<<
>>

§ 5. Криминологический аспект факультативных признаков субъективной стороны состава преступления[255]

Рассмотрение факультативных признаков субъективной стороны состава преступления требует использования криминологического инструментария. Криминология является комплексной отраслью научного знания и изучает преступность, причины преступности и механизм преступного поведения, личность преступника[256], а также разрабатывает меры предупреждения преступности[257].

Преступность представляет собой относительно массовое, исторически обусловленное и изменчивое, социальное, имеющее уголовно-правовой характер[258] [259] общественное явление, слагающееся из всей совокупности преступлений, совершаемых в соответствующем государстве (на назначенной территории) в определенный период времени; с учетом латентной преступности преступность практически характеризуется совокупностью преступлений, обнаруженных в пределах установленной территории - района, города, области, государства и др.

Видимо, что наука криминологии определяется через представления о

250

преступлении, а последнее уголовно-правовая категория , как и состав

преступления в целом, и отдельные его элементы, к числу которых относится внутренняя сторона противоправного деяния.

Таким образом, факультативные признаки субъективной стороны состава преступления неразрывно связаны с механизмом преступного поведения как частью криминологического знания. Исходя из означенного, механизм преступного поведения и субъективные признаки состава не существуют друг без друга, поэтому для всестороннего осмысления указанных явлений предпочтительнее совокупное их изучение.

Преступное поведение - это разновидность правового поведения, которое определяется теорией права как социально значимое, волевое, осознанное поведение субъектов общественных отношений, урегулированное нормами права и влекущее юридические последствия[260]. Под преступным поведением в криминологии понимается процесс, происходящий в пространстве и времени и включающий внешние, объективные действия, образующие состав преступления, а также внутренние, предшествующие им психологические явления, которые детерминируют совершение преступления[261] [262].

Механизм преступного поведения - это модель общественно опасного акта человеческого поведения; процесс взаимодействия личности и внешней среды231, формирующий преступное поведение человека и реализующий его. Как всякий механизм, механизм преступного поведения представляет собой систему элементов, каждый из которых определяет в той или иной степени порядок противоправного (криминального) вида деятельности.

В числе элементов механизма преступного поведения ученые называют мотивацию преступления, планирование преступной деятельности и совершение преступления. Заметим, что такая последовательность характерна не для каждого уголовного правонарушения.

В частности, преступления, совершенные в состоянии сильного душевного волнения, как правило, не содержат стадии планирования: от возникновения мотива субъект, находящийся в особом эмоциональном состоянии, сразу переходит к действию.

В преступлениях же с неосторожной формой вины размыта и стадия мотивации. Ряд авторов утверждает, что в преступлениях, совершаемых по неосторожности, вообще отсутствует стадия мотивации, что представляется автору не совсем верным, поскольку беспричинных явлений (причина - это (негативное) явление, вызывающее иное явление), как известно, не существует. При легкомыслии или небрежности присутствует упрощенный механизм формирования внутренних побуждений (к тому или иному поступку)234.

Стадии механизма преступного поведения, как и факультативные признаки субъективной стороны состава преступления, являются весьма сложными для изучения, поскольку все психические процессы, как уже указывалось, происходят в самой личности, организме, мозге человека. Факультативные признаки субъективной стороны (любой из них) имеют определенное значение на всякой из стадий механизма преступного поведения. Рассмотрим взаимосвязь эмоционального состояния лица, мотива, цели преступления с каждым из элементов названного механизма. [263]

Мотивация преступления сводится к формированию мотивов преступления233.

Формирование предполагает приобретение законченности, то есть на первой стадии механизма преступного поведения мотив уже полностью создан. Эмоциональному состоянию лица и цели преступления не уделяется внимания как долям стадии мотивации, что, по нашему мнению, безосновательно. Вернемся к тезису о том, что беспричинных явлений не бывает. В качестве извечной, сопутствующей всем временам, народам, государствам, правовым системам, причины правонарушений философия и теория права, как уже указывалось, называют стремление лица удовлетворить или проявить противозаконным способом свои эмоции, интересы, стремления. Стремление предполагает наличие цели, и, следовательно, исходя из приведенной дефиниции, цель наряду с мотивом формируется именно на стадии мотивации и является одним из элементов этой стадии. Кроме того, в определении причины правонарушений (и, в частности, преступлений) наличествует словосочетание «...удовлетворить... свои эмоции, интересы, стремления». С психологической точки зрения эмоции в психике человека образуются раньше, нежели стремления, поэтому конструкция причинности правонарушений показывается нам не вполне удачной (сначала необходимо называть эмоции и лишь затем - стремления).

Что касается интереса[264] [265], то он традиционно не входит в число факультативных признаков субъективной стороны состава преступления, но, тем не менее, опосредован психикой человека, является формой существования потребности, интеллектуальной эмоцией, с точки зрения ряда

психологов[266], и в этой связи также имеет соответствующее значение как для конструкции внутренней стороны противоправного деяния, так и для каждой из стадий механизма преступного поведения.

Учитывая этимологические особенности термина «интерес», автор склоняется к следующему. Интерес не является эмоцией, поскольку корысть (в первую очередь), выгода и польза - это более сложные с психологической точки зрения структуры. Скорее, интерес - это комплексное образование, включающее в себя отдельные части всех элементов стадии мотивации механизма преступного поведения - и эмоционального состояния (эмоция - любопытство), и мотива (корыстная направленность), и цели (польза как результат).Подтверждают высказанное суждения ученых о том, что интерес - это мотивация[267].

Однако, по мнению автора, такая психолого-правовая категория, как интерес, требует проведения самостоятельного научного исследования.

Цель не может существовать без мотива преступления, который во времени образуется раньше: сначала возникает побуждение, затем (мысленно) формируется конкретный результат, к которому эти побуждения ведут. В этой связи не согласимся с точкой зрения о том, что в некоторых преступлениях (неосторожных) мотив и цель совпадают, происходит так называемый «сдвиг мотива на цель»[268]. Если побуждение неосознанно, то мотивом таковое не является, следовательно, результат деяния в сознании человека сформироваться еще не может. Здесь нет совпадения мотива и цели,

а есть иная конструкция факультативных признаков субъективной стороны состава преступления (субъективная сторона в уголовно-правовом плане может сводиться только к вине). Аргументом в пользу сказанного является отсутствие в уголовном законе в составах с неосторожной формой вины указаний на факультативные признаки субъективной стороны (ст. 109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности»; ст. 118 УК РФ «Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности»; ст. 168 УК РФ «Уничтожение или повреждение имущества по неосторожности»).

Мотив - это осознанное основание преступления. Если оно не осознано , то нельзя говорить о наличии именно мотива преступления. Целое и часть не могут быть тождественны, поэтому в случае отсутствия осознанности основания преступления, отсутствует и преступная цель. В юридической литературе разделяются неосторожные и импульсивные преступления. Это неоправданно, по мнению автора, так как при определении импульсивных преступлений ученые используют формулировку «спонтанные... без специально сформированной цели», что и указывает на неосознанность побуждения и вину в форме неосторожности[269].

Полагаем, в конструкции субъективной стороны преступления с неосторожной формой вины необходимо выделять лишь эмоциональное состояние и мотив поведения - «импульс»[270].

Заметим, что определение импульса в словарных источника формулируется с помощью термина «побуждение», что соответствует в нашем случае конструкции факультативных признаков субъективной стороны состава преступления, следовательно, может быть заимствовано юридической наукой (и уголовным правом, и криминологией).

Также обратим внимание на тот факт, что мотив преступления дефинируется через потребность - нужду, принявшую специфическую

форму в соответствии с культурным уровнем и личностью индивида[271]. Именно потребность удовлетворяется правомерным либо противозаконным способом, именно на потребность и стоит заменить слово «интересы» в определении причины правонарушений, тогда потребности, эмоциональное состояние и стремления смогут в полной мере отобразить все психологические характеристики лица, совершившего преступление, и отразить все особенности этих признаков как составных частей механизма преступного поведения.

Таким образом, стадия мотивации в механизме преступного поведения сводится с точки зрения криминологии к формированию эмоционального состояния лица, мотива поведения (если форма вины - неосторожность) либо мотива и цели преступления (если форма вины - умысел).

Планирование преступной деятельности свойственно умышленным[272] преступлениям и связывается с реализацией сформированного на предыдущей стадии мотива (а, соответственно, и эмоционального состояния и цели). То есть эмоциональное состояние, мотив и цель продолжают «жить» и укрепляются в сознании лица, оказывая влияние на составление плана преступной деятельности, двумя основными пунктами которого становятся выбор объекта посягательства[273] и определение средств достижения цели. Ученые называют пунктом планирования и выбор цели[274], с чем не согласимся, учитывая все вышеизложенное[275]. Выбор цели происходит на стадии мотивации, а на стадии планирования преступной деятельности

осуществляется осмысление цели совершения преступления и ее разделение на основную, промежуточную и конечную.

Например, при убийстве по найму (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ): основная цель - лишение жизни, промежуточная - выяснение образа жизни потерпевшего и (или) подбор соучастников, конечная - получение денег от заказчика убийства. Планирование как звено механизма преступного поведения может быть наполнено различным содержанием и иными пунктами в зависимости от вида преступления и личности преступника.

Противоправное деяние планируется по тем же правилам, что и правомерное. Анализируемая стадия - субъективно-объективная, здесь составляющие психики человека соприкасаются с реальностью, будущее преступление из абстрактного намерения превращается в ощутимую действительность, создается модель поведения. Лицо, которое предполагает действовать, мысленно определяет время, место, способ, обстановку, орудия и средства совершения преступления. По оценкам специалистов, достаточно тщательное планирование встречается примерно в половине случаев, причем чаще планируются преступления корыстной направленности, а не насильственные. В остальных случаях планов нет или они крайне примитивны[276].

Наряду с осмыслением и делением цели в механизме преступного поведения осуществляется выбор объекта. Представления об объекте посягательства в уголовном праве и в криминологии различаются. Если уголовно-правовая наука в качестве объекта преступления признает общественные отношения, что закреплено в действующем уголовном законе (ч. 1 ст. 2 УК РФ), то криминологическое знание имеет в виду под объектом потерпевшего или материальный предмет, на который направлены действия преступника. Характер объекта посягательства в криминологии зависит, прежде всего, от эмоционального состояния преступника, мотива и цели преступления, однако зависимость эта достаточно гибкая, поскольку одну и

ту же цель могут удовлетворить разные объекты (например, при хищении - различные материальные ценности; при изнасиловании - отличные друг от друга потерпевшие с аналогичными внешними данными), а один и тот же объект может способствовать достижению разных целей (допустим, совокупность преступлений, когда одно из них планировалось, а другое совершено по неосторожности либо в состоянии сильного душевного волнения).

При выборе объекта посягательства преступником учитываются такие обстоятельства, как полезность объекта для достижения поставленной цели, доступность объекта для данного лица, безопасность посягательства на этот объект[277]. Социально-экономические и политико-правовые преобразования в современном российском обществе, обострение имущественного неравенства определяют и изменяют приоритеты в выборе объектов преступных посягательств, обоснованно смещая стремления преступников в направлении отношений частной собственности, что неизбежно приводит к росту преступлений в сфере экономики (преступления против собственности -гл. 21 УК РФ, преступления в сфере экономической деятельности - гл. 22 УК РФ, преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях - гл. 23 УК РФ) и преступлений против государственной власти (в особенности, преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления - гл. 30 УК РФ и преступления против порядка управления - гл. 32 УК РФ).

Определение средств достижения цели в криминологической литературе сводится, в основном, к выбору способа совершения

преступления[278]. Это не является истинным, поскольку, как уже означалось ранее, на стадии планирования преступной деятельности субъект предвещает также время, место, обстановку, орудия и средства совершения преступления[279]. Тем не менее, способ совершения деяния является узловым понятием в стремлении к результату. К способам совершения преступления (как средству достижения цели) относятся: 1) действия вопреки существующим в обществе социальным институтам (насильственные преступления, хищения); 2) действия в обход социальных институтов (обман, различные формы уклонения от юридических обязанностей и юридической ответственности); 3) использование социальных институтов в своих целях[280] (должностные преступления, коррупционные преступления). Выбор способа совершения преступления зависит от ряда обстоятельств: эффективности данного средства достижения цели; относительной безопасности для преступника; умения (навыков) преступника; привычных стереотипов поведения. Однако важнейший фактор выбора способа опосредован, по нашему мнению, психическими особенностями субъекта, его интеллектуальным уровнем, который позволяет оценить все остальные обстоятельства (путем сбора и анализа информации, просчета вероятных последствий) сообразно собственным потребностям и стремлениям и предпочесть наиболее оптимальный вариант совершения деяния.

С планированием преступной деятельности (и - в дальнейшем - с совершением преступления) сообразуются условия правонарушений, представляющие собой, как уже указывалось, отрицательные обстоятельства, формирующие причину правонарушений, влияющие на нее. К числу основных таких обстоятельств относятся: 1) низкий уровень материальной жизни населения - утрата возможности удовлетворения ряда человеческих потребностей правомерным способом (если же потребность не удовлетворяется, она порождает эмоцию со знаком минус); 2) низкий уровень правовой культуры граждан (правовая культура гражданина предполагает не только знание им правовых норм, но и ставшее внутренним убеждением стремление их исполнять, а значительная часть российского населения устойчивой привычкой к законопослушанию, к соблюдению правовых норм не обладает); 3) кризис морали (низкий престиж государственных структур и должностных лиц, основательно дискредитирующих идею демократии, недобросовестное

предпринимательство и коммерция, оправдание любых, даже противозаконных способов приобретения денежных и материальных ценностей, эгоизм, равнодушие к другим людям, социальная апатия, цинизм, жестокость); 4) алкоголизм и наркомания (на миллионы идет счет хронических алкоголиков и на сотни тысяч - наркоманов; на приобретение наркотиков и алкогольных напитков постоянно требуются немалые суммы денег, что провоцирует лиц, их употребляющих, на совершение таких преступлений, как кражи, грабежи и пр.); 5) несовершенство

законодательства (несвоевременное установление уголовной ответственности за деяния, наносящие вред отдельному человеку или обществу в целом[281]; несоответствие санкций юридических норм

общественной опасности того или иного преступления);6) недостаточно[282] эффективная работа правоохранительных органов (высокий уровень правонарушений в стране и постоянный их рост говорит о том, что правоохранительные органы не проявляют должной активности и наступательности в противодействии преступности, неоперативно реагируют на появление новых форм и видов правонарушений, уступают преступникам в технике, средствах связи и защиты, что рождает у лиц, совершающих противоправные деяния, уверенность в безнаказанности и стимулирует дальнейшие правонарушения).

Приведенный перечень фактов не является исчерпывающим и постоянным[283], но каждое из названных условий выказывает воздействие на составление плана преступной деятельности конкретными лицами, а, прежде, на формирование их потребностей, эмоционального состояния, побуждений, стремлений.

Уголовная статистика (ГИАЦ МВД России) дает возможность судить о том, какие цели преследуются большинством преступников. Эти цели своеобразно отражают социальную обстановку в стране и подтверждают взаимосвязь условий правонарушений с планированием преступной деятельности как стадией механизма преступного поведения. На первом месте - цели материального характера; далее - цели, связанные с сохранением или повышением своего статуса в сфере межличностных и служебных отношений; затем идут сексуальные цели, тяга к алкоголю и наркотикам. В ряде случаев совершение преступления становится для субъекта «самоцелью» - когда цель, не доступная для достижения, замещается аффективной разрядкой, направленной против случайных

объектов: посторонних людей или предметов (например, преступления против общественной безопасности: хулиганство - ст. 213 УК РФ, вандализм -ст. 214 УК РФ).

Скажем, чем выше интеллектуальный уровень преступника и уровень его правовой культуры, тем более детально проработан план его действий (включая запасной план), более полно спрогнозированы события: выяснены особенности обстановки, в которой предстоит действовать, иная информация , касающаяся, в частности, предполагаемых действий правоохранительных органов либо потерпевшего[284] [285].

Преодоление перечисленных явлений - это и есть пути предотвращения (профилактики) правонарушений и борьбы с ними, линии воздействия на механизм преступного поведения. Защита информации, затруднение доступа к возможным объектам преступных посягательств, перекрытие для преступников путей достижения их целей (и неизбежная трансформация последних), понижение предсказуемости ситуации для правонарушителя (а, соответственно, повышение неопределенности и риска 276) составляют некоторые методы профилактической деятельности правоохранительных органов[286].

Завершающая стадия механизма преступного поведения - совершение преступления - изучается в большей степени уголовным правом (уголовным процессом, криминалистикой, правовой статистикой) в связи с тем, что здесь наблюдается переход к уже объективным действиям со стороны субъекта[287]. Именно на этой стадии эмоциональное состояние лица, мотив и цель

становятся признаками субъективной стороны состава преступления, то есть приобретают уголовно-правовое значение, оказывают влияние на квалификацию деяния, дифференциацию ответственности и индивидуализацию наказания.

Вместе с тем, совершение преступления имеет и криминологическое значение. Во-первых, речь идет о возможности пресечения[288] преступления на стадии его совершения (поскольку преступный результат еще не наступил, то и удовлетворение цели отсутствует). Во-вторых, важны особенности межличностного взаимодействия преступника перед совершением преступления и во время его совершения, так как ни один поступок человека не совершается в изоляции от других людей (такое общение может существенно скорректировать преступное поведение, а подобной коррекции предшествует изменение эмоционального состояния, побуждений и стремлений лица). Здесь особый смысл приобретают связи преступника с соучастниками, учитывая увеличение количества преступлений, совершаемых в группе (в групповых преступлениях участвуют более 30% всех преступников[289]), отношения с жертвой (поведение потерпевшего может спровоцировать модификации в эмоциональном состоянии преступника), а также взаимодействие его со своим ближайшим окружением (семья, друзья, соседи), пусть и не принимающим участия в преступной деятельности, но знающим либо имеющим определенные догадки о криминальном занятии субъекта (поддержка преступника со стороны близких порождает соответствующий образ жизни, при котором удовлетворение потребностей, эмоций, стремлений противоправным способом становится нормой).

Особого внимания, полагаем, заслуживает проблема статистических показателей факультативных признаков субъективной стороны состава преступления, позволяющих в контексте отображения взаимозависимости и

взаимосвязи установить количественные и качественные изменения[290]. Статистические показатели позволяют обнаруживать устойчивую взаимосвязь между лицами, совершившими преступления, и факультативными признаками субъективной стороны состава преступления. Проведенные исследования показали, что в официальных статистических показателях отсутствуют данные об эмоциональном состоянии лица вовремя совершения им преступления, мотиве и цели преступления, что исключает возможность с достаточной полнотой и на основе утвержденной законом статистической методологии отражать признаки, свойства и качества лица, совершившего преступление, в статистических показателях[291].

Выводы:

1. Факультативные признаки субъективной стороны состава преступления имеют самостоятельное значение на всякой из стадий механизма преступного поведения. Стадия мотивации в механизме преступного поведения сводится с точки зрения криминологии к формированию эмоционального состояния лица, мотива поведения (если форма вины - неосторожность) либо мотива и цели преступления (если форма вины - умысел).

2. Планирование преступной деятельности свойственно умышленным преступлениям и связывается с реализацией сформированного на предыдущей стадии мотива (а, соответственно, и эмоционального состояния и цели). На завершающей стадии механизма преступного поведения - совершение преступления - эмоциональное состояние, мотив и цель

становятся признаками субъективной стороны состава преступления, то есть приобретают уголовно-правовое значение, оказывают влияние на квалификацию деяния, дифференциацию ответственности и индивидуализацию наказания.Вместе с тем, совершение преступления имеет и криминологическое значение. Во-первых, речь идет о возможности пресечения преступления на стадии его совершения (поскольку преступный результат еще не наступил, то и удовлетворение цели отсутствует). Во- вторых, важны особенности межличностного взаимодействия преступника перед совершением преступления и во время его совершения, так как ни один поступок человека не совершается в изоляции от других людей.

3. Проведенные исследования показали, что в официальных статистических показателях отсутствуют данные об эмоциональном состоянии, мотиве и цели преступления, что исключает возможность с достаточной полнотой и на основе утвержденной законом статистической методологии отражать признаки, свойства и качества лица, совершившего преступление. Статистические показатели позволят обнаруживать устойчивую взаимосвязь между лицами, совершившими преступления, и факультативными признаками субъективной стороны состава преступления. В этой связи считаем необходимым отражать эмоциональное состояние лица во время совершения им преступления, мотив и цель преступления в

статистических показателях.

<< | >>
Источник: МАСЛОВА ЕВГЕНИЯ ВАЛЕРЬЕВНА. ФАКУЛЬТАТИВНЫЕ ПРИЗНАКИ СУБЪЕКТИВНОЙ СТОРОНЫ СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ: ТЕОРЕТИКО-ПРИКЛАДНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Чебоксары - 2017. 2017

Еще по теме § 5. Криминологический аспект факультативных признаков субъективной стороны состава преступления[255]:

  1. § 5. Криминологический аспект факультативных признаков субъективной стороны состава преступления[255]
  2. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -