1. 1. Основные направления развития теории государственного долга

Теория государственного долга является важнейшей составной частью теории, которая достаточно давно разрабатывается экономической наукой. Анализируя историю становления теории государственного долга, можно выделить старую и новую школы.

Ученые, относящиеся к старой школе, занимались вопросами политической направленности, т.е. как относиться к государственному кредиту и госдолгу в принципе. Здесь можно было выделить оптимистическое и пессимистическое направления.

Характеризуя оптимистическое направление, которое заложило основы капиталотворческой теории кредита, следует отметить, что государственный кредит рассматривается им как новая сила, которая вооружит государственные финансы. Его представители считали, что кредит обладает возможностями создавать капитал и богатство, способен привести в движение все неиспользованные производственные возможности экономики. Это направление, занявшее господствующее положение в XIX в., часто преувеличивало роль государственного кредита, необоснованно придавало ему самостоятельное значение. Положительно оценивая такой подход к

государственным займам К. Маркс, отмечал, что народ тем богаче, чем больше его задолженность. Основоположник знаменитой экономической теории, признавая «производительную силу» государственных займов, в соответствии с целями своего исследования, рассматривал их с точки зрения образования экономического неравенства как в национальном масштабе, так и в мировом хозяйстве. Он отмечал, что государственные займы являются одним из самых сильных рычагов первоначального накопления капитала как внутри отдельной страны, так и у отдельных стран в целом. Маркс писал, что «государственный долг создал акционерные общества, торговлю всевозможными ценными бумагами... биржевую игру и современную банкократию». [1]

Принципы дефицитного финансирования были сформулированы в работах Адольфа Вагнера.

Адольф Вагнер, основываясь на открытом им “законе возрастающей государственной активности”, сформулировал в конце XIX столетия основные принципы кредитного финансирования государственных расходов, взятые позднее на вооружение правительствами многих европейских стран и оказавшие значительное влияние на развитие современной теории государственного долга.

Он рассматривал деятельность государства как экономически продуктивную. Исходя из этого, все государственные расходы разделяются на две группы: постоянные и чрезвычайные. Постоянные расходы — это расходы, которые регулярно (каждый год или с определенной периодич - ностью) возникают в процессе нормальной деятельности государства, обеспечивая замену выбывшей в течение определенного временного периода стоимости и поэтому хорошо поддающиеся планированию. Этот вид государственных расходов финансируется только за счет налоговых сборов. Чрезвычайные расходы всегда связаны с финансированием тех государственных функций, которые не могут быть предусмотрены заранее (например, расходы, связанные с ведением военных д ействий или ликвидацией последствий чрезвычайных ситуаций). Таким образом, одним из различающих критериев между постоянными и чрезвычайны ми расходами является их планируемость. В то же время чрезвычайные расходы представляют собой инвестиции в те актив ы, которые, в отличие от профинансированных за счет постоянных расходов, не только необходимы для восстановления выбывшей стоимости, но, главным образом, служат увеличению объема продукции народного хозяйства. Причем речь идет об инвестициях как в материальное производство, так и в нематериальный капитал, который служит основой для увеличения “производительности” государственной деятельности. Все чрезвычайные расходы, следуя этой теории, должны финансироваться в основном за счет государственных займов. Таким образом, основными критериями для определения формы финансирования государственных расходов являются периодичность, предсказуемость (плановость) и продуктивность (рентабельность).

В целом экономисты немецкой исторической школы конца XIX — начала XX века признавали государственную деятельность как преимущественно продуктивную, а финансирование государственных расходов за счет займов не только одобрялось, но и рекомендовалось, поскольку посредством кредитного финансирования можно было достигнуть оптимального распределения (во времени) инвестиционной нагрузки для государства и избежать повышения налогов для обеспечения государственной деятельности в чрезвычайных ситуациях.

Вторым направлением теории государственного кредита является пессимистическое направление, которое стало основой натуралистической теории кредита. Оно длительное время было преобладающим и рассматривало государственный кредит как зло, угрожающее основам государственного хозяйства и даже государственного существования. Ученые этого направления демонстрировали перед обществом негативные стороны государственного долга, показывали пути для избежания новых займов, занимались поисками средств по сокращению накопленной задолженности.

К представителям натуралистической теории относится Адам Смит, который в своем знаменитом труде «Исследование о природе и причинах богатства народов» (1792 г.) отдельный раздел посвятил государственным долгам.[2]

Негативно оценивая практику кредитного финансирования государственных расходов, так как она уменьшает богатство нации, одновременно усугубляя налоговое бремя и значительно препятствуя накоплению капитала, А.Смит рассматривает дефицитное финансирование, “как улицу с односторонним движением, вступив на которую однажды нельзя повернуть обратно”. А.Смит видит проблему государственного долга, тесно связанной с финансированием государ- ственных расходов в военное время. Обусловленные войнами долги не исчезают сами собой в мирное время, а наоборот, еще более возрастают из-за проблем погашения задолженности и обслуживания процентных платежей, что, в свою очередь, ведет к повышению налогов. По мнению А.Смита, государство не может и не должно форсировать накопление (общественного) капитала через расходную сторону, так как государственные расходы по своей природе непродуктивны и кредитное финансирование есть не что иное, как перекладывание средств государством из правой руки - в левую. Политика государственной задолженности постепенно ослабляет каждое государство, которое ею вос - пользовалось. Там, где государственный долг однажды превысил определенный уровень, почти никогда не удается его справедливым образом и полностью погасить. При этом он достаточно прагматичен, чтобы смириться с государственным долгом, если издержки других форм финансирования оцениваются выше.

Таким образом, кредитное финансирование расходов, несмотря на его негативное влияние, в отдельных случаях является неотъемлемым эле - ментом деятельности государства. По поводу необходимости вы бора между государственным кредитом и повышением налогов А.Смит приходит к заключению, что государственная задолженность в значительных размерах изымает из обращения имеющийся капитал — повышение налогов происходит за счет сокращения потребления — но менее препятствует образованию нового капитала. Это преимущество государственной задолженности справедливо, однако, только во время войны, так как в этом случае несколько смягчается, по сравнению с налоговым финансированием, бремя военных расходов.

Особенно опасными долгами он считал долги другим странам, то есть внешние долги, хотя и внутренний государственный долг не менее губителен. Займы, по мнению Смита, исследовавшего условия производительного использования капитала, уничтожают уже существующий капитал. «Кредитор государства, рассматриваемый только в этом своем качестве, ни малейшим об - разом не заинтересован в хорошем состоянии какой-либо определенной части земли или в надлежащем употреблении какой-нибудь определенной доли капитала; в качестве кредитора государства он не знает ни одной такой отдельной части, он не наблюдает за ней, не может проявлять заботу о ней. Ее уничтожение может в некоторых случаях оставаться неизвестным ему, не

3

может непосредственно отразиться на нем.»

Среди теоретиков государственного долга были отдельные

исследователи, пытавшиеся примирить оба названные направления.

Так, например, Фр. Небениус, автор одного из первых систематических исследований государственного кредита в XIX в., писал, что никто не будет утверждать, что государственные долги являются для нации благодеянием и что государство потому должно заключать займы и растрачивать полученные таким путем средства, чтобы создать благодеяние для народа... достаточно, чтобы не каждый заем принимать за зло и крайнее средство.

Д. Рикардо придерживался подобной позиции. По его мнению, единственная экономически значимая и необходимая деятельность государства — выпуск денег через созданный правительством эмиссионный банк. Центральным пунктом его критики было предполагаемое воздействие государственного долга на развитие совокупного основного капитала — основного продуктивного источника нации. Хотя налоги также препятствуют накоплению капитала, они менее обременительны для государства, чем государственный долг, так как [3] последний косвенно и незаметно сокращает располагаемый доход индивидуумов.

Описанный Давидом Рикардо механизм, делающий государственный долг препятствием накоплению капитала, известен в экономической теории как “иллюзия Рикардо” или “гипотеза отличительного эффекта потребления”. Согласно этой гипотезе, налогоплательщики, в случае финансирования государственных расходов за счет долга, не рассматривают фактический размер будущих обязательств по оплате процентов за счет налогов в качестве бремени, ведущего к уменьшению капитала, и считают себя богаче, чем в случае налогового финансирования. Это, однако, не соответствует действительности, так как налоги и государственный долг, согласно Давиду Рикардо, различаются только формой, их экономическое содержание одно и то же. Различие в форме финансирования становится экономически различимым только благодаря поведению населения.

Увеличение потребительских расходов, основанное на иллюзии роста фактически располагаемого капитала вследствие уменьшения налогового бремени, ведет к снижению инвестиций и, по сравнению с налоговым фи - нансированием государственных нужд, к уменьшению основного капитала. Практика государственного долга провоцирует, таким образом, иррациональное поведение, которое делает нас менее экономными и вводит в заблуждение по поводу нашего фактического положения.

Обобщая сказанное, можно отметить, что налоги и государственные долги рассматривались представителями классической политической экономии как зло, из которых налоги — зло наименьшее. Растущая государственная задолженность несет с собой, по их мнению, многократное увеличение потребительского спроса. А это, в условиях экономики полной занятости, неизбежно ведет к инфляционному повышению цен, формулируя при этом первое приблизительное правило финансирования государственных расходов: только нерегулярные (или чрезвычайные) государственные расходы могут покрываться за счет кредитов. По его словам, государство без задолженности или слишком мало делает для своего будущего, или слишком много требует от современности. Он писал, что «будучи твердо убеждены, что все нации в конце концов примут план покрытия своих расходов, обыкновенных и чрезвычайных, в то самое время, когда они свершаются, мы все же благоприятно относимся к плану, который способствует погашению нашего долга наискорейшим образом».[4]

В дальнейшем теорию государственного кредита и госдолга развивали исследования Э. Селигмана, И. Фишера, В. Визерса, Т. Фримена. Ряд работ по теории государственного долга был опубликован в России М. Боголеповым, П. Мигулиным и некоторыми другими авторами. Используя накопленный к этому времени опыт, появились новые направления исследований проблемы государственных долгов, в том числе их внешней составляющей.

Так, например, американский профессор Э. Селигман обосновал в своих работах 1920-х гг. необходимость отказа США от огромных военных долгов, образовавшихся после Первой мировой войны. В его трудах говорилось об отрицательных последствиях выплаты долга не только для экономики должников, но и для кредитора. Он писал, «что если бы платежи происходили золотом, то вызвали бы избыток монет в обращении и вредную инфляцию, при оплате же долга товарами,... американская промышленность впала бы в жестокий экономический кризис.»[5]

Мировой кризис 1929—33 гг. показал, что представления классиков о саморегулировании рыночной системы оказались скорее применимыми к особому случаю, чем общим правилом. Теория Д. Кейнса ознаменовала новый подход к вопросу о роли и ме сте государства в общественном вопроизводстве и означала разрыв с прежними представлениями, существовавшими в экономической теории, о значении государственных финансов, отводя им одно из важнейших мест в теории и практике регулирования экономики. При этом так называемая “кейнсианская революция” привнесла множество новых аспектов в обсуждение проблем государственной задолженности.

Введенная в экономическую теорию в 40 -х годах прошлого столетия новая центральная категория “функциональные финансы” обусловила рассмотрение государственной задолженности в новой теоретической плоскости, посредством чего, по крайней мере, в научной области была окончательно преодолена фальшивая аналогия между государственным бюджетом и бюджетами частных домохозяйств. Идея функциональной финансовой политики состояла в том, что проводимые государством бюджетно-налоговая политика, балансирование доходов и расходов, планирование и осуществление государственных займов и их выплат, эмиссия новых денег и их изъятие из обращения и т. п. должны быть, в первую очередь, ориентированы на их реальные воздействия на народное хозяйство. Этот принцип, должен был оценивать бюджетно-налоговые мероприятия по тому, как они воздействуют на экономику, и стал называться функциональной финансовой политикой.

Благодаря “функциональному” рассмотрению, государство получило право не только монетарно, но и посредством других антициклических мероприятий по сглаживанию конъюнктурных колебаний реально вмешиваться в структуру общественного процесса производства и распределения. Возникающий при этом государственный долг является одним из следствий стабилизационной государственной политики. По мнению Д. Кейнса,[6] денежно-кредитная политика, направленная на изменение ставки процента (ввиду ограниченной возможности этой ставкой манипулировать), является неподходящей для увеличения склонности к инвестициям, а, следовательно, и для решения проблемы занятости. Эффективней, на его взгляд, было бы использование инструментов бюджетно-налоговой политики, т.е. воздействие государственного бюджета на центральную детерминанту склонности к инвестициям — ожидаемые уровни прибыли при использовании вложенного капитала. Бюджетно-налоговая политика стабилизирует ожидаемую прибыль посредством сохранения (увеличения) совокупного спроса в будущем, происходящего за счет снижения налогов при неизменном уровне расходов, т. е. за счет кредитного финансирования. Предлагая эту форму государственного вмешательства Д. Кейнс придавал центральное значение государственной задолженности как монетарному и финансово-техническому элементу политики занятости. Таким образом, кейнсианская экономическая теория отвергла догмат сбалансированного бюджета, легализуя бюджетные дефициты для стимулирования экономики, а государственный долг стал неотъемлемой частью конъюнктурной государственной политики.

Взгляды Дж. Кейнса в последующем были развиты представителями неокейнсианской школы: П.А. Самуэльсоном, Дж. Гэлбрейтом, Л. Лернером , С. Харрисом, и др. авторами.

Неокейнсианцы положительно оценивали и значение предоставляемых кредитов развивающимся странам. Они считали, что внешние займы способствовали расширению экспорта товаров и услуг из стран-кредиторов, что стимулировало развитие стран-реципиентов, способствовало становлению новых рынков и т.п.

Неокейнсианские взгляды на роль государственного долга и внешних займов имели широкое распространение до 70-х гг. XX в., когда начала нарастать внешняя задолженность развивающихся стран, а также все острее проявился рост бюджетных дефицитов и обозначился кризис государственного регулирования в развитых странах Запада.

Несколько иначе оценивало государственный долг монетаристское направление, к которому относят А. Берне, М. Фридмена, О. Файта. Согласно их взглядам, влияние государственного долга на экономику неоднозначно. Если государство использует эмиссионные займы, то оно стимулирует инфляционные процессы.

Осуществляя заимствования на финансовых рынках, государство вытесняет внутренние частные инвестиции, что способствует росту процентных ставок по государственным и частным бумагам и стимулирует на них спрос иностранных инвесторов. Дополнительный приток их капитала ведет к укреплению национальной валюты и связанному с этим ухудшению внешнеторгового баланса (сокращению экспорта и увеличению импорта). Как видим, монетаристская концепция, прежде всего, рассматривала влияние государственного долга на монетарные аспекты экономического роста - цены, проценты, частные инвестиции. С помощью управления денежной массой и процентными ставками можно чередовать кредитную экспансию и

рестрикцию. Конечный результат воздействия бюджетного дефицита на совокупные расходы непредсказуем или, в лучшем случае, несущественен.

Важное значение имеют работы, посвященные непосредственно проблеме внешней государственной задолженности.

Начиная с 70-х гг. появилось много новых обстоятельных исследований. Среди них следует отметить труды М. Буше, Дж. Итона, П. Кенена, П. Кругмана, М. Обстфельда, Дж. Сакса, Дж. Сороса, Дж. Вильямсона. Вопросы внешней задолженности нашли отражение во многих работах экспертов МВФ и Мирового Банка, опубликованных за последние 20 лет.

В работах современных российских исследователей также рассматриваются проблемы долговых отношений, в частности, в трудах А.С. Анисимова, А.П. Вавилова, Е.А. Ковалишина, Г.П. Рыбалко, А.Г. Саркисянца, С.А. Сторчака, Г.Ю. Трофимова, Федякиной, Б.А. Хейфеца, В.Н. Шенаева, А.Н. Шохина и некоторых других авторов.

Некоторые исследования носят прикладной характер, так как дают рекомендации по конкретным направлениям экономической политики для международных финансовых организаций, правительств государств - должников и государств-заимодавцев, коммерческих банков и других частных кредиторов. В некоторых работах предлагаются эконометрические модели, позволяющие провести более точный анализ ситуации и сделать прогноз на

будущее. В фундаментальной работе «Политическая экономия меж -

дународной задолженности. Что, кто, сколько и почему» французский экономист М. Буше проанализировал пять основных моделей урегулирования внешней задолженности, использовавшихся в мировой практике к концу 1980-х гг.:

1) модель с преобладанием монетаристского подхода, которая предполагаетй проведение рыночной политики для улучшения платежеспособности страны - должника;

2) структурную модель, предполагающую, что недоразвитость экономики происходит из-за недостатка капитала, а иностранные кредиты устраняют его, причем состояние задолженности в такой модели носит переходный характер, а внешние займы позволяют ускорить темпы развития ;

3) модель зависимости долга и развития, при которой международные потоки капитала используются как инструмент наднациональных сил мировой ка- питалистической системы для подчинения развивающихся стран;

4) модель теории зависимости, согласно которой финансовые отношения не могут быть нейтральны и предполагается, что финансовые отношения создают зависимые местные структуры в развивающихся странах.

5) прагматическая (банковская) модель, которая исходит из того, что внешняя задолженность является результатом действий кредиторов на основе анализа рисков (экономических, финансовых и политических) предоставления заемных средств.

В названных моделях четко видны два основных подхода к государственной задолженности.

Первый подход (традиционная, функциональная и банковская модели) рассматривает долг как естественный элемент экономического роста и как стимул для достижения долгосрочных целей развития.

Второй подход (неомарксистская модель и модель зависимости) исходит из того, что долг вызывает искажения в стратегии развития. Несмотря на различия аналитических выводов всех этих направлений, общим для них является то, что они рассматривают внешний долг как отдельный, наиболее важный фактор в управлении развитием стран-должников.

Существует теория и эконометрическая модель для анализа безопасности заимствований бедными странами на международных финансовых рынках, разработанная М. Герсовицем и Дж. Итоном. Ими был проведен анализ на базе данных по 45 государствам. Они выделили следующие факторы спроса на финансовые ресурсы: изменение экспорта; отношение импорта к ВВП; темпы роста ВВП; полный реальный ВВП; численность населения; реальное отношение долга к общественным расходам. Авторы рассчитали, что снижение доходов от экспорта увеличивает спрос на внешние заимствования, однако международные резервы могут использоваться как замена заимствований. По мнению авторов, потери от неплатежей по долгу должны соизмеряться с возможными экономическими санкциями международного сообщества. Если эти санкции могут принять форму эмбарго на предоставление новых кредитов, это может стать серьезным средством «устрашения» заемщиков и представлять для них большую опасность, чем снижение экспорта.

Дж. Сакс и Д. Коэн рассмотрели проблемы последствий неплатежеспособности государства. По их теории риск неплатежа стимулирует страны-заемщики проводить политику, направленную на увеличение кредитоспособности. Они назвали некоторые меры, способствующие снижению риска неплатежа, в том числе реструктуризацию долга при участии МВФ, в частности, реструктуризацию долга путем замены краткосрочных заимствований долгосрочными.

Группа экономистов ( П. Кругман, М. Обстфельд, Дж. Булов и К. Рогофф) проанализировали положительные и отрицательные стороны сокращения долга путем выкупа его самим должником по рыночным ценам. Авторы пришли к выводу, что это приведет к переплате долга, так как сокращение его формального объема сможет быть меньше, чем повышение в результате этого его рыночной стоимости. Кроме того, при выкупе долга нарушается принцип преимущественного права отдельных кредиторов на получение свободных средств должника, которые тот тратит на выкуп долга. Таким образом, делается вывод, что такой способ уменьшения долгового бремени может быть эффективным, если это происходит по согласованию с кредиторами, соглашающимися на выкуп долга по сниженной цене должником. В этом случае уровень выкупа долга не имеет никаких последствий, так как потери от неполучения полной суммы долга будут компенсироваться увеличением будущих выплат держателям этих обязательств. Если же ожидаемая отдача от инвестиций выше, чем от выкупа долга, предпочтение должно быть отдано инвестициям. То же самое происходит, если должник использует для выкупа долга не свои средства, а ресурсы третьей стороны. В этом случае его выигрыш будет меньше суммы, предоставленной должнику «сторонним спонсором», а разницу получат кредиторы.

По мнению П.Кругмана и М.Обстфельда, страна-должник извлекла бы больше пользы, потратив полученные в дар средства не на выкуп своих долговых обязательств, а на увеличение, например, импорта потребительских

7

товаров.

Известный американский финансист Дж. Сорос[7] [8] сформулировал теорию взаимоотношений кредиторов и должников и назвал ее теорией рефлексивности. На основании анализа истории внешних задолженностей Сорос сделал вывод, что между кредиторами и странами-должниками

существует множество рефлексивных взаимосвязей. С одной стороны, кредиторы используют коэффициенты покрытия задолженностей для оценки кредитоспособности стран-заемщиков; с другой - и экспорт, и ВНП во многих аспектах зависят от объема международных займов. Важнейшим моментом этой теории является тот факт, что коэффициент покрытия измеряет лишь способность, а не готовность стран-должников выплачивать займы, которая не всегда учитывается рыночными теориями регулирования внешнего долга.

Эта готовность выражается не выплатами по долговым обязательствам, а нетто - объемом переводимых в счет долга средств, который может быть определен как разность между средствами, выплачиваемыми в счет обслуживания займов, и объемами вновь поступающих кредитов.

Как отмечают А. Вавилов и Е. Ковалишин[9] важным аспектом управления долгом является секьюритизация, основной идеей которой является выпуск новых долговых обязательств, обмениваемых на старый долг или их продажа. В случае продажи полученные средства направляются на выкуп старых обязательств. Новые бумаги могут обеспечить заемщику более выгодные условия обслуживания долга. Если же их рыночная цена будет выше, чем у старых бумаг, они станут привлекательны и для кредитора. Секьюритизация также позволяет преодолеть некоторые контрактные ограничения кредитных займов, обеспечивая свободную продажу долговых обязательств на вторичных рынках. Важным условием осуществления секьюритизации является обеспечение приоритетности новых долговых бумаг по отношению к старым долгам, что подразумевает ее обязательную реали - зацию на добровольной основе. В противном случае ожидаемые платежи по старому долгу окажутся эквивалентны платежам по новому долгу, который будет торговаться с тем же дисконтом, что и существующий, и снижение долгового бремени не произойдет.

Урегулирование международных долговых проблем во многом зависит от политических решений, которые часто приносят больший эффект, чем решения, опирающиеся на чисто экономические соображения. В то же время в политических решениях в большинстве случаев велика экономическая составляющая.

Важнейшими аспектами этой проблемы являются:

- использование политических факторов для облегчения долгового бремени;

- обеспечение экономической безопасности стран-заемщиков;

- влияние задолженности на социально-политическую ситуацию в стране;

- использование странами- кредиторами финансовых ресурсов для достижения своих геополитических интересов;

По мнению отдельных Российских авторов, в частности, А. Анисимова и А. Г. Саркисянца, на протяжении последних полутора столетий происходило усиление геополитических мотивов движения мировых потоков капитала. Невозможно представить кредитно-долговые отношения, которые, влияя в целом на экономику страны-должника, не воздействовали бы и на политическую, социальную, правовую военную и иные стороны ее жизни. В процессе долговых отношений кредитор стремится сделать должника более прозрачным, прогнозируемым и управляемым, чтобы, как минимум, уберечь себя от возможных убытков, связанных с невыплатой должником долга. В монографии А. Анисимова «Государственный долг России» подчеркивается, что государственный долг напрямую обостряет такие проблемы как безработица, финансирование социальных программ, выплата заработной платы и пенсий, обеспечение продовольствием и т.п. Он делает вывод, что «сам факт наличия государственного долга, независимо от его объема и условий погашения, уже создает возможность оказывать влияние на экономическое и политическое поведение страны должника».[10] Страны- должники часто вынуждены поступаться своими интересами в угоду интересам кредитора.

Нельзя не отметить, что кредитование является важнейшим инструментом проникновения на новые рынки. Оно также может быть связано со стремлением приобрести контроль над какой-либо зарубежной собственностью, обеспечить гарантии получения определенных видов топливно-сырьевых ресурсов и другой продукции. Внешний долг во многом ограничивает государственный суверенитет, предопределяя важнейшие решения экономической политики заемщика. Должник, в силу сложившихся в мировой финансовой системе правил, ограничен в возможности выдвигать свои условия управления внешним долгом. Финансовая глобализация усиливает опасность негативного воздействия международного капитала на национальные экономики. Это определяет необходимость выработки в кредитно-денежной политике адекватных мер, отвечающих требованиям разумной экономической безопасности. Политические факторы играют важнейшую роль не только в возникновении, но и в урегулировании долговой проблемы.

Так, при реструктуризации своей задолженности в конце 80-х-начале 90-х гг., дополнительные льготы получила Польша, что было связано с поддержкой западными кредиторами демократических, рыночных реформ, начатых бывшей социалистической страной. Подобные льготы, были предоставлены в 1991 г. Египту, поддержавшему западную политику на Ближнем Востоке. В 1994 г. около 800 млн. долл. долга были списаны США и Великобританией Иордании после заключения этой страной мирного соглашения с Израилем. Подобные примеры становятся все более

распространенными в настоящее время. Так, согласно достигнутой в 2001г. договоренности со странами Парижского клуба Югославии, приступившей к проведению демократических реформ и сотрудничающей с международным трибуналом, может быть списано 3 млрд. долл. из 4,5 млрд. долл. внешнего долга, а оставшуюся часть задолженности она будет выплачивать в течение 22 лет.

Возрастание роли политических факторов обусловлено и тем, что в условиях усиливающейся взаимозависимости экономического роста отдельных стран увеличивающийся разрыв в уровне экономического развития может привести к дестабилизации мировой экономики. Возникает опасность распространения вооруженных и социальных конфликтов, что заставляет кредиторов учитывать в долговых спорах не только экономические соображе - ния. С другой стороны, укрепляется антиглобалистское движение, оказывающее все более сильное влияние на международную политику.

В настоящее время под влиянием политических факторов значительно обострилась проблема «морального риска» для инвесторов. Моральный риск - это риск безответственности контрагента, то есть сопряженный с ситуацией, когда наличие договора стимулирует изменение поведения одной или обеих сторон («нечестное» поведение). В международных долговых отношениях такая ситуация возникала в связи с тем, что программы финансовой помощи МВФ в недавнем прошлом позволяли помогать кредиторам и тем самым провоцировали их безответственное поведение.

Решение долговых проблем часто увязывается с политическими вопросами: урегулированием территориальных споров, снятием или введением экономических санкций, поддержкой политики кредитора в определенном регионе, осуществлением демократических преобразований и т.п. Конечно, современные политические подходы к урегулированию долга чаще всего имеют под собой безусловные экономические основания. Большую часть предлагаемой к списанию задолженности составляют накопившиеся проценты за ранее предоставленные кредиты. Списание задолженности в первую очередь касается правительственных кредитов, что укладывается в рамки политики по оказанию помощи менее развитым странам мира. Данная мера связывается с обязательным выделением потенциально высвобождающихся средств на решение социальных задач, то есть в конечном счете на укрепление политической стабильности стран-должников, на их экономическое развитие. Это создает благоприятные условия как для деятельности транснациональных корпораций на территории данных стран, так и для развития экспортноимпортных связей с ними. Политическое урегулирование «оздоравливает» долг, повышает способность должника обслуживать остающуюся часть задолженности. Все это вызывает объективную необходимость тщательного учета и гибкого использования политических и экономических факторов при урегулировании долговых проблем.

1.2.

<< | >>
Источник: Попова Г.В.. Государственный кредит и госдолг: Учеб. пособие/ РГЭУ «РИНХ». - Ростов-н/Д ,2004. - с. 269. 2004

Еще по теме 1. 1. Основные направления развития теории государственного долга:

  1. Глава 1. Развитие теории государственного долга и практики государственных заимствований
  2.   2.1. Основные направления развития теории денег 
  3. Глава 1. Зарождение, основные этапы и направления развития экономической теории
  4. Глава 1. Зарождение экономической теории, основные этапы и направления развития
  5. Перспективы развития внутреннего государственного долга
  6. § 2. Рост текучего государственного долга во время мировой войны. — Консолидация государственного долга в Англии в 1921—1923 г.г. — Сроки при других видах кредита.
  7. 28.ПОНЯТИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО ДОЛГА, ОСНОВНЫЕ АСПЕКТЫ УПРАВЛЕНИЯ
  8. 1.2. Основные школы и направления экономической теории
  9. Понятие государственного долга, его содержание и основные формы
  10. § 1. Основные направления в теории кредита.—Теория доверия.
  11. 1.Содержание,особенности методологии и анализа, основные направления и место институциональной экономической теории в современной экономической науке. Эволюция институциональной теории.
  12. Основные направления развития казначейских структу
  13. 2. Основные направления развития политэкономии социализма
  14. 1. Основные этапы и направления развития экономической мысли
  15. 1. Предмет экономической теории. Основные этапы развития экономической теории