<<
>>

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенное в диссертации комплексное научное исследование теоретических и практических проблем систем источников трудового права государств - членов ЕАЭС привело к следующим основным результатам.

1. Для обеспечения системности анализа источников трудового права в государствах - членах ЕАЭС с учетом достижений историко-правовой науки и отраслевых особенностей проведена периодизация этапов становления и развития правовых источников, регулирующих отношения в сфере труда на территориях Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и России, включающая четыре основных периода с выделением в трех из них восьми этапов.

2. Проведенный в работах диссертанта исторический и сравнительно-правовой анализ позволил выявить ряд исторических закономерностей становления и развития источников трудового права и законодательства в Армении, Беларуси, Казахстане, Кыргызстане и России, обусловленных как схожими социально-политическими процессами и явлениями, так и принадлежностью их правовых систем к романо-германской правовой семье, а в период с 1917 г. по 1990 г. - к правовой семье социалистического права:

постепенный переход от господства правовых обычаев (особенно на казахских и кыргызских землях) к писанным (законодательным) источникам с распространением с XIX

в. на территории современных Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана норм гражданского и фабричного законодательства Российской империи;

кодификационный способ формирования и систематизации законодательства о труде, ставший основным после Октябрьской революции 1917 г. и укоренившийся на протяжении ХХ в.;

дополнение централизованного регулирования трудовых и непосредственно связанных с ними отношений коллективно-договорным регулированием в советских республиках (формально с 1918 г. и более активно с 1922 г.) с постепенным сужением в СССР значения коллективных договоров как нормативного источника установления условий труда (к началу 1930-х гг.);

ограничение многих трудовых прав (свободы труда, увеличение продолжительности рабочего времени, уменьшение времени отдыха) в период действия чрезвычайного законодательства в СССР с 1940 по 1956 гг.;

жесткая централизация и унификация советского трудового законодательства в ходе кодификации 1970-х гг., достигнутая за счет первоначального утверждения Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о труде с последующим принятием КЗоТов РСФСР, Армянской, Белорусской, Казахской, Киргизской ССР с минимальными отличиями в регламентации трудовых и непосредственно связанных с ними отношений;

сохранение после распада СССР, провозглашения государственных суверенитетов и независимости в 1990-1991 гг.

приверженности к кодифицированному трудовому законодательству в Армении, Беларуси, Казахстане, Кыргызстане и России и преемственности ряда трудоправовых конструкций, воспринятых из КЗоТов 1970 гг.;

первоначальное размежевание национального законодательства, разновременные разработка и принятие существенно различных структурно и содержательно трудовых кодексов в сравниваемых государствах с последующим постепенным их сближением путем учета законодательного опыта других государств - участников СНГ;

расширение видов и количества принимаемых НПА, дополняющих трудовые кодексы государств - членов ЕАЭС, а также усиление роли коллективных договоров и соглашений, локальных нормативных (правовых) актов в регулировании трудовых и непосредственно связанных с ними отношений.

3. На основе предшествующих разработок ученых-теоретиков, специалистов в трудовом праве и изученных трех групп признаков (во-первых, признаков источников права, во-вторых, отраслевых признаков источников трудового права и, в-третьих, признаков системы) сформулированы новые концептуальные подходы к понятию, сущности источников трудового права и их системы:

источники трудового права (в формальном смысле) - это внешне объективированные итоги правотворческой деятельности международных организаций, наднациональных органов межгосударственных объединений, государств, работодателей, работников и их объединений, в которых выражены нормы права, регулирующие трудовые и непосредственно связанные с ними отношения;

системы источников трудового права государств - членов ЕАЭС (в формальном смысле) можно определить как сложные многоуровневые совокупности нормативных правовых актов, нормативных правовых договоров, а также международных документов, закрепляющих общепризнанные принципы международного права, регулирующих трудовые и непосредственно связанные с ними отношения в Армении, Беларуси, Казахстане, Кыргызстане и России.

Система источников трудового права (в формальном смысле) не тождественна системе законодательства о труде, а является более широким комплексным понятием, поскольку охватывает также подсистему международных источников, блоки социальнопартнерских нормативных соглашений и локальных нормативных (правовых) актов.

Помимо формального смысла полиэтимологическое понятие источников трудового права можно рассматривать еще в четырех аспектах: 1) как исторические памятники трудового права; 2) в генетическом аспекте; 3) в материальном смысле; 4) в идеальном смысле. Проведена авторская научно обоснованная классификация источников трудового права по одиннадцати критериям.

4. В работе сформулирована и обоснована концепция триединой системы источников трудового права, характерная для современного этапа развития трудового права государств - членов ЕАЭС, предполагающая структурирование сложных, многоуровневных систем источников трудового права Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и России на три подсистемы (международные, наднациональные и национальные источники трудового права), каждая из которых имеет свой специфический набор блоков и компонентов источников с особой иерархией и межсистемными связями. При этом вышеуказанные подсистемы не изолированы друг от друга, а тесно взаимосвязаны, переплетены, взаимодействуют и лишь в единстве обеспечивают эффективное функционирование всей системы источников данной отрасли права.

5. Автором обоснована концептуальная идея о целесообразности использования в трудовом законодательстве Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и России категории «источники правового регулирования трудовых и непосредственно связанных с ними отношений», которая позволяет объединить источники трудового права (в объективном и субъективном смысле, с позиции различения позитивного и естественного права). В системе источников правового регулирования трудовых и непосредственно связанных с ними отношений можно выделить три блока: естественно-правовые источники (конституция в части фиксации естественно-правовых принципов; документы, закрепляющие общепризнанные принципы международного права в сфере труда);

объективно-правовые (позитивные) источники (акты законодательства о труде, нормативные договоры о труде, локальные нормативные акты), субъективно-правовые, в том числе индивидуально-договорные источники (трудовые договоры и иные индивидуальные соглашения о труде). Компонентами вышеуказанной системы выступают прежде всего НПА, нормативные и индивидуальные соглашения о труде, а в отдельных странах на определенных этапах развития - обычное право, правовые доктрины, судебный прецедент и религиозные источники.

6. Научно обосновано понятие конституционализации трудового законодательства как целенаправленного процесса выявления противоречий между нормами Конституции и актов законодательства о труде с последующим приведением последних в соответствие с Основным Законом. Предложено закрепить понятие конституционализации в праве государств - членов ЕАЭС, отразив в нем две выявленные составляющие.

Теоретически аргументирован вывод о том, что конституционные нормы (в том числе нормы-принципы) в сфере труда в основном являются нормами прямого действия, подлежащими непосредственному применению судами при обнаружении пробелов и коллизий в регулировании трудовых и непосредственно связанных с ними отношений.

7. На основе сравнительного анализа ТК, иных законов государств - членов ЕАЭС в сфере труда, подзаконных НПА научно обоснованы следующие выводы и рекомендации:

изложить ст. 7 ТК Беларуси, ст. 5 ТК РФ в новой редакции (целесообразно включить аналогичные статьи и в ТК других государств - членов ЕАЭС), более развернуто представив в системе источников правового регулирования трудовых и непосредственно связанных с ними отношений различные виды НПА, нормативных договоров (как национальных, так и международных);

сделан вывод о невозможности принятия единого ТК как акта прямого действия для государств - членов ЕАЭС и необходимо возобновления разработки и последующего принятия на Межпарламентской ассаблее СНГ Модельного ТК (его примерная структура приведена в приложении А к данной работе);

легально закрепить приоритетное значение Трудового кодекса среди актов трудового законодательства (в том числе иных законов, НПА президентов) с учетом опыта России;

сократить до минимума в Беларуси декретное и указное нормотворчество в социально-трудовой сфере, подменяющее собой законодательную деятельность Парламента и приводящее к коллизионности трудового законодательства;

устранить пробел в национальном трудовом законодательстве Армении, Беларуси и Казахстане в части законодательного урегулирования правового статуса объединений работодателей (нанимателей) с учетом положительного опыта России и Кыргызстана;

кодифицировать нормы института заработной платы (в отношении порядка установление минимума размеров оплаты труда и (или) минимальной заработной платы), включив в ТК нормы из отдельных законов, принятых в Беларуси, Казахстане и России, делегировав право ежегодного установления конкретного размера минимальной заработной платы правительствам;

дополнительно аргументирован вывод о нормативной природе постановлений Пленума Верховного Суда и тех актов органов конституционного правосудия государств - членов ЕАЭС, которыми нормы права (в том числе трудового) признаются неконституционными и (или) в которых формируются правовые позиции данных органов, обязательные для правоприменителей.

8. Проведено теоретическое разграничение социально-партнерских нормативных соглашений (коллективных договоров и соглашений) и локальных нормативных (правовых) актов, усовершенствован понятийно-категориальный аппарат отрасли трудового права, включая авторские дефиниции социально-партнерских нормативных соглашений, коллективного договора и соглашения:

социально-партнерские нормативные соглашения - это нормативные договоры, заключаемые социальными партнерами (работниками и работодателями) в лице их представительных органов, а также государством в лице уполномоченных государственных органов, содержащие правовые нормы и (или) взаимные обязательства сторон в социально-трудовой сфере;

коллективный договор - вид двустороннего локального социально-партнерского нормативного соглашения, заключаемого по результатам коллективных переговоров между работодателем (работодателями) и работниками в лице соответствующих представительных органов, содержащего правовые нормы и (или) взаимные обязательства сторон в социально-трудовой сфере на уровне конкретной организации (ее обособленного подразделения) либо в рамках групп организаций;

соглашение - вид трехстороннего или двустороннего социально-партнерского нормативного договора, заключаемого по результатам коллективных переговоров между работодателями (их объединениями), работниками (их объединениями) и государством в лице уполномоченных государственных органов, содержащего правовые нормы и (или) взаимные обязательства сторон в социально-трудовой сфере на уровне определенной профессии, отрасли или территории.

9. Научно обоснована концептуальная идея о соотношении социально-партнерских нормативных соглашений с актами законодательства и локальными нормативными (правовыми) актами, если соответствующее социально-партнерское соглашение улучшает правовое положение работника.

По вопросу о соотношении коллективных договоров и соглашений в рамках национального правопорядка, опираясь на терминологию законодательств Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и России, укажем следующие выводы:

• Генеральное соглашение является основой для всех иных социально-партнерских нормативных соглашений более низких уровней;

• межрегиональные, региональные, отраслевые (тарифные), межотраслевые и территориальные (местные) соглашения должны основываться на Генеральном соглашении и иных соглашениях более высокого по отношению к себе уровня, но могут улучшать правовое положение работников по сравнению с ними;

• коллективные договоры (и иные соглашения локального уровня - для Кыргызстана и России) должны основываться на соглашениях более высокого уровня, распространяющихся на данную организацию, но могут улучшать правовое положение работников по сравнению с ними.

Предложен вариант решения проблемы соотношения коллективных договоров, соглашений с глобальными и генеральными коллективными договорами, заключаемыми в рамках ТНК, а также рамочными социально-партнерскими соглашениями, заключаемыми международными объединениями профсоюзов и работодателей с опорой на принцип in favorem.

10. Внесено новое теоретико-прикладное предложение о целесообразности использования в научном обороте, а в перспективе и в законодательстве, более широкого понятия «локальный правовой акт», в которое входят принимаемые работодателем локальные нормативные (правовые) акты, локальные индивидуальные правовые акты, локальные акты смешанного характера.

На основании теоретического обоснования и сравнительного анализа законодательств государств - членов ЕАЭС предложены два авторских определения понятий «локальный правовой акт» и «локальный нормативный правовой акт»:

локальный правовой акт - принимаемый работодателем единолично, с учетом мнения или по согласованию с представительным органом работников и с соблюдением норм трудового законодательства, коллективных договоров, соглашений, условий трудовых договоров документ, регулирующий трудовые и непосредственно связанные с ними отношения;

локальный нормативный (правовой) акт - принимаемый работодателем единолично, с учетом мнения или по согласованию с представительным органом работников и с соблюдением норм трудового законодательства, коллективных договоров, соглашений, условий трудовых договоров документ, содержащий в себе локальные нормы права и регулирующий трудовые и непосредственно связанные с ними отношения.

Систематический анализ норм ТК государств - членов ЕАЭС, а также проведенный выше анализ правовой природы социально-партнерских нормативных соглашений и локальных правовых актов позволили сделать вывод о приоритете коллективных договоров и соглашений перед локальными нормативными (правовыми) актами, если первые улучшают правовое положение работников.

11. Теоретически обоснована концептуальная идея о приоритете международных договоров и иных нормативных соглашений по отношению к национальным источникам, равными или уступающими по юридической силе тем, которые принимаются государственными органами (должностными лицами), которыми выражено согласие на обязательность этих договоров (соглашений).

На основании вышеизложенной концептуальной идеи сделан вывод о сложном, дифференцированном расположении международных договоров в системе источников трудового права государств - членов ЕАЭС, а именно:

• межгосударственные (иногда межправительственные) договоры, ратифицированные законом, в том числе конвенции МОТ, в системе источников трудового права по юридической силе ниже Конституции, но имеют приоритет перед ТК, законами и подзаконными НПА;

• международные договоры, подлежащие утверждению, или присоединение к которым оформлено указом Президента в системе источников трудового права по своей юридической силе ниже законов и декретов Президента (в Беларуси), законов Президента (в Казахстане), но имеют приоритет по отношению к указам Президента и подзаконным НПА;

• межправительственные договоры, заключенные правительством (без ратификации), имеют приоритет над постановлениями Правительства и иными подзаконными НПА, но ниже законов и указов Президента;

• межведомственные договоры в сфере труда имеют приоритет над ведомственными НПА министерств и иных республиканских органов государственного управления и уступают по юридической силе законам, указам Президента, постановлениям правительства.

12. Научно обоснованы авторские определения международного трудового права (в широком и узком смыслах), евразийского трудового права:

международное трудовое право (в широком смысле) - это межсистемный правовой комплекс, состоящий из двух относительно обособленных частей, представляющий собой совокупность правовых норм, которые посредством установления международных трудовых стандартов воздействуют на трудоправовую политику государств, а также в определенных государствами пределах регулируют трудовые и тесно связанные с ними отношения, в том числе осложненные иностранным элементом;

международное трудовое право (в узком смысле) сводится только к международному публичному трудовому праву, охватывающему международные трудовые стандарты;

евразийское трудовое право (как доктринальная категория) - межсистемный комплекс правовых норм, включающих в себя нормы международного права (ту его часть, которую можно отнести к праву ЕАЭС), правила, содержащиеся в актах надгосударственных органов, сформированных и действующих в рамках ЕАЭС, нормы национального трудового законодательства Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и Российской Федерации, которые подвергаются сравнительно-правовому анализу в учебных, научных или практических целях.

13. К источникам международного трудового права отнесены: 1) международные документы, закрепляющие общепризнанные принципы международного права в сфере труда; 2) международные договоры о труде; 3) международно-правовые обычаи; 4) международно-правовые акты, носящие рекомендательный характер; 5) акты национального законодательства (содержащие коллизионные нормы, регулирующие трудовые и непосредственно связанные с ними отношения с иностранным элементом); 6) судебная и арбитражная практика (содержащая нормативные предписания); 7) правовые доктрины. Углублены классификации источников международного трудового права по шести важнейшим критериям, международных договоров о труде - по пяти основаниям, а также международно-правовых источников МОТ - по двум дополнительным признакам.

14. Теоретически обоснованы и сформулированы авторские определения общепризнанных принципов международного права в сфере труда, международного договора о труде:

общепризнанные принципы международного права в сфере труда - это разделяемые мировым сообществом императивные основополагающие трудоправовые начала, выраженные в концентрированном виде в учредительных документах и (или) декларациях универсальных международных организаций, обязательные для соблюдения всеми государствами-членами этих организаций, гарантированные международно-правовыми средствами реагирования в случае их несоблюдения, определяющие направление развития норм международного трудового права, влияющие на национальную трудоправовую политику, системы трудового права и законодательства;

международный договор о труде - соглашение, заключенное между субъектами международного права (государствами и (или) международными организациями) в письменной форме в одном или нескольких документах, устанавливающее для государств минимальные стандарты в сфере труда и (или) содержащее нормы права, регулирующие трудовые и тесно связанные с ними отношения.

На основе анализа универсальных международно-правовых источников обобщены и сформулированы десять общепризнанных принципов международного права в сфере труда: принцип социальной справедливости; принцип равной оплаты за равный труд; принцип свободы слова в сфере труда; принцип человечности (гуманизма) в сфере труда; труд свободен и не является товаром; принцип социального партнерства; свобода объединения и действенное признание права на ведение коллективных переговоров; упразднение всех форм принудительного или обязательного труда; действенное запрещение детского труда; недопущение дискриминации в области труда и занятий.

15. Теоретически обосновано авторское определение трудоправовой интеграции, понимаемой как процесс сближения систем трудового законодательства, иных источников правового регулирования трудовых и непосредственно связанных с ними отношений, содержашихся в них норм трудового права, обусловленный объединением государств в целях проведения между ними согласованной социально-экономической политики.

Формами трудоправовой интеграции выступают унификация и гармонизация трудоправовых систем, в том числе трудовых кодексов, иных источников трудового права.

16. Сравнительно-правовое исследование наднациональных источников трудового права позволило автору сформулировать следующие теоретико-прикладные выводы:

на этапе экономической интеграции, который переживает ЕАЭС, предполагающем создание общего рынка рабочей силы, предпочтительнее использовать более мягкие формы трудоправовой интеграции в виде гармонизации (путем принятия модельных законодательных актов, взаимного учета законодательного опыта), а также международно - договорный способ;

для сближения трудового законодательства в рамках Союзного государства Беларуси и России необходимо на уровне Высшего государственного совета утвердить Программу совместных действий государственных органов Республики Беларусь и Российской Федерации по дальнейшему сближению национального законодательства;

разработка Модельного ТК сохраняет свою актуальность и должна быть продолжена как наиболее перспективый мягкий способ сближения трудового законодательства государств - членов ЕАЭС и других стран СНГ;

вопрос об унификации трудового законодательства между Арменией, Беларусью, Казахстаном, Кыргызстаном и Россией возникнет только в том случае, если государства- члены решат перейти от ЕАЭС к Евразийскому Союзу и (или) учредят в рамках ЕАЭС надгосударственный орган парламентского типа, передав ему часть своих законодательных полномочий;

к наднациональным источникам трудового права в рамках ЕАЭС могут быть отнесены акты вторичного права ЕАЭС, такие как решения ЕЭК, решения Высшего совета и Межправительственного совета; решения ЕЭК обладают верховенством по отношению к национальным НПА (за исключением некоторыми исключениями); решения Высшего совета и Межправительственного совета могут быть отнесены к специальным НПА.

17. Выявлены и теоретически обоснованы восемь современных тенденций в развитии источников трудового права государств - членов ЕАЭС и ряда европейских государств в условиях глобализации и интеграции правовых систем:

тенденция признания приоритета источников международного трудового права по отношению к источникам национального трудового права, выражающаяся в воздействии международного трудового права на национальную правовую систему посредством международных трудовых стандартов в форме общепризнанных принципов международного права в сфере труда, заключения и имплементации международных договоров о труде;

тенденция конституционализации трудового законодательства, состоящая в том, что основные (конституционные) права и свободы в сфере труда, относящиеся ко второму поколению прав человека и провозглашенные в современных конституциях европейских государств, к концу ХХ в. нашли свое закрепление и детализацию в ТК государств - членов ЕАЭС и отраслевом законодательстве о труде многих других постсоветских республик, стран Центральной и Восточной Европы;

тенденция международной унификации и гармонизации норм трудового права посредством нормотворческой деятельности международных специализированных организаций (прежде всего МОТ) и региональной интеграции (в рамках СНГ, ЕврАзЭС, ЕАЭС и ЕС);

тенденция кодификации и иной систематизации источников международного и национального трудового права, которая выражается в разработке и принятии комплексных и консолидированных межгосударственных, надгосударственных и национальных источников трудового права, в том числе рамочных конвенций МОТ кодификационного характера; укрупненных регламентов и директив в ЕС; в принятии во всех государствах - членах ЕАЭС и многих странах-участницах СНГ трудовых кодексов, нацеленных на системное регулирование трудовых и тесно связанных с ними отношений;

конвергенция источников трудового права, сопровождающаяся сдвигом от законодательного (централизованного) к локальному и договорному регулированию отношений в сфере труда, расширением видов источников под влиянием права ЕС, становлением права ЕАЭС, внедрением элементов прецедентного права, заимствованных из правовой семьи общего права;

тенденция реформирования трудового законодательства с учетом трудоправовой политики flexicurity, нацеливающей государства на поиск оптимального баланса между гибкостью в регулировании трудовых отношений и защищенностью работника как более слабой стороны данных отношений;

тенденция сверхгибкости регулирования индивидуальных трудовых отношений через законодательные, локальные и договорные источники, которую можно трактовать как суперфлексибилизацией трудового права, т. е. неправильное воплощение трудоправовой политики flexicurity в национальное законодательство, которая проявилась в последние годы в некоторых государствах - членах ЕАЭС (Беларуси и Казахстане);

тенденция транснационализации источников трудового права, означающая «выход» источников трудового права за пределы территории государства, в котором они создавались, в условиях глобализации, расширения миграционных потоков населения, возрастания роли ТНК и которая выражается в расширении сферы использования глобальных и генеральных коллективных договоров, кодексов поведения ТНК.

18. В ходе исследования двух частных случаев несовершенства законодательства о труде и иных источников трудового права, таких как коллизии и пробелы в нормах трудового права сформулированы авторские дефиниции коллизий в трудовом праве и коллизий норм трудового права, а также проведена их классификация по трем критериям; исследован отраслевой механизм разрешения правовых коллизий, включающий шесть коллизионных правил, с выработкой предложений по его легальному урегулированию, а также обоснован отраслевой механизм преодоления пробелов в трудовом праве для его возможного закрепления в Модельном ТК и в ТК государств - членов ЕАЭС (авторские редакции статей приведены в Приложении Б).

<< | >>
Источник: ТОМАШЕВСКИЙ Кирилл Леонидович. СИСТЕМЫ ИСТОЧНИКОВ ТРУДОВОГО ПРАВА ГОСУДАРСТВ - ЧЛЕНОВ ЕАЭС: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва - 2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  1. Статья 7. Заключение договора потребительского кредита (займа)
  2. Заключение эксперта как доказательство.
  3. Заключение эксперта в гражданском судопроизводстве.
  4. 48.Заключение эксперта.
  5. 35. Заключения экспертов. Процессуальные права и обязанностиэкспертов. Дополнительная и повторная экспертизы. Комиссионная и комплексная экспертизы.
  6. Структура заключения эксперта.
  7. 3. Структура заключения эксперта. Ход и результаты проведенного исследования оформляются в виде заключения эксперта.
  8. § 2. ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЭКСПЕРТА КАК СУДЕБНОЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВО И ЕГО ОЦЕНКА
  9. § 1. Соотношение заключения и показаний эксперта в континентальном и англо-американском уголовном процессе.
  10. Препятствия к заключению брака
  11. § 4.2. Значение института консультативных заключений Международного суда ООН для обеспечения выполнения международных договорных обязательств
  12. § 4.3. Роль института консультативных заключений международных региональных судебных органов по правам человека в институциональном механизме обеспечения выполнения международных договорных обязательств
  13. § 3. Заключение эксперта и заключение специалиста: соотношение и роль в судебном доказывании
  14. § 2. Заключение трудового договора: корректировка норм с учетом правовой доктрины
  15. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  16. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  17. Умозаключение и взаимосвязь (взаимоотношение) предметов
  18. Умозаключение и связь предложений
  19. Условное умозаключение
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -