<<
>>

1.3. Правовые проблемы борьбы с морским терроризмом на современном этапе

Первая волна международного терроризма, начало которой относится западными аналитиками к 1968 году, прокатилась по многим странам мира многочисленными терактами преимущественно на авиалиниях и воздушных лайнерах.

После принятия правительственными и коммерческими авиакомпаниями соответствующих мер безопасности по зашите самолетов гражданском авиации акты терроризма перекинулись на наземные цели: аэропорты, дипломатические миссии, отдельных представителей большого бизнеса и политического истеблишмента, что также не осталось без внимания служб безопасности большинства стран. Сужение кольца противодействия терроризму на земле и в воздухе, особенно после серии беспрецедентных атак камикадзе в сентябре 2001 года на здания МТЦ в Ныо-Йоркс и Пентагон в Вашингтоне, вынуждают террористов подыскивать новые, менее защищенные объекты для нападения. По мнению зарубежных обозревателей, в настоящее время и в ближайшем будущем международный терроризм сосредоточит свою диверсионную деятельность, по всей вероятности, на более доступных, морских целях - коммерческих водных коммуникациях, океанских транспортных и пассажирских судах1*.

Уязвимость военно-морского и коммерческого судоходства от терроризма на море достаточно убедительно была продемонстрирована 12 октября 2000 года атакой, организованной члеЕіамн террористической организации «Аль-Каида», на американский эскадренный миноносец УРО «Cole», находившийся в то время на стоянке п йеменском порту Аден. Преданный широкой огласке, этот инцидент, повлекший за собой серьезные материальные и моральные потери для США (17 убитых и 42 раненных членов экипажа, значительные повреждения боевого корабля) и внушивший многим опасения и тревог), немедленно вызвал реакцию со стороны других террористических групп в Азии и на Среднем Востоке, подтолкнул их к организации других подобных диверсий на море. Так, 23 октября катера со смертниками из организации «Тигры освобождения Тамил Илама» (LTTE) уничтожили один и повредили другой быстроходный паром в Шри-Ланке, а 7 ноября того же года боевики из палестинской организации ХАМАС предприняли атаку на израильский военный катер, лишь незначительно повредив его ввиду преждевременной детонации подрывного заряда.

Как было установлено западными спецслужбами, успех атаки на ЭМ УРО «Со!е» стимулировал также интерес к техническим средствам проведения терактов на морс (а некоторые группы инвестировали в них значительные средства)2*.

Организация Объединенных Наций постоянно уделяет внимание вопросам борьбы C терроризмом, в том числе и вопросам борьбы с терроризмом на море. В 2001 году ООН активизировала свою работу в области борьбы с терроризмом. В своей резолюции [33] [34]

Hf 1373 (2001) от 28 сентября 2001 гола Совет Безопасности поставил перед государствам и-членам и обязательные к выполнению задачи по пресечению и предупреждению терроризма и учредил Контртеррористический комитет для наблюдения за осуществлением этой резолюции. На своей пятьдесят седьмой сессии Генеральная Ассамблея подтвердила, что международное сотрудничество, как и действия государств по борьбе с терроризмом, должно осуществляться в соответствии с принципами Устава Организации Объединенных Нации, нормами международного права и соответствующими международными конвенциями[35]. Кроме того, при предупреждении и пресечении актов терроризма, направленных против судоходства, необходимость принятия защитных мер для противодействия угрозе безопасности на море нужно соизмерять с необходимостью уважения международного права, в частности международно-правовых норм в области нрав человека21. Необходимо также стремиться соизмерять введение более строгих мер безопасности с поддержанием эффективной международной торговли.

Новые меры безопасности уже сказываются на индустрии морских перевозок: например, морские страхователи втрое повысили страховые сборы с танкеров, которые проходят йеменские воды11. Соединенные Штаты требуют сейчас составления подробных грузовых манифестов при загрузке контейнеров, следующих в американские порты, что привело к существенному изменению порядка такой загрузки в крупных портах, например в специальном административном районе Гонконг41.

Недавно принятый ИМО Международный кодекс по охране судов и портовых средств (Кодекс ОСПС) скажется на индустрии морских перевозок еще ощутимее.

£ Кроме того, Генеральная Ассамблея настоятельно призвала государства стать участниками Конвенции о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства 1988г., и Протокола к ней и предложила государствам принять участие в обзоре этих документов Юридическим комитетом ИМО в интересах укрепления средств борьбы с такими незаконными актами, в том числе террористическими, и настоятельно призвала также государства принять надлежащие меры к тому, чтобы обеспечить эффективное осуществление этих документов, в частности путем принятия законодательства, призванного обеспечить наличие надлежащей базы для реагирования на случаи вооруженного разбоя и террористических актов на море. Юридический комитет приступил к рассмотрению возможных поправок к Конвенции 1988г. и Протоколу к ней на основе рабочего документа, подготовленного корреспондентской группой.

Предпринимаемые меры свидетельствуют о том, что в области борьбы с терроризмом на море важная роль отводится между на род по-правовым мерам, от эффективности которых напрямую зависит эффективность этой борьбы в целом.

По мнению автора, в качестве наиболее опасных преступлении международного характера, рассмотренных в параграфе 1.2. настоящей работы, представляют незакои-

H Резолюция S7/27 Генеральной Ассамблеи, пункт б. ф•\' См. резолюцию 57/219 Генеральной Ассамблеи, пункт 1. The New York Times, 19 October 2002.

*\' Ibid.. 26 January 2003.

РОССипекли ГОСУЛЛ PCT Mllll HAV !,пь.іиотььл

*> ньіе акты, направленные против безопасности морского судоходства, стационарных платформ, а также захват заложников. Наибольшую опасность указанные преступления представляют, когда они имеют террористическую направленность.

На международном уровне назнанные преступные акты предусмотрены Конвенцией о борьбе с захватом заложников 1979 года, Конвенцией о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, 1988 года, Протоколом о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности стационарных платформ, распложенных на континентальном шельфе, 1988 года.

В вышеперечисленных международных актах прямо не указано, что преступления, ими предусмотренные, относятся к актам терроризма. Это обстоятельство, видимо, объясняется наличием проблемы, связанной с выработкой общеприемлемого определения международного терроризма.

Однако то, что преступления, предусмотренные Конвенцией 1979 года, Конвенцией 1988 года и Протоколом 1988 года могут относиться к актам международного терроризма, косвенно указывают мотивы, которые побудили международное сообщество к заключению названных универсальных международных договоров, а также цели, для достижения которых разработаны эти документы. Важно отмстить, что согласно ст. 31 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года договор должен тол

коваться, а, следовательно, и осуществляться в CDeте его целей % которые, как правило, находят отражение в преамбуле международных договоров. Так, в Преамбуле Конвенции 1979 года захват заложников рассматривается как проявление международного ¢.терроризма. В отношении Конвенции 1988 гола и Протокола 1988 года необходимо отметить следующее. В 1985 году в ООН впервые был поставлен вопрос о необходимости кодификации норм, регулирующих сотрудничество государств в борьбе с насилием на морс. Это было вызвано, с одной стороны, возрастанием роли мореплавания в жизни человечества, с другой стороны, - ростом числа актов терроризма, совершенных на море, и большим разнообразием способов, применяемых преступниками, нежели те, которые предусмотрены Конвенцией 1979 года. Генеральная Ассамблея ООН своем резолюцией 40/61 от 9 декабря 1985 года «О мерах по предотвращению международного терроризма и изучению причин, лежащих в основе терроризма» среди прочего предложила Международной морской организации изучить проблему актов терроризма на борту судов или против морских судов с целью вынесения рекомендаций в отношении соответствующих мер. В развитие этих мер на Дипломатической конференции в Риме в 1988 году под эгидой ИМО были приняты вышеуказанные Конвенция и Протокол. Нельзя не отмстить и то обстоятельство, что непосредственным толчком к разработке Конвенции 1988 года послужил уже упоминавшийся выше инцидент с захватом террористами итальянского лайнера «Акилле Лауро».

Об антитеррорнстическон направленности Конвенции 1988 года свидетельствует и содержание се Преамбулы. В этом разделе Конвенции делается ссылка на Резолюцию 40/61 Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1985 года, в которой безоговорочно осуждаются как преступные все акты, методы и практика терроризма, где бы и кем бы 11

*они нс сопсршались, и в том числе те, KoTopbiccTaBflTnojyrposyjpy-ZKccTBcHHbie отношения между государствами и их безопасность, а также предлагается изучить проблему актов терроризма на борту судов или против морских судов с целью вынесения рекомендаций в отношении соответствующих мер. Там же участники Конвенции отмечают глубокую озабоченность эскалацией в мире актов терроризма во всех его формах, которые подвергают опасности или уносят жизни невинных людей, ставят под угрозу основные свободы и серьезно оскорбляют достоинство человеческой личности. Важно отметить, что и материалы Римской конференции 1988 года указывают на то, что основное обсуждение вопросов, поднимаемых на ней, касалось именно борьбы с актами терроризма на море. Это подтверждают и исследования Э.Э. Симикла1*, который наиболее полно исследовал историю разработки вышеуказанной конвенции.

В ряде последующим международных актов, посвященных проблемам борьбы с международным терроризмом, имеются ссылки на то, что вышеназванные универсальные международные договоры посвящены проблемам борьбе с международным терроризмом. Так, в Преамбуле Декларации о мерах по ликвидации международного терроризма от 9 декабря 1994 года2) Генеральная Ассамблея ООН ссылается па Конвенцию 1979 года, Конвенцию 1988 года и Протокол 1988 гола, касающихся различных аспектов проблем международного терроризма.

Одновременно в Преамбуле Конвенции 1988 года говорится о незаконных актах, направленных против безопасности морского судоходства, которые угрожают безопасности людей и имущества, серьезно нарушают морское сообщение и подрывают веру • народен мира н безопасность морского судоходства, что в определенных случаях позволяет соотнести эти акты с пиратскими и другими актами вооруженных нападении на суда.

В каждом конкретном случае необходим анализ совершенного деяния, соотнесение его с признаками преступлений, закрепленными в международных договорах, а также методами и, прежде всего, с целями, присущими актам терроризма.

Морской терроризм обладает специфическими признаками. Однако ему присущи все основные черты терроризма. Вот почему автор считает целесообразным рассмотреть, прежде всего, основные черты терроризма.

Объективно терроризм представляет собой сложное, многомерное явление, посягающее на те или иные охраняемые законом сферы жизнедеятельности различными способами, что, естественно, затрудняет выработку не только общего понятия «терроризм», но и отличительных его признаков. «Терроризм, - отмечают А.В. Змеевскиіі и В.Е. Тарабрин, - явление весьма сложное, динамичное и многоплановое. Помимо правовых, он затрагивает целый ряд других проблем - психологические, исторические, технологические и т.д. Hc случайно международному сообществу так и не удалось выработать сбщеприсмлемое определение терроризма, хотя сущностное наполнение этого феномена для всех понятно. Здесь присутствует и противозаконное насилие, как прапи-

•ґло, с применением оружия, и стремление запугать широкие слон населения, и невинные жертвы, а применительно к террористическим актам, выходящим за рамки государственных границ, - международный элемент»1*.

Кроме объективных сложностей выработки определения понятия «терроризм», существуют дополнительные трудное™ субъективного характера.

Do-первых, терроризм как явление исследуется в различных аспектах - философском, политическом и т.д., и все исследователи (историки, политологи, психологи, журналисты и т.д.) рассматривают это явление со своей точки зрения, давая понятию «терроризм» собственную интерпретацию. На этом фоне и в юридической литературе норой возникают определенные терминологические неточности. Вот почему одни исследователи не усматривают разницы между терроризмом и агрессией2*, другие между терроризмом и пиратством3*, третьи - между терроризмом и организованной преступностью, а в качестве доказательств в размахе терроризма приводят статистические данные об использовании огнестрельного оружия при совершении насильственных преступлений и о количестве изъятого оружия, незаконно хранившегося у населения\'1*, четвертые — между терроризмом и террором и в качестве разновидностей терроризма указывают на диктаторские и фашистские режимы, религиозные и гражданские войны и т.п.1’.

Во-вторых, серьезное влияние на разработку понятия терроризма оказывают «наслоения многих лет идейно-политического противостояния»6* двух общественнополитических систем, когда под терроризмом, террористической деятельностью и т.п. зачастую понималось, с одной стороны - коммунистическое и нациопально- ►освободитсльиое движение, с другой стороны - подрывная деятельность империалистических государств и их спецслужб. Как справедливо заметил Е.Г. Ляхов, «деидсоло- гнзацня международных отношений открыла путь к непредвзятому (с идейнополитических позиций) использованию норм международного права... Но в плане лси- дсологизации межгосударственных отношений мы находимся в начале пути, и еще сильны рецидивы прошлого»7*.

1½ сегодняшний день необходимо отмстить, что, несмотря на обилие международно-правовых актов, существование многочисленных организаций различного уровня и характера, непосредственно участвующих в борьбе с международным терроризмом или координирующих эту борьбу, нет ни одного действующего универсального между [36]

% народного договора, в котором раскрывались бы понятия «международный терроризм», а тем более «международный терроризм на море», их юридический состав.

В этой связи важно определить сущностные характеристики собственно терроризма, его структурные элементы как преступного деяния и на этой основе попытаться сформулировать его общее понятие.

Анализ научной литературы, международных документов, уголовного законодательства ряда стран п высказываний специалистов по вопросу противодействия терроризму показывает, что терроризму как дсяшно свойственны следующие четыре признака:

1 - терроризм порождает общую опасность, возникающую в результате совершения общеопасных действий либо угрозы таковыми. На эту характерную особенность терроризма указывалось еще п ст.1 Проекта резолюции о терроризме III Международной конференции по унификации уголовного законодательства (Брюссель, 1930 г.) . Опасность при этом должна быть реальной и угрожать неопределенному кругу лиц.

2 - следующая отличительная черта терроризма - это публичный характер его исполнения. Как подметила в ходе дискуссии по проблемам терроризма С.Г.Кслина, «эти действия всегда совершаются в целях саморекламы, с намерениями вызвать шок, страх у населения и властей»2’.

3 - самым важным признаком терроризма является преднамеренное создание обстановки страха, подавленности, напряженности. Причем создастся эта обстановка

^.страха, напряженности нс на индивидуальном или узкогрупповом уровне, а на уровне социальном. Создание обстановки страха выступает нс в качестве цели, а в качестве средства достижения цели.

4-й еще одной отличительной чертой терроризма является то, что при его совершении общеопасное насилие применяется в отношении одних лиц и имущества, а психологическое воздействие в целях склонения к определенному поведению оказывается на других лиц.

По мнению диссертанта, наиболее полно отражает псе вышеперечисленные признаки определение, предложенное В.П. Емельяновым: «Терроризм - это публично совершаемые общеопасные деяния или угрозы таковыми, направленные на устрашение населения или какой-то его части, в целях прямого или косвенного воздействия на принятие какого-либо решения или отказ от него в интересах террористов»1’.

Среди одноуровневых с терроризмом деяний, как международного характера, так и внутригосударственного значения наиболее часто имеют схожесть с ним по тем или иным отдельным признакам такие деяния, как пиратство, диверсия, захват заложников її т.д., которые нередко в литературе рассматриваются как проявления терроризма, что

11 См.: Траіініш Л.Н. HaGpaHHbte произведения. Зашита мира н уголовный закон. - С. 40-41.

1’ См.: ,КруглыИ стол, журнала .Государств и пряло, на тему: «Терроризм: психологические корни H § правовые оценки,//Государство н право, 1935. - № 4. - С. 33.

Емельянов В.П. Терроризм и преступления о признаками терроризирования: утоловно-прапоное исследование. - СПб.: Издательство ,Юридический центр Пресс*, 2002. - С. 38.

«

вряд ли правильно, так как все тс деяния имеют свои отличительные черты самостоятельных преступлений.

Вопрос о соотношении терроризма и пиратства обычно возникает перед исследователями, занимающимися проблемой безопасности морского судоходства, однако в их Iiajr-HHbix работах либо вообще нс проводится разграничения между этими преступлениями, либо разграничение проводится по второстепенным признакам,

Так, С.О. Допнлка по существу усматривает разницу между терроризмом и пиратством лишь в том, что первый совершается с политической направленностью, а последний по личным MOTHBaMlj. Л.А. Моджорян, пологая, что понятие морского терроризма вообще следует включить в концепцию пиратства, поскольку между ними, по ее мнению, нет принципиальной разницы, к числу их общих признаков она относит подрыв свободы морей и угрозу безопасности мореплавания, а их характерной чертой считает «запугивание», т.е. поведение преступника, рассчитанное на то, чтобы вызвать ужас, парализующий жертв нападения21.

Однако терроризм, как известно, совершается нс только по политическим мотивам и представляет собой нс политическую акцию, а преступное деяние. Что же касается запугивания жертв нападения, то если для пиратов - ото основной момент и процессе противоправного деяния, то для террористов - это промежуточный зтап, служащий средством запугивания третьих лиц, заинтересованных в безопасности жертв нападения. Если для пиратов захватом судна и находящихся на нем людей и имущества прс- Ig ступиая деятельность исчерпывается, то для террористов с этого преступные действия лишь начинаются, поскольку достижение их целей связано нс с поведением жертв нападения в ходе насильственных действий, а с поведенном третьих лиц, на которых и призвана оказать воздействие насильственная акция. Действия пиратов в отличие от террористов направлены на удовлетворение их интересов непосредственно в ходе насильственных актов, целью которых является захват люден, часто для продажи и эксплуатации, захват грузов и ценностей для обогащения11.

Для террористов любые акты насилия имеют особый смысл, террористы ничего не совершают «просто так» без намерения «обнародовать» свои действия п оказать психологическое давление на общественность или властные структуры. Насильственные действия при терроризме сопряжены с воздействием на третьих лиц в целях понуждения их к выгодному для виновных поведению, тогда как при бандитизме и пиратстве виновные не рассчитывают на определенное поведение какой-либо третьей стороны, а достигают поставленных целей своими силами и средствами непосредственно в ходе самих актов насилия. Таким образом, если бандитизм и пиратство завершаются актом насилия, то терроризм с этого только начинается.

•’ * Допнлка С.О. Уголовная ответственность за терроризм н пиратство на море. Лвтсреф. лисе. ... камд. юрнл. наук. - Киев, 1993. - С. 19-21.

4 з’ Моджорян Л.Л. Терроризм на море. Борьба государств за безопасность мореного судоходства. - М. Международные отношения, 1991. - С. 37.

5‘ Карпец И.И. Преступления международного характера. - М. - С. 180.

* Более детальное разграничение терроризма со смежными преступлениями

возможно на основе изучения признаков соответствующих составов, существующих в уголовном законодательстве, а это, в свою очередь, предъявляет особые требования к вновь вводимому в уголовные кодексы составу терроризма, который в полной мере должен отразить сущностные характеристики терроризма и органически присущие ему составные элементы и не содержать в своей конструкции признаков иных преступлений, уже нашедших закрепление в действующем уголовном законодательстве.

Необходимо отметить, что с момента окончания «холодной войны» терроризм и пиратские действия охватывают все новые регионы мира. Атаки террористов становятся более интенсивными и чувствительными, вызывают значительные материальные и людские потери и наносят серьезный ущерб морскому торговому и транспортному судоходству, а также контролирующим его кораблям ВМС и береговой охране целого ряда стран. Согласно западным статистическим данным, около 90 процентов терактов па море имели место в акваториях, прилегающих к развивающимся странам, правительственные структуры которых (в том числе правоохранительные, разведывательные и дипломатические) оказываются неэффективными, слабо финансируемыми (а зачастую н коррумпированными) и некомпетентными в борьбе с терроризмом, все более смыкающимся с международной организованной преступностью. Таким образом, организация противодействия морскому терроризму, как и любым иным его проявлениям, выходит за рамки национальных и региональных проблем и становится объектом внимания всего цивилизованного Mnpa1I Борьбу с терроризмом должно вести все мировое сообщество сообща.

Обязанность государств сотрудничать друг с другом вытекает из многих международно-правовых документов и, в первую очередь, Устава ООН, и должно реализовываться в строгом соответствии с целями и принципами Устава.

В Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества государств в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций, являющейся наиболее авторитетной интерпретацией правового содержания Устава, подчеркивается, что «государства обязаны сотрудничать друг с другом независимо от различий их политических, экономических и социальных систем, в различных областях международных отношений...»2*.

Среди общих проблем сотрудничества особого внимания заслуживает борьба с преступлениями международного характера.

Рассматривая меры по осуществлению государствами своей юрисдикции в отношении преступлений, угрожающих безопасности мореплавания, необходимо отмстить следующее. Государства имеют достаточные правовые основания для пресечения таких преступлений, а также для заключения преступников или предполагаемых преступников под стражу в пределах своей территории. Этот вопрос нашел достаточное отражение в международном праве, в том числе и п Конвенции 1999 года, Конвенции 1988 го

W 1>См. Rohan Gunaraina. The asymmetric threat from maritime terrorism/Jane\'s Navy International, 2001, October. - P. 29.

Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 2625 (XXV).

да, Протоколе 1988 года. Такая возможность существует и в открытом море в ситуациях, предусмотренных международным правом.

Как свидетельствует практика, акты терроризма в отношении судов совершаются в морских районах, прилегающих к побережью государств, характеризующихся обострением политических, межнациональных противоречий. В этих районах к актам терроризма обычно прибегают организованные группировки, ведущие освободительную войну, а также эмигранты и другие участники антиправительственной борьбы, пользующиеся поддержкой влиятельных кругов, а чаще - иностранных правительств, заинтересованных в достижении террористами преследуемых ими целей1’.

Действия иностранных кораблей по осуществлению юрисдикции в отношении преступлений, угрожающих безопасности мореплавания, совершенных в территориальных водах другого прибрежного государства, могут осуществляться только с его соглашения или по его просьбе. Значит, если согласие или просьба по какой-либо причине не получены, территориальное море будет служить убежищем для преступников. Это противоречит здравому смыслу. Безусловно, суверенитет прибрежного государства над своей территорией следует уважать. Однако и борьбу с противоправными актами в отношении морского судоходства необходимо вести. По мнению диссертанта, выход следует искать в заключении международного соглашения по этому вопросу.

Для данной ситуации вполне приемлема мысль, которую высказал Кофи Л.Аннан в лекции по случаю 35-го ежегодного собрания «Дитчли Фаундейшн»: «На государственные границы, дамы и господа, нельзя больше смотреть как на водонепроницаемую ограду для военных преступников или организаторов массовых убийств». Кофи А.Аннан и в ряде других выступлений высказывал идею о том, что при определенных условиях вмешательство - это благо2’.

Практика международного судоходства подсказывает выход из создавшейся ситуации. Обычное международное право уже давно признало священным долгом моряков оказывать помощь тем, кто терпит бедствие па море. Женевская конвенция об открытом море 1958 года и Конвенция ООН по морскому праву 1982 года кодифицируют этот обычай.

Как свидетельствует мировая практика, в своем законодательстве прибрежные государства устанавливают обязанность командира военного корабля (капитана судна) давать, когда это практически осуществимо и по возможности до входа военного корабля (судна) в территориальное море прибрежного государства, уведомление его компетентным органам о своем намерении оказать помощь лицам, находящимся на судне, терпящим бедствие, и согласовывать с данными органами свои дальнейшие действия. Это, по мнению диссертанта, должно распространяться и на оказание подобной помощи на море в результате совершения в отношении судна акта терроризма.

•И1 См. Молжорян Л.А. Терроризм на море. - M.: Международные отношения, 1991. - С. 12.

3’ Кофи Л.Аннан. Проблема вмешательства. Опубликопапо Департаментом общественной информации ООН. - 1999.-58с.

fa Пет сомнений, что акт терроризма, совершенный в отношении судна (осуществление обстрела судна, его серьезное повреждение или потопление), представляет серьезную опасность для лиц, находящихся на его борту, и не оказание им своевременной помощи может привести к их гибели, Обязанность оказывать помощь любому лицу в море, которому угрожает гибель, возлагается на капитанов судов плавающих под любым флагом. Неоказание же капитаном судна помощи людям, терпящим бедствие на морс, если эта помощь могла бы быть оказана без серьезной опасности для своего судна, его экипажа и пассажиров, может служить основанием для ответственности по уголовному законодательству многих государств, в том числе и Российской Федерации15.

При наличии опасности, например, вероятности подвергнуться обстрелу со стороны террористов, военный корабль может оказывать помощь потерпевшему судну в водах иностранного прибрежного государства в соответствии с компетенцией, предоставленной на национальном уровне соответствующему министерству или ведомству, н состав подразделений которых этот корабль входит. Как правило, на военно-морские силы государств возлагается задача обеспечения безопасности национального морского судоходства от угроз в форме актов терроризма25. Снобода выбора иного поведения в данной ситуации существует, но она крайне ограничена, ибо выбор иного поведения почти неизбежно означает принесение в жертву лиц, вверенных субъекту поведения, действующему от имени государства35. Следует подчеркнуть, что применение военным кораблем оружия может осуществляться только в целях самообороны в ответ на применение оружия террористами, а также для пресечения акта терроризма, но только в случаях, не терпящих отлагательства, связанных с непосредственной угрозой для жизни лиц, находящихся на судне, плавающим под флагом этого военного корабля (продолжение обстрела судна или уничтожение террористами заложников). Подобные действия военного корабля и виду их срочности является крайней необходимостью (состоянием необходимости) и должны осуществляться с соблюдением условия, что такие действия являются единственным средством защиты интересов этого государства от серьезной и неминуемой опасности. Необходимо также и наличие одного из следующих условий:

- отсутствие у прибрежного государства возможности оказать своевременную помощь потерпевшему судну н возможности пресечь в рассмотренных ситуациях противоправный акт;

- получение просьбы (согласия) от этого государства;

- ясно выраженное нежелание прибрежного государства осуществлять подобные действия.

По мнению диссертанта, основные принципы осуществления государствами срочных действий по оказанию помощи лицам, находящимся па борту судов, подвергшихся нападению террористов в волах иностранного государства, должны быть строго

1’ См.: ст. 270 УК РФ (Неоказание капитаном судна помощи терпящим бедствие).

з\'Так, например, и соответствии со ст. 7 Федерального закона -О борьбе с терроризмом- Министерство ^обороны РФ принимает участие в обеспечении безопасности национального морского судоходства.

3\' См. Ушаков И.А. Основания международной ответственности государств. -M.: Международные отношения, 1483. - С. 167.

регламентированы в рамках универсального международного договора. C згой целью также необходима разработка соответствующих международных стандартов (по организации связи, порядку взаимодействия с компетентными органами прибрежного государства и т.д.), которые, например, могут быть приняты с помощью резолюций D рамках ООН или ИMО. Международное сообщество должно рассмотреть возможность осуществления преследования и задержания судов с террористами на борту в территориальном морс иностранными кораблями. При положительном решении этого вопроса и таком договоре, по мпепшо автора, необходимо указать, в каких случаях это возможно, какие здесь нужны ограничения. В международных договорах, регламентирующих действия государств в-данной обстановке, следует особо подчеркнуть морскую специфику этих действии ввиду особых условий их осуществления. Это, по мнению автора, необходимо для того, чтобы исключить возможность осуществления подобного характера действий в пределах сухопутной территории государств.

По мнению автора, в настоящее время довольно сложно заключить универсальный международный договор, регулирующий весь механизм проведения мероприятии подобного характера. Это обусловлено, прежде всего, большим разнообразием ситуаций, которые могут возникнуть в случае захвата судов. Но в будущем не исключается и такая возможность. На начальном этапе, как и для ситуации оказания помощи судну, подвергшемуся обстрелу террористами, можно ограничиться разработкой н принятием на международном уровне хотя бы основных принципов этих действий. Эти принципы позволят государствам, интересы которых затратваются конкретным случаем захвата судна, предпринять предварительные организационные меры, Указанные меры должны быть направлены на быстрое и эффективное развертывание участвующих в совместных мероприятиях сил и средств государств, а также на улучшение их взаимодействия.

Весьма целесообразно, чтобы в универсальных международных договорах нашли отражение первичные мероприятия, осуществляемые государствами, наиболее близко расположенными к месту происшествия и имеющими возможность для их осуществления (слежение за захваченным судном, ведение предварительных переговоров с преступниками И Т.Д.).

До тех пор пока универсальные международные договоры, охватывающие рассмотренные выше вопросы, нс приняты, многие из рассматриваемых вопросов могли бы найти свое отражение в протоколах и международных двусторонних и многосторонних договорах в области борьбы с терроризмом, а также в двусторонних договорах специально посвященных этому вопросу.

После заключения двусторонних (региональных) соглашений каждое государство должно разработать Положение о порядке пропуска через свою государственную границу иностранных кораблей (летательных аппаратов). Для пресечения незаконных актов, направленных против безопасности морского судоходства. Примером в этом вопросе может служить «Положение о порядке пропуска через государственную границу СССР и условиях пребывания иностранных спасательных единиц в территориальных водах (территориальном море), и в воздушном пространстве СССР для целей поиска места аварии на море морского или воздушного судна и спасания людей, оставшихся в

i£ живых после такой аварии»1*, которое утверждено Постановлением Совета Министров СССР от 12 июля 1988 года №833.

В преамбуле Федерального закона о международных договорах Российской Федерации от 16 июня 1995 года № 101-ФЗ сказано:

«Международные договоры Российской Федерации наряду с общепризнанными принципами и нормами международного права являются в соответствии с Конституцией Российской Федерации составной частью сс правовой системы, Международные договоры - существенный элемент стабильности международного правопорядка и отношений России с зарубежными странами, функционирования правового государства.

Российская Федерация выступает за неукоснительное соблюдение договорных и обычных норм, подтверждает свою приверженность основополагающему принципу международного права - принципу добросовестного выполнения международных обязательств»[37] [38]*.

Российская Федерация постоянно совершенствует свое законодательство в соответствии с принципами и нормами международного права.

Жизненная необходимость требует от Российской Федерации более эффективной деятельности федеральных органов исполнительной власти в области борьбы с терроризмом (в том числе на морс), их взаимодействия, а также координации осуществляемых ими мероприятий на международной арене. Решению дайной задачи способствует формирование и дальнейшее развитие федеральной системы зашиты морского судоходства от незаконных актов, разработка комплекса соответствующих нормативных правовых актов Российской Федерации. В этой связи большое значение играет принятый в 1998 году Федеральный закон «О борьбе с терроризмом», в котором впервые нашли законодательное закрепление основы борьбы с терроризмом и отдельные аспекты ее осуществления на море. В частности, расширена компетенция ряда федеральных органов исполнительной власти в этой области, а именно - D соответствии с пунктом 2 статьи 7, где идет речь о компетенции Федеральной службы безопасности Российской Федерации, сказано: «Пограничные органы и пограничные войска осуществляют борьбу с терроризмом посредством предупреждения, выявления и пресечения попыток пересечения террористами Государственной границы Российской Федерации, а также незаконного перемещения через Государственную границу Российской Федерации оружия, взрывчатых, отравляющих, радиоастивных веществ и иных предметов, которые могут быть использованы в качестве средств совершения преступлений террористического характера, участвуют в обеспечении безопасности национального морского судоходства в пределах территориальных вод, исключительной экономической зоны Российской Федерации и в проведении контртеррористических операций». Этот абзац дополнил пункт 2 статьи 7 в соответствии с Федеральным законом от 30 июня 2003 года №86-Ф33>.

Часть 6 статьи 7 закона «О борьбе с терроризмом» регламентирует полномочия Министерства обороны РФ и сфере борьбы с терроризмом на море: «МО РФ принимает участие в обеспечении безопасности национального морского судоходства, в проведении контртеррористических операций».

В законодательстве большинства стран СНГ компетенция военных ведомств, в сфере борьбы с терроризмом распространяется на все виды вооружений и военной техники (статья 7 закона Беларуси, статья 7 закона Молдовы). Национальная стратегия борьбы с терроризмом США предусматривает возможность проведения антитеррорн- стнческнх операции с помощью армейских частей, в том числе на территории суверенных государств (так, после терактов 11 сентября 2001 года США была проведена военная операция в Афганистане, результатом чего стало насаждение проамериканского правительства в этой стране, а после агрессин н 2003 году против Ирака - размещение на его территории американских военных баз).

Реализации положений Федерального закона «О борьбе с терроризмом» будет способствовать Положение о федеральной системе защиты морского судоходства от не законных актов, направленных против безопасности мореплавания, утвержденное постановлением Правительства РФ от 11 апреля 2000 № 324[39]^. В этом нормативном правовом акте нашли отражение положения международных договоров Российской Федерации, резолюций международных организаций в области обеспечения борьбы с незаконными актами против безопасности морского судоходства.

^ В соответствии с Положением защита морского судоходства от незаконных актов против безопасности морского судоходства обеспечивается комплексом мер правового, организационного, оперативного, административного, режимного, военного и технического характера, предусматривающих создание и функционирование координационных органов и оперативных штабов различного уровня, подразделений морской безопасности, охрану судов п портовых сооружений, досмотр членов экипажей, обслуживающего персонала, пассажиров, ручной клади, багажа, грузов, средств технического обеспечения н продовольственного запаса. Весь комплекс мер направлен на минимизацию последствии противоправных актов, выявление и устранение причин и условий, способствующих осуществлению противоправной деятельности в сфере морского судоходства.

Выполнение задач но защите морского судоходства от незаконных актов в части государственного регулирования, управления и контроля осуществляет Служба морского флота Министерства транспорта Российской Федерации во взаимодействии с федеральными органами исполнительной власти, а также Координационный совет по морской безопасности, который состоит из представителей, этих федеральных органов исполнительной власти и морских администраций портов. Координационный совет возглавляется руководителем Службы морского флота Министерства транспорта Российской Федерации. Руководство действиями сил и средств федеральных органов исполнительной власти в случаях совершения преступлений террористического характера, угрожающих безопасности морского судоходства, а также при возникновении испосред- ствелной угрозы их совершения, осуществляется оперативными штабами, создаваемыми для управления контртеррористическими операциями в соответствии с Федеральным законом «О борьбе с терроризмом».

Мероприятия по пресечению незаконных актов осуществляются силами и средствами федеральных органов исполнительной власти, указанных в настоящем Положении, в рамках контртеррористической операции в отношении:

а) судов, плавающих под Государственным флагом Российской Федерации, во внутренних водах, в территориальном море Российской Федерации, в открытом море;

б) судов, плавающих под флагом иностранного государства, во внутренних водах, территориальном море Российской Федерации;

в) судов, плавающих под Государственным флагом Российской Федерации, во внутренних водах и территориальном морс иностранного государства, а также судов, плавающих под флагом иностранного государства, с гражданами Российской Федерации на борту за пределами ее территориального моря по разрешению (просьбе) прибрежного государства или государства флага в согласованном с этим государством порядке в ситуации, когда жизни данных лиц непосредственно угрожает опасность и устранить эту опасность другими средствами не представляется возможным;

г) находящихся на территории Российской Федерации объектов управления движением морских судов, средств связи и объектов навигации, портовых сооружений и обслуживающего их персонала.

Целями мероприятий по пресечению незаконных актов (контртеррористической операции) являются:

а) обеспечение безопасности пассажиров Jf экипажа захваченного судна и их освобождение;

б) обезвреживание лиц, пытающихся захватить или захвативших судно;

в) пресечение угона судна;

г) ликвидация угрозы взрыва судна, разрушений путем взрыва объектов управления движением морских судов;

д) обеспечение безопасности других судов, их пассажиров и экипажей, работников морских организаций и объектов морских портов в случае совершения в морском порту незаконных актов;

е) ликвидация возможных негативных последствий незаконных актов.

Согласно настоящему Положению о факте совершения в пределах внутренних

ф

вод или территориального моря Российской Федерации незаконного акта в отношении судна, плавающего под Государственным флагом Российской Федерации, с иностранными гражданами на борту или судна, плавающего под флагом иностранного государства, через Министерство иностранных дел РФ информируются дипломатические представительства (консульские учреждения) заинтересованных государств, расположенные на территории Российской Федерации, а также дипломатические представительства (консульские учреждения) государств, граждане которых совершили незаконный акт. При необходимости с этими государствами согласовываются меры по устранению уг-

* розы безопасности судна, а также меры но проведению операции по пресечению незаконного акта.

Сведения о каждом незаконном акте представляются Министерством транспорта Российской Федерации в Международную морскую организацию (HMO) в соответствии с установленным этой организацией порядком.

Как следует из рассмотренного Положения, необходима разработка комплекса нормативных правовых актов, направленных на детализацию деятельности федеральных органов исполнительной власти в этой области. При этом весьма полезно использовать подходы, заложенные в законодательстве других государств.

По мнению автора, заслуживает серьезного внимания инициатива в области распространения оружия массового уничтожения (ОМУ), систем его достаоки, и соответствующих материалов по всему миру0. Участники Инициативы глубоко озабочены этой угрозой и опасностью того, что эти предметы могут попасть в руки террористов. C целью предотвращения и пресечения этой опасности предлагаются следующие принципы перехвата:

1. Принимать эффективные меры самостоятельно или совместно с другими госу

дарствами для перехвата передачи или транспортировки ОМУ, систем его доставки и соответствующих материалов... . »

2. Утверждать эффективные процедуры для быстрого обмена соответствующей информацией относительно подозрительной активности по распространению, защищая конфиденциальный характер секретных данных, поступающих из других государств,

* являющихся частью этой инициативы, выделять необходимые средства н усилия на операции по перехвату и развитие соответствующих возможностей и максимизировать координацию усилий по перехвату среди участников.

3. Проводить обзор н работу по усилению своих соответствующих национальных правовых органов, где необходимо, чтобы достигнуть этих целей, к работать, когда необходимо, над усилением соответствующих международно-правовых рамок соответствующими способами для поддержки этих обязательств.

4. Предпринимать конкретные действия в поддержку усилий по перехвату грузов с ОМУ, систем его доставки и соответствующих материалов, насколько позволяют их национальные правовые органы и их международно-правовые обязательства, в том числе:

a) Не транспортировать или помогать в транспортировке любых таких грузов и не позволять любым лицам, подпадающим под их юрисдикцию, делать это;

b) По их собственной инициативе, или по запросу и представлению весомого основания другим государством, предпринимать действия с целью подняться на борт и произвести обыск любого судна, плавающего под их флагом в их внутренних водах или территориальных морях или в зонах вне территориальных морей любого другого госу

»* Инициатива по безопасности в области распространения. Заявление о принципах перехвата. Оригинал получен из Посольстиа США и Москве на английском языке. IIeофициальный перевод В.Хлебникова. Сентябрь 2003г.

дарства, которое мотивированно подозревается в транспортировке таких грузов, и конфисковать такие грузы в случае их обнаружения;

c) Серьезно рассматривать возможность предоставления разрешения другим государствам при соответствующих обстоятельствах подниматься па борт и производить обыск па судах под своим флагом и конфисковать па таких судах грузы, имеющие отношение к ОМУ, которые могут быть обнаружены такими государствами;

d) Предпринимать соответствующие действия с целью (1) останавливать и/или обыскивать в их внутренних водах, территориальных морях или прилежащих зонах (когда такие объявлены) суда, которые мотивированно подозреваются в транспортировке таких грузов в или из государств и негосударственных образований, вызывающих озабоченность с точки зрения нераспространения и конфисковать такие грузы в случае их обнаружения; и (2) ужесточить правила по судам, входящим или оставляющим их порты, внутренние воды или территориальные моря, которые мотивированно подозреваются в перевозке таких грузов, например, требуя, чтобы такие суда подвергались обыску и конфискации таких грузов до входа в порт;

e) По их собственной инициативе или по запросу и представлению основания другим государством (1) требовать , чтобы воздушное судно, которое мотивированно подозревается в транспортировке таких грузов в или из государств и негосударственных образований, вызывающих озабоченность с точки зрения нераспространения, и которое летит через их воздушное пространство, произвело посадку для осмотра и конфискации любых таких грузов в случае их обнаружения; н/нли (2) отказывать воздушному

СУДНУ» которое мотивировано подозревается в транспортировке таких грузов, в праве пролета через их воздушное пространство до полета;

f) Пели их порты, аэродромы или другие объекты используются в качестве перевалочных пунктов для таких грузов в или из государств и негосударственных образований, вызывающих озабоченность с точки зрения нераспространения, осматривать морские и воздушные суда или другие пнды транспорта, мотивнропанпо подозреваемые в транспортировке таких грузов, и конфисковывать такие грузы в случае их обнаружения.

Инициатива по обеспечению безопасности в области распространения ОМУ — это ответ па растущий вызов, который представляет собой распространение ОМУ. Эта инициатива согласуется и является шагом в выполнении заявления председателя Совета Безопасности ООН, сделанного в январе 1992 года, в котором говорится, что распространение всех видов ОМУ является угрозой международному миру и безопасности, и подчеркивается необходимость предотвращения распространения усилиями государстп- членов ООН. Эта инициатива также согласуется с заявлением «восьмерки» и Европейского союза, в котором говорится, что необходимо более последовательные и согласованные усилия, чтобы предотвратить распространение ОМУ, систем его доставки и соответствующих материалов. Однако положительный результат будет получен лишь в случае участия в этой инициативе в тон или иной мерс всех государств, которые участвуют в режиме нераспространения и имеют способность и желание предпринять шаги, чтобы предотвратить поток таких предметов по морю, воздуху и земле.

Анализ многосторонних международных договорен в области борьбы с актами терроризма на морс свидетельствует о том, что в этих договорах заложены только общие основы международного сотрудничества государств в данной области. В договорной практике государств необходимо переходить от договоров общего характера к более конкретным договорам, предусматривающим морскую специфику этой борьбы.

Международно-правовое регулирование в области борьбы с терроризмом морс нс должно останавливаться в своем развитии и должно отвечать как текущим потребностям, так и учитывать тенденции в развитии этой борьбы. В частности, требует своего дальнейшего международно-правового регулирования механизм осуществления государствами срочных принудительных мер в открытом море в отношении лиц, совершивших акты терроризма против иностранных судов в ситуации, когда государство флага не может оказать срочную эффективную помощь этому судну. В основном это касается случаев обстрела судов. Таким образом, назревает необходимость конвенционного закрепления универсальной юрисдикции государств в отношении пресечения актов терроризма н захвата террористов в открытом море, подобно той, которая нашла отражение в нормах о юрисдикции в отношении пиратства, что неоднократно звучало в предложениях видных юрнстов-междупародннков, а также на международных конференциях. В случае же захвата судов террористами срочные меры нс всегда приемлемы.

В связи с этим важную практическую значимость имеет заключение государствами различного уровня международных договоров, регламентирующих проведение совмест- ^.ных мероприятий в случае захвата террористами судов, плавающих под флагами этих государств. Эти международные договоры должны предусматривать механизм использования сил и средств государств. На начальном этапе можно ограничиться разработкой хотя бы основных принципов этих действий. В дальнейшем возможна и большая детализация международного права ввиду большого разнообразия возможных ситуаций, могущих возникнуть и требующих соответствующего международно-правового регулирования0.

После пресечения акта терроризма и задержания террористов неизбежно возникает вопрос о привлечении виновных к ответственности или об их экстрадиции. В связи с этим представляет интерес инициатива Японии, которую поддержала Международная морская органнзация2).Япония предлагает обсуждение мер, которые прибрежное государство должно предпринять в случае, когда судно, на борту которого в открытом морс совершено преступление, заходит в порт этого государства. Эта инициатива изложена в документе Японии LEG 85/10, в котором упоминается случай, произошедший па борту «Tajima» 7 апреля 2002г., плавающего под панамским флагом Панамы со смешанной япоио-филипппнекой командой. Два филиппинца подозревались в том, что они убили японца - второго помощника капитана, когда судно находилось в открытом море. 12

•’ См. Ромашев Ю.С. Международное право и законодательство РоссмЛскоП Федерации в области борьбы е терроризмом па море/Материалы научно-практическо!! конференции 21 марта 2000г. - M.: ^ Инс-т международного права и экономики им. Л.С.Грибоедова. - С. 110-111.

Jl CMI Yearbook 2002. Part II. The work of the CMI. Crirninal offenses committed on foreign ships. - P. 147152.

% апреля 2002г. судно зашло в японский порт Хнмсжи и ему было разрешено продлить пребывание в порту до тех пор, пока подозреваемые не покинут борт. Только 15 мая 2002г. судно, наконец, продолжило рейс после того, как вслед за официальным требованием правительства Панамы правительство Японии (японская береговая охрана) временно задержало двух подозреваемых. Таким образом, более месяца судно должно было находиться в порту и капитан был вынужден содержать двух подозреваемых под стражей своей властью. £3 связи с простоем судна судовладельческая компания понесла значительные потери. Подобные инциденты оказывают отрицательное влияние на стабильность и устойчивость морского судоходства.

В связи с этим инцидентом правительство Японии предложило Комитету обсудить вопрос, не следует ли внедрить на морском транспорте схему, сходную со схемой обращения с подозреваемыми в противоправных актах на воздушном транспорте1*, в дополнение к схеме, оговоренной в Конвенции ООН по морскому праву 1982г. Идея, по мнению диссертанта, безусловно, заслуживает внимания и поддержки.

По мнению автора, на международном уровне одной из причин эскалации терроризма является неэффективность международно-правовых актов, принимаемых в сфере борьбы с терроризмом. Принятые и действующие международно-правовые акты по своему содержанию в основном регулируют лишь тот сегмент терроризма, который связан с объективной стороной преступных действий террористов, оставляя без должного снимания, те политические, социальные и экономические аспекты международных отношений, которые порождают и усиливают террористические процессы во всем их * многообразии и сложности.

Выводы по главе h

Морские пространства с незапамятных времен оказывают существенное влияние, как на внутреннюю жизнь прибрежного государства, так и на развитие его экономических, политических и культурных связей с другими странами. Однако наряду с мирным использованием морей существуют опасности, угрозы и противоправные деяния, совершаемые на морс. Среди незаконных актов, направленных против безопасности морского судоходства, следует, прежде всего, выделить пиратство, вооруженный разбой на морс и морской терроризм. Особую опасность эти преступления представляют, когда они имеют террористическую направленность.

Незаконные акты против безопасности морского судоходства являются разновидностью международного правонарушения и относятся к преступлениям международного характера. Часть таких преступлений по своему содержанию характерна именно для морской среды.

Так как незаконные акты против морского судоходства представляют опасность для всего мирового судоходства, то и борьбу с ними должно вести все мировое сообще-

♦---

** Речь идет прежде псего о Конвенции о преступлениях и іICKOTopLLx других актах, совершенных на борту воздушных судов (Токио, 14 сентября 1963г.].

< ство на основе общей правовой базы. Обязанность государств сотрудничать друг с другом вытекает из многих международно-правовых документов и, в первую очередь, Устава ООН, и должно реализовываться в строгом соответствии с целями и принципами Устава.

На национальном уровне необходима разработка комплекса нормативных правовых актов, направленных на детализацию деятельности федеральных органов исполнительной власти, которые ведут борьбу с противоправными актами в сфере защиты морского судоходства. При этом весьма полезно использовать подходы, заложенные в законодательстве других государств.

На международном уровне необходимо закрепить универсальную юрисдикцию государств по пресечению терроризма в открытом море подобно тон, которая действует в отношении пиратства.

Одной из причин эскалации терроризма является, по мнению автора, неэффективность международно-правовых актов, принимаемых в сфере борьбы с терроризмом. Принятые и действующие международно-правовые акты по своему содержанию в основном регулируют лишь тот сегмент терроризма, который связан с объективной стороной преступных действий террористов, оставляя без должного внимания, те политические, социальные и экономические аспекты международных отношений, которые порождают и усиливают террористические процессы во всем их многообразии и сложности.

Необходимо отмстить, что с момента окончания «холодной войны» пиратские ^действия и терроризм охватывают все новые регионы мира. Атаки террористов становятся более интенсивными и чувствительными, вызывают значительные материальные и людские потерн и наносят серьезный ущерб морскому торговому и транспортному судоходству, а также контролирующим его кораблям ВМС и береговой охране целого ряда стран. Согласно западным статистическим данным, около 90 процентов терактов на море имели место в акваториях, прилегающих к развивающимся странам, правительственные структуры которых (в том числе правоохранительные, разведывательные и дипломатические) оказываются неэффективными, слабо финансируемыми (а зачастую и коррумпированными) и некомпетентными в борьбе с терроризмом, все более смыкающимся с международной организованной преступностью. Таким образом, организация противодействия морскому терроризму, как и любым иным его проявлениям, выходит за рамки национальных и региональных проблем и становится объектом внимания всего цивилизованного мира. Борьбу с терроризмом должно вести все мировое сообщество сообща.

Акт терроризма, совершенный в отношении судна представляет серьезную опасность для лиц, находящихся на его борту, и неоказание им своевременной помощи может привести к их гибели. Однако, если акт терроризма имеет место и водах, находящихся под юрисдикцией прибрежного государства, то для пресечения противоправного деяния и ока- ^ заиия помощи пассажирам и членам экипажа у иностранных кораблей (судов) нет юридических оснований. По мнению диссертанта, в данной

р ситуации должны действовать те же нормы, что и при оказании помощи судам, которые терпят бедствие.

По мнению диссертанта, основные принципы осуществления государствами срочных действий по оказанию помощи лицам, находящимся на борту судов, подвергшихся нападению террористов в водах иностранного государства, должны быть строго регламентированы в рамках универсального международного договора. C этой целью также необходима разработка соответствующих международных стандартов (по организации связи, порядку взаимодействия с компетентными органами прибрежного государства и т.д.), которые, например, могут быть приняты с помощью резолюций в рамках ООН или ИМ О. Международное сообщество должно рассмотреть возможность осуществления преследования и задержания судов с террористами на борту в территориальном море иностранными кораблями. При положительном решении этого вопроса в таком договоре, по мнению автора, необходимо указать, в каких случаях это возможно, какие здесь нужны ограничения, В международных договорах, регламентирующих действия государств в данной обстановке, следует особо подчеркнуть морскую специфику этих действий ввиду особых условий их осуществления. Это, по мнению автора, необходимо для того, чтобы исключить возмохаюсть осуществления действий подобного характера п пределах сухопутной территории государств.

*

<< | >>
Источник: МИХЕЕВ ВАЛЕРИЙ ЛЕОНИДОВИЧ. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОE ОБЕСПЕЧЕНИЕ БОРЬБЫ C НЕЗАКОННЫМИ АКТАМИ ПРОТИВ БЕЗОПАСНОСТИ МОРСКОГО СУДОХОДСТВА Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Сянкт-Петерйург 2003. 2003

Скачать оригинал источника

Еще по теме 1.3. Правовые проблемы борьбы с морским терроризмом на современном этапе:

  1. 1. Некоторые международно-правовые проблемы регулированияденежно-кредитной сферы России
  2. Глава 1 КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЙ ПОЛИТИКИ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ
  3. § 3. Международно-правовые проблемы по управлению биоресурсами и охрана окружающей среды Каспийского моря
  4. § 1. Общие вопросы борьбы с международным терроризмом
  5. ОГЛАВЛЕНИЕ
  6. 1.3. Правовые проблемы борьбы с морским терроризмом на современном этапе
  7. Правовые проблемы борьбы с незаконными агапами против судоходства па современном этапе
  8. § 2. Правовые проблемы регулирования перемещения автотранспортных средств через таможенную границу Российской Федерации физическими лицами
  9. Международно-правовая проблема предотвращения пиратства и терроризма на море
  10. §2. Международно-правовые средства борьбы с ННН рыбным промыслом
  11. §1. Международно-правовые проблемы управления морским биоразнообразием
  12. § 2. Деятельность органов ООН в борьбе с международным терроризмом
  13. §2.3 Деятельность Комитетапо санкциям 1267/1989/2253 Совета Безопасности ООН в борьбе с международным терроризмом.
  14. §2.5 Комитет 1540 Совета Безопасности ООН в вопросах сотрудничества государств борьбе с международным терроризмом.
  15. §3.1 Роль Содружества Независимых Государств в борьбе с международным терроризмом
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -