<<
>>

§ 3. Особенности уголовно-процессуальной формы стадии подготовки судебного разбирательства с участием несовершеннолетних

Поэтапный характер уголовного процесса, исключительные цель и задачи, а также специфика функций различных стадий судопроизводства детерминируют формирование отличного от других, собственного содержания деятельности на каждой из них.

Поэтому методологически верным представляется первоначально обозначить общее понятие процессуальной стадии и ее функций в системе уголовного судопроизводства, что позволит в дальнейшем перейти к исследованию особенностей процессуальной деятельности на различных стадиях судопроизводства, в том числе по делам с участием несовершеннолетних.

Как было отмечено ранее, производство по уголовным делам осуществляется в строго предусмотренной законом процессуальной форме в рамках уголовного процесса (судопроизводства). Напомним, что термин «процесс» (от лат. ргосеёиге, processus - движение вперед, развитие, развивающее производство) характеризуется как явление, составные части которого последовательно сменяют друг друга в развитии чего-либо[99]. Этимологическому толкованию данного термина соответствует положение, закрепленное в п. 56 ст. 5 УПК РФ: «уголовное судопроизводство - досудебное и судебное производство по уголовному делу». В обозначенных законодателем пределах уголовного судопроизводства в теории принято выделять его стадии[100] [101], сменяющие друг друга в достижении единой установленной законом цели судо-

3

производства .

Несмотря на то что термин «стадия уголовного процесса» до сих пор не получил нормативного закрепления, сколько-нибудь значимых дискуссий относительно его толкования в науке нет - уже традиционно под процессуальными стадиями понимаются этапы или части уголовного судопроизводства, характеризующиеся некоторыми общими и особенными чертами [102]. С тезисом о том, что уголовное судопроизводство есть некое целое, объединяющее различные части, нельзя не согласиться.

Однако уголовный процесс - это не просто суммативное целое, являющееся совокупностью элементов. Вопреки высказанному в науке мнению[103] представляется, что его стадии не обладают автономией, поскольку качеством осуществления деятельности на предыдущей стадии обусловливается качество последующей деятельности. Выводы и решения, сделанные и принятые уполномоченными лицами, имеют важное значение не только для тех стадий процесса, на которых они принимаются, но и для последующих. Например, выводы следователя, закрепленные в обвинительном заключении, являясь итоговым процессуальным решением для стадии предварительного расследования, играют немаловажную процессуальную роль и для стадии судебного разбирательства, определяя его границы.

Таким образом, именно в сложном взаимодействии частей целостного образования «уголовный процесс» возникает характерный лишь для него комплекс функциональных связей, которые преобразовываются в единую организованную систему. Направленность и содержание функций отдельного элемента (процессуальной стадии) обусловлены его качественными характеристиками: индивидуальными и общими, присущими системе в целом. Искажение цели уголовного судопроизводства ведет к искажению составляющей его деятельности, поскольку именно цель определяет сущность любой человеческой и в первую очередь общественно значимой деятельности, ее природу, содержание, нравственную обоснованность, политическую подоплеку и другие характеристики[104]. Так, в различные времена процессуалисты в качестве цели уголовного судопроизводства называли обнаружение истины по делу, ограждение от неосновательного обвинения, воспитательное воздействие на общество и отдельных его членов[105], установление виновного и его наказание[106], борьбу с преступностью[107], защиту личности от необоснованного осуждения[108] и др.

Последствием таких суждений стало наделение субъектов уголовнопроцессуальной деятельности функциями, свойственными им лишь в части, либо не свойственными вообще (воспитательная функция суда по делам с участием несовершеннолетних лиц, например).

Между тем представляется, что при определении цели уголовнопроцессуальной деятельности необходимо учитывать, что предназначением любой отрасли права (в том числе процессуальной) выступает защита прав и законных интересов соответствующих субъектов. Меняется лишь предмет отрасли: сфера правоотношений, регулируемых ею. С учетом специфики правоотношений, регламентируемых уголовно-процессуальным правом (не смотря на имеющуюся критику[109]), считаем верным закрепление в ст. 6 УПК РФ в качестве назначения уголовного судопроизводства защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

Единство цели уголовного процесса детерминирует взаимосвязанность и взаимообусловленность его элементов, которые последовательно сменяя друг друга, составляют единую линейную структуру уголовного процесса, что определяет их функциональные зависимости и взаимодействие [110] [111]. Каждый этап процесса выполняет роль своеобразного «фильтра», что выражается в проверке законности, полноты, объективности и всесторонности осуществленной на предыдущих этапах деятельности (проверочная или контрольная функция) , а также в обеспечении беспрепятственного качественного дальнейшего осуществления деятельности на последующих стадиях судопроизводства (подготовительная функция)[112]. При этом представляется возможным вывод о том, что на конкретных процессуальных стадиях преобладает та или иная функция, и это нередко отражается на их наименованиях (например, стадия подготовки судебного разбирательства или так называемые «проверочные стадии» - производство в апелляционном, кассационном, надзорном порядке).

Несмотря на общность цели процесса, единство направлений деятельности (функций), содержание деятельности, ее процессуальные формы различны в силу индивидуальных, особенных черт конкретной стадии: исключительность процессуальной роли стадии (или задачи стадии), неповторимый круг субъектов, специфические правоотношения, складывающиеся между субъектами; специфичный порядок процессуальных действий; процессуальные границы (т.

е. начало и окончание), итоговые процессуальные решения и др.

Сущность стадии подготовки судебного разбирательства[113] хорошо выражается в справедливо навешанных ей учеными ярлыках: «прихожая», «фильтр» и т. д., поскольку назначением стадии являются проверка качества материалов предварительного расследования, разрешение процессуально значимых вопросов с целью установления достаточных оснований для назначения дела к слушанию, а также организация предстоящего судебного разбирательства[114] .

Возвращаясь к теме нашего исследования, напомним, что по делам в отношении несовершеннолетних лиц законодатель предусматривает усложненную процессуальную форму отправления правосудия, предусмотренную главой 50 УПК РФ, а в отношении иных несовершеннолетних участников судопроизводства особенности процессуальной формы закреплены в иных соответствующих разделах и главах уголовно-процессуального закона. Однако ни в отношении несовершеннолетних потерпевших и свидетелей, ни в отношении несовершеннолетних обвиняемых и подсудимых закон не содержит специальных норм, регулирующих производство на стадии подготовки дела к судебному разбирательству, хотя, казалось бы, все основания для этого имеются.

Специфика производства по делам в отношении несовершеннолетних обусловлена, в частности, процессуальной формой судопроизводства, предполагающей наличие определенных условий и механизмов всестороннего и полного исследования обстоятельств, составляющих специфический расширенный предмет доказывания по делам данной категории (ст. 421 УПК РФ).

Принцип, согласно которому «судится не только отдельный поступок подсудимого, но вся его личность, насколько она проявилась в известном противозаконном поступке», был воспринят из Устава уголовного судопроизводства и советским, и современным законодателем \\

В соответствии с этим принципом помимо обстоятельств, перечисленных в общей ст. 73 УПК РФ, по делам в отношении несовершеннолетних установлению подлежат возраст несовершеннолетнего, условия его жизни и воспитания, уровень психического развития и иные особенности личности, а также влияние на несовершеннолетнего старших по возрасту лиц (ст.

421 УПК РФ). При наличии данных, свидетельствующих об отставании в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, необходимо установить также, мог ли несовершеннолетний в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий( бездействия) и руководить ими.

При совершении несовершеннолетним преступления средней тяжести или тяжкого преступления устанавливается наличие или отсутствие у него заболевания, препятствующего его содержанию или обучению в специальном учебно-воспитательном учреждении закрытого типа, для рассмотрения судом вопроса о возможности освобождения несовершеннолетнего от наказания и направления его в указанное учреждение в соответствии с ч. 2 ст. 92 Уголовного кодекса Российской Федерации. Такое медицинское освидетельствование проводится в ходе предварительного расследования на основании постановления следователя или дознавателя, и заключение представляется в суд с материалами уголовного дела.

Если при подготовке дела к судебному разбирательству будет установлено, что несовершеннолетний с учетом совершенного им преступления [115] средней тяжести или тяжкого преступления, нуждаемости в особых условиях воспитания и обучения и требуемого специального педагогического подхода может быть освобожден от наказания и помещен в специальное учебновоспитательное учреждение закрытого типа, а в деле отсутствует заключение о результатах медицинского освидетельствования, то суд решает вопрос о назначении по делу предварительного слушания для возвращения дела прокурору.

С учетом всего изложенного суду на данной стадии в рамках реализации подготовительной функции надлежит установить наличие следующей информации:

1) о несовершеннолетнем подсудимом: личная информация, социальный статус; состояние здоровья и физического развития (на основании медицинских документов и заключения психолого-психиатрической экспертизы); индивидуальные психологические особенности: черты характера; наличие и существо психологических проблем, зависимостей, фактов аморального поведения; степень интеллектуального развития, соответствие фактического возраста психическому развитию, обстоятельства социальной запущенности (для решения вопроса о наличии оснований к назначению комплексной психолого-психиатрической экспертизы); круг интересов, уровень образования, отношение к учебе;

2) об окружении: сведения о членах семьи, социальный портрет семьи (род занятий родителей, образ жизни, материальное положение, жилищные условия), взаимоотношения в семье (характер эмоциональных отношений несовершеннолетнего с родителями, степень выраженности определенных ценностей и убеждений в семье); круг общения; сведения об учебной деятельности (уровень образования, место обучения, взаимоотношения в коллективе (класс, группа, курс);

3) об особенностях уголовно-правового характера (повторность деяния, особенности соучастия по делу), а также уголовно-процессуального характера (участие законного представителя, защитника, педагога, психолога);

4) о методах воздействия: меры правового, социально-психологического воздействия; меры пресечения, процессуального принуждения.

Для установления перечисленных обстоятельств суд должен иметь квалифицированную обобщенную информацию, однако порядок ее сбора, ее процессуальная форма, субъекты сбора в законе не закреплены.

В науке предлагалось учесть зарубежный опыт внедрения ювенальных технологий и обеспечить участие на стадии подготовки дела социальных работников или работников соответствующих служб, в задачи которых входили бы оказание содействия суду в сборе необходимых сведений о несовершеннолетнем правонарушителе, разработка предложений по его дальнейшей ресоциализации, участие в примирительных процедурах и т. д.[116] Однако российский уголовный процесс до сих пор «не предусматривает широкого участия специалистов-неюристов в отправлении правосудия по делам несовершеннолетних. В нем нет социального исследования как обязательной стадии процесса» [117] [118].

В целях восполнения указанного пробела суды в некоторых регионах страны апробируют различные ювенальные технологии, отличающиеся главным образом субъектом формирования единого документа и временными рамками его составления. В науке эти критерии были положены в основу выделения так называемых моделей ювенальных технологий .

Первая модель, наиболее приближенная к идеям западного ювенального судопроизводства, отличается от всех других по субъекту, ответственному за сбор информации (что безусловно влияет и на ее содержание). Это такие специалисты системы профилактики, как психологи, социальные работники

и др. Информация фиксируется в карте (заключении, справке), которая в последующем приобщается к материалам дела.

С учетом того, что действующее законодательство не предусматривает ни пределов такого исследования личности несовершеннолетнего правонарушителя и его окружения, ни статуса субъектов, ответственных за сбор этой информации, реализация данной модели на практике представляется затруднительной. Возникает, как минимум, два вопроса, подлежащих разрешению на законодательном уровне: 1) порядок обжалования действий субъектов, осуществляющих сбор обозначенных сведений; 2) правовое значение данной информации для суда: насколько сведения, содержащиеся в представленных картах (заключениях, справках) ограничивают усмотрение судьи.

Согласно второй модели, получившей наибольшее распространение[119] и применяемой, в том числе, судами Свердловской области, работник аппарата суда (помощник судьи, помощник судьи «с функциями социального работника», секретарь и др.) подготавливает для суда карту социально-психологического сопровождения (социально-психологического расследования / психологического сопровождения / социального сопровождения). В силу этого карта содержит в основном сведения из материалов уголовного дела.

В Свердловской области функция по сбору личностных характеристик возложена на помощника судьи. Он должен обеспечить достоверность собранных сведений, а также проверить, состоит ли несовершеннолетний на учете в органах внутренних дел, как проводит свободное время, учится или работает, склонен ли к употреблению спиртных напитков, наркотических и токсических веществ, как законные представители занимаются воспитанием несовершеннолетнего, не вышел ли он из-под контроля родителей.

Для этого помощник судьи вызывает в суд подростка и его законного представителя и беседует с ними, выявляет причины совершения подростком преступления, каково влияние на него старших по возрасту лиц, беседует с инспектором отдела по делам несовершеннолетних, а также комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, если подросток состоит на учете, с учителями школы, в которой учился подросток.

Оценивая данную модель сквозь призму существующей процессуальной формы, можно заключить, что помимо проблемных вопросов, связанных с применением первой модели, при применении второй модели требуют урегулирования в процессуальном порядке также вопросы о порядке устранения возможных противоречий между материалами, представленными органами предварительного расследования, и сведениями, собранными помощником судьи; последствиях неисполнения требований и запросов помощника судьи (например, неявки на беседу). Кроме этого возникает вопрос о том насколько соответствует назначению правосудия и его принципам состязательности и равноправия сторон восполнение помощником судьи материалов предварительного расследования. В особенности если сведения, содержащиеся в этих материалах, в последующем ухудшат положение несовершеннолетнего.

Третья модель (применяется в Республике Чувашия, например) отличается от двух предыдущих тем, что работа по обобщению информации начинается с момента возбуждения уголовного дела в отношении несовершеннолетнего лица. Сбор информации на первоначальном этапе по поручению следователя осуществляется сотрудником комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, а в дальнейшем продолжается иными лицами.

Таким образом, карта сопровождения следует за несовершеннолетним (передается вместе с делом прокурору, в суд, а после вынесения приговора - в учреждение (организацию), которая несет ответственность за его исполнение) и имеет накопительный характер: каждый ее последующий раздел заполняется информацией о состоянии подростка, мероприятиях и программах, в которых он принимал участие, реакции на них и рекомендациях для дальнейшей работы[120].

Данная модель отрабатывалась также судами Свердловской области. Результаты эксперимента свидетельствуют о том, что применение модели предполагает наличие высокого уровня межведомственной организации, а также необходимость задействования дополнительных ресурсов (в первую очередь кадровых), в связи с чем модель не получила широкого распространения. Эту проблему суды области пытаются решить с опорой в том числе на Стратегию действий в интересах детей на 2013 - 2017 годы в Свердловской области[121]. Орджоникидзевский районный суд г. Екатеринбурга, например, предпринимает попытки организации обозначенного взаимодействия в рамках проекта «Модель межведомственного взаимодействия в профилактике девиантного поведения несовершеннолетних (Партнерство во имя ребенка)». Суд, выполняя роль координатора, осуществляет взаимодействие с органами местного самоуправления, образовательными организациями, органами профилактики, социальной защиты, волонтерскими движениями и т.д. в том числе и с целью организации сбора информации о несовершеннолетнем[122].

Между тем, на наш взгляд, именно эта модель в большей степени соответствует современной уголовно-процессуальной форме, поскольку:

сбор информации осуществляется легитимными субъектами, процессуальный статус которых закреплен УПК РФ;

такая организация работы способствует полному сбору информации, поскольку фиксируется уполномоченными субъектами «по ходу» совершения определенных действий, а не вычленяется работником аппарата из уже имеющихся материалов дела. В последнем случае карта представляет собой, скорее, рабочие записи судьи или работников аппарата суда;

она наиболее соответствует сущности правосудия, изложенной нами ранее, так как суд «избавляется» от не свойственной ему функции по восполнению недостающих материалов.

Полагаем целесообразным облечь данную практику в законодательную форму и рекомендовать правоохранительным органам применять технологии третьей модели в своей практической деятельности.

Сегодня в рамках проверочной функции стадии подготовки дел названной категории суд особое внимание уделяет вопросам проверки соблюдения права несовершеннолетнего подозреваемого и обвиняемого на защиту. В связи с этим ему необходимо проверить наличие и своевременность обеспечения несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого помощью защитника, проверить, вручена ли копия обвинительного заключения (обвинительного акта, постановления) обвиняемому, его законному представителю; участвовал ли в предусмотренных законом случаях педагог или психолог, законный представитель в ходе проведения предварительного расследования. Доказательства, полученные с нарушением права подозреваемого или обвиняемого на защиту (допрос в отсутствие педагога и др.), должны быть исключены из материалов дела в соответствии со ст. 75 УПК РФ как недопустимые.

Подчеркнем, что принцип повышенной защиты законных прав и интересов несовершеннолетнего в уголовном судопроизводстве распространяется не только на несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых и подсудимых, но и на потерпевших и свидетелей, не достигших восемнадцатилетнего возраста. В связи с этим деятельность суда на стадии подготовки к судебному разбирательству также имеет некоторые особенности. В частности, проверке подлежат своевременность принятия на стадии предварительного расследования в отношении несовершеннолетнего потерпевшего процессуаль- ного решения о признании его таковым; соблюдение прав и интересов потерпевших и свидетелей путем обеспечения своевременного участия в деле педагога, психолога и законного представителя несовершеннолетних потерпевших и свидетелей, а также представителя потерпевшего.

Отдельно стоит отметить работу с несовершеннолетними потерпевшими и их законными представителями, которая ведется на стадии подготовки дела к судебному разбирательству многими судами, но не облечена в процессуальную форму. Речь идет о предпринимаемых судом мерах по реабилитации потерпевшего. В частности, в Новоуральском и Березовском городских судах Свердловской области, Орджоникидзевском районном суде г. Екатеринбурга при подготовке к судебному разбирательству уголовного дела, где несовершеннолетним является потерпевший, помощник судьи до начала судебного разбирательства вызывает несовершеннолетнего потерпевшего и его законного представителя. В ходе беседы, составления информационного листа на потерпевшего ему и его законному представителю разъясняется право на реабилитацию, а также предоставляется возможность ознакомления с перечнями так называемых кризисных центров, оказывающих на территории Свердловской области психологическую помощь жертвам насилия. После ознакомления с данной информацией несовершеннолетний потерпевший и его законный представитель в письменной форме выражают свое желание (нежелание) в проведении в отношении потерпевшего реабилитационных мероприятий, после чего им выдается письменное направление в Территориальную комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав для проведения соответствующих реабилитационных мероприятий.

В силу изложенного обращает на себя внимание количество вопросов, разрешаемых в рамках как подготовительной, так и проверочной функции стадии помощниками судей. При этом в абсолютном большинстве случаев такая деятельность завершается оформлением различных справок, заключений, соглашений, информационных листов и др., порядок подготовки и составления которых не урегулирован процессуально. По сути, эти документы не могут быть положены в основу последующего судебного решения, оказывать влияние на формирование судейского внутреннего убеждения. Тем не менее проведенный нами анализ правоприменительной практики показывает, что это не так.

С учетом того, что пренебрежение процессуальной формой неминуемо ведет к нарушению основополагающих принципов правосудия (прежде всего, речь идет о состязательности, равноправии сторон), уголовного судопроизводства, прав участников судопроизводства и, как следствие, к вынесению неправосудного решения, полагаем обоснованными внесенные по инициативе Президента Российской Федерации[123] изменения в уголовно

процессуальное законодательство, касающиеся наделения помощников судей процессуальным статусом[124]. Полагаем, что работа по последующему закреплению процессуальной формы осуществляемой помощниками судей деятельности должна быть продолжена с учетом, в том числе, векторов, определенных проектом Концепции реформы судебной системы, подготовленном в рамках Программы стратегического развития России на 2018-2024 годы Центром стратегических разработок. В частности, разработчики Концепции предлагают наделить помощников судей процессуальными функциями, делегировав им полномочия не только по подготовке проектов судебных актов, но и по разъяснению сторонам их прав и обязанностей, истребованию доказательств, по осуществлению мер, направленных на мирное урегулирование спора, и т. д.[125] То есть проектом Концепции предусматривается легализация тех функций, которые, по сути, реализуются в деятельности судов уже не первый десяток лет.

С учетом изложенного полагаем необходимым внести следующие изменения в уголовно-процессуальное законодательство.

1. Наделить помощника судьи полномочиями разъяснять по поручению судьи несовершеннолетним участникам процесса, а также их законным представителям их права и обязанности, истребовать доказательства, осуществлять меры, направленные на мирное урегулирование споров.

2. Выделить в рамках стадии подготовки дела с участием несовершеннолетних участников процесса специальную процедуру - собеседование. Аналогичное предложение в рамках производства по гражданским и административным делам сформулировано разработчиками Концепции реформы судебной системы России. В связи с этим представляется логичным и последовательным и в уголовном судопроизводстве облечь в процессуальную форму деятельность помощников судей по проведению бесед с несовершеннолетними участниками процесса и их законными представителями.

Отметим, что разноплановость разрешаемых на этой стадии вопросов уже предопределила наличие некоторого многообразия процедур их разрешения. Законом закреплено несколько видов процессуальной формы принятия решений на стадии подготовки судебного разбирательства: при наличии определенных законом оснований (ч. 2 ст. 229 УПК РФ) правосудная деятельность осуществляется в форме предварительного слушания, а при их отсутствии - судьей единолично без проведения судебного заседания. Кроме того, при разрешении вопроса об изменении территориальной подсудности уголовного дела производство осуществляется по правилам, предусмотренным ст. 125 УПК РФ, а при разрешении вопроса о мере пресечения в виде заключения под стражу - по правилам ст. 108 и 109 УПК РФ.

Напомним, что в качестве оснований проведения предварительного слушания в ч. 2 ст. 229 УПК РФ закреплены: ходатайство стороны об исключении доказательства, соединении уголовных дел или о проведении судебного разбирательства в порядке, предусмотренном ч. 5 ст. 247 УПК РФ; наличие оснований для возвращения уголовного дела прокурору в случаях, предусмотренных ст. 237 УПК РФ, или приостановления, прекращения уголовного дела; выделения уголовного дела; необходимость решения вопроса о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей; наличие не вступившего в законную силу приговора, предусматривающего условное осуждение лица, в отношении которого в суд поступило уголовное дело, за ранее совершенное им преступление.

При разрешении вопроса о процессуальной форме стадии подготовки по делам в отношении несовершеннолетних подсудимых представляется необходимым обратиться не к зарубежному, а к советскому опыту, который учитывал тип и особенности российского судопроизводства. Так, в соответствии со ст. 36 Основ уголовного судопроизводства по всем делам о преступлениях несовершеннолетних проводилось распорядительное заседание суда[126]. Более того, по утверждению процессуалистов того времени, при введении процедуры распорядительного заседания чаще всего в таком порядке рассматривались именно дела в отношении несовершеннолетних[127] [128].

Думается, что перечисленные нами вопросы, возникающие на стадии подготовки по делам с участием несовершеннолетних лиц, вопрос о возможности применения процессуальных гарантий, предусмотренных для несовершеннолетних участников процесса, к лицам, достигшим восемнадцатилетнего возраста (в случаях, предусмотренных ст. 96 УК РФ), должны стать предметом рассмотрения суда в ходе предварительного слушания. Такое положение будет в полной мере способствовать обеспечению права на защиту лиц данной категории, поскольку участие в деле психолога, педагога, законного представителя и др. может быть обеспечено с начала судебного разби-

3

рательства .

С учетом изложенного предлагаем дополнить часть 2 статьи 229 УПК РФ пунктом 9 следующего содержания:

«2. Предварительное слушание проводится:

...9) при наличии основания для применения к лицу, совершившему преступление в возрасте от восемнадцати до двадцати лет, процессуальных гарантий, предусмотренных главой 50 настоящего Кодекса».

Подводя итог анализу, проведенному в данной главе, отметим, что содержание правосудия составляет деятельность, выражающая его сущность как средства по разрешению правового конфликта и обладающая соответствующими признаками. Так как эта деятельность является формой реализации судебной власти, она носит процессуальный, правоприменительный характер, облечена в процессуальную форму.

Процессуальная форма по делам с участием несовершеннолетних лиц, будучи дифференцированной, различается в зависимости от статуса несовершеннолетнего участника процесса. По делам с участием несовершеннолетних потерпевших и свидетелей закон допускает применение общего порядка судебного разбирательства с некоторыми особенностями, не влияющими в целом на порядок судопроизводства, тогда как судебная деятельность по делам в отношении несовершеннолетних обвиняемых, подсудимых обладает более выраженной спецификой.

При анализе деятельности суда на стадии подготовки дела к судебному разбирательству обращает на себя внимание большой объем работы, осуществляемой, прежде всего, помощником судьи. При этом порядок такой работы не облечен в процессуальную форму. Между тем нельзя не отметить наличие у данной работы положительных результатов, что и делает актуальным предложение о введении в уголовно-процессуальное законодательство специальной процедуры - собеседования, а также о наделении помощника судьи соответствующими процессуальными полномочиями.

і

<< | >>
Источник: Наделяева Татьяна Викторовна. ОСОБЕННОСТИ ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ФОРМЫ ОТПРАВЛЕНИЯ ПРАВОСУДИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ С УЧАСТИЕМ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ В СУДЕ ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Екатеринбург - 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 3. Особенности уголовно-процессуальной формы стадии подготовки судебного разбирательства с участием несовершеннолетних:

  1. 3. Судебное разбирательство
  2. Процессуальные формы технологии принудительного исполнения
  3. 2.Судебное разбирательство и его значение. Части судебного заседания.
  4. Понятие и значение стадии судебного разбирательства в гражданском процессе;
  5. § 2. Процессуальные нормы, регулирующие отправление правосудия в отношении несовершеннолетних
  6. 2. Правовое положение несовершеннолетних в уголовном процессе
  7. § 2. Особенности организации и осуществления приоритетных видов прокурорского надзора за исполнением законов об обороте наркотиков
  8. Глава 1. ОСОБЕННОСТИ ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ФОРМЫ ОТПРАВЛЕНИЯ ПРАВОСУДИЯ В СТАДИИ ПОДГОТОВКИ СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ С УЧАСТИЕМ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ
  9. § 2. Общая характеристика процессуальной формы отправления правосудия по уголовным делам с участием несовершеннолетних в суде первой инстанции
  10. § 3. Особенности уголовно-процессуальной формы стадии подготовки судебного разбирательства с участием несовершеннолетних
  11. §3. Производство по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей: понятие, структура, значение
  12. §2.Система основных процессуальных актов при освобождении от уголовной ответственности и от уголовного преследования
  13. § 1.1. Понятие, сущность и значение дифференциации процессуальной формы производства дознания
  14. § 2. Процессуальные правовые отношения в доминирующих отраслях права
  15. § 2.3. Критерии формализованных требований к уголовно-процессуальным доказательствам
  16. §1. Особенности уголовной ответственности несовершеннолетних и уголовная политика в сфере противодействия преступности несовершеннолетних
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -