требование о кратном возмещении ущерба[193].

Законодатель учел это предложение, снизив в 2016 г. до двукратного размер возмещения ущерба. Однако, на наш взгляд, следовало бы снизить кратность возмещения не до двукратного, а до однократного. Подобное снижение кратности возмещения сделает указанную норму применимой в связи с появлением у привлекаемых к ответственности лиц реальной возможности возместить наряду с ущербом также сумму, равную размеру причиненного ущерба, в то время как требование о возмещении двукратного размера ущерба лишает возможности воспользоваться ч. 2 ст. 761 УК РФ значительную часть обвиняемых, которые не обладают необходимыми средствами.

Кроме того, это поспособствует своевременному возмещению ущерба и поступлению средств в доход государства, так как необходимым условием применения ч. 2 ст. 761 УК РФ является перечисление ущерба в полном объеме

до вынесения приговора. В этом случае не возникает потенциальной проблемы последующего взыскания ущерба с осужденных лиц, у которых зачастую отсутствует мотивация возмещать причиненный преступлением ущерб. Из изложенного следует, что снижение кратности возмещения по ч. 2 ст. 761 УК РФ сделает данную норму «экономически привлекательной» для всех сторон уголовного процесса.

В.В. Власенко полагает, что позитивному стимулированию виновных лиц к добровольному возмещению ущерба поспособствует увеличение в два раза нижнего и верхнего пределов штрафов, назначаемых в качестве наказания за совершение преступлений, предусмотренных ст. 761 УК РФ[194].

На необходимость установления приоритета штрафов, как наказания за совершение экономических преступлений, указывает и А.А. Князьков, предлагая, помимо всего, перенести данную норму непосредственно в главу 22 Уголовного кодекса и сформулировать ее следующим образом: «лицо, совершившее преступление небольшой и средней тяжести, предусмотренное настоящей главой, освобождается от уголовной ответственности в случае возмещения причиненного ущерба потерпевшему, а также уплаты в федеральный бюджет денежного возмещения в размере до трехкратной суммы причиненного ущерба или извлеченного дохода»[195]. Однако указание на диспозитивность в установлении размера дополнительного возмещения, на наш взгляд, лишь породит конкуренцию данной нормы с ч. 1 ст. 75 УК РФ, и эта конкуренция, без сомнений, будет разрешаться в пользу нормы о деятельном раскаянии.

Таким образом, мы считаем необходимым снизить дополнительное взыскание, предусмотренное ч. 2 ст. 761 УК РФ, с двукратного размера до суммы, эквивалентной сумме ущерба (извлеченного в результате совершения

преступления дохода, сумме убытков, которых удалось избежать, сумме, эквивалентной размеру деяния).

Наряду с этим высказываются предложения о включении дополнительных составов преступлений в ч. 2 ст. 761 УК РФ, в частности, квалифицированных составов преступлений, уже содержащихся в данной норме (если они не предусматривают насильственного способа совершения преступления и не предполагают совершения преступления организованной группой), а также иных преступлений, указанных в главе 22 УК РФ, совершаемых в крупном размере[196].

Соглашаясь с таким подходом, вместе с тем считаем неприемлемым распространение ч. 2 ст. 761 УК РФ на новые тяжкие преступления, как представляющие большую общественную опасность по сравнению с преступлениями небольшой и средней тяжести, в связи с чем для тяжких преступлений необходимо в полной мере соблюдать принцип неотвратимости наказания.

Подлежит исключению из данной нормы ст. 1992 УК РФ, поскольку она должна быть перемещена в ч. 1 ст. 761 УК РФ. Аналогичным образом и ч. 1 ст. 178 УК РФ следует исключить из списка норм, на которые распространяется ч.

2 ст. 761 УК РФ, в связи с наличием специального основания освобождения от ответственности по ст. 178 УК РФ. В ст. 194 УК РФ также должно быть введено самостоятельное основание освобождения от ответственности с последующим изъятием ч. 1 и ч. 2 данной статьи из перечня норм, содержащегося в ч. 2 ст. 761 УК РФ.

Таким образом, ч. 2 ст. 761 УК РФ в порядке de lege ferenda мы предлагаем представить в следующей редакции:

«Лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное ст. 1702, ч. 1, п. «б» ч. 2 ст. 171, ч. ч. 1, Iі, 3, 5 ст. 171і, ч. ч. 1, 2 ст. 1712, ч. 1 ст. 172, ч. ч. 1-

3 ст. 174, ч. ч. 1-3 ст. 174і, ч. ч. 1, 2 ст. 175, ст. 176, ст. 177, ч. ч. 1-3 ст. 180, ч. ч.

1, 2 ст. 185, ст. 1851, ч. 1 ст. 1852, ч. 1 ст. 1853, ч. 1 ст. 1854, ч. 1 ст. 1856, ч. 1 ст. 191, ч. ч. 1, 2 ст. 1911, ст. 192, ч. ч. 1, Iі ст. 193, ч. ч. 1, 2 ст. 1931, ст. 195, ч. 1 ст. 2002 настоящего Кодекса, освобождается от уголовной ответственности, если возместило ущерб, причиненный гражданину, организации или государству в результате совершения преступления, и перечислило в федеральный бюджет денежное возмещение в размере суммы причиненного ущерба, либо перечислило в федеральный бюджет доход, полученный в результате совершения преступления, и денежное возмещение в размере суммы дохода, полученного в результате совершения преступления, либо перечислило в федеральный бюджет денежную сумму, эквивалентную размеру убытков, которых удалось избежать в результате совершения преступления, и денежное возмещение в размере суммы убытков, которых удалось избежать в результате совершения преступления, либо перечислило в федеральный бюджет денежную сумму, эквивалентную размеру совершенного деяния, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса, и денежное возмещение в размере этой суммы».

Соответственно, указанный перечень статей необходимо внести в ч. 3 ст. 281 УПК РФ.

Что касается ч. 3 ст. 761 УК РФ, то здесь необходимо говорить о внесении поправок прежде всего в сам закон № 140-ФЗ «О добровольном

декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», которым данная норма была введена в Уголовный кодекс.

В предыдущем параграфе нами было установлено, что ч. 3 ст. 761 УК РФ распространяется не только на лиц, подавших декларации в соответствии с данным законом, но и на иных лиц, указанных в таких декларациях. Однако ч. 5 ст. 4 Федерального закона № 140-ФЗ сформулирована таким образом, что правом предоставлять копию декларации и сведения, содержащиеся в ней, для

приобщения к возможному уголовному делу в качестве доказательств обладает лишь сам декларант.

Подобное упущение следует устранить, внеся соответствующие изменения в ч. 5 и ч. 6 ст. 4 Федерального закона № 140-ФЗ, изложив их в следующей редакции:

«5. Декларант вправе представлять копию декларации и документов и (или) сведений, прилагаемых к декларации, для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств. Лица, информация о которых содержится в декларации, вправе представлять сведения, полученные ими в порядке части 6 настоящей статьи, для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств. Отказ в приобщении этих доказательств не допускается.

6. Сведения, содержащиеся в декларации и документах и (или) сведениях, прилагаемых к декларации, признаются налоговой тайной в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах. Режим хранения таких сведений и документов и доступа к ним обеспечивают исключительно налоговые органы. Иные государственные или негосударственные органы и организации не вправе получать доступ к таким сведениям и документам. Такие сведения и документы могут быть истребованы только по запросу самого декларанта или лиц, информация о которых содержится в декларации. Декларант вправе в любое время получить копию своей декларации, поданной в соответствии с настоящим Федеральным законом. Иные лица, информация о которых содержится в декларации, вправе в любое время получить сведения об этих лицах, содержащиеся в декларации и приложенных к ней документах».

Заслуживает внимания положение ч. 3 ст. 761 УК РФ, согласно которому при применении данной нормы исключается необходимость перечисления в федеральный бюджет какого-либо возмещения ущерба, что ставит в неравное положение лиц, освобождаемых от ответственности по ч. 1 и ч. 2 ст. 761 УК РФ,

по отношению к лицам, освобождаемым от ответственности по ч. 3 ст. 761 УК РФ.

Решением данной проблемы может являться установление обязанности по уплате определенной суммы в доход государства непосредственно при подаче декларации об иностранных активах и счетах, что послужило бы своеобразной альтернативой возмещению ущерба государству.

В этом отношении интересен опыт Италии, где в 2001 г. была успешно проведена экономическая амнистия, в рамках которой заявитель был обязан заплатить 2,5% от стоимости легализуемых активов или приобрести государственные облигации на сумму, равную 12% от стоимости декларируемых активов. Успех этой амнистии предопределил ее повторное проведение также в 2003 и 2009 гг. Стоит отметить, что практика взимания определенного сбора при декларировании активов характерна практически для всех экономических амнистий, проводимых в мире[197].

Таким образом, при проведении следующих экономических амнистий необходимо установить требование об уплате l%-2% от стоимости декларируемых активов.

Кроме того, Федеральным законом № 140-ФЗ не была предусмотрена возможность внесения в уже поданные в налоговый орган декларации дополнений, которые направлены на увеличение общего объема легализуемого имущества. В будущем, при проведении экономических амнистий следует предоставить декларантам такую возможность. Таким образом, гарантии, предоставляемые законом, в том числе и ч. 3 ст. 761 УК РФ, можно будет распространить на больший объем активов, чем изначально планировалось декларантом, что приведет к увеличению возвращаемых в страну средств и простимулирует иных лиц воспользоваться «амнистией».

Также в будущем необходимо разработать механизм, позволяющий снять режим налоговой тайны с тех преступлений, которые не подпадают под действие ч. 3 ст. 761 УК РФ, но информация о которых может содержаться в декларации и прилагаемых к ней документах. Однако в настоящий момент это невозможно реализовать, учитывая, что даже абсолютная налоговая тайна в отношении содержащихся в декларации сведений не оказала содействия активному «возвращению капиталов» в Россию.

Предоставляемые государством гарантии не поспособствовали увеличению доверия со стороны лиц, обладающих активами за рубежом, несмотря на то, что деофшоризация и развитие систем автоматического международного обмена налоговой информацией - это общемировая тенденция.

В целом же стоит отметить, что даже продление сроков подачи деклараций не позволяет значительно увеличить число лиц, легализующих свои иностранные активы.

Для успеха кампании по «амнистии капиталов» следует принимать комплекс мер, связанных не только с предоставлением гарантий правового характера, будь то освобождение от ответственности, от уплаты налогов или беспрекословное соблюдение режима налоговой тайны. Необходимо формировать благоприятный климат в экономике, интенсивно снижать ее коррупционную составляющую, активно бороться со злоупотреблениями со стороны представителей государственной власти и т.д. Вместе с тем при введении в действие экономической амнистии или вслед за ней следует ужесточать санкции за совершение преступлений в сфере экономической деятельности.

Такой подход позволит создать почву для действительно масштабной экономической амнистии, и рассматриваемое основание освобождения от ответственности найдет свое отражение в правоприменительной практике.

Существуют и иные предложения по реформированию общих оснований освобождения от ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности.

Так, О.В. Макарова предлагает установить запрет на повторное освобождение лица от уголовной ответственности по ст. 761 УК РФ на протяжении определенного срока[198], что, на наш взгляд, противоречило бы презумпции невиновности, ибо освобождение от уголовной ответственности по данной статье не означает признание лица виновным, а потому оно не влечет за собой правовые последствия в виде запрета или ограничения применения ст. 761 УК РФ повторно.

Р.М. Акутаев считает, что требование о выплате возмещения «может быть отсрочено и реально должно применяться уже в рамках уголовно­правовой ответственности, т.е. после фактического освобождения лица от уголовной ответственности. Представляется справедливым предоставить лицу право на рассрочку выплаты денежных сумм определенными частями в пределах установленного законом срока, предусмотрев и негативные правовые последствия в отношении злостных нарушителей установленного порядка выплат»[199]. Однако возможность выплачивать возмещение в рассрочку еще больше размывает границы между возмещением, как основанием освобождения от ответственности, и штрафом, как наказанием, чего следует избегать. Кроме того, многие осужденные пренебрегают обязанностью уплачивать штраф, назначенный в качестве наказания, и их не пугает даже возможность замены штрафа иным наказанием. Так, согласно статистическим данным Федеральной службы судебных приставов, в 2014 году из всех исполнительных производств о взыскании штрафов, назначенных за совершение преступления, на общую сумму 18,07 млн. рублей, не взысканных на конец года оставалось 13,53 млн. рублей (причем отсрочено или приостановлено из них было производств

на сумму всего лишь 2,39 млн. рублей)[200]. Это 75% от общей суммы, и такая тенденция сохраняется год от года. Вполне ожидаемо, что подобные цифры сохранятся и в случае предоставления рассрочки по возмещению ущерба при освобождении от ответственности.

Переходя к рассмотрению способов совершенствования специальных оснований освобождения от ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности, следует отметить, что в науке высказываются предложения о включении примечания 3 к ст. 178 УК РФ в ч. 2 ст. 761 УК РФ, предусмотрев при этом самостоятельное основание освобождения от ответственности по ст. 178 УК РФ. Как указывают Н.М. Жданов и С.С. Суменков, «более соответствует принципу формальной определенности закрепление, например, специальных оснований освобождения от ответственности путем использования одного и того же способа: либо в примечаниях, либо в отдельной статье»[201]. Однако сосредоточение в статье Общей части кодекса всех специальных норм, предусматривающих самостоятельные основания освобождения от ответственности по каждому конкретному преступлению, приведет к нарушению и без того критикуемой структуры Уголовного кодекса.

Есть и другие подходы. В.В. Власенко, например, предлагает распространить действие ч. 2 ст. 761 УК РФ на ч. 1 и ч. 2 ст. 178 УК РФ[202]. А.К. Хачатрян считает возможным вообще исключить примечание 3 к ст. 178 УК РФ и снизить санкцию ч. 2 данной статьи с 6 до 5 лет лишения свободы, охватив тем самым ч. 1 и ч. 2 ст. 178 УК РФ действием такого общего основания освобождения от ответственности, как деятельное раскаяние[203]. При этом оба автора сходятся во мнении, что ч. 3 ст. 178 УК РФ не должна подпадать ни под одно общее основание освобождения от ответственности, так как преступление,

предусмотренное данной нормой, совершается с применением насилия или с угрозой его применения.

Принимая во внимание обозначенные выше предложения, считаем необходимым оставить рассматриваемое основание освобождения от ответственности в примечании к 3 ст. 178 УК РФ. Дело в том, что одной из задач специальных оснований освобождения от ответственности является индивидуализация ответственности, а также эффективное выявление конкретных видов преступлений. Достигается это как раз путем установления особых мотивирующих условий (преимущественно активного характера, то есть достигаемых действиями субъекта преступления), при соблюдении которых лицо может рассчитывать на освобождение от уголовной ответственности. Необходимость наличия данной нормы обусловливается также практически нулевыми показателями применения ст. 178 УК РФ и высокой латентностью экономической преступности в целом.

Тем не менее считаем вполне обоснованным исключение ч. 3 ст. 178 УК РФ из-под действия примечания 3 к данной статье.

В то же время не исключается возможность предусмотреть право на возмещения ущерба, причиненного в результате совершения преступления по ст. 178 УК РФ, организацией, в чьих интересах преступление было совершено. Ведь незаконный доход в данном случае получает непосредственно организация, в то время как обязанность перечислить этот доход в бюджет лежит на физическом лице.

Наряду с этим необходимо исключить из примечания 3 к ст. 178 УК РФ указание на активность действий, направленных на способствование раскрытию и (или) расследованию преступления, так как понятие и признаки данного термина не установлены законом, ввиду чего он не имеет практического значения для целей применения примечания 3 к ст. 178 УК РФ.

Боле того, даже при решении вопроса о смягчении наказания «в подавляющем большинстве случаев суды признают смягчающим

обстоятельством способствование раскрытию преступления без учета степени его активности»203.

В параграфе 2 главы 2 диссертационного исследования нами была аргументирована целесообразность освобождения от ответственности в зависимости от очередности сообщения лицом о преступлении. Но чтобы устранить возможные сложности практической реализации рассматриваемой нормы, а также в целях дополнительного стимулирования лиц, желающих ею воспользоваться, Пленуму Верховного Суда следует дать разъяснения о том, что допускается применение примечания 3 к ст. 178 УК РФ в отношении нескольких лиц, одновременно сообщивших о преступлении.

Также нами было установлено, что условие об отсутствии в действиях лица иного состава преступления является избыточным и не влияет на ответственность лица за иные уголовно наказуемые деяния в случае совершения совокупности преступлений. В связи с этим предлагается исключить данное условие не только из примечания 3 к ст. 178 УК РФ, но и из остальных содержащихся в Особенной части кодекса специальных норм об освобождении от уголовной ответственности.

Наконец, следует уточнить, в какой орган лицо вправе сообщить о совершенном преступлении. На наш взгляд, наряду с правоохранительными органами, это должен быть антимонопольный орган, к которому, согласно п. 15 ст. 4 Федерального закона «О защите конкуренции», относятся федеральный антимонопольный орган и его территориальные органы[204] [205].

Лица, допустившие нарушение антимонопольного законодательства, но сообщившие об этом в ФАС, могут не знать, что их деяния содержат признаки состава преступления, предусмотренного ст. 178 УК РФ. Но в подобном случае гарантии освобождения не только от административной, но и от уголовной

ответственности позволят выявить значительно больше картельных соглашений.

Итак, примечание 3 к ст. 178 УК РФ целесообразно изложить в следующей редакции:

«Лицо, совершившее преступление, предусмотренное частью первой или второй настоящей статьи, освобождается от уголовной ответственности, если оно первым из числа соучастников преступления добровольно сообщило об этом преступлении в орган, имеющий право возбудить уголовное дело, или в антимонопольный орган, способствовало раскрытию и (или) расследованию этого преступления, возместило причиненный этим преступлением ущерб или иным образом загладило причиненный вред».

В постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. № 19 следует добавить и. 4.1 следующего содержания:

«В случае сообщения о преступлении, предусмотренном частью 1 и частью 2 статьи 178 УК РФ, одновременно несколькими соучастниками преступления, все они освобождаются от уголовной ответственности при выполнении условий, предусмотренных примечанием 3 к статье 178 УК РФ».

Для реализации данного положения необходимо также признать утратившим силу примечание 2 к ст. 14.32 КоАП РФ, которое не допускает рассмотрение антимонопольным органом заявления, поданного одновременно от имени нескольких лиц, нарушивших антимонопольное законодательство.

Следует признать положительным тот факт, что в примечание 2 к ст. 184 УК РФ было введено условие об активном способствовании раскрытию и расследованию преступления (как это предусмотрено примечаниями к ст. ст. 204 и 291 УК РФ, устанавливающих ответственность за совершение коммерческого подкупа и дачу взятки), поскольку сообщение о подкупе предполагает дальнейшее содействие следствию в установлении и изобличении подкупаемых лиц.

Тем не менее, как и в случае с примечанием 3 к ст. 178 УК РФ, из условия примечания 2 к ст. 184 УК РФ о способствовании раскрытию и (или)

расследованию преступления следует исключить указание на «активность» указанных действий.

В то же время в примечании 2 к ст. 184 УК РФ одним из дополнительных альтернативных условий освобождения от ответственности является наличие факта вымогательства со стороны подкупаемого лица. При этом, как нами было отмечено ранее, ст. 184 УК РФ не содержит такого квалифицирующего признака, как вымогательство, хотя в ст. ст. 204 и 291 УК РФ подобный квалифицирующий признак имеется.

Представляется необходимым устранение данного пробела путем введения в ст. 184 УК РФ части 6, санкция которой должна предусматривать увеличение сроков наказания и размеров штрафа по сравнению с санкциями ч. 3 и ч. 4 указанной статьи. Аналогично санкциям других статей, посвященных преступлениям коррупционной направленности, усиление ответственности за вымогательство по данной статье будет соответствовать повышенной степени общественной опасности этого преступного деяния.

В связи с этим ч. 6 ст. 184 УК РФ следует сформулировать следующим образом:

«Деяния, предусмотренные частями третьей или четвертой настоящей статьи, если они сопряжены с вымогательством предмета подкупа, -

наказываются штрафом в размере от одного миллиона до двух миллионов рублей или в размере заработной платы либо иного дохода осужденного за период от трех до пяти лет, либо принудительными работами на срок от двух до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок до восьми лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет».

Специальное основание освобождения от уголовной ответственности, предусмотренное примечанием 4 к ст. 2001 УК РФ, не нашло своего отражения в правоприменительной практике, анализ которой был проведен нами в

предыдущем параграфе. Причиной этому является оговорка в данном примечании, согласно которой не признается добровольной сдачей наличных денежных средств или денежных инструментов их обнаружение при применении форм таможенного контроля. В результате суды вынуждены применять ч. 1 ст. 75 УК РФ, а норму примечания 4 к ст. 2001 УК РФ можно считать «мертворожденной», так как условия ее применения на деле оказались невыполнимыми.

В связи с этим представляется необходимым допустить применение примечания 4 к ст. 2001 УК РФ при обнаружении денежных средств или денежных инструментов путем проведения устного опроса, как одной из форм таможенного контроля.

Кроме того, как и в случае со ст. 178 УК РФ, из примечания 4 к ст. 2001 УК РФ следует исключить условие об отсутствии в действиях лица иного состава преступления, а также указать, что незаконно перемещаемые денежные средства и инструменты необходимо сдать в орган, имеющий право возбудить уголовное дело. Причем последнее условие будет считаться выполненным при добровольной сдаче денежных средств и инструментов в том числе и в таможенные органы, так как, согласно п. 9 ч. 3 ст. 151 УПК РФ, они наделены правом возбуждать уголовные дела и осуществлять предварительное расследование по ч. 1 ст. 2001 УК РФ.

Таким образом, предлагается изложить примечание 4 к ст. 2001 УК РФ в следующем виде:

«Лицо, добровольно сдавшее наличные денежные средства и (или) денежные инструменты, указанные в настоящей статье, в орган, имеющий право возбудить уголовное дело, освобождается от уголовной ответственности по данной статье. Не могут признаваться добровольной сдачей наличных денежных средств и (или) денежных инструментов, указанных в настоящей статье, их обнаружение при применении форм таможенного контроля, за

исключением устного опроса, их изъятие при задержании лица, а также при производстве следственных действий по их обнаружению и изъятию».

Анализ примечания 2 к ст. 2003 УК РФ показал, что данная норма не может предоставить ни гарантий освобождения от ответственности обвиняемому (в случае принятия мер по вводу объекта недвижимости в эксплуатацию, которые занимают значительное время), ни гарантий восстановления в полном объеме нарушенных прав потерпевшим (если эти меры были осуществлены с нарушением установленных норм).

Кроме того, сама ст. 2003 УК РФ не охватывает весь спектр криминальных деяний в сфере долевого строительства, а это означает, что зачастую правоприменитель будет вынужден (как и раньше) обращаться к иным, уже зарекомендовавшим себя, нормам УК РФ.

Следовательно, новелла, направленная в первую очередь на восстановление прав обманутых участников долевого строительства и на формирование единых правовых подходов при квалификации преступлений в рассматриваемой сфере, не способна достичь поставленных задач, в связи с чем ст. 2003 УК РФ предлагается исключить из Уголовного кодекса.

Необходимо отметить, что специальные основания освобождения от уголовной ответственности позволяют осуществлять многовариантный подход к борьбе с преступностью, реализуют основополагающие принципы уголовного права, являются эффективным средством дифференциации уголовной ответственности, решают предупредительные задачи уголовного права. Проведенный во втором параграфе первой главы диссертационного исследования анализ зарубежного законодательства позволяет сделать вывод, что в иностранных юрисдикциях также придают существенное значение специальным основаниям освобождения от ответственности (наряду со специальными основаниями смягчения наказания).

Поэтому в науке уголовного права не перестают появляться предложения по увеличению количества специальных норм об освобождении от

ответственности в отношении многих составов преступлений, в том числе и экономической направленности[206].

На наш взгляд, прежде всего необходимо предусмотреть специальное основание освобождения от уголовной ответственности по ч. 1 и ч. 2 ст. 194 УК РФ, предусматривающей ответственность за уклонение от уплаты таможенных платежей. В настоящее время на ч. 1 и ч. 2 данной статьи распространяются положения ч. 2 ст. 761 УК РФ. Представляется, что требование о кратном возмещении ущерба - слишком жесткое условие, предъявляемое участникам внешнеэкономического оборота, что не может не влиять на его общие показатели в худшую сторону.

С 1998 по 2003 гг. Уголовный кодекс РФ предусматривал возможность освобождения от ответственности по данному преступлению в случае способствования его раскрытию и возмещения причиненного ущерба, если преступление было совершено впервые. Как нами было показано ранее, данное основание было закреплено в примечании 2 к ст. 198 УК РФ и распространялось также на саму ст. 198 и ст. 199 УК РФ. Кроме того, подобная норма продолжает присутствовать в Уголовных кодексах Казахстана, Украины, Грузии, Азербайджана, Кыргызстана, демонстрируя свою эффективность.

По этой причине предлагается исключить ч. 1 и ч. 2 ст. 194 УК РФ из перечня статей, на которые распространяется ч. 2 ст. 761 УК РФ, и предусмотреть примечание 2 к ст. 194 УК РФ следующего содержания:

«Лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное частью первой или второй настоящей статьи, освобождается от уголовной ответственности, если оно полностью уплатило таможенные платежи,

определяемые в соответствии с законодательством Российской Федерации о таможенном деле».

Также заслуживает внимания подготовленный Правительством РФ в ноябре 2015 г. законопроект о внесении изменений в Уголовный кодекс, который, в частности, предусматривает введение в УК двух новых статей: ст. 1993 «Уклонение от уплаты страховых взносов в государственные внебюджетные фонды страхователя - физического лица» и ст. 1994 «Уклонение от уплаты страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организации»[207].

Данная законодательная инициатива обусловлена тем, что в 2010 г. был отменен единый социальный налог, в результате чего в настоящее время страховые взносы не являются налоговыми платежами и, следовательно, не подпадают под действие ст. ст. 198-1992 УК РФ.

Примечания к ст. ст. 1993, 1994 предусматривают основания

освобождения от ответственности, и сформулированы они аналогично примечаниям 2 к ст. ст. 198 и 199 УК РФ, за исключением того, что недоимки, пеня и штрафы определяются «в соответствии с законодательством Российской Федерации о страховых взносах и об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний»[208].

В связи с этим все же более логичным видится исключение указанных примечаний из законопроекта и распространение действия ч. 1 ст. 761 УК РФ на данные статьи, с внесением необходимых правок в формулировки, в том числе и в ст. 281 УПК РФ.

Говоря о более широком, комплексном подходе к реформированию норм о преступлениях в сфере экономической деятельности, следует указать, что в

санкциях статей, посвященных преступлениям в сфере экономической деятельности, приоритет должен отдаваться преимущественно штрафу.

Поскольку указанные преступления связаны с преступным обогащением виновного, наказание в виде штрафа должно делать совершение преступления невыгодным, для чего некоторые авторы предлагают предусмотреть в главе 22 УК РФ штрафы, кратные причиненному преступлением ущербу[209]. Действительно, в главе 22 УК РФ «кратные» штрафы предусмотрены только за контрабанду наличных денежных средств или денежных инструментов, в то время как подобные штрафы можно установить и за совершение ряда других преступлений (например, предусмотренных ст. ст. 176, 194 УК РФ).

По мнению Т.В. Непомнящей, широкому применению подлежит и такое наказание, как лишение права занимать определенную должность или заниматься определенной деятельностью[210].

Многие исследователи предлагают расширить перечень составов, в отношении которых должна применяться конфискация имущества, как действенный способ предупреждения преступлений в сфере экономической деятельности[211].

Наряду с этим высказываются предложения о декриминализации ряда деяний, образующих составы преступлений в главе 22 УК РФ, и даже об установлении процессуальных норм, обязывающих суды рассматривать дела о преступлениях в сфере экономической деятельности коллегиально, привлекая при этом к участию в процессе представителей бизнеса. Многие исследователи

обращают внимание на необходимость проведения судебно-правовой реформы, повышения роли судебных органов, реформы полиции и вообще всей правоохранительной системы[212].

Кроме того, уголовная политика в области противодействия преступлениям в сфере экономической деятельности может включать в себя также изменения отраслевого законодательства. Примером могут служить предложения о выводе из-под действия антимонопольного законодательства представителей малого бизнеса (при соблюдении ими определенных условий), что автоматически исключит возможность применения в отношении данных субъектов ст. 178 УК РФ[213].

Бланкетный характер норм главы 22 УК РФ также не остается без внимания ученых. Например, И.В. Шишко предлагает закрепить в УК РФ норму, обязывающую правоприменителя использовать понятия и термины иных отраслей права в том значении, в каком они используются в соответствующих правовых актах[214].

В заключение стоит отметить, что законотворческий процесс должен осуществляться специалистами, обладающими достаточным опытом и знаниями в определенных областях, особенно в области юриспруденции и экономики. При этом в высшем законодательном органе России юристы составляют ничтожное меньшинство, что порождает опасения относительно

состояния Уголовного кодекса РФ не только в его нынешнем виде, но и в будущем.

В любом случае, уголовное законодательство подлежит реформированию лишь с учетом мнения научного сообщества, а соблюдение основополагающих принципов уголовного права должно лежать в основе этого реформирования.

Обобщая предложенные нами поправки, можно выделить основные принципы совершенствования эффективности законодательства об освобождении от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности:

1. Основания освобождения от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности не должны нести в себе лишь фискальные интересы государства, пренебрегая основополагающими принципами уголовного права.

2. Условия освобождения от уголовной ответственности должны корреспондировать степени общественной опасности деяния. При этом основания освобождения от ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности должны также дифференцироваться в зависимости от специфических особенностей определенных групп преступлений.

3. Следует исключать возможное появление дублирующих норм, а также формулировок, которые в силу отсутствия в них какой-либо семантической ценности не порождают юридически значимых последствий.

4. В связи с бланкетным характером норм главы 22 УК РФ при построении уголовно-правовых конструкций необходимо использовать понятийный аппарат, не противоречащий соответствующим отраслям законодательства.

5. Действенность рассматриваемых норм достигается только при комплексном подходе, включающем в себя также меры экономического и даже

политического характера, ввиду особого видового объекта преступлений в сфере экономической деятельности.

<< | >>
Источник: Кузнецов Александр Васильевич. ОБЩИЕ И СПЕЦИАЛЬНЫЕ ОСНОВАНИЯ ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПО ДЕЛАМ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ В СФЕРЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ: ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Владивосток, 2017. 2017

Еще по теме § 2. Направления совершенствования эффективности законодательства об освобождении от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности:

  1. § 3. Рекомендательные международные акты в сфере отправления правосудия в отношении несовершеннолетних
  2. Оглавление
  3. § 1. Правовая природа освобождения от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности
  4. § 2. Направления совершенствования эффективности законодательства об освобождении от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности
  5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  6. §1. Основные направления международного сотрудничества по предупреждению преступлений в сфере незаконного оборота человеческих органов
  7. ПРИЛОЖЕНИЯ
  8. Закономерности функционирования системы российского уголовного права
  9. §2. Уголовная политика в сфере налогообложения как самостоятельное направление в борьбе с преступностью.
  10. Зарубежный опыт регулирования ответственности за нарушения законодательства о налогах и сборах
  11. § 3. Основы правового регулирования деятельности полиции Эстонской Республики
  12. 1.4 Основные тенденции и закономерности развития административного законодательства
  13. § 2. Административная ответственность как средство обеспечения законности в сфере экономики
  14. § 2. Факторы и причины, влияющие на состояние, структуру и динамику дисциплинарных правонарушений и должностных преступлений в сфере внутренних дел и их правовая характеристика
  15. §1. Особенности уголовной ответственности несовершеннолетних и уголовная политика в сфере противодействия преступности несовершеннолетних
  16. §1. Виды освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности по законодательству Российской Федерации и Социалистической Республики Вьетнам
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -