<<
>>

§ 1. Понятие и сущность правосудия в уголовном судопроизводстве

Правосудие как феномен не испытывает недостатка внимания со стороны ученых. При этом рассуждения и выводы о его понятии, сущности, формах, видах до настоящего времени остаются противоречивыми, нуждаются в уточняющей аргументации, а порой и в новых исследовательских подходах.

Для нас необходимость в более глубоком и развернутом исследовании обозначенных вопросов вызвана не только научным интересом, но и их практической значимостью для решения задач настоящей диссертационной работы.

На первый взгляд может показаться, что ничего сложного в определении понятия правосудия, его сущности, форм и средств осуществления нет. Однако в российской юридической науке по указанной проблематике высказано множество точек зрения[14]. Научные дискуссии по данному поводу можно было бы отнести к чисто теоретическим и обойтись без их анализа, если бы определение существа правосудия не оказывало прямого влияния на практическую судебную деятельность. Сказанное прежде всего относится к правосудию в сфере уголовного судопроизводства. Чтобы не быть голословными, заметим, что от того, какую деятельность суда мы называем правосудием, зависит осуществление ее в соответствии с принципами правосудия (гласность, независимость, состязательность и т. д.) или без учета таковых.

Это во-первых. Во-вторых, верное определение сущности правосудия дает возможность определить и формы его реализации. Исходя из изложенного, мы проанализируем имеющиеся в этой сфере теоретические и практические проблемы.

Термин «правосудие» в словарях разного рода истолковывается по- разному.

Так, Словарь русского языка Академии наук СССР и Института русского языка содержит две дефиниции правосудия: во-первых, это суд, судебная деятельность государства, юстиция; во-вторых, это решение, суждение, основанное на законах и справедливости[15]. В других толковых словарях содержатся схожие формулировки.

В Словаре В. И. Даля, например, под правосудием понимается «правый суд, решение по закону, по совести ... правда»[16] [17].

В ином значении правосудие рассматривается в Толковом словаре

з

С. И. Ожегова: «Правосудие - это деятельность судебных органов» .

Неудивительно поэтому, что диапазон разброса мнений ученых по данному поводу не уступает семантике, придаваемой правосудию специалистами в области языковедения. Как отмечает Н. А. Громошина, «представители общетеоретической науки и науки конституционного права пытаются разобраться с правосудием на уровне „высоких материй“, а „отраслевики“, в частности представители процессуальных отраслей права, „заземляют“ проблему, ставя перед собой весьма конкретные вопросы:

является ли актом правосудия судебный приказ;

является ли правосудием деятельность суда в неисковых производствах;

можно ли считать правосудием деятельность вышестоящих судов по проверке законности и обоснованности вынесенных судебных постановлений;

можно ли считать правосудием (в уголовном процессе) контролирующую деятельность суда на этапе дознания и предварительного следствия»[18] [19] [20].

Исследователи рассматривают правосудие в широком и узком смыслах , в организационном и функциональном аспектах , выделяют его реалистическое и идеалистическое содержание[21] и т. д. Широко распространена позиция, сторонники которой трактуют правосудие как деятельность судебных органов[22] и как функцию судебной власти[23].

Такой плюрализм мнений в отношении подходов к разрешению обозначенных вопросов обусловлен прежде всего тем, что правосудие - сложное, многогранное явление, а следовательно, требуют научно обоснованного, глубокого и всестороннего анализа как само понятие правосудия и его сущность, так и все связанные с правосудием понятия. Необходимо также разграничить его со сходными понятиями, установить связи между ними, что в свою очередь невозможно без определения философского смысла и содержания терминов «понятие», «сущность».

Под термином «понятие» в философии принято понимать мысль, отражающую в обобщенной форме предметы и явления действительности и существенные связи между ними посредством фиксации общих и специфических признаков, в качестве которых выступают свойства предметов и явлений и отношения между ними. В понятии «схватывается» сущность предметов, их внутреннее содержание[24].

Следовательно, основным, системообразующим элементом понятия выступает сущность определяемого явления. На необходимость обязательного определения понятия через сущность указывал еще Аристотель: «...в определении чего бы то ни было должно содержаться определение сущности»[25] [26]. С классиком солидарны и современные исследователи. По мнению Д. А. Керимова, например, чтобы разобраться в различных явлениях (коими, на наш взгляд, в данном случае являются отдельные виды, формы правосудия), их связях, понять тенденцию их движения, назначение и роль в общественной жизни, необходимо, прежде всего, выяснить то, что их объединяет, вскрыть «ядро», основу, общую закономерность развития всех правовых явлений, т. е. обнаружить и определить их общую сущность . Сущностное познание, по мнению исследователя, предполагает обнаружение тех внутренних и необходимых, общих и основных, главных и устойчивых свойств, признаков и черт явлений и процессов, единство и взаимообусловленность которых определяют их специфику и закономерности развития[27].

По нашему мнению, все перечисленные элементы формируются в зависимости от предназначения, цели, задач явления, обусловленных рядом исторических обстоятельств. Сказанное справедливо и в отношении правосудия.

С развитием общественных отношений возникали и развивались и факторы, их регулирующие. Помимо норм морали, нравственности, обычаев и традиций основным регулятором этих отношений становится публичное право, забота о незыблемости которого ложится на плечи государства. Возникает институт уголовной ответственности.

То есть нарушение уголовноправовых норм порождает правоотношения между государством и лицом, «перешагнувшим» закон, в соответствии с которым государство обязано установить это лицо и применить к нему санкции[28] [29]. Проще говоря, следствием правового конфликта становится необходимость создания «инструмента» (органа), его устраняющего. В итоге зарождается надстроечное явление, названное судом, форма которого на разных исторических этапах развития видоизменяется. Но сущность правосудия при этом остается неизменной.

Говоря о неизменности сущности правосудия, мы имеем в виду величину, неизменную относительно сути своего предназначения. Сущность не существует опосредованно, вне явлений: явление есть превращенно осуществленная сущность, ее непосредственная деятельность, конкретная форма выражения. Явление - это сущность в ее существовании . При этом каждое отдельное явление может обнаруживать не всю сущность, а ее отдельный момент, сторону, часть, так как сущность - это нечто общее для всех явлений.

Поскольку нами было определено, что сущность правосудия представляет собой средство разрешения правовых конфликтов, форму снятия социальных противоречий, логично утверждать, что реализовываться оно может исключительно в виде специфического рода деятельности. Формы осуществления данной деятельности и ее виды и есть, на наш взгляд, те явления, посредством которых объективируется и выражается сущность правосудия. При этом если явления в основе своей изменчивы, непостоянны, то сущность, как мы отмечали, неизменна. Качественное изменение явления может привести к исчезновению старого и возникновению другого, нового явления, однако оно будет проявлением той же сущности[30] [31] [32] [33].

В соответствии с этой закономерностью изменяется и форма правосудия, прежде всего уголовного. В зависимости от социально-экономической формации ученые выделяют типы уголовного правосудия: рабовладельческий, феодальный, буржуазный, социалистический2, а также формы правосудия: обвинительный, розыскной (инквизиционный), следственно-обвинительный (смешанный) процесс .

В зависимости от особенностей национальных уголовно-процессуальных систем (национальные, религиозные, географические) в науке выделяют также англосаксонский, французский, германский, российский и иные процессы .

С учетом всего изложенного считаем, что сформулированное ранее в науке определение понятия правосудие[34] в качестве осуществляемой на основе закона в форме конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства процессуальной правоприменительной деятельности органов судебной власти, направленной на разрешение правового конфликта, содержит те общие, основные, главные и устойчивые признаки, свойственные для всех явлений правосудия (форм, видов), отражающих его сущность и содержание на протяжении всего времени его существования.

Содержание правосудия составляет деятельность, выражающая сущность правосудия как средства по разрешению правового конфликта и обладающая соответствующими признаками: такая деятельность является формой реализации судебной власти, осуществляется судом на основе закона и носит процессуальный, правоприменительный характер.

Обозначенные тезисы требуют аргументации.

Прежде всего, при характеристике понятия «правосудие» необходимо исходить из его неразрывной связи с понятием «судебная власть», содержание и существо которого небесспорны. Как известно, в соответствии со ст.10 Конституции РФ государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Однако законодательные дефиниции понятий перечисленных ветвей власти отсутствуют, в связи с чем в теории по этому вопросу высказаны различные точки зрения.

Позиции относительно понимания судебной власти с определенной долей условности можно объединить следующим образом. Сторонники первого подхода судебную власть отождествляют с системой учреждений и принадлежащими им функциями[35] [36]. Представители противоположного подхода рассматривают судебную власть в качестве совокупности предоставленных судебным органам полномочий (возможностей) властного (распорядительного) характера .

В словарях русского языка приводятся обе формулы . Однако, на наш взгляд, вторая точка зрения более верно отражает существо понятия власти, которая «...является первичным; именно способность (право, возможность) управлять, которой обладают властвующие лица (организации), отличает их от других людей (организаций), но не наоборот» . В первом же случае, речь, думается, идет о судебной системе, в деятельности элементов которой судебная власть реализуется.

Исходя из толкования ст.118 Конституции РФ, ст. 1 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» властными полномочиями по реализации судебной власти наделены все учрежденные в соответствии с законом суды. Тем не менее вопрос о правовой природе деятельности Конституционного Суда Российской Федерации не всем исследователям представляется однозначным.

Относительно природы этого органа в науке сформировалась позиция, в соответствии с которой его деятельность не является правосудием[37] [38] [39]. При этом одни ее последователи полагают, что такая деятельность вообще не может быть проявлением судебной власти, поскольку представляет собой иную, четвертую ветвь власти[40]. Иные ее сторонники предполагают в деятельности Конституционного Суда Российской Федерации синтез двух ветвей власти - судебной и контрольной[41].

Этот подход, по нашему мнению, противоречит нормам действующего законодательства. В частности, ст. 4 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» не предусматривает изъятия из числа органов, осуществляющих правосудие, Конституционного Суда РФ. Соответственно судьи Конституционного Суда, как и судьи других судов, составляющих судебную систему страны, никакой иной, кроме правосудной профессиональной деятельности по реализации судебной власти, заниматься не могут и обладают единым статусом судьи. Помимо этого ст.118 Конституции РФ одним из способов реализации судебной власти наряду с гражданским, уголовным, административным закрепляет и конституционное судопроизводство (аналогичная норма содержится в ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации»), на что обращал внимание и сам Конституционный Суд. Так, в п. 2 его Постановления от 16 июня 1998 г. № 19-П, подчеркивается: «Определяя компетенцию Конституционного Суда РФ, Конституция Российской Федерации исходит из обязательности ее осуществления в специфической форме правосудия - конституционном судопроизводстве». За неисполнение решений Конституционного Суда РФ законом установлена ответственность (ст. 81 ФКЗ от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»). То есть Конституционный Суд РФ является органом государственной власти, осуществляющим контроль за органами законодательной и исполнительной власти в форме исключительной деятельности - правосудия.

Таким образом, действующее законодательство позволяет сделать вывод о том, что правосудие - это деятельность наделенных в установленном порядке статусом судей всех без исключения судов, составляющих судебную систему Российской Федерации, в том числе Конституционного Суда РФ. Результатом указанной деятельности является правоприменительный акт, обязательность исполнения которого обеспечена возможностью применения мер государственного принуждения (иначе конечная цель может быть и не достигнута).

Деятельность по осуществлению правосудия (повторим) обладает еще одним признаком: она имеет процессуальный характер. При этом мы исходим из следующего.

Как известно, деятельность судебных органов - это не только рассмотрение и разрешение дела по существу, но и осуществление судебного контроля, международно-правовое сотрудничество, кадровое обеспечение, аналитическая деятельность и многое другое. Вопрос об отнесении того или иного вида деятельности к содержанию правосудия не является бесспорным. При решении этого вопроса, на наш взгляд, необходимо исходить из положения, в соответствии с которым определенная деятельность судебных органов направлена на реализацию непосредственно судебной власти, а иная их деятельность выполняет функции по ее обеспечению.

Таким образом, судебная деятельность включает две составляющие: деятельность, направленную на разрешение правовых конфликтов (непосредственно правосудие), а также мероприятия кадрового, финансового, материально-технического и иного характера[42], направленные на создание условий для полного и независимого осуществления правосудия, которые законодательно обозначены как «организационное обеспечение деятельности судов»[43] [44]. Эти мероприятия составляют компетенцию судебных органов, не отражают их властный характер. Они направлены только на обеспечение деятельности судов, что свидетельствует об их субсидиарном, вспомогательном по отношению к правосудию характере. Порядок осуществления организационнообеспечительной деятельности органов судебной власти регулируется в ос-

3

новном ведомственными нормативными актами .

Первый же вид деятельности - правосудие - суды осуществляют на основе предоставленных им законом властных полномочий (ст. 118 Конституции РФ, ст. 4 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», ст. 4 ФКЗ от 7 февраля 2011 №1-ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации», Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и т. д.) в определенных процессуальных формах - конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства\\ Таким образом, мы солидарны с исследователями, которые включают в содержание понятия «правосудие» исключительно процессуальную деятельность суда[45] [46].

Применительно к теме настоящего исследования подчеркнем, что деятельность по осуществлению правосудия по уголовным делам возможна лишь в пределах уголовного судопроизводства. За рамками этого процесса такого правосудия быть не может.

Однако вся ли судебная деятельность, осуществляемая в уголовнопроцессуальном поле, является правосудием? Единообразного подхода к решению этого вопроса ни наука, ни практика до сих пор не выработала. Между тем поставленный вопрос не надуман. Представим себе последствия исключения из диапазона правосудия какого-либо вида деятельности, судебного контроля, например: он лишается своего исключительного характера, результат данной деятельности (правоприменительный акт) утрачивает свое значение и возможность подкрепления мерами государственного принуждения; лица, осуществляющие эту деятельность, утрачивают установленный законом особый статус, т. е. нивелируются такие фундаментальные основы правосудия, как принципы независимости судей и подчинения их только Конституции Российской Федерации и федеральному закону и т. д.

В связи с этим представляется необходимым обозначить виды процессуальной деятельности суда, относящиеся к правосудию по уголовным делам, а также их процессуальные границы.

Поскольку деятельность суда осуществляется в рамках процесса, ее характер меняется в зависимости от той или иной стадии судопроизводства (в работе мы будем исходить из тождества понятий «уголовный процесс» и «уголовное судопроизводство»[47]).

В рамках уголовного процесса судом осуществляются следующие виды деятельности: рассмотрение дела по существу по первой инстанции; пересмотр не вступивших в законную силу приговоров, определений и постановлений суда в апелляционном порядке; пересмотр вступивших в законную силу приговоров, определений и постановлений суда в кассационном и надзорном порядках, а также по вновь открывшимся обстоятельствам; рассмотрение вопросов, связанных с исполнением приговора; судебный контроль на досудебных стадиях. В связи со спецификой некоторых стадий судопроизводства в науке идут дискуссии относительно правовой природы различных видов судебной деятельности. Так, одни исследователи полагают, что правосудие составляет только деятельность по рассмотрению и разрешению дела в стадии судебного разбирательства \\ другие включают в правосудие деятельность, осуществляемую на всех стадиях уголовного процесса[48] [49] [50] [51]. Высказаны и иные позиции, представители которых исключают из сферы действия правосудия ту или иную стадию, например, стадию досудебного производ-

3 4

ства или стадию исполнения приговора .

Позиция, согласно которой правосудие сводится к деятельности исключительно по рассмотрению и разрешению по существу уголовных, гражданских, административных дел, в советское время получила весьма широкое распространение[52]. Это было обусловлено, как представляется, спецификой существовавшей в те годы судебной системы и, как следствие, судопроизводства (например, отсутствовали конституционное судопроизводство и судебный контроль за деятельностью органов предварительного расследования). Кроме того, в ст. 4 Основ законодательства Союза ССР и союзных рес- публик о судоустройстве было закреплено, что правосудие осуществляется путем «...рассмотрения в судебных заседаниях уголовных дел, решения вопросов о виновности подсудимых, применения установленных законом мер наказания к лицам, виновным в совершении преступления, либо оправдания невиновных»[53] [54]. Иначе говоря, данная позиция вполне соответствовала действительности.

Однако в современных условиях такое понимание правосудия недопустимо, что обусловлено произошедшими в России законодательными изменениями. Речь идет о появлении еще одного средства реализации судебной власти - конституционного судопроизводства (ст.118 Конституции РФ), изменении судебной системы, воссоздании в судах общей юрисдикции апелляционного судопроизводства, наделении суда в сфере уголовного судопроизводства контрольными функциями в отношении деятельности органов предварительного расследования. В связи с этим правосудие не может ограничиваться рамками судебного разбирательства в суде первой инстанции.

В силу сказанного включение в сферу осуществления правосудия контрольной деятельности суда на досудебных стадиях представляется вполне логичным. При этом заметим, что в юридической литературе по поводу процессуальной сущности судебного контроля высказаны довольно неоднозначные мнения.

Указанный вид деятельности достаточно специфичен, он не образует самостоятельную стадию уголовного процесса и осуществляется судом в судебных заседаниях на досудебных стадиях. Поэтому З. З. Зинатуллин и В. В. Зезянов, например, полагают, что «.не образуют содержания правосудия и принимаемые судом в досудебном производстве решения, а также деятельность суда по рассмотрению жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ и т. д.» . Аналогичной точки зрения придерживаются Е. А. Зайцева и Н. В. Костерина, которые считают, что деятельность судов (судей), не связанная непосредственно с рассмотрением и разрешением гражданских, уголовных, административных и арбитражных дел, хотя и осуществляется в процессуальной форме, правосудной, однако, не является[55] [56] [57].

Отрицая принадлежность деятельности суда на досудебных стадиях к правосудию, сторонники этого подхода по-разному определяют правовую природу таковой. Одни из них утверждают, что деятельность суда на этой стадии судопроизводства заключается лишь в придании решениям органов предварительного расследования необходимой законной (юридической) си- лы2, другие признают судебный контроль специфической и самостоятельной функцией либо формой осуществления судебной власти наряду с пра-

3

восудием .

Мы не разделяем эти позиции. В данном контексте уместно такое замечание И. Л. Петрухина: «Судья не превращается в следователя или прокурора, когда он рассматривает ходатайство о проведении обыска, выемки, ареста и т. д. или жалобу. Он продолжает выполнять судейскую функцию, решая конкретный процессуальный вопрос, возникающий на предварительном следствии. Такого рода вопросы судья или суд решают и в стадии судебного разбирательства, но тогда их отнесение к правосудию ни у кого не вызывает сомнения... судебный контроль не сводится к безмотивному, необоснованному принятию на веру ходатайства следователя. Он осуществляется при соблюдении процедуры, свойственной правосудию»1. Последнее подтверждается и законодательными нормами: в п. 50 ст. 5 УПК РФ дается дефиниция понятия судебного заседания как процессуальной формы осуществления правосудия в ходе досудебного и судебного производства по уголовному делу. То есть законодатель относит к правосудию процессуальную деятельность не только в судебных стадиях, но и на досудебных.

Таким образом, представляется очевидным, что контрольная деятельность суда на досудебных стадиях по уголовным делам обладает всеми признаками правосудия (специальный субъект, процессуальная форма, правоприменительное решение обязательного характера) и входит в содержание правосудия.

Процессуальные особенности стадии влекут за собой особенности правосудия на том или ином этапе судопроизводства, сохраняя при этом его сущность. Такое положение вещей тоже рождает разнобой во взглядах ученых по данному поводу. В частности, эта реплика относится к стадии исполнения приговора, где переплетаются организационная и процессуальная деятельность суда и судей.

Например, Д. В. Тулянский выделяет три вида деятельности суда на данной стадии: а) «процессуально-административную (действия суда, связанные с обращением приговора в исполнение); б) деятельность, связанную с установлением, исследованием и оценкой различных по своему конкретному содержанию фактов, не связанных с обстоятельствами самого преступления и вынесенного по нему приговора, но прямо указанных законом (вопросы об отсрочке исполнения наказания, об условно-досрочном освобождении от наказания, о переводе осужденного из воспитательной колонии в исправительную колонию и многие другие); в) деятельность, связанную с „вторжением “ судьи в сам приговор. Это разрешение в стадии исполнения приговора всякого рода сомнений и неясностей, возникающих при приведении его в ис-

полнение, включая применение уголовного закона, имеющего обратную силу»[58].

Можно согласиться с ученым в том, что первый вид деятельности правосудием не является, поскольку носит административно-распорядительный характер. Остальная же деятельность есть не что иное, как правосудие.

Таким образом, мы поддерживаем позицию[59], в соответствии с которой правосудие включает в себя всю процессуальную деятельность судьи, вне зависимости от стадий уголовного судопроизводства, поскольку «... все, что разрешается и рассматривается органами судебной власти на основании определенных законодателем правил подведомственности, уже является правосудием, так как, собственно, больше ничем суд „заниматься^ не может в силу того, что для него правосудие является исключительной деятельно- стью»[60]. Процессуальная сущность правосудия по уголовным делам выражается в его содержании, которое заключается в правоприменительной деятельности судебных органов, осуществляемой в сфере уголовного судопроизводства.

<< | >>
Источник: Наделяева Татьяна Викторовна. ОСОБЕННОСТИ ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ФОРМЫ ОТПРАВЛЕНИЯ ПРАВОСУДИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ С УЧАСТИЕМ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ В СУДЕ ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург - 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1. Понятие и сущность правосудия в уголовном судопроизводстве:

  1. Параграф 1. Судебная власть и правосудие в гражданском судопроизводстве
  2. §1. Понятие и достоверность судебного доказательства в российском законодательстве и доктрине
  3. Значение и место судебного контроля в системе правосудия по уголовным делам в Республике Казахстан
  4. Исторические предпосылки становления дознания в российском судопроизводстве как сферы реализации контрольно-надзорных полномочий
  5. § 1. Понятие и сущность правосудия в уголовном судопроизводстве
  6. § 2. Общая характеристика процессуальной формы отправления правосудия по уголовным делам с участием несовершеннолетних в суде первой инстанции
  7. §3. Производство по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей: понятие, структура, значение
  8. §3. Особенности реализации принципов уголовно-процессуального права в производстве по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей
  9. Понятие и виды протоколов, используемых в уголовном судопроизводстве Российской Федерации
  10. § 2. Понятие и сущность уголовно-процессуального доказывания с учетом особенностей представления информации о фактах в электронном виде
  11. § 3. Судебная экспертиза в условиях состязательного уголовного судопроизводства
  12. 1.1 Понятие обеспечения защиты имущественных и неимущественных прав потерпевшего - юридического лица в уголовном судопроизводстве
  13. Процессуальный статус умершего лица, в отношении которого осуществляется уголовное судопроизводство
  14. 1.1 Обвинительный приговор без назначения наказания как средство реализации восстановительного подхода в современной парадигме уголовного судопроизводства
  15. 1.3 Понятие и значение обвинительного приговора без назначения наказания в современном российском уголовном судопроизводстве
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -