<<
>>

§ 3. Психологический аспект факультативных признаков субъективной стороны состава преступления[167]

Исследование процессов и явлений, изучаемых юридической и другими общественными науками, приводят в ряде случаев к постановке проблем по существу психологических.

Специфику факультативных признаков субъективной стороны состава преступления невозможно понять без выяснения психологической сущности эмоционального состояния, мотива и цели общечеловеческого поведения[168] [169].

При этом психологический подход к эмоциональному состоянию, мотиву и цели любого человеческого поведения, в том числе и противоправного, служит определяющим139, исходным, основным, а все другие подходы, в частности, юридический, - вторичными, подчиненными ему[170]. Взаимоотношение психологического и правового (а также процессуального и других) пониманий эмоционального состояния, мотива и цели следует рассматривать как взаимоотношение общего и частного, рода и вида. Преступление - частный вид деятельности человека, вид поведения в психологическом плане. Таким образом, эмоциональное состояние, мотив и цель индивидуального поведения и факультативные признаки субъективной стороны состава преступления соотносятся между собой как родовое и

видовое понятия. Поэтому чтобы уяснить суть эмоционального состояния лица во время совершения преступления, мотива и цели преступления, необходимо обратиться к понятиям психологии с тем, чтобы понять причинность поведения человека вообще.

Всю совокупность основных психологических понятий, изучаемых различными разделами психологии, можно разделить на четыре основные категории - формы проявления психики: психические процессы (познавательные - ощущение, восприятие, память, мышление; эмоционально -волевые - переживание, стремление, волевое усилие)[171], психические состояния (общие - уверенность, убежденность, угнетенность, апатия; функциональные - интеллектуальные, познавательные, эмоциональные, волевые[172]), психические образования (знания, умения, установки, убеждения) и психические свойства или особенности личности (направленность, темперамент, характер, способности)[173] [174].

Разделение психологических явлений на процессы, свойства, образования и состояния достаточно условно, так как длительное течение

процесса ведет к тому, что он становится образованием или состоянием

164

данного организма , а некоторые состояния не существуют иначе, как в форме процессов. Например, стремление, то есть осознанное влечение к цели , может быть охарактеризовано и как психический процесс, имеющий последовательную смену фаз и стадий, и как психическое состояние, обладающее характеристикой психической деятельности за определенный

период времени, и как проявление волевых особенностей (целеустремленность, настойчивость) человека.

Учитывая изложенное, а также тот факт, что факультативные признаки субъективной стороны состава преступления представляют собой причинную цепь, предопределяющее значение среди факультативных признаков субъективной стороны состава преступления имеет эмоциональное состояние, поскольку именно эмоции первоначально возникают в сознании человека, преобразуясь в дальнейшем в более сложные конструкции (состояния, образования).

В психологии эмоцией называется психическое отражение в форме пристрастного переживания жизненного смысла явлений и ситуаций, в основе которого лежит отношение их объективных свойств к потребностям субъекта. В этой связи представляется оправданным все же использовать понятие «эмоциональное состояние», а не «эмоции»[175] применительно к субъективной стороне состава преступления, поскольку в российском уголовном законе закреплено состояние внезапно возникшего сильного душевного волнения - аффекта (эмоциональный взрыв), который представляет собой разновидность эмоционального состояния (реагирования) наряду с эмоциональным тоном, эмоциональным откликом, эмоциональной вспышкой[176], эмоциональным поведением[177], чувствами и собственной эмоцией[178].

Кроме того, в своей аргументации автор опирается на словарные источники, согласно которым состоять (греч.

«система», «состав»168 [179] [180]) - это иметь что-нибудь в своем составе, иметь своим содержанием что-нибудь. Состояние - есть положение, в котором кто-нибудь или что-нибудь находится; физическое самочувствие, а также расположение духа, настроение; в состоянии - иметь возможность сделать что-нибудь 17θ. Выяснение сути эмоционального состояния как психологической и уголовно-правовой категорий предполагает первоначально выяснение сущности собственно эмоции.

Традиционно эмоция в психологии определяется через потребность. Известно, что всякий человек отличается многоплановостью потребностей. Они могут быть первичными и вторичными[181], базовыми и производными, материальными и духовными, действительными и мнимыми, ложными и фиктивными, естественными, органическими, социальными, культурными[182] и др. В зависимости от социальной значимости потребности подразделяются на нормальные, здоровые, признанные обществом и извращенные,

искаженные, отвергаемые им[183]. Противоправное поведение - и преступление в частности - вызывается, прежде всего, извращенными, искаженными или мнимыми потребностями. В основе преступления могут быть и нормальные потребности, для удовлетворения которых избираются антисоциальные и противоправные способы и средства[184]. В оценке поведения и преступления важны не сами потребности, а формы и способы их удовлетворения[185], не сами требования, а уровень их осознания и принятия личностью. Каждый человек характеризуется неповторимым сочетанием потребностей, следовательно, субъективная сторона конкретного преступления и ее факультативные признаки персональны.

На взаимосвязи потребности и эмоционального состояния учеными была разработана следующая формула: Э = - П (Ин - ИС), где Э - эмоция, ее сила и качество; П - потребность (в формуле она берется с отрицательным знаком «-»); Ин - информация, необходимая для удовлетворения существующей потребности; ИС - информация существующая - те сведения, которыми человек располагает в данный момент[186] (то, что известно).

Следствия, вытекающие из формулы, таковы: если у человека нет потребности (И = 0), то и эмоции он не испытывает (Э = 0); эмоция не возникает и в том случае, когда человек, испытывающий какое-либо желание, обладает полной возможностью для его реализации (ИН = Hc). Если вероятность удовлетворения потребности велика, проявляются положительные эмоции (Ис > Ин). Отрицательные эмоции возникают, если человек отрицательно оценивает возможность удовлетворения потребности (Ис < Ин). При этом максимум положительных или отрицательных эмоций

при постоянной силе потребности человек испытает, когда Ин = 0 или Ис

=0[187].

Таким образом, внутри человека находится условный манометр[188], показания которого зависят от того, какая информация имеется о том, что требуется для удовлетворения потребности, и о том, чем человек располагает (информация реальная), и в зависимости от их соотношения субъект испытывает различные эмоции (находится в определенном эмоциональном состоянии, например, до и во время совершения преступления). Ситуация, при которой ИН = Ис в действительности, положим, имеет место быть гораздо реже, чем иные, приведенные нами. Значит, субъект постоянно переживает эмоции, находится в определенном эмоциональном состоянии, в том числе до, в момент и после совершения им преступления.

Действующее российское уголовное законодательство уделяет недостаточно внимания эмоциональному состоянию как характеристике состава преступления. Чаще всего в нормах статей УК РФ эмоциональное состояние субъекта не обозначается в качестве самостоятельного факультативного признака субъективной стороны состава преступления, а упоминается вместе с мотивом преступления, что представляется не совсем верным, поскольку в психологии сострадание[189], месть и ненависть есть эмоциональные состояния, собственно эмоции[190], и сущность конкретного мотива преступления при подобном конструировании уяснить весьма непросто.

В связи с этим означенная проблема нуждается в самостоятельном научном исследовании.

В тех случаях, когда правило уголовного закона все же содержит указание на эмоциональное состояние как признак состава, речь идет о состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения - аффекта (особом эмоциональном состоянии - состоянии волнения[191]).

Полагаем, что и другие эмоциональные состояния могут иметь уголовно-правовое значение и должны учитываться законом и правоприменительной практикой[192].

Эмоциональное состояние субъекта является следствием его потребности и причиной формирования мотива (противоправного) поведения человека. Поэтому считаем неверным отождествление потребности, эмоционального состояния, мотива поведения, мыслей, понятий, представлений, идеалов, которое допускают некоторые авторы[193]. Это подтверждается и уже приведенной выше классификацией форм проявления психики, согласно которой убеждение - это психическое образование, более сложное по структуре, нежели эмоциональное состояние. А мотив, в свою очередь, и есть обусловленное эмоциональным состоянием основание индивидуального поведения (преступления), выраженное в убеждении лица его совершить.

Мотивы противоправного поведения человека могут иметь внутренний и внешний характер[194]. Например, человек может вполне самостоятельно, после долгих размышлений в условиях, когда никто на него не оказывает никакого влияния или давления, принять решение и действовать в соответствии с этим решением. В данном случае мы имеем дело с

внутренним мотивом поведения. Еще один пример: человек голоден, и чувство голода (состояние, обусловленное потребностью в пище) формирует мотив его поведения. Это также внутренний мотив. Иногда сложившиеся обстоятельства помимо воли человека вынуждают его поступать не так, как ему хочется, а как диктуют обстоятельства[195]. К примеру, человеку хочется спать, но нужно вставать и идти на работу. Это внешняя мотивация поведения.

Замечено, что одни люди предпочитают объяснять свое поведение и поступки других субъектов, используя мотивировки внутреннего свойства, а иные люди предпочитают мотивировки внешнего характера. Установлено также, что люди, готовые брать на себя ответственность за происходящее, чаще всего предлагают мотивировки внутреннего характера, а те, кто не берет или снимает с себя ответственность за происходящее, предпочитают мотивировки внешнего свойства[196]. Интересно также, что склонные предлагать внутренние мотивировки поведения, часто являются людьми, активно стремящимися к достижению успехов в жизни, а те, кто предпочитает мотивировки внешнего характера, нередко оказываются людьми, озабоченными в основном только тем, чтобы избежать неудачи.

В действительности, конечно, ни один из мотивов поведения, в том числе противоправного, субъекта не может быть только внутренним или только внешним[197]. Любой поведенческий акт одновременно регулируется как изнутри - психикой и физиологией человека, так и извне - сложившимися обстоятельствами. Даже если прежде, чем действовать, человек принимает вполне независимое, самостоятельное решение и в своем

последующем поведении руководствуется им, он все же ведет себя в соответствии со сложившимися обстоятельствами. Но не сами по себе эти обстоятельства, в конечном счете, управляют человеком, а принятое им решение. И в том случае, если человек начал действовать в прямой зависимости от сложившейся обстановки, он, прежде чем действовать или же в процессе выполнения деяния, воспринимает, оценивает ситуацию, и его восприятие и память управляют поведением[198].

Мотив обусловливает сознательную, целенаправленную человеческую деятельность (в том числе и противоправную), является ее субъективной основой и необходимостью[199] [200]. В то же время, мотив часто выступает и как

„ ~ 190

яркая характеристика той или инои личности , так как, по мнению многих психологов, личность определяется, прежде всего, направленностью[201]. В основе же направленности «лежит возникающая в процессе жизни и воспитания человека устойчиво доминирующая система мотивов, в которой основные, ведущие мотивы, подчиняя себе все остальные, характеризуют строение мотивационной сферы личности»[202].

Большинство психологов мотивом считает осознанное (выд. авт.), то есть, отраженное во второй сигнальной системе побуждение. Их мнение (в выделенной части) совпадает с конструкцией мотива преступления, сформулированной автором, поскольку убеждение предполагает осознание. Но следует учитывать, что существуют и неосознанные или мало осознанные основания поведения (мотивы - в психологии). Это не мотивы преступления, в полном смысле слова это мотивы поведения. Можно говорить о существовании в таких случаях неких психических феноменов, составляющих часть причины противоправного деяния. Полагаем, такие конструкции могут иметь место только при совершении деяния по неосторожности, которых значительно меньше в действующем уголовном законодательстве по сравнению с преступлениями, совершенными умышленно. В этой связи правы П.М. Якобсон, отмечавший, что «при изучении мотивации поведения человека сознательной стороне личности должно уделяться принципиально большее внимание, чем неосознаваемым началам ее поведения»[203], и А.Н. Трайнин считающий, что «...признаки цели или мотива как элементов состава непосредственно предполагают требование умысла: по неосторожности стремиться к определенной цели нельзя. Следовательно, во всех случаях, где закон упоминает о цели или мотиве как элементах состава, формой вины, необходимой для соответственного состава является умысел»[204].

В психологии мотивы формируются на двух стадиях: «только понимаемые» и «реально действующие»[205]. Первые помогают человеку разобраться, как он должен поступить; вторые осуществляют функцию сил, непосредственно побуждающих человека к совершению конкретного

действия. Для права значимы лишь мотивы, прошедшие оба этапа мотивации. Это связано с тем, что мотив, находящийся в первой стадии своего формирования, еще не может выступать в качестве убеждения, и, минуя вторую стадию становления, привести к совершению правонарушения.

Отметим, что если основание совершения преступления выразилось в убеждении - мотиве, то цель преступления сформирована, поскольку мотив есть причина цели; соответственно, утверждаем, что в преступлениях, совершенных с умышленной формой вины, всегда присутствует следующая конструкция факультативных признаков субъективной стороны состава преступления: эмоциональное состояние лица - мотив преступления - цель преступления.

Что касается неосторожной формы вины, то законодательные ее конструкции вкупе с психологическими характеристиками факультативных признаках субъективной стороны состава преступления позволяют говорить о следующем. Неосторожность в виде легкомыслия предполагает предвидение возможности наступления общественно опасных последствий действий (бездействия) виновного лица и без достаточных к тому оснований самонадеянный расчет на предотвращение этих последствий. Неосторожность в виде небрежности располагает непредвидением возможности наступления общественно опасных последствий действий (бездействия) виновного лица, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности предвидение последствий должно и могло быть.

Последствия деяния с объективной точки зрения - это следствие, результат деяния; с субъективной точки зрения - цель деяния. Таким образом, лицо предвидит (не предвидит) наступление результата деяния, но рассчитывает на предотвращение его, то есть не стремится к результату. Значит, цели преступления в таких деяниях нет, можно заявлять лишь о цели поведения (полной причине поведения), которая вне рамок юридического состава преступления. Если же отсутствует цель преступления, то нельзя

признавать и наличие мотива неосторожного преступления, который есть причина цели (есть только мотив поведения). Преступления, совершенные по неосторожности в своем составе содержат субъективную сторону, состоящую только из вины. Эмоциональное состояние здесь обусловлено потребностью, не имеющей отношения к преступлению.

Выводы:

1. Необходимо различать с психологической точки зрения эмоциональное состояние лица, мотив и цель поведения и факультативные признаки субъективной стороны состава преступления.

2. Мотив преступления всегда осознан субъектом. Вместе с тем, существуют неосознанные или мало осознанные основания поведения - мотивы поведения. Можно говорить о существовании в таких случаях неких психических феноменов, составляющих часть причины противоправного деяния. Полагаем, такие конструкции могут иметь место только при совершении деяния по неосторожности, которых значительно меньше в действующем уголовном законодательстве по сравнению с преступлениями, совершенными умышленно.

3. В преступлениях, совершенных с умышленной формой вины, всегда присутствует следующая конструкция факультативных признаков субъективной стороны состава преступления: эмоциональное состояние лица - мотив преступления - цель преступления. Субъективная сторона преступлений с неосторожной формой вины может сводиться (с психологической точки зрения) только к вине.

<< | >>
Источник: МАСЛОВА ЕВГЕНИЯ ВАЛЕРЬЕВНА. ФАКУЛЬТАТИВНЫЕ ПРИЗНАКИ СУБЪЕКТИВНОЙ СТОРОНЫ СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ: ТЕОРЕТИКО-ПРИКЛАДНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Чебоксары - 2017. 2017

Еще по теме § 3. Психологический аспект факультативных признаков субъективной стороны состава преступления[167]:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. § 3. Психологический аспект факультативных признаков субъективной стороны состава преступления[167]
  3. § 2. Объективные и субъективные признаки административных правонарушений, связанных с появлением в общественных местах в состоянии опьянения
  4. §1. Инициирование обвиняемым производства по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -