<<
>>

§ 2. Классификация уголовных наказаний

Элементом системы уголовных наказаний является конкретное наказание, так как именно оно выступает как предел возможного деления. Элементы следует отделять от подсистем. Подсистемой может быть признана та или иная группа элементов, объединенных по какому-либо признаку.

Подсистема — это более об­щее понятие, чем элемент, промежуточное между системой и элементом. Соот­ветственно, деление системы уголовных наказаний на подсистемы обусловлено классификацией наказаний по различным основаниям. Наказаниям, включенным в систему, придается разное значение, они с разной интенсивностью обеспечива­ют достижение целей наказания. Поэтому и оснований классификации наказаний большое количество. Как было сказано выше, для обеспечения соответствия сис­темы уголовных наказаний такому критерию, как структурированность (в части выделения подсистем), необходимо уточнить основания классификации наказа­ний, включенных в перечень ст. 44 УК РФ, и с учетом этого сформировать новые подсистемы.

Весьма обстоятельно классификацию уголовных наказаний представляет в своей работе Л. Ч. Сыдыкова[254]. Однако, по мнению автора, теоретические класси­фикации носят субъективный характер и имеют небольшую практическую значи­мость, в связи с чем считаем необходимым более подробно остановиться на зако­нодательной классификации.

Как показал исторический анализ, в России на законодательном уровне не­однократно предпринимались попытки классификации наказаний, что обосновы­валось необходимостью, во-первых, реализации требований системности при по­строении «лестницы» наказаний, во-вторых, обеспечения большей индивидуали­

зации наказания. Наиболее развернутая классификация наказаний на законода­тельном уровне была представлена в Уложении о наказаниях уголовных и испра­вительных 1845 г., где все наказания делились, во-первых, на главные, дополни­тельные и заменяющие, во-вторых, на наказания для привилегированных и для непривилегированных.

Главные распадались на общие, особенные и исключи­тельные. Однако система наказаний по Уложению 1845 г. была слишком гро­моздкой, в связи с чем в последующем она была упрощена. В Уголовном уложе­нии 1903 г. наказания подразделялись на главные, дополнительные и заменяющие. В УК РСФСР 1922 г. еще не говорилось напрямую о классификации наказаний, однако выделялись группа наказаний, которые могли назначаться только само­стоятельно, и группа наказаний, которые могли присоединяться. В УК РСФСР 1926 г. меры социальной защиты судебно-исправительного характера делились на основные, дополнительные и те, которые могут назначаться в качестве как основ­ных, так и дополнительных. Именно эта классификация, а также используемая терминология были восприняты и в последующих УК, включая современный.

Так, ст. 45 УК РФ указывает, что обязательные работы, исправительные ра­боты, ограничение по военной службе, принудительные работы, арест, содержа­ние в дисциплинарной воинской части, лишение свободы на определенный срок, пожизненное лишение свободы, смертная казнь применяются только в качестве основных видов наказаний (ч. 1). Штраф, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и ограничение свободы применяются в качестве как основных, так и дополнительных видов наказаний (ч. 2). Лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград применяется только в качестве дополнительных видов наказаний (ч. 3).

В. А. Якушин считает, что «основная и первая классификация (группиров­ка) наказаний предусмотрена в ст. 44 УК, так как статья называется “Виды нака­заний”. Особенностью этой классификации является то, что законодатель распо­ложил их в определенной последовательности, подчеркивая тем самым их взаи­мосвязь и субординацию по своему бремени тяжести. А вот вторая классифика­

ция дается в ст. 45 УК, которая делит наказания на три группы: только основные наказания, только дополнительные наказания и наказания, которые могут быть как основными, так и дополнительными»1.

С приведенной позицией сложно согласится, так как представляется, что в ст. 44 УК РФ речь идет не о классификации уголовных наказаний, а о перечне возможных наказаний, которые могут быть назначены за совершенное преступле­ние. Этот вывод вытекает исходя из значения слова «классификация». Так, со­гласно Большому толковому словарю «классификация» — распределение каких- либо однородных предметов или понятий по классам, отделам и т. и. по опреде­ленным общим признакам[255] [256]. В учебной литературе классификацию наказаний предлагают понимать как объединение их в относительно однородные группы по определенным критериям с учетом характера и объема правоограничений, функ­циональной роли в выполнении тех либо иных задач[257]. То есть классификация предполагает группировку однородных предметов, в нашем случае — элементов, по отдельным группам (классам) на основе определенного классификационного критерия. Безусловно, название статьи «Виды наказаний» может ввести в заблуж­дение относительно ее содержания. Однако, исходя из ее текста, можно одно­значно сделать вывод о том, что в ст. 44 УК РФ не содержится какой-либо груп­пировки наказаний, а дается их перечисление. Классификация же наказаний осу­ществлена в ст. 45 УК РФ, в которой наказания из перечня ст. 44 УК РФ сгруппи­рованы по общему основанию.

Считается, что в ст. 45 УК РФ наказания разделены на основные, дополни­тельные и так называемые «смешанные»[258]. Относительно основания деления нака­заний на основные, дополнительные и «смешанные» в литературе нет единства

мнений. Так, наиболее часто в качестве основания такого деления исследователи называют порядок назначения (применения)1. Другие говорят, что в основе деле­ния лежит не только порядок назначения наказаний, но и степень важности нака­зания[259] [260].

Что касается использования категории «степень важности наказания», то по этому поводу можно согласиться с Л. Ч. Сыдыковой, которая пишет: «Нам такая терминология представляется не совсем удачной.

Во-первых, трудно априори су­дить о степени “важности” той или иной меры уголовно-правового воздействия. Разумеется, мы отдаем себе отчет в том, что авторы использовали данный термин весьма условно, отнюдь не подчеркивая социальную малозначимость дополни­тельных наказаний (возможно, это действительно так и есть, однако подобное ут­верждение все же требует специальных доказательств). Авторы имели в виду сво­его рода “подчиненное” положение дополнительных наказаний по отношению к основным. Тем не менее, на наш взгляд, употребление подобной терминологии не совсем корректно»[261].

Полагаем, что говорить и о порядке назначения наказания как об основании деления наказаний на основные, дополнительные и «смешанные» также является некорректным. В главе 10 УК РФ, определяющей общие начала и специальные правила назначения наказаний, не обнаруживается различий в порядке назначе­ния основных и дополнительных наказаний. Так, требования, перечисленные в ст. 60 УК РФ, в равной мере подлежат учету как при назначении основного, так и дополнительного наказания. То же самое можно сказать и о специальных прави­лах назначения наказания, которые описывают специальные случаи назначения

наказания не в привязке к виду наказания (основной или дополнительный), а в за­висимости от объективных и субъективных факторов, влияющих на возможность усиления или смягчения наказания (например, позитивное постпреступное пове­дение осужденного, наличие рецидива). При этом законодатель в равной степени подробно оговаривает правила назначения как основных, так и дополнительных наказаний (например, в ст. ст. 64, 69, 70 и др. УК РФ).

Безусловно, дополнительные наказания обладают спецификой при их выбо­ре (например, штраф как дополнительное наказание может быть назначен только в случае, если он предусмотрен в санкции статьи Особенной части УК РФ, а ли­шение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и в тех случаях, когда в санкции статьи не предусмотрено), при определении размера (например, максимальный срок лишения права занимать оп­ределенные должности или заниматься определенной деятельностью как допол­нительного вида наказания значительно отличается от срока того же наказания, назначаемого в качестве основного), при сложении наказаний, при замене в слу­чае злостного уклонения от исполнения (например, ст.

46 УК РФ предусматривает разные правовые последствия при злостном уклонении от уплаты штрафа в зави­симости от того, назначен он в качестве основного или в качестве дополнительно­го наказания). Вместе с тем все эти особенности нельзя рассматривать как осно­вания деления наказаний на основные, дополнительные и «смешанные», так как они скорее характеризуют последствия назначения такого наказания (т. е. когда суд принял решение о необходимости назначения дополнительного наказания, он «сталкивается» с названными особенностями) и не отвечают на вопрос, почему то или иное наказание в конкретном случае назначено в качестве основного, а не до­полнительного. Поэтому подчеркнем, что не можем согласиться с теми авторами, которые считают, что в основу деления наказаний на виды в ст. 45 УК РФ поло­жен порядок назначения наказания.

По мнению В. К. Дуюнова, в ст. 45 УК РФ содержится не одно, а два осно­вания классификации наказаний и, соответственно, два вида классификации уго­ловных наказаний. В связи с этим все наказания он делит, во-первых, в зависимо­

сти от роли отдельных наказаний в реализации целей наказания на наказания ос­новные и дополнительные (ст. 45 УК РФ) и, во-вторых, в зависимости от «потен­циальных возможностей» конкретных наказаний на наказания, которые могут быть назначенными только в качестве основных, только в качестве дополнитель­ных или в том и другом качестве (ст. 45 УК РФ)1.

Оценивая классификацию по второму критерию, он при этом справедливо отмечает, что такая классификация возможна, но, во-первых, ее основанием явля­ется не порядок применения наказаний, как принято считать в уголовно-правовой литературе, а именно внутренние потенциальные возможности отдельных наказа­ний; во-вторых, эту классификацию следует отличать от деления наказаний в за­висимости от их роли в реализации целей наказания; в-третьих, такая классифи­кация уступает по значимости той, которая делит наказания на основные и допол­нительные виды по их роли в реализации целей наказания, поскольку она не дает возможности ни установить действительное соотношение основных и дополни­тельных видов наказания, что весьма важно для построения системы наказаний, ни выработать правильные определения основных и дополнительных наказаний, что также очень важно[262] [263] [264].

В. И. Зубкова считает, что деление наказаний на основные, дополнительные и «смешанные» согласно ст. 45 УК РФ осуществлено в зависимости от юридической значимости наказания", по мнению Л. Ч. Сыдыковой[265], по способу их сочетания.

Прежде чем высказать собственную позицию о классификации наказаний, следует выяснить, что понимается под основными, дополнительными и «смешан­ными» наказаниями. Законодатель в ст. 45 УК РФ ограничился лишь перечисле­нием наказаний, относящихся к основным, дополнительным и «смешанным». Но в литературе этот вопрос не обходится стороной. Так, основными называют те на­казания, которые могут быть назначены только в качестве самостоятельной меры

и с которыми законодатель связывает достижение основных целей наказания, они не могут присоединяться к другим наказаниям, в отличие от дополнительных. К ним относят обязательные работы, исправительные работы, ограничение по во­енной службе, принудительные работы, арест, содержание в дисциплинарной во­инской части, лишение свободы на определенный срок, пожизненное лишение свободы, смертную казнь. Дополнительные наказания, по мнению исследовате­лей, имеют вспомогательный характер и не могут назначаться самостоятельно. Их задача — способствовать достижению основных целей наказания путем до­полнительного воздействия на лицо, совершившее преступление. Здесь речь идет о лишении специального, воинского или почетного звания, классного чина и го­сударственных наград. К числу «смешанных», ссылаясь на ч. 2 ст. 45 УК РФ от­носят: штраф, лишение права занимать определенные должности, лишение права заниматься определенной деятельностью и ограничение свободы1. Аналогичные определения содержатся и в других источниках[266] [267].

Оценивая приведенные определения, сталкиваемся с рядом вопросов. Во- первых, обращает на себя внимание, что, выделяя в самостоятельный вид «сме­шанные» наказания, теоретики не дают им определения, ограничиваясь их пере­числением. Во-вторых, при таком определении основных и дополнительных нака­заний «смешанные» из их числа выпадают. Так, например, при определении ос­новных наказаний теоретики используют формулировку «которые могут быть на­значены только (курсив наш. — И. П.) в качестве самостоятельной меры». Исхо­дя из буквального толкования, ни одно из «смешанных» наказаний не может быть признано основным, так как оно может выступать не только в качестве самостоя­тельной, но и в качестве дополнительной меры. Более того, исследователи, опира­ясь на ч. 1 ст. 45 УК РФ, воспроизводят перечень основных наказаний и при этом не включают в него ни одного наказания «смешанного» типа, тем самым оконча­

тельно вычеркивая «смешанные» наказания из числа основных. Аналогичные за­мечания можно сделать и относительно определения дополнительных наказаний.

Рассматривая подобные дефиниции и конструкцию ст. 45 УК РФ, которая и привела к возникновению такой ситуации, весьма справедливо высказался В. К. Дуюнов. «Непроизвольно — не задумываясь о критериях, в нарушение ло­гических правил дихотомического деления и в противоречии с целями классифи­кации, он (законодатель. — И. П.) разграничил все виды наказания не на две, а на три группы, фактически по другому основанию — в зависимости от установлен­ной законом “потенциальной возможности” каждого отдельного наказания быть примененным только в качестве основного, только в качестве дополнительного, или в качестве как основного, так и дополнительного наказания. Мотивы законо­дателя понятны: воспользовавшись таким приемом, он ушел от необходимости дважды перечислять наказания в виде штрафа и лишения права занимать опреде­ленные должности или заниматься определенной деятельностью — и среди ос­новных, и среди дополнительных (в настоящее время и ограничения свободы. — И. П.). Такой прием вполне обоснован и, возможно даже, предпочтителен с точки зрения законодательной техники. Однако не все, что хорошо с точки зрения зако­нодательно-технической, верно по существу»[268].

В-третьих, не ясно, что имели в виду исследователи под словами «основных целей наказания». Современный УК РФ не делит цели наказания на основные и неосновные, поэтому использование подобных формулировок некорректно. Хотя общая идея, высказанная в приведенном выше определении, о том, что дополни­тельные наказания призваны способствовать достижению целей наказания путем дополнительного воздействия на лицо, совершившее преступление, безусловно, заслуживает внимания.

В литературе встречаются весьма обстоятельные определения основных и дополнительных наказаний. Так, С. В. Познышев писал: «Различают наказания главные, или основные, и дополнительные... Главными называются те наказания,

которые образуют наиболее существенную часть ответственности за известные преступления. Дополнительные наказания всегда сопровождают какое-либо из главных наказаний»1. «Дополнительное наказание есть предусмотренная законом вспомогательная мера государственного принуждения, предназначенная для ин­дивидуализации уголовной ответственности, применяемая судом в дополнение к основному наказанию за совершение преступления, образующая с ним единое со­вокупное наказание и способствующая достижению единых целей исправления и перевоспитания осужденных, предупреждения совершения преступлений ими и другими людьми путем избирательного воздействия на отдельные стороны лич­ности осужденного»[269] [270] [271]. В. К. Дуюнов основные наказания определяет как преду­смотренные УК РФ наказания, которые призваны играть основную роль в реали­зации стоящих перед наказанием целей. Они применяются как самостоятельные, их нельзя присоединить ни к какому другому наказанию. Дополнительные — это такие предусмотренные УК РФ наказания, которые призваны выполнять вспомо­гательную роль в реализации стоящих перед наказанием целей. Они назначаются судом только в дополнение к основным наказаниям, когда по обстоятельствам де­ла и с учетом личности виновного необходимо усилить карательно­воспитательные и предупредительные возможности общей меры наказания, при­дать ей специфическую направленность во имя более успешного осуществления

3

целен наказания .

Определение, предложенное В. К. Дуюновым (кроме той части, где гово­рится о порядке присоединения), представляется наиболее верным, поскольку оно весьма точно отражает специфику основных и дополнительных наказаний, позво­ляет правильно установить основание деления наказаний в ст. 45 УК РФ на виды — роль в реализации стоящих перед наказанием целей. На самом деле в ст. 45 УК РФ говорится о классификации наказаний лишь на два вида — основные и допол-

нительные, что подтверждается и самим названием ст. 45 УК РФ. Что же касается выделения группы «смешанных» наказаний, то ее появление обусловлено, как правильно отмечает В. К. Дуюнов, и о чем было сказано выше, неудачным ис­пользованием приемов законодательной техники, когда экономия законодатель­ного материала привела к нарушению правил формальной логики и размыванию основания классификации наказаний на виды.

Итак, используя такое основание, как «роль в реализации стоящих перед на­казанием целей», в системе уголовных наказаний можно выделить две подсисте­мы: подсистему основных и подсистему дополнительных наказаний. По УК РФ к основным относятся 12 наказаний: 1) штраф; 2) лишение права занимать опреде­ленные должности или заниматься определенной деятельностью; 3) обязательные работы; 4) исправительные работы; 5) ограничение по военной службе; 6) ограни­чение свободы; 7) принудительные работы; 8) арест; 9) содержание в дисципли­нарной воинской части; 10) лишение свободы на определенный срок; 11) пожиз­ненное лишение свободы; 12) смертная казнь. К дополнительным — 4 наказания: 1) штраф; 2) лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью; 3) лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград; 4) ограничение свободы.

Законодатель допускает возможность назначения некоторых наказаний как в качестве основных, так и в качестве дополнительных, поэтому нужна дальней­шая классификация, которая может осуществляться на уровне основных и допол­нительных наказаний. Они отличаются потенциальной возможностью быть на­значенными в том или ином качестве применительно к конкретному случаю. Со­ответственно, в каждой из названных подсистем, используя такое основание, как «потенциальная возможность быть назначенным в качестве основного или в каче­стве дополнительного», можно выделить подсистему постоянных и подсистему переменных наказаний (рис. 1).

Рис. 1. Подсистемы уголовных наказаний

Поскольку в качестве основания деления наказаний на основные и дополни­тельные определена «роль в достижении целей наказания» и было признано, что внутри каждой из названных подсистем в зависимости от потенциальной возмож­ности быть назначенным в качестве основного или в качестве дополнительного выделяются еще подсистемы постоянных и переменных наказаний, то и при их определении более правильным будет акцентировать внимание именно на эти моменты. Таким образом, под основными следует понимать такие наказания, ко­торые играют ведущую роль в реализации стоящих перед наказанием целей. До­полнительные — это такие наказания, которые способны играть вспомогатель­ную роль в реализации стоящих перед наказанием целей, усиливая основное нака­зание посредством избирательного воздействия на отдельные стороны личности осужденного. Постоянные — это те наказания, которые играют только ведущую либо только вспомогательную роль в достижении целей наказания. Переменные — это те наказания, на которые в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления может быть возложена либо ведущая, либо вспомога­тельная роль в достижении целей наказания.

Все сказанное позволяет сделать вывод, что современный УК РФ в части построения системы наказаний и выделения ее подсистем нуждается в совершен­ствовании. Причем редакционным изменениям необходимо подвергнуть не ст. 45, а ст. 44 УК РФ. Общепризнанным в теории уголовного права является тезис о том, что наказания в системе должны образовывать «лестницу». Однако, как ука­

зывалось выше, расположение в одном перечне и основных, и дополнительных наказаний не позволяет выстроить «лестницу» с учетом относительной строгости наказаний, так как они играют разную роль в достижении целей наказания, а со­ответственно, имеют разную интенсивность воздействия на осужденного, в зави­симости от того, являются они основными или дополнительными, приводит к

дезорганизации системы по такому критерию, как внутренняя согласованность. Кроме того, некорректные формулировки ст. 45 УК РФ привели к путанице в тео­рии уголовного права и необоснованному выделению «смешанных» наказаний. Поэтому считаем возможным предложить законодателю в ч. 1 ст. 44 УК РФ опи­сать подсистему основных наказаний, а в ч. 2 — подсистему дополнительных на­казаний. В каждую из подсистем включить не только постоянные, но и перемен­ные наказания, выстроив каждую из них по принципу «лестницы».

В числе дополнительных аргументов о необходимости раздельного распо­ложения основных и дополнительных наказаний можно привести следующие. Во- первых, наличие собственного исторического опыта. Как уголовное законода­тельство дореволюционной (например, Уложение о наказаниях уголовных и ис­правительных 1845 г., Уголовное уложение 1903 г.), так и постреволюционной России (например, Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г., Основы уголовного законодательства Союза ССР и республик 1991 г.) знают примеры отдельного расположения основных и дополнительных наказаний.

Во-вторых, наличие зарубежного опыта. Так, во второй главе работы было показано, что ряд стран пошел по пути отдельного расположения наказаний, от­носящихся к основным и дополнительным (например, УК Норвегии, УК Голлан­дии, УК Японии, УК Беларуси, УК Казахстана и др.).

В-третьих, критику единого перечня наказаний можно найти как в работах советских, так и современных исследователей. Сторонниками выделения двух са­

мостоятельных подсистем наказаний (основных и дополнительных) являются А. Л. Цветинович1, В. П. Марков[272] [273] [274], Ю. В. Бочкарева1 и др.

И основные, и дополнительные наказания обладают одинаковыми призна­ками, преследуют одинаковые цели, так как положения, изложенные в ст. 43 УК РФ, в равной мере распространяют свое действие как на основные, так и на до­полнительные наказания. Но не секрет, что в некоторых случаях для более эффек­тивной реализации целей наказания требуется дополнительное воздействие на осужденного. Например, при доминировании корыстных мотивов весьма эффек­тивным является воздействие штрафом[275]. Однако не всегда штраф можно назна­чить в качестве основного наказания в силу высокой степени общественной опас­ности преступления, например при особо квалифицированном мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ), тогда можно использовать потенциальные возможности штрафа, назначив его в качестве дополнительного наказания. Или при соверше­нии преступлений с использованием своего служебного положения, что значи­тельно повышает степень общественной опасности преступлений, обеспечить эф­фективность достижения целей исправления осужденного и предупреждения со­вершения новых преступлений, возможно путем назначения в качестве дополни­тельного наказания лишения права занимать определенные должности или зани­маться определенной деятельностью и т. д. Дополнительное наказание усиливает основное наказание и позволяет его максимально индивидуализировать. Поэтому нельзя согласиться с теми авторами, которые выступают против дополнительных наказаний. Так, например, А. Д. Чернов предлагает отказаться от законодательно­го выделения наказаний, которые могут применяться только в качестве дополни­

тельных1. Д. С. Чукмаитов высказывает точку зрения о необходимости отказа от термина «дополнительные» наказания и от разделения наказаний на основные и дополнительные, считает, что так называемые дополнительные наказания можно

определить как иные меры государственного принуждения, назначаемые по приго­вору суда[276] [277].

Напротив, полагаем, что дополнительные наказания должны иметь больше перспектив в России, причем с сохранением соответствующей терминологии, ко­торая имеет почти двухвековую историю (впервые данный термин упоминается в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г.).

Анализ статистических данных свидетельствует о том, что удельный вес осужденных к дополнительным наказаниям в общем числе осужденных возраста­ет (табл.).

Так, удельный вес осужденных к штрафу как дополнительному наказанию, с 2004 г. по 2015 г. вырос более чем в пять раз — с 0,4 до 2,1%, некоторое сниже­ние наблюдается в 2016 г. — до 1,8%. За 2015-2016 гг. резко возросла доля осуж­дения к лишению права занимать определенные должности или заниматься опре­деленной деятельностью: в 2015 г. — почти в 2 раза по сравнению с 2014 г. (с 1,6 до 3,1%), в 2016 г. — в 2,8 раза по сравнению с 2015 г. (с 3,1 до 8,3%). Если срав­нивать с 2005 г., то доля осуждения к исследуемому виду наказания увеличилась почти в 28 раз — с 0,3 до 8,3%. Наблюдается увеличение доли осуждения и к ог­раничению свободы: с 2005 г. по 2016 г. — в шесть раз (с 0,2 до 1,2%). Исключе­ние составляет лишь осуждение к лишению специального, воинского или почет­ного звания, классного чина и государственных наград — с 2008 г. по 2016 г. удельный вес осужденных к названному наказанию менялся незначительно, но в итоге к 2016 г. остался на том же показателе, что и в 2009 г. — 0,02%. Приведен­ные данные позволяют не согласиться с теми авторами, которые говорят об общей тенденции к сокращению числа осужденных к дополнительным наказаниям как в

Таблица. Удельный вес осужденных к дополнительным наказаниям в общем числе осужденных, за период с 2004 по 2016 год, %1

Вид наказания 2005 г. 2006 г. 2007 г. 2008 г. 2009 г. 2010 г. 2011 г. 2012 г. 2013 г. 2014 г. 2015 г. 2016 г.
Штраф 0,4 0,4 0,5 0,9 1,1 1,1 1,3 1,4 1,3 1,6 2,1 1,8
Лишение права занимать оп­ределенные должности и за­ниматься определенной дея­тельностью 0,3 о,з 0,4 0,6 0,8 1,2 1,6 1,6 1,6 1,6 3,1 8,3
Лишение специального, воин­ского или почетного звания, классного чина и государст­венных наград 0,01[278] [279] 0,02 0,02 0,0002 0,0008 0,01 0,01 0,02 0,02
Ограничение свободы 0,2[280] [281] 0,6 0,9 0,9 1 1,2 1,2

среднем, так и в регионах4. Статистика демонстрирует увеличение как абсолют­

ных, так относительных показателей за исследованный более чем 10-летний пе­риод. В итоге, всего в 2016 г. к дополнительным наказаниям было осуждено 83 415 человек, что составило 11,3% от общего числа осужденных, в то время как в 2015 г. было осуждено 41 257 человек, что составило 5,6% от общего числа осужденных. То есть количество осужденных к дополнительным наказаниям в 2016 г. выросло в два раза.

Дополнительные наказания стабилизируют систему, позволяют системе бо­лее эффективно реагировать на вызовы внешней среды, обеспечивают реализа­цию целей наказаний. Они должны иметь более широкое применение на практи­ке. Эти выводы подтверждаются также результатами проведенного опроса. Так, на вопрос: «Считаете ли Вы, что назначение дополнительных наказаний способ­ствует эффективности достижения целей наказания?» — большинство респонден­тов ответили положительно (147 человек, или 73,5%). На вопрос: «Считаете ли

Вы необходимым более широкое использование на практике дополнительных на­казаний?» — положительно ответили 128 человек, что составило 64% опрошен­ных.

Более эффективному использованию дополнительных наказаний на практи­ке будет способствовать уточнение содержания уже существующих наказаний и включение в подсистему дополнительных нового наказания (более подробно об этом будет сказано ниже), а также дальнейшее совершенствование законодатель­ства о порядке их применения. В частности, речь идет о необходимости тщатель­ной регламентации условий и порядка выбора дополнительных наказаний, а так­же правил сочетания основных и дополнительных наказаний. В литературе также высказывается мнение о необходимости совершенствования закона в части рег­ламентации основных и дополнительных наказаний: «Очевидно, основная цель назначения дополнительного наказания заключается в усилении основного и не более того. Это делает допустимой мысль не только о возможности, но и о необ­ходимости существования различных правил назначения того или иного наказа­ния в качестве основного или дополнительного»1.

Собственный опыт работы в качестве преподавателя на факультете повы­шения квалификации в Ростовском филиале Российского государственного уни­верситета правосудия показал, что именно назначение дополнительных наказаний вызывает наибольшие сложности в практике мировых судей. Например, остался нерешенным вопрос о том, может ли к основному наказанию быть присоединено более строгое дополнительное наказание. Как правило, теоретиками делается од­нозначный вывод о том, что к основному наказанию может быть присоединено только более мягкое дополнительное наказание[282] [283].

Однако данный вывод опровергается путем анализа санкций статей Осо­бенной части УК РФ. Современная редакция УК РФ в некоторых санкциях допус­кает возможность присоединения к основному наказанию более строгого допол­нительного наказания. Например, санкция ч. 1 ст. 290 УК РФ предусматривает наказание в виде штрафа в размере до 1 млн рублей, или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 2 лет, или в размере от десяти­кратной до пятидесятикратной суммы взятки с лишением права занимать опреде­ленные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет. Аналогично построена и санкция ч. 3 ст. 291, которая предусматривает наказание в виде штрафа в размере до 1 млн 500 тыс. рублей, или в размере заработной пла­ты или иного дохода осужденного за период до 2 лет, или в размере от тридцати­кратной до шестидесятикратной суммы взятки с лишением права занимать опре­деленные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 5 лет или без такового. Формально штраф в ст. 44 УК РФ признается более мяг­ким наказанием, чем лишение права занимать определенные должности или за­ниматься определенной деятельностью.

Такая ситуация вызывает недоумение. Как указывалось выше, дополни­тельное наказание играет вспомогательную роль в достижении целей наказания, способствуя большей индивидуализации наказания. По логике, дополнительное наказание не может быть строже основного и по объему правоограничений долж­но отличаться от него. Построение санкций, допускающих возможность назначе­ния более строгого, по сравнению с основным, дополнительного наказания явля­ется недопустимым, противоречит требованиям справедливости. Удачно эта про­блема была решена в УК РСФСР 1922 г., где в ст. 50 указывалось: «Суд, избрав одно из наказаний, предусмотренных соответственной статьей Уголовного Кодек­са, может присоединить к нему либо необходимую меру социальной защиты, ли­бо иное менее тяжкое наказание из указанных в п.п. «д»-«к» ст. 32 Уголовного

Кодекса»1. То есть на законодательном уровне подчеркивалось, что к основному может быть присоединено только менее строгое дополнительное наказание. В Модельном уголовном кодексе стран СНГ в ч. 4 ст. 47 закреплено положение о том, что дополнительное наказание, назначенное судом, не может быть более су­ровым, чем основное наказание. В современном УК РФ регламентировать этот вопрос можно в ст. 45.

Еще одна проблема, требующая своего решения, — возможность присоеди­нения к основному наказанию нескольких дополнительных. Внесенные в санкции статей Особенной части УК РФ изменения теперь однозначно допускают возмож­ность присоединять к основному несколько дополнительных наказаний. Напри­мер, в санкции ч. 5 ст. 290 УК РФ лишение свободы на срок от 7 до 12 лет сочета­ется со штрафом в размере до шестидесятикратной суммы взятки или без таково­го и с лишением права занимать определенные должности или заниматься опре­деленной деятельностью на срок до 10 лет или без такового. В первоначальной редакции УК РФ в санкциях статей Особенной части указывалось одно дополни­тельное наказание, в связи с этим в теории уголовного права доминировала точка зрения, что к основному может присоединяться только одно дополнительное на­казание. Хотя некоторые авторы допускали возможность назначения нескольких видов дополнительного наказания, но с оговоркой, что они должны быть разно­родными и в сумме не являться более строгими, чем избираемая мера основного наказания[284] [285]. Диссертант поддерживает законодателя, допускающего возможность назначения нескольких дополнительных наказаний наряду с основным, так как это согласуется с зарубежным опытом и будет способствовать более эффективно­му достижению целей наказаний.

Учитывая изложенное, ст. 45 УК РФ предлагаем изложить в следующей ре­дакции:

«Статья 45. Дополнительные уголовные наказания

1. Суд, избрав одно из основных уголовных наказаний, указанных в части первой статьи 44 настоящего Кодекса, вправе присоединить к нему одно или не­сколько дополнительных уголовных наказаний из указанных в части второй ста­тьи 44 настоящего Кодекса.

2. Дополнительные уголовные наказания назначаются в случаях, преду­смотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса, если иной порядок назначения не предусмотрен статьей Общей части настоящего Кодекса, регламентирующей конкретное наказание.

3. При назначении окончательного наказания суд должен исходить из того, что дополнительные уголовные наказания играют вспомогательную роль в реали­зации целей наказания и не могут быть строже основного уголовного наказания».

Возвращаясь к вопросу о классификации наказаний следует обратить вни­мание, что в учебной литературе[286] говорят также об основной (полной) системе уголовных наказаний и системе уголовных наказаний для несовершеннолетних. И действительно, система наказаний, описанная в главе 9 УК РФ, в полном объе­ме действует только в отношении взрослых осужденных.

В статье 88 УК РФ указано, что к несовершеннолетним могут быть приме­нены только шесть наказаний: 1) штраф; 2) лишение права заниматься определен­ной деятельностью; 3) обязательные работы; 4) исправительные работы; 5) огра­ничение свободы; 6) лишение свободы на определенный срок. Сократив перечень наказаний для несовершеннолетних, законодатель особо регламентирует и содер­жание названных наказаний. Так, по сравнению со взрослыми, уменьшаются раз­меры и сроки назначаемых наказаний (кроме лишения права заниматься опреде­ленной деятельностью), предусматриваются особые условия назначения некото­рых наказаний (например, возможность взыскания штрафа с родителей или иных законных представителей несовершеннолетнего с их согласия) и др. Это позволя­

ет некоторым авторам называть ее усеченной или дополнительной1. Однако мы не можем согласиться с приведенными позициями. Полагаем, что в ст. 88 УК РФ описываются изъятия по применению системы уголовных наказаний для несо­вершеннолетних, что не превращает их в самостоятельную (усеченную или до­полнительную) систему.

Следует заметить, что законодатель всегда особо подходил к вопросам уго­ловной ответственности и наказания несовершеннолетних. Как справедливо об­ращают внимание исследователи, «несовершеннолетние пользуются особой за­щитой страны. Правительство, исходя из того, что несовершеннолетние в силу собственного возраста не могут в полной мере обдумывать значение собственных действий, ограничивает их способность получать права, создавать для себя обя­занности и нести юридическую ответственность, а также устанавливает особый порядок воплощения их прав»[287] [288]. При оценке целесообразности назначения наказа­ния несовершеннолетним, помимо достижения целей наказания, необходимо так­же подумать о необходимости защиты детей и подростков от негативного влия­ния, о создании условий для их нормального социально значимого развития, о предупреждении личностных деформаций. Поэтому построению системы уго­ловных наказаний и иных мер уголовно-правового воздействия для несовершен­нолетних следует уделить особое внимание, что не укладывается в рамки данного исследования.

Подводя итог параграфу, сделаем выводы. Во-первых, для обеспечения со­ответствия системы уголовных наказаний критерию структурированности (в части выделения подсистем), используя такое основание, как «роль в реализа­ции стоящих перед наказанием целей», предлагается выделять в действующей системе две подсистемы — основных и дополнительных наказаний. В каждой из названных подсистем, используя такое основание, как «потенциальная возмож­

ность быть назначенным в качестве основного или в качестве дополнительного», предлагается выделять подсистемы постоянных и переменных наказаний.

Во-вторых, под основными, по мнению диссертанта, следует понимать та­кие наказания, которые играют ведущую роль в реализации стоящих перед наказа­нием целей. Дополнительные — это такие наказания, которые способны играть вспомогательную роль в реализации стоящих перед наказанием целей, усиливая основное наказание посредством избирательного воздействия на отдельные сто­роны личности осужденного. Постоянные — это те наказания, которые играют только ведущую либо только вспомогательную роль в достижении целей наказа­ния. Переменные — это те наказания, на которые в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления может быть возложена либо ве­дущая, либо вспомогательная роль в достижении целей наказания.

В-третьих, расположение в одном перечне и основных, и дополнительных наказаний не позволяет выстроить «лестницу» с учетом относительной строгости наказаний, что приводит к дезорганизации системы по такому критерию, как внутренняя согласованность. Кроме того, некорректные формулировки ст. 45 УК РФ привели к путанице в теории уголовного права и необоснованному выделе­нию так называемых «смешанных» наказаний. Учитывая изложенное, предлагает­ся в ч. 1 ст. 44 УК РФ описать подсистему основных наказаний, а в ч. 2 — подсис­тему дополнительных наказаний. В каждую из подсистем включить не только по­стоянные, но и переменные наказания, выстроив каждую из подсистем по прин­ципу «лестницы».

В-четвертых, порядок присоединения дополнительных наказаний остался за рамками законодательного регулирования, а существующее построение кумуля­тивных санкций нередко алогично и противоречит критерию качества системы. В связи с этим предлагается ст. 45 УК РФ изложить в новой редакции, указав в ней на возможность присоединения к основному нескольких дополнительных на­казаний, но при условии, что они не могут быть строже основного уголовного на­казания.

<< | >>
Источник: Подройкина Инна Андреевна. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПОСТРОЕНИЯ СИСТЕМЫ НАКАЗАНИЙ В УГОЛОВНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ РОССИИ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора юридических наук. Ростов-на-Дону 2017. 2017

Еще по теме § 2. Классификация уголовных наказаний:

  1. § 4. Оценка системы уголовных наказаний с точки зрения теории систем
  2. § 1. Система уголовных наказаний в российском дореволюционном законодательстве
  3. § 2. Развитие системы наказаний в российском уголовном праве советского и постсоветского периодов
  4. § 3. Тенденции построения системы уголовных наказаний в современном зарубежном законодательстве
  5. § 2. Классификация уголовных наказаний
  6. § 3. Отражение системы уголовных наказаний в типовых санкциях и в санкциях статей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации
  7. § 2. Современное понятие института экстрадиции. Правовые основания и условия экстрадиции. Проблемные моменты в части международного сотрудничества государств по уголовным делам
  8. § 2. Классификация наказаний в Уголовном кодексе ЙР и в Уголовном кодексе РФ
  9. § 1. Виды наказаний по уголовному праву Йеменской республики
  10. Система наказаний в мусульманском праве и особенности их применения на территории исторического Таджикистана
  11. § 2. Факторы формирования и развития оценочных категорий в уголовноисполнительном праве, их значение в правотворческой и правоприменительной деятельности в сфере исполнения уголовных наказаний
  12. § 2. Понятие, признаки и правовая природа поощрительных институтов уголовно-исполнительного права
  13. § 1. Поощрительные институты в истории уголовно-исполнительного права России
  14. Институты и субинституты в системе российского уголовного права
  15. 3.1. Источники российского уголовного права как основа функционирования его системы
  16. Внутрисистемные и межсистемные связи российского уголовного права: понятие, виды, интегративные свойства
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -