<<
>>

§ 2. Общая характеристика процессуальной формы отправления правосудия по уголовным делам с участием несовершеннолетних в суде первой инстанции

В науке уголовного процесса принято считать, что уголовно-процессуальная форма есть не что иное, как совокупность условий, установленных процессуальным законом для совершения органами следствия, прокуратуры и суда тех действий, которыми они осуществляют свои функции в области расследования и разрешения уголовных дел, а также для совершения гражданами, участвующими в производстве по уголовному делу, тех действий, которыми они осуществляют свои права и выполняют обязанности[61].

Исторически, в зависимости от целей правосудия, обусловленных потребностями общества и государства на различных этапах их становления и развития, уголовно-процессуальная форма претерпевала изменения, приобретая черты дифференцированной, т. е. единые задачи в рамках единой судебной системы, единого уголовно-процессуального законодательства, основываясь на единых принципах, разрешались различными способами[62] [63]. Начало XX в., например, характеризуется становлением упрощенных форм судопроизводства, вторая половина этого столетия, напротив, является временем развития и нормативного закрепления идей об усложненных формах судебного разбирательства.

Действующий УПК РФ с этой точки зрения представляет собой сим-

3

биоз обоих направлений дифференциации процессуальной формы , обусловленных задачами процессуальной экономии и введенными в связи с этим «упрощенными», ускоренными процедурами (особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением, при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве)[64] и, напротив, усложнением процессуальной формы по отдельным категориям дел (производство в отношении несовершеннолетних лиц, по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц, например).

При этом основным, доминирующим вектором является все же упрощение существующих процедур, их оптимизация.

В частности, IX Всероссийский съезд судей в числе основных задач, стоящих перед судебной системой на современном этапе, обозначил повышение качества и доступности правосудия, совершенствование видов судопроизводства посредством развития законодательства. При изменении процессуального законодательства, как отметил Съезд, необходимо выработать конструктивные подходы к определению оптимальных сроков рассмотрения дел и совершения отдельных процессуальных действий, к развитию упрощенной формы судопроизводства[65] [66].

Аналогичная тенденция к отказу от соблюдения всех предусмотренных законом процедур уголовного судопроизводства при расследовании и разрешении ряда уголовных дел в связи с необходимостью учета финансовых, технических, кадровых и иных возможностей государства характерна и для законодательства многих европейских государств.

Однако в науке еще в прошлом столетии отмечалось, что «экономия может привести к ухудшению качества правосудия, в этом случае велик риск причинения вреда охраняемым ценностям нематериального характера, еще более важным, чем материальные»3.

В связи с этим возникает вопрос о пределах применения дифференцированных процедур, которые в законе, на наш взгляд, обозначены недоста- точно четко. Подтверждением тому являются непрекращающиеся научные дискуссии по вопросам применения упрощенных процедур по отдельным категориям дел и в отношении отдельных категорий лиц, в частности несовершеннолетних. Чаще всего «копья ломаются» о вопросы содержания процессуальной формы по делам в отношении несовершеннолетних обвиняемых, подсудимых[67]. Причин тому несколько.

Во-первых, закрепление норм, регулирующих порядок судопроизводства по делам с участием несовершеннолетних потерпевших и свидетелей, в так называемых общих разделах закона позволяет констатировать наличие общего порядка судопроизводства по таким делам. А именно в случаях, установленных законом, по делам данной категории допускается применение как усложненного (например, рассмотрение таких дел с участием присяжных заседателей), так и, наоборот, упрощенного порядка (например, особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением).

Во-вторых, анализ уголовно-процессуального законодательства показывает, что процессуальная форма по данной категории дел хотя и не оформлена в отдельную главу УПК РФ, тем не менее имеет черты дифференцированной: особенный порядок проведения допроса, очной ставки, опознания и проверки показаний с участием несовершеннолетних потерпевших и свидетелей (ст. 191, 280 УПК РФ), специфический порядок оглашения показаний несовершеннолетних потерпевших и свидетелей (ст. 281 УПК РФ).

Несколько иначе дело обстоит с процессуальной формой по делам в отношении несовершеннолетних обвиняемых, подсудимых. Положение ч. 2 ст. 420 УПК РФ определяет общее требование, предъявляемое к процессуальной форме отправления правосудия по делам в отношении несовершеннолетних лиц: это производство осуществляется в общем порядке с изъятиями, предусмотренными главой 50 УПК РФ. Приведенное положение «сопровождается» непоследовательностью правового регулирования. С одной стороны, законодатель стремится к некоторой унификации процессуальной формы, упраздняя существовавшие ранее особенности досудебного производства по делам несовершеннолетних (персональная подследственность, коллегиальное рассмотрение дел о преступлениях подростков), а также судебного производства (подготовительные действия к судебному разбирательству по делам в отношении несовершеннолетних осуществляются не в форме распорядительного заседания, а в общей форме; судебное разбирательство осуществляется не коллегиальным составом суда, а единолично судьей и др.). С другой стороны, законом предусмотрены кардинальные изменения некоторых общих условий судебного разбирательства, расширение правовой и психологической помощи несовершеннолетним. Все это послужило основой для формулирования отдельными исследователями позиции, по которой производство по делам в отношении несовершеннолетних относится к общей процедуре судопроизводства[68].

В связи с этим отметим, что дифференцированная процессуальная форма отправления правосудия, закрепленная в главе 50 УПК РФ, предусматривает ряд особенностей.

В числе таковых Конституционным Судом Российской Федерации названы расширение предмета доказывания по уголовному делу о преступлении, совершенном несовершеннолетним лицом, с тем чтобы помимо обстоятельств, указанных в ст. 73 УПК РФ, устанавливались также условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, уровень психического развития и иные особенности его личности, влияние на него старших по возрасту лиц, способность несовершеннолетнего осознавать в полной мере характер своих действий (ст. 421 УПК РФ), более широкий круг оснований прекращения уголовного преследования (ст. 427 УПК РФ), участие в производстве по делу законного представителя несовершеннолетнего, его защитника, педагога и психолога (ст. 49-51, 425, 426, 428 и 429 УПК РФ), возможность освобождения от уголовной ответственности и наказания (ст. 430-432 УПК РФ) и прекращения уголовного преследования с применением принудительной меры воспитательного воздействия (ст. 427 УПК РФ)[69].

Как видно из приведенного, Конституционный Суд Российской Федерации ни одной упрощенной процедуры не трактует в качестве составляющей содержания процессуальной формы по делам в отношении несовершеннолетних.

Буквальное толкование ч. 2 ст. 420 УПК РФ также свидетельствует о том, что процессуальная форма по этой категории дел является усложненной и не допускает применения таких упрощенных процедур, как, например, особый порядок судебного разбирательства в отношении лица, совершившего преступление в несовершеннолетнем возрасте. Этой же позиции придерживается и Верховный Суд Российской Федерации (постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 декабря 2006 г. № 60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел», от 1 февраля 2011 г. № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних»).

Вместе с тем в научной литературе помимо солидарного с высшими судебными инстанциями[70] высказаны и полярные мнения о том, что «существующая судебная практика ограничения выбора формы судебного разбирательства в отношении несовершеннолетних лиц не соответствует уголовнопроцессуальному закону»[71], а «законодательное установление норм об особом порядке принятия судебного решения весьма актуально, поскольку способно избавить от длительных, изнурительных и психотравмирующих процедур судебного разбирательства»[72].

В частности, И. В. Овсянников полагает, что в ч. 2 ст. 420 УПК РФ «речь идет не просто об общем порядке производства по уголовному делу, а об общем порядке, установленном частями второй и третьей настоящего Кодекса... часть третья УПК РФ включает, в частности, и раздел X „Особый порядок судебного разбирательства^». Следовательно, считает ученый, «как в контексте ст. ст. 147, 226.6, 321, так и в контексте ст. 420 УПК РФ общий порядок производства по уголовному делу включает в себя в качестве составной части и особый порядок судебного разбирательства»[73].

Развивая данную идею, Н. М. Хромова отмечает, что согласно ст. 315 УПК РФ ходатайство о постановлении судебного решения в особом порядке обвиняемый может заявить в присутствии защитника, который может быть приглашен, в том числе, и законным представителем обвиняемого. Аналогичного характера норма содержится и в ч. 1 ст. 317.1 УПК РФ. Поскольку законные представители могут быть только у несовершеннолетнего лица, Н. М. Хромова приходит к заключению, что «несмотря на жесткие разъяснения, данные Пленумом Верховного Суда Российской Федерации... уголовнопроцессуальный закон все же не так категоричен в этом вопросе» [74].

Не вдаваясь в дискуссию относительно точности законодательной техники, полагаем, что при разрешении вопроса о возможности применения по делам в отношении несовершеннолетних особого порядка судебного разбирательств, надлежит исходить из содержания этого института.

Напомним, что особый порядок судебного разбирательства включает в себя две процедуры: особый порядок принятия решения при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением (глава 40 УПК РФ) и особый порядок принятия решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве (глава 40.1 УПК РФ). Упрощенность названных форм судебного разбирательства обусловлена тем, что в первом случае обвиняемый не оспаривает содержание и объем обвинения, а во втором - еще и активно содействует раскрытию и расследованию преступления, изобличению соучастников, розыску имущества, добытого преступным путем.

И в том, и в другом случае обвиняемому при рассмотрении дела может быть назначено наказание более мягкое, чем если бы дело рассматривалось в общем порядке.

Именно последний аргумент положен в основу позиции тех ученых, которые полагают, что запрет на особый порядок по делам в отношении несовершеннолетних нарушает их право на снижение наказания при постановлении приговора в таком порядке[75], а значит «нарушает конституционный принцип равенства граждан перед законом и судом и в результате ставит несовершеннолетних в неравное процессуальное положение по сравнению с совершеннолетним обвиняемым»[76] [77].

При этом, однако, исследователи обходят вниманием тот факт, что применение особого порядка по делам в отношении несовершеннолетних неизбежно повлечет ограничение их прав и законных интересов, на обеспечение которых нацелена процессуальная форма, предусмотренная главой 50 УПК РФ, где закреплены условия и механизмы всестороннего и полного исследования обстоятельств, составляющих специфический расширенный предмет доказывания по делам данной категории. В этом смысле указанная процессуальная форма в полной мере соответствует требованиям, предъявляемым международным законодательством , и разъяснениям Верховного Суда Российской Федерации о том, что правосудие в отношении несовершеннолетних правонарушителей должно быть направлено на то, чтобы применяемые к ним меры воздействия обеспечивали максимально индивидуальный подход к исследованию обстоятельств совершенного деяния, способствовали предупреждению противозаконных действий и преступлений среди несовершеннолетних, обеспечивали их ресоциализацию[78].

В тех же ситуациях, когда применяется особый порядок судебного разбирательства, перечисленные обстоятельства не могут быть установлены из- за отсутствия судебного следствия. Между тем они тоже влияют на назначение наказания (ст. 89 УК РФ) и могут послужить, как уже отмечалось, основанием для применения к несовершеннолетнему принудительных мер воспитательного характера или вообще для освобождения его от наказания.

Полагаем, что вряд ли можно считать ограничением прав и законных интересов несовершеннолетнего невозможность применения особого порядка по рассматриваемому в отношении него делу с учетом имеющихся уголовно-правовых гарантий, позволяющих назначить ему наказание в меньшем размере, чем это предусмотрено для лиц других категорий (чч. 6-6.1 ст. 88 УК РФ), а также учесть в качестве смягчающего обстоятельства при назначении несовершеннолетнему наказания факт оказания им содействия следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления (п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. № 16 «О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве»).

Не может рассматриваться как ухудшающее с точки зрения конституционных требований обеспечения гарантий судебной защиты несовершеннолетних подсудимых и исключение соответствующих дел из подсудности суда с участием присяжных заседателей, т. е. усложнение существующей дифференцированной процессуальной формы. И дело не только в том, что, как полагают некоторые исследователи, «процедура судебного разбирательства уголовных дел судом с участием присяжных заседателей недоступна для понимания несовершеннолетнего и не позволяет ему эффективно участвовать в нем»[79].

При рассмотрении дел в отношении несовершеннолетних подсудимых судом с участием присяжных заседателей будет затруднительно, а порой и невозможно обеспечить соблюдение требований международного права, в том числе уже интегрированных в национальное законодательство, об осуществлении судебного разбирательства в отношении несовершеннолетних лицами, имеющими соответствующую профессиональную подготовку (в области психологии, педагогики и др.). Кроме того, как отметил Конституционный Суд Российской Федерации, специфика разрешения вопросов, связанных с определением виновности несовершеннолетних в совершении уголовно наказуемых деяний, требует осуществления судебного разбирательства в их отношении с соблюдением требований, направленных на тщательное исследование всех данных о личности несовершеннолетнего, сопряженное с ограничением гласности, обеспечением конфиденциальности судебного процесса и основных процессуальных гарантий на всех этапах судебного разбирательства, что не может быть в полной мере обеспечено при рассмотрении уголовного дела с участием присяжных заседателей, предполагающем исследование данных о личности подсудимого лишь в той мере, в какой они необходимы для установления отдельных признаков состава преступления (ч. 8 ст. 335 УПК Российской Федерации)[80].

Соглашаясь с мнением А. Б. Зеленцова о том, что «дифференциация судопроизводства является необходимым условием эффективного рационального построения процесса, способом повышения его гибкости и резуль- тативности»[81], считаем возможным заключить следующее. Действующая дифференцированная процессуальная форма по делам в отношении несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых и подсудимых является усложненной и предполагает общий порядок судебного разбирательства по делам в отношении несовершеннолетних с учетом норм, предусмотренных главой 50 УПК РФ. Это «обеспечивает учет при применении уголовного закона социальных, возрастных и психофизиологических особенностей этой категории лиц и по своей сути является дополнительной гарантией защиты их прав и законных интересов, а также справедливого и объективного судебного разбирательства»[82] и в полной мере отвечает соответствующим международным требованиям (в частности, ст. 40 Конвенции ООН о правах ребенка 1989 г. закрепляет обязательство государств-участников стремиться содействовать установлению законов, процедур, органов и учреждений, имеющих непосредственное отношение к детям).

Поскольку в основу дифференциации процессуальной формы и в отношении потерпевших и свидетелей, и в отношении подозреваемых, обвиняемых и подсудимых в данном случае заложен несовершеннолетний возраст участников процесса, представляется необходимым проанализировать сущность термина «несовершеннолетний», отграничить его от смежных терминов.

В научной литературе нередко в качестве синонимичных употребляются термины «несовершеннолетний» и «подросток». В связи с этим уместно замечание И. Н. Сорокотягина и Д. А. Сорокотягиной о том, что «подросток» - социально-педагогический термин, границы подросткового возраста подвижны и зависят от множества факторов (уровень развития общества, пол, социальная принадлежность подростка и т. д.)[83] [84]. По мнению некоторых исследователей, в России подростковый возраст варьируется в пределах 11-19 лет . И хотя границы несовершеннолетнего возраста в нашем государстве определены законом, на необходимость разнопланового изучения понятия «несовершеннолетний» в научной литературе уже обращалось внимание[85].

Несмотря на то что и в законе, и в правовой литературе под несовершеннолетними единодушно понимается группа лиц, не достигших определенного возраста (восемнадцати лет), вопрос о возрастных границах несовершеннолетия лиц, вовлеченных в уголовно-правовую сферу, не так однозначен. Это обусловлено различным правовым регулированием данного вопроса в зависимости, в том числе, и от роли, которую несовершеннолетний выполняет как участник судопроизводства.

При анализе этого вопроса в отношении несовершеннолетнего подсудимого (подозреваемого, обвиняемого) казалось бы, каких-либо проблем возникнуть не должно, поскольку уголовная ответственность за содеянное предусмотрена для этих лиц с учетом несовершеннолетнего возраста на момент совершения преступления. То есть уголовное судопроизводство, являющееся средством реализации материального закона, в отношении таких лиц должно вестись по особым правилам. Между тем это утверждение оказывается аксиоматичным только на первый взгляд, и вот почему.

Нередко случается так, что находящиеся в несовершеннолетнем возрасте подсудимые (подозреваемые, обвиняемые) в последующем (например, при рассмотрении уголовного дела по существу) достигают восемнадцатилетнего возраста. В частности, по информации Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации, в 2016 г. было осуждено 23 912 несовершеннолетних, из которых на момент вынесения приговора достигли совершеннолетия 10 755 лиц (или 44,97 % от общего числа). И это неудивительно, поскольку более половины осужденных несовершеннолетних совершили преступление в возрасте 16-17 лет (17 213 лиц, т. е. 71,98 % от общего числа)[86].

С учетом приведенных данных не возникает сомнений в актуальности вопроса о возможности распространения в отношении этих лиц гарантий, предусмотренных уголовно-процессуальной формой для несовершеннолетних участников процесса.

Отметим, что судопроизводственный закон закрепляет различные порядки определения возрастных границ процессуального статуса участников судопроизводства. В соответствии со ст. 4 УПК РФ при производстве по уголовному делу применяется уголовно-процессуальный закон, действующий на момент производства соответствующего процессуального действия, но только если иное не предусмотрено настоящим кодексом. Поскольку ст. 420 УПК РФ установила иной порядок производства процессуальных действий для лиц, совершивших преступления в несовершеннолетнем возрасте, то надо полагать, что правило ст. 4 УПК РФ распространяется только на несовершеннолетних потерпевших и свидетелей. Что же касается несовершеннолетних обвиняемых (подсудимых), то буквальное толкование ст. 420 УПК РФ позволяет утверждать, что все судопроизводство по уголовным делам несовершеннолетних должно вестись по правилам гл. 50 УПК РФ вне зависимости от времени производства процессуальных действий.

Иначе говоря, в основу процессуальной формы положен материальный закон: запрещенное противоправное деяние, предусмотренное Уголовным кодексом Российской Федерации, поскольку уголовно-процессуальные отношения являются производными от отношений материально-правовых, а не наоборот (нет преступного деяния - нет и уголовно-процессуальной деятельности). Отсюда следует, что вся процедура судопроизводства в отношении лица, совершившего преступление в возрасте до восемнадцати лет, должна вестись в особой форме, предусматривающей соответствующие гарантии судопроизводства вне зависимости от достижения этим лицом совершеннолетия на последующих этапах уголовного процесса. Такой вывод, на наш взгляд, вытекает из характера преференций для несовершеннолетних подсудимых по реализации санкций соответствующих норм уголовного законодательства.

Вместе с тем противоречивость в правовом регулировании возрастных границ процессуального статуса несовершеннолетних потерпевших и свидетелей, с одной стороны, и несовершеннолетних обвиняемых и подсудимых - с другой, обусловила необходимость анализа этого вопроса.

Некоторый выход из этой ситуации обозначен в рекомендациях Верховного Суда Российской Федерации, отраженных в постановлении его Пленума от 1 февраля 2011 г. № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних». В п. 8 постановления Суд отметил, что приглашение, назначение и замена защитника несовершеннолетнего осуществляются в порядке, предусмотренном ст. 50 УПК РФ, с учетом иных норм, устанавливающих дополнительные гарантии реализации права на защиту в отношении несовершеннолетних, действие которых заканчивается по достижении этими лицами восемнадцатилетнего возраста, за исключением случаев, предусмотренных статьей 96 УК РФ.

Таким образом, Верховный Суд Российской Федерации, по сути, изменил правило, предусмотренное ст. 420 УПК РФ, уравняв несовершеннолетних участников процесса путем закрепления единого правила исчисления их возраста, определяемого на момент совершения тех или иных процессуальных действий. Проще говоря, по достижении восемнадцати лет подсудимый утрачивает статус несовершеннолетнего, а вместе с ним и соответствующие процессуальные гарантии.

Образовавшаяся коллизия между действующим законодательством и руководящими разъяснениями высшей судебной инстанции привела к противоречивости подходов судов к реализации различных процессуальных гарантий. В частности, суды Свердловской области в анализируемых ситуациях не применяют специальные нормы главы 50 УПК РФ об обязательном участии в отдельных процессуальных действиях законного представителя, педагога или психолога, а также о сокращенной продолжительности допроса к лицам, достигшим к моменту совершения этих действий восемнадцати лет, хотя преступления ими были совершены в несовершеннолетнем возрасте. В то же время по уголовным делам названной категории суды признают обязательным участие защитника[87].

Возникает вполне закономерный вопрос: как решить эти ситуативные противоречия? Представляется, что при толковании упомянутых норм необходимо все же исходить из того, что требования ст. 420 УПК РФ являются производными по отношению к нормам, предусматривающим уголовную ответственность несовершеннолетних лиц.

Эту точку зрения разделяют не все ученые. Например, А. Р. Белкин считает такую трактовку ст. 420 УПК РФ сомнительной, поскольку, по его мнению, «если в ходе производства по делу (или еще до начала производства) обвиняемый или подозреваемый достиг совершеннолетия, то совершенно нет никаких оснований относиться к нему, как к ребенку»[88].

Аналогичной позиции придерживается и Б. Т. Безлепкин, считая абсурдными «практику применения к лицу, достигшему совершеннолетнего возраста в ходе расследования или судебного рассмотрения уголовного дела, особой меры пресечения в виде отдачи под присмотр, особого порядка вызова и допроса, участие законного представителя обвиняемого, удаление несовершеннолетнего подсудимого из зала судебного заседания, а также всего комплекса норм, связанных с применением к несовершеннолетнему принудительных мер воспитательного воздействия в различных стадиях уголовного судопроизводства». В качестве аргумента он приводит в пример ни в чем не отстающего в своем развитии юношу, который совершил тяжкое преступление и скрылся за один день до своего совершеннолетия, а был разыскан, изобличен и привлекается к уголовной ответственности спустя четыре года (т. е. в возрасте двадцати двух лет) \\

Возможно, с такой логикой можно было бы согласиться, закрыв глаза на существующий в данном случае алогизм соотношения между материальным правом и его процессуальной формой, если бы из подобных ситуаций складывалась судебная практика. Однако доля подобных случаев в Свердловской области, например, крайне незначительна[89] [90].

Анализ ранее приведенных статистических данных показывает, что в абсолютном большинстве случаев обвиняемые (подсудимые) достигают совершеннолетия в ходе производства с ними следственных или судебных действий, а потому незначительные временные интервалы между датой совершения деяния и датой производства процессуальных действий сами по себе вряд ли можно рассматривать как основание для лишения лица, совершившего преступление в несовершеннолетнем возрасте, дополнительных процессуальных гарантий соблюдения его прав с учетом психологических особенностей развития.

К тому же вряд ли можно усмотреть разницу в психологии оказавшихся в сфере уголовно-процессуальных отношений лиц, достигших восемнадцатилетнего и девятнадцатилетнего возраста, в особенности если они совершили преступление в группе. При моделировании ситуаций, при которых лица, совершившие преступление в несовершеннолетнем возрасте, к моменту судебного разбирательства достигли возраста более чем двадцать пять лет, необходимо учитывать сроки давности привлечения к уголовной ответственности несовершеннолетних лиц, сокращенные наполовину (ст. 94 УК РФ).

Думается, предлагаемая нами концепция толкования соотношения анализируемых процессуальных и материальных норм в пользу последних[91] усиливает уголовно-процессуальные гарантии соблюдения прав несовершеннолетних, а не наоборот. Мы солидарны в этом смысле с Н. Л. Хананашвили, который считает, что «уничтожение гибкости при принятии решений, касающихся судьбы молодого человека, преодолевающего формальную границу несовершеннолетия, может приводить к драматическим, а то и к трагическим последствиям»[92] [93]. Более того, на наш взгляд, нуждается в облечении в процессуальную форму предусмотренное ст. 96 УК РФ право суда в исключительных случаях применить эти гарантии и к лицам, совершившим преступления в возрасте от восемнадцати до двадцати лет. Актуальность сказанного вытекает из того, что в современных условиях число таких лиц увеличивается.

Так, психологи и психофизиологи отмечают, что в настоящее время наблюдается процесс смены акселерации подростков ретардированностью. «Это проявляется в несогласованности, гетерохронности процессов психологического и физиологического роста и созревания и означает, что в 14 лет подросток еще не осознает происходящее в должной степени. Кроме того, ретардированность проявляется также в преобладании слабого типа нервной

3

системы, который не выравнивается и не созревает даже к двадцати годам» .

Напомним, что согласно ст. 96 УК РФ в исключительных случаях с учетом характера совершенного деяния и личности подсудимого суд может применить положения об особенностях уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних (глава 14 УК РФ) к лицам, совершившим преступления в возрасте от восемнадцати до двадцати лет, кроме помещения их в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа либо в воспитательную колонию. Надо отметить, что этим правом суды пользуются нечасто. Так, по данным Свердловского областного суда, в 2016 г. судами Свердловской области положения ст. 96 УК РФ были применены по двум уголовным делам в отношении трех лиц, совершивших преступления в возрасте от восемнадцати до двадцати лет, а в 2017 г. - по одному уголовному делу в отношении одного лица.

Можно предположить, что столь незначительный опыт реализации нормы ст. 96 УК РФ обусловлен несколькими причинами.

Причина первая - неясность законодательных формулировок. Что надлежит понимать под «исключительными случаями», ни законодатель, ни Пленум Верховного Суда РФ не разъяснили. Очевидно, что это понятие является оценочным, в связи с чем привести исчерпывающий перечень его признаков невозможно. Только суд с учетом материалов конкретного дела может оценить всю совокупность имеющихся обстоятельств на предмет их исключительности и достаточности для применения положений главы 14 УК РФ.

Между тем анализ приговоров районных (городских) судов Свердловской области, приговоров иных судов[94] о применении к подсудимым положений ст. 96 УК РФ позволяет выделить определенные критерии, которые, на наш взгляд, могут быть учтены судами при принятии таких решений:

степень тяжести преступления, а также обстоятельства его совершения (второстепенная роль лица при совершении преступления группой, совершение преступления под влиянием других соучастников, при случайных обстоятельствах или в силу стечения обстоятельств, приведших к потере источников существования, возмещение вреда, причиненного преступлением);

нравственно-психологические качества (уровень интеллектуального развития, наличие аномалий в психике, не исключающих вменяемость, повышенная внушаемость, задержка психофизического развития, сниженный уровень социализации);

характеристика личности и условий проживания (семейные и личные обстоятельства, трудные условия жизни в семье, необходимость завершения образования, наличие инвалидности, иждивенцев и т. п.).

Так, приговором Ленинского районного суда г. Нижнего Тагила от 6 марта 2017 г. осужден Т., родившийся 23 апреля 1997 г., совершивший 23 августа 2016 г. преступление, предусмотренное пп. «а», «в» ч. 2 ст. 161 УК РФ. Суд, учитывая при назначении наказания тяжесть и общественную опасность совершенного преступления, принял во внимание, что Т. имеет профессиональное образование, проживает в благополучной семье и родители заинтересованы в его судьбе, он совершил преступление по истечении незначительного периода времени после наступления совершеннолетия, после совершения преступления трудоустроился и по месту работы характеризуется исключительно положительно. Также суд отметил добровольное возмещение причиненного преступлением вреда, неактивную роль Т. в совершении преступления и счел возможным применить в отношении Т. положения ст. 96 УК РФ[95].

Аналогичная практика имеется и в иных регионах. Так, Московский городской суд апелляционным определением от 26 октября 2017 г. по делу № 10-17139/17 изменил приговор Дорогомиловского районного суда г. Москвы от 22 августа 2017 г. по той причине, что судом первой инстанции не в полной мере были учтены данные о личности виновного, а именно: преступление было совершено лицом в восемнадцатилетнем возрасте впервые, виновный добровольно возместил материальный ущерб и загладил вред,

причиненный потерпевшей, которая, примирившись с виновным, просила

0 снисхождении к нему, отсутствуют каких-либо данные, отрицательно характеризующие подсудимого[96].

Индустриальный районный суд Перми в приговоре по делу № 1-384/2017 от 1 ноября 2017 г. учел в качестве исключительных обстоятельств, дающих право применить положения ст. 96 УК РФ, следующие факты: подсудимым Ш. и Ф. всего за несколько месяцев до совершения преступления исполнилось по восемнадцать лет, по материалам дела они характеризуются исключительно положительно, вину в совершении преступлений признали в полном объеме, раскаялись в содеянном, активно способствовали раскрытию и расследованию преступления[97].

На наш взгляд, с целью обеспечения единообразия судебной практики, а также с учетом всеобщей гуманизации законодательства Пленуму Верховного Суда Российской Федерации надлежит закрепить в своем постановлении перечисленные критерии, которые могли бы служить некоторым ориентиром для правоприменителей.

Причина вторая - отсутствие процессуального механизма реализации ст. 96 УК РФ. Дело в том, что ст. 96 УК РФ предусматривает возможность применения к лицам, совершившим преступление в возрасте от восемнадцати до двадцати лет, в перечисленных выше случаях лишь норм уголовного законодательства (глава 14 УК РФ). Возможность распространения в отношении лиц указанной категории дополнительных процессуальных гарантий не предусмотрена.

Однако о наличии такой возможности свидетельствуют положения пп. 8, 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от

1 февраля 2011 г. № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних», согласно которым такие дополнительные гарантии, предусмотренные для несовершеннолетних, как обязательное участие защитника и законного представителя, могут быть распространены и на лиц в возрасте от восемнадцати до двадцати лет в случаях, предусмотренных ст. 96 УК РФ.

В связи с отсутствием нормативно закрепленного механизма реализации этих требований возникает вопрос о том, на какой стадии суд должен определять возможность применения к лицам указанной категории положений, предусмотренных главой 14 УК РФ. Наличие законодательного пробела в этой части привело к тому, что по изученным нами делам в отношении несовершеннолетних во всех судебных заседаниях принимали участие защитники, представлявшие интересы подсудимых, на которых впоследствии судом на основании ст. 96 УК РФ были распространены положения главы 14 УК РФ. При этом ни в одном из судебных заседаний не участвовали их законные представители.

Такие результаты обусловлены тем, что исключительность обстоятельств оценивается судом уже при вынесении приговора, в то время как для того чтобы исполнить предписания высшей судебной инстанции, суд должен еще на стадии назначения уголовного дела к слушанию (или в крайнем случае в ходе судебного заседания) оценить материалы дела и при наличии к тому оснований принять решение о применении к подсудимому положений ст. 96 УК РФ и распространении на него требований об обязательном участии защитника в уголовном судопроизводстве и (или) его законного представителя (вопрос о правовом урегулировании порядка разрешения этого вопроса будет рассмотрен нами в следующем параграфе настоящей главы).

Предлагаемая нами концепция распространения процессуальной формы, предусмотренной главой 50 УПК РФ, на лиц, уже достигших совершеннолетия, предполагает, что такое решение должно быть принято судом самостоятельно, поскольку анализируемые нормы с учетом уголовно-правового смысла, заложенного законодателем в главе 50 УПК РФ, направлены на охрану тех лиц, которые в силу определенных обстоятельств (особенностей психологического состояния, интеллектуального развития, педагогической запущенности и др.) не могут самостоятельно полноценно защищать свои права и законные интересы. Поэтому мы не можем согласиться с высказанным в литературе мнением о том, что процессуальные гарантии, предусмотренные главой 50 УПК РФ, могут распространяться на лиц, достигших к моменту производства по уголовному делу совершеннолетия, лишь в случае, если они ходатайствуют об этом[98].

Если лицо на момент совершения преступления не достигло восемнадцатилетнего возраста, уполномоченные субъекты (в том числе суд) обязаны применять нормы, регулирующие особенности судопроизводства в отношении несовершеннолетних лиц, вне зависимости от их волеизъявления. Применение таких норм к лицам, совершившим преступление в возрасте от восемнадцати до двадцати лет, в случаях, предусмотренных ст. 96 УК РФ, является правом суда, реализуемым им по своему усмотрению с учетом характера совершенного деяния и личности участника процесса.

Конечно, предлагаемые нами изменения не являются панацеей в решении обозначенной проблемы, поскольку здесь значительное место занимает субъективный фактор в толковании процессуальных норм. Следовательно, было бы целесообразным законодательно ограничить усмотрение правоприменителей в данной сфере, заменив правовое регулирование судопроизводства по уголовным делам с участием несовершеннолетних подсудимых (подозреваемых, обвиняемых). Думается, этому будет способствовать изложение статьи 420 УПК РФ в следующей редакции:

«1. Требования настоящей главы применяются по уголовным делам в отношении лиц, не достигших к моменту совершения преступления возраста восемнадцати лет.

В случаях, предусмотренных статьей 96 УК РФ, с учетом характера совершенного деяния и личности участника процесса положения настоящей главы могут быть применены к лицам, совершившим преступления в возрасте от восемнадцати до двадцати лет.

2. Производство по уголовному делу с участием лиц, перечисленных в части первой настоящей статьи, осуществляется в общем порядке, установленном частями второй и третьей настоящего Кодекса, с изъятиями, предусмотренными настоящей главой».

Мы рассмотрели общие черты процессуальной формы уголовного судопроизводства по делам с участием несовершеннолетних. Однако практически на каждом его этапе процессуальная деятельность имеет существенные особенности. Анализу этих особенностей посвящены следующие разделы настоящей диссертации.

<< | >>
Источник: Наделяева Татьяна Викторовна. ОСОБЕННОСТИ ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ФОРМЫ ОТПРАВЛЕНИЯ ПРАВОСУДИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ С УЧАСТИЕМ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ В СУДЕ ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург - 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2. Общая характеристика процессуальной формы отправления правосудия по уголовным делам с участием несовершеннолетних в суде первой инстанции:

  1. Параграф 3. Исковое производство и производство по делам, возникающим из публичных правоотношений, с позиций правоприменения
  2. БИБЛИОГРАФИЯ
  3. § 2. Процессуальные нормы, регулирующие отправление правосудия в отношении несовершеннолетних
  4. § 3. Деятельность российских судов в сфере отправления правосудия в отношении несовершеннолетних
  5. § 3. Роль международного «мягкого права» при осуществлении правосудия
  6. ОГЛАВЛЕНИЕ
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. § 2. Общая характеристика процессуальной формы отправления правосудия по уголовным делам с участием несовершеннолетних в суде первой инстанции
  9. § 2. Перспективы воплощения концептуальных положений ювенальной юстиции в современную российскую уголовно-процессуальную форму отправления правосудия по делам с участием несовершеннолетних в суде первой инстанции
  10. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ НОРМАТИВНЫХ ПРАВОВЫХ АКТОВ
  11. ЛИТЕРАТУРА
  12. СПИСОК ВИКОРИСТАНИХ ДЖЕРЕЛ
  13. §3. Производство по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей: понятие, структура, значение
  14. §3. Состав преступления и отражение системы его основных элементов в предмете доказывания по уголовному делу
  15. Библиографический список
  16. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  17. § 2. Принципы процессуального права в контексте международно­правовых оценок
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -