<<
>>

4.3. Эффективность механизма арбитражного управления

Завершая исследование основ арбитражного управления в аспекте связки "цель" - "задачи" - "функции" - "средства" - "результат", необходимо определить эффективность действующего механизма арбитражного управления.
При этом следует различать эффективность арбитражного управления как управленческого процесса и эффективность правового регулирования арбитражного управления. Показателями эффективности арбитражного управления как управленческого процесса являются:

достижение наилучшего результата (заданной цели);

устойчивость (свойство процесса управления сохранять и восстанавливать свое качество в условиях внешних и внутренних возмущений);

оперативность (свойство процесса управления обеспечивать завершение цикла управления в требуемые сроки);

гибкость (способность изменять формы и методы управления в зависимости от обстановки);

непрерывность (свойство процесса управления не допускать перерыва между последовательно выполняемыми этапами) <*>.

<*> См.: Малин А.С., Мухин В.И. Указ. соч. С. 151.

Эффективность правового регулирования арбитражного управления определяется исходя из оценки соответствия правовых норм требованиям, предъявляемым к эффективности управленческого процесса.

Эффективность правовых норм определяется в правоведении как потенциальная способность правового решения оказывать влияние на общественные отношения в определенном направлении <*>, как абстрактное понятие, означающее способность применяемого средства содействовать достижению желаемой цели <**>.

<*> См.: Пашков А.С., Чечот Д.М. Эффективность правового регулирования и методы ее выявления // Сов. государство и право. 1965. N 8. С. 3.

<**> См.: Шаргородский М.Д. Наказание, его цели и эффективность. Л., 1973. С. 57.

Вместе с тем степень достижения цели не всегда зависит от эффективности правового регулирования, поскольку ни высокие, ни низкие показатели достижения целей норм не свидетельствуют об эффективности самих норм: норма может быть неэффективна, но степень достижения цели высока за счет других факторов, и наоборот <*>.

<*> См.: Эффективность правовых норм / В.Н.

Кудрявцев, В.И. Никитинский, И.С. Самощенко, В.В. Глазырин. М., 1980. С. 32.

С понятием социальной эффективности связывает формально-юридический результат реализации права И.И. Шувалов. Социально действенной, по его мнению, является норма, если она, будучи средством для достижения правотворческой цели, в результате своей реализации принесла бы те социальные последствия, к которым стремился законодатель, и при этом не наступило никаких заметных последствий, которые явились бы незапланированными и нежелательными <*>. В науке управления эффективность определяется как возможность достижения наибольших результатов при наименьших затратах человеческих, материальных, финансовых ресурсов, при этом эффективным с социальной точки зрения является процесс, содействующий решению социальных задач, которые стоят перед обществом <**>.

<*> См.: Шувалов И.И. Проблема эффективности правотворчества в свете современной политико-правовой теории управления обществом // Журнал российского права. 2005. N 4. С. 11.

<**> См.: Афанасьев В.Г. Общество: системность, познание и управление. М.: Политиздат, 1981. С. 87.

Используя системный подход в исследовании природы арбитражного управления, попытаемся определить эффективность правового регулирования арбитражного управления с помощью анализа и синтеза организационных систем управления. Структурный анализ и синтез позволяет определить достаточность субъектов управления, оптимальность их связей и отношений. С помощью функционального анализа и синтеза возможно определение всех необходимых функций, которые должны быть выполнены, и средств их реализации, построение модели, в рамках которой можно совместно с иными субъектами управления выполнять отдельные функции для достижения целей системы банкротства в целом. Информационный анализ включает исследование количественных и качественных характеристик информации, используемой в системе управления, напротив, синтез имеет свой целью определить требуемые качественные и количественные характеристики в системе.

Параметрический анализ и синтез позволяет исследовать арбитражное управление с помощью показателей:

измеримых количественно и качественно;

абсолютных и сравнительных;

интегральных (степень положительного воздействия на систему банкротства в целом) и частных;

мажорируемых (необходимых для увеличения роста степени достижения целей или повышения качества управления) и минорируемых (для которых идеальным является наименьшее значение, например снижение кредиторской задолженности).

Поскольку цели и задачи арбитражного управления разнятся в различных процедурах банкротства, оценка эффективности проводится с помощью показателей, характерных для каждой процедуры банкротства.

Таким образом, посредством указанных выше методологических приемов возможно выявление факторов, влияющих на повышение эффективности правового регулирования как системы управления банкротством в целом, так и арбитражного управления.

Анализ/синтез структуры управления банкротством позволяет говорить об избыточности структуры управления за счет включения в нее не свойственного системе элемента - СРО. Выше были рассмотрены причины, по которым и СРО, и регулирующий орган должны быть отнесены к элементам внешней среды и не участвовать в управлении банкротством. Однако и среди элементов, присущих системе управления, структурные связи и отношения не всегда являются оптимальными. Факторами, снижающими эффективность арбитражного управления из-за несовершенства структуры управления, являются:

отсутствие нормативного регулирования возможности временного/административного управляющего предлагать кандидатуру руководителя должника взамен отстраненного;

отсутствие нормативного регулирования взаимодействия административного управляющего с органами управления должника либо собственником имущества должника - унитарного предприятия по вопросу утверждения плана финансового оздоровления и графика погашения задолженности на предмет согласования всех параметров указанных документов;

отсутствие ограничения правоспособности должника в период внешнего управления и конкурсного производства, что вызывает неопределенность компетенции управляющего и органов управления должника по вопросам ведения реестра акционеров, реорганизации должника, созыва собрания акционеров;

неопределенность в вопросе отстранения руководителя должника при проведении внешнего управления (ст.

94 Закона о банкротстве установлено право, но не обязанность управляющего издать приказ об увольнении руководителя должника).

К факторам, снижающим уровень эффективности арбитражного управления, выявленным на основе функционального анализа/синтеза, можно отнести:

неоправданное расширение функции контроля в период наблюдения, в частности установление контроля за совершением руководителем должника сделок в процессе обычной хозяйственной деятельности (все сделки по закупке сырья, материалов, реализации готовой продукции, услуг или работ, если их сумма превышает 5% от стоимости активов должника на дату введения наблюдения), что приводит к отвлечению управляющего от выполнения основных задач;

отсутствие нормы Закона о банкротстве, позволяющей внешнему/конкурсному управляющему заключать трудовые договоры от имени организации-должника в соответствии со ст. 20 ТК РФ (организационная функция арбитражного управляющего);

отсутствие установленных Законом о банкротстве полномочий внешнего управляющего по осуществлению прав и обязанностей работодателя с обозначением пределов действий управляющего рамками целей процедуры внешнего управления (организационная функция арбитражного управляющего);

возложение на внешнего/конкурсного управляющего представительской функции (наделение внешнего/конкурсного управляющего правом осуществления отдельных полномочий от имени должника);

недостаточность правовых средств для реализации арбитражным управляющим организационной функции (невозможность самостоятельно расторгнуть договор на ведение реестра требований кредиторов при выявлении нарушений прав и законных интересов отдельных кредиторов, отсутствие в ГК РФ правовой регламентации осуществления действий в качестве организатора торгов по продаже имущества должника и пр.);

отсутствие нормативного регулирования возможности арбитражного суда отстранить арбитражного управляющего по собственной инициативе на основе полученных доказательств о ненадлежащем исполнении управляющим своих обязанностей (контрольная функция арбитражного суда).

Исследование информационных связей и потоков внутри системы управления банкротством показывает недостаточность:

регулирования в области выработки общей позиции относительно введения той или иной процедуры банкротства с целью ускорения процессов принятия решений.

Например, при решении вопроса о введении финансового оздоровления необходимо согласование всех параметров плана финансового оздоровления, графика погашения задолженности между учредителями (участниками) должника либо общим собранием участников должника и собранием кредиторов; при решении вопроса о введении внешнего управления - согласование между собранием кредиторов и органами управления должника по вопросам возможности реализации отдельных мер по восстановлению платежеспособности (увеличение уставного капитала должника и выпуск дополнительных акций, замещение активов должника, продажа имущества должника). Несогласованность в указанных вопросах, повторное рассмотрение органами управления должника или собранием кредиторов тех или иных мер или параметров плана затягивает реализацию мер по восстановлению платежеспособности, что может привести к нарушению сроков ведения процедуры банкротства;

взаимодействия временного управляющего и органов управления должника при формировании результатов анализа финансового состояния должника. Полагаем необходимым установить обязанность управляющего представить анализ финансового состояния на рассмотрение совета директоров/собрания акционеров должника до его вынесения на рассмотрение собрания кредиторов. Такая мера призвана оптимизировать предложения управляющего по выводу должника из кризиса и совместными усилиями с должником предложить собранию кредиторов наиболее рациональный выход - переход к финансовому оздоровлению или внешнему управлению;

информирования должника о ходе и результатах внешнего управления. Это касается прежде всего размещения акций дополнительного выпуска между акционерами, поскольку отсутствие информации не позволяет органам управления должника своевременно отреагировать на ситуацию и ускорить процесс либо предложить иную меру по восстановлению платежеспособности.

Параметрические показатели эффективности сводятся, прежде всего, к количественной и качественной оценке арбитражного управления. Основным количественным показателем успешности арбитражного управления является степень удовлетворения требований кредиторов за счет имущества должника.

Все рассмотренные выше факторы прямо или косвенно влияют на снижение данного показателя. Вместе с тем хотелось бы отметить ряд факторов, которые в каждой конкретной процедуре банкротства препятствуют своевременному и максимальному удовлетворению требований кредиторов.

В силу п. 3 ст. 83 Закона о банкротстве административный управляющий обязан в случае неисполнения должником обязательств в соответствии с графиком погашения задолженности требовать от лиц, предоставивших обеспечение исполнения должником обязательств в соответствии с графиком погашения задолженности, исполнения обязанностей, вытекающих из предоставленного обеспечения. Административный управляющий обязан исполнить указанную обязанность в случае неисполнения должником графика погашения задолженности в течение более чем 5 дней. При этом не ясно, касается ли это неисполнения всего графика погашения задолженности в целом или какого-либо одного или нескольких требований. Представляется необходимым законодательно закрепить следующий алгоритм действий. Поскольку лица, предоставившие обеспечение, вправе в случае непогашения задолженности должником в установленные сроки и (или) в установленных размерах ходатайствовать перед собранием кредиторов о внесении изменений в график погашения задолженности либо самостоятельно удовлетворить требования кредиторов, административный управляющий должен предоставить такую возможность указанным лицам. Если же по истечении установленного для реализации своего права срока обеспечители не воспользовались предоставленной им возможностью либо собрание кредиторов отказало в удовлетворении ходатайства о внесении изменений в график погашения задолженности, административный управляющий созывает собрание кредиторов для решения вопроса о досрочном прекращении финансового оздоровления. Одновременно административный управляющий обращается к лицам, предоставившим обеспечение, с требованием об исполнении обеспечения.

Что касается способов обеспечения выполнения графика погашения задолженности, то наиболее предпочтительным является выдача государственной или муниципальной гарантии. Однако выдача такой гарантии сопряжена с массой проблем, основанных на нестыковке бюджетного законодательства и законодательства о банкротстве. Как уже отмечалось, государственная или муниципальная гарантия может быть отозвана в случае, если собрание кредиторов удовлетворит ходатайство учредителей (участников) должника или собственника имущества должника - унитарного предприятия о внесении изменений в график погашения задолженности, что противоречит правилу п. 5 ст. 85 Закона о банкротстве. Устранение этого противоречия позволит административному управляющему иметь дополнительный ресурс для успешного завершения финансового оздоровления и обеспечения расчетов с кредиторами.

В ходе внешнего управления (конкурсного производства) Закон о банкротстве предусматривает возможность удовлетворения всех требований кредиторов либо предоставления должнику необходимых для этого денежных средств со стороны собственника имущества должника - унитарного предприятия, учредителей (участников) должника или третьих лиц в любое время до окончания внешнего управления. Такая мера дает возможность заинтересованным лицам сохранить имущество должника, восстановить его платежеспособность и прекратить производство по делу о банкротстве. Проблема заключается в том, что данные действия, ограниченные довольно пространным сроком, могут быть произведены в период, когда та или иная мера по восстановлению платежеспособности должника уже запущена, однако внешнее управление еще не завершено. Статья 113 Закона о банкротстве предписывает кредиторам принять удовлетворение их требований, а внешнему управляющему отказаться от принятия исполнения от других лиц. Закон не предусматривает последствий такого отказа, между тем представляется актуальным рассмотреть модель поведения внешнего управляющего в ситуациях, когда действия по выполнению плана внешнего управления уже начались.

Если в период получения внешним управляющим уведомления о начале расчетов с кредиторами в рамках ст. 113 Закона о банкротстве состоялась сделка купли-продажи предприятия должника или части имущества должника, при этом покупатель еще не уплатил цену, внешний управляющий не вправе принимать исполнение по сделке, по крайней мере до наступления события, предусмотренного п. 2 ст. 113 Закона о банкротстве. В случае когда лицо, направившее уведомление, полностью и в сроки удовлетворило все требования кредиторов, возникает вопрос об основаниях прекращения сделки купли-продажи предприятия должника или части имущества должника. Представляется, что внешний управляющий должен потребовать расторжения договора в связи с существенным изменением обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора.

Сложнее стоит вопрос в случае уплаты покупателем цены договора до поступления уведомления, предусмотренного п. 2 ст. 113 Закона о банкротстве, и окончания внешнего управления. Согласно п. 4 ст. 453 ГК РФ стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон. Таким образом, необходимо законодательно предусмотреть условия и порядок возврата денежных средств покупателю за счет средств должника.

Аналогичный вопрос возникает при размещении дополнительных обыкновенных акций должника, а также акций вновь созданных акционерных обществ (общества) при замещении активов должника. Закон о банкротстве предусмотрел последствия, наступающие для должника и лиц, приобретших дополнительные акции должника, в случае признания недействительным или несостоявшимся дополнительного выпуска акций. Однако в рассматриваемом случае речь не может идти о применении таких последствий, так как Федеральный закон от 22.04.1996 N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг" не предусматривает в качестве оснований признания выпуска ценных бумаг несостоявшимся или недействительным обстоятельства, предусмотренные ст. 113 Закона о банкротстве. На наш взгляд, законодатель должен предусмотреть последствия в виде возврата денежных средств лицам, которые приобрели дополнительные акции должника, аналогичные установленным п. 5 ст. 114 Закона о банкротстве. Внешний управляющий должен принять решение об уменьшении уставного капитала должника путем приобретения обществом части размещенных акций согласно ст. 72 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах", поскольку орган управления должника, принявший решение об увеличении уставного капитала путем размещения дополнительных обыкновенных акций, не вправе принять решение об уменьшении уставного капитала. Однако предложенный способ труден в реализации из-за ограничений, установленных нормами статей 72 и 73 указанного Закона. Представляется, что и в этом вопросе законодатель не только должен изменить Закон о банкротстве, но и внести соответствующие изменения в акционерное законодательство.

Что касается учрежденных на базе имущества должника новых открытых акционерных обществ (общества), то в случае, если акции этих обществ на момент удовлетворения требований кредиторов согласно ст. 113 Закона о банкротстве принадлежат должнику, то последний вправе принять решение о ликвидации указанных юридических лиц. При этом нужно иметь в виду, что у ликвидируемых лиц могут быть свои кредиторы, с которыми необходимо рассчитаться при ликвидации. Поскольку решение о ликвидации не относится к компетенции органов управления должника, указанное решение должен принимать внешний управляющий. В случае если акции вновь созданных акционерных обществ (общества) проданы должником, однако денежные средства в их оплату еще не поступили, а акции не переданы в собственность покупателя, внешний управляющий вправе требовать расторжения договора купли-продажи в соответствии со ст. 451 ГК РФ. Если же сделка состоялась в полном объеме: акции переданы и деньги получены, то внешний управляющий не может принять исполнение обязательств должника в соответствии со ст. 115 Закона о банкротстве, независимо от того, приступил он к расчетам с кредиторами или нет. Данная коллизия также должна быть разрешена законодателем.

Отсутствие в Законе о банкротстве положения относительно возможности продолжения функционирования предприятия должника в период конкурсного производства привело отдельных ученых к мысли о безусловной необходимости продолжения деятельности юридического лица, так как функционирующий бизнес всегда имеет более высокую стоимость, чем отдельные виды имущества <*>. Представляется, что такой подход к проблеме оправдан в случае, если у конкурсного управляющего есть основания полагать, что продаже будет подлежать предприятие должника, или возможно замещение активов должника, или возможен переход к внешнему управлению. В ином случае продолжение деятельности должника может привести к неоправданному росту кредиторской задолженности за счет увеличения текущих требований, связанных с поддержанием производственного цикла, что негативным образом может сказаться на удовлетворении требований конкурсных кредиторов. На наш взгляд, было бы разумным решать данный вопрос на собрании кредиторов на основе доклада конкурсного управляющего о финансовом состоянии должника и намечающихся мероприятиях по сбору конкурсной массы.

<*> См.: Телюкина М.В., Ткачев В.Н. Конкурсная масса несостоятельного должника // Адвокат. 2003. N 8. С. 45.

Что касается качественных показателей арбитражного управления, то здесь необходимо отметить "размытость" требований к кандидатуре арбитражного управляющего, установленных Законом о банкротстве.

Так, ст. 20 Закона о банкротстве установлено, что арбитражным судом не могут быть утверждены в качестве арбитражных управляющих лица, которые являются заинтересованными лицами по отношению к должнику и кредиторам. Вместе с тем перечень заинтересованных лиц по отношению к должнику и кредиторам, установленный в ст. 19 Закона, не является исчерпывающим и, в отличие от Закона о банкротстве 1998 года, содержит отсылку к иным федеральным законам. Иными словами, претендент на утверждение в качестве арбитражного управляющего не только не должен являться руководителем должника или кредитора или входить в совет директоров (наблюдательный совет), коллегиальный исполнительный орган должника или кредитора, а также не являться главным бухгалтером (бухгалтером) должника или кредитора, как это установлено ст. 19 Закона о банкротстве, но и не относиться к категории лиц, установленных в качестве заинтересованных в соответствии с Федеральными законами от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах", от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", Законом РСФСР от 22.03.1991 N 948-1 "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" <*> и иными федеральными законами. Системный анализ указанных законодательных актов показывает, что круг лиц, признаваемых в качестве заинтересованных, в акционерном обществе и обществе с ограниченной ответственностью различен. Перечень лиц, признаваемых заинтересованными, в акционерном обществе является исчерпывающим. В обществе с ограниченной ответственностью перечень, установленный ст. 45 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", может быть дополнен уставом общества. Представляется, что при толковании ст. 19 Закона о банкротстве суд должен решать вопрос о заинтересованности претендента, утверждаемого в качестве арбитражного управляющего, по отношению к должнику и кредиторам в зависимости от организационно-правовой формы должника и кредиторов и исследовать положения устава, если должник или кредитор является обществом с ограниченной ответственностью.

<*> ВСНД РСФСР и ВС РСФСР. 1991. N 16. С. 410 - 422.

Трудности у арбитражного суда могут возникнуть при установлении заинтересованности применительно к некоммерческим организациям (например, когда должником или кредитором является некоммерческая организация). Федеральный закон от 12.01.1996 N 7-ФЗ "О некоммерческих организациях" признает в качестве заинтересованных более широкий круг лиц: наряду с руководителем - его заместителя, а также лиц, входящих не только в состав органов управления некоммерческой организацией, но и в состав органов надзора за ее деятельностью, если указанные лица состоят с этими организациями или гражданами в трудовых или коммерческих отношениях. Не меньше проблем возникнет у арбитражного суда при определении аффилированных лиц, относимость к которым также влияет на признание лица заинтересованным. Аффилированными лицами согласно Закону РСФСР "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" признаются физические и юридические лица, способные оказывать влияние на деятельность юридических и (или) физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, перечень которых довольно обширен.

Такое разнообразие определений заинтересованных лиц, установленных различными федеральными законами, несомненно вызовет необходимость у суда исследовать все критерии заинтересованности применительно к кандидатуре арбитражного управляющего в отношении многочисленных кредиторов и должника, тем более что Закон о банкротстве не определяет порядок выявления такой заинтересованности, в связи с чем непонятно, самостоятельно или же по заявлению лиц, участвующих в деле, суд должен оценивать заинтересованность кандидата в арбитражные управляющие. Из сказанного следует вывод: законодатель должен предусмотреть четкие и понятные критерии заинтересованности в рамках Закона о банкротстве без отсылки к иным федеральным законам, которые содержат разный подход к установлению заинтересованности, что вызывает определенные трудности в правоприменении законодательства о банкротстве. Помимо этого, необходимо установить досудебный порядок выявления заинтересованности кандидатуры арбитражного управляющего, например в рамках принятия решения о выдвижении на уровне СРО либо в процессе подготовки дела к рассмотрению с учетом мнений кредиторов и должника. Закон о банкротстве устанавливает на этот счет лишь достаточно общее правило: СРО обязана не позднее чем через 5 дней с даты получения запроса направить суду, кредиторам и должнику мотивированное заключение о соответствии кандидатур установленным требованиям, предусмотренным п. 1 ст. 20 Закона, который, однако, не содержит требования об отсутствии заинтересованности (данное требование содержится в п. 6 ст. 20).

Еще одним препятствием для утверждения кандидатуры в качестве арбитражного управляющего может стать невозмещение лицом, являющимся кандидатом в арбитражные управляющие, убытков, причиненных должнику, кредиторам и третьим лицам при исполнении обязанностей арбитражного управляющего. При этом Закон о банкротстве не определяет, должен арбитражный суд самостоятельно устанавливать факт причинения убытков либо руководствоваться уже имеющимся решением суда о взыскании убытков. На наш взгляд, основаниями для отказа в утверждении лица в качестве арбитражного управляющего должны стать вступивший в силу судебный акт о взыскании убытков и отсутствие доказательств об их возмещении со стороны кандидата в арбитражные управляющие, в противном случае установление факта причинения убытков серьезно затянет производство по делу. В связи с этим возникает еще один вопрос: является ли параллельное рассмотрение судом дела о взыскании убытков в рамках иного судебного процесса основанием для отказа в утверждении кандидатуры арбитражного управляющего, либо арбитражный суд обязан приостановить производство по делу, руководствуясь нормами ст. 58 Закона о банкротстве и ст. 143 АПК РФ? Если основываться на позиции, что основанием для отказа в утверждении кандидатуры арбитражного управляющего является вступивший в силу судебный акт о взыскании убытков, то арбитражный суд обязан приостановить производство по делу до вынесения окончательного решения о взыскании убытков и вступления судебного акта в силу.

Арбитражный суд не может утвердить в качестве арбитражного управляющего кандидата, который не имеет заключенного в соответствии с Законом о банкротстве договора страхования ответственности на случай причинения убытков лицам, участвующим в деле о банкротстве. Данная новелла, предусмотренная Законом, представляет трудности уже не для арбитражного суда, а для арбитражного управляющего. С одной стороны, следуя мировым тенденциям установления финансового обеспечения прав и законных интересов лиц, участвующих в деле, законодатель справедливо установил правила об обязательном страховании ответственности арбитражного управляющего. С другой стороны, вместе с установлением для арбитражного управляющего значительного денежного взноса при вступлении в СРО, не менее значительных расходов на обучение законодатель возложил на арбитражного управляющего еще и расходы, связанные со страхованием, которые тот должен понести до утверждения его арбитражным судом в этом качестве. Руководствуясь мировой практикой в вопросах ответственности арбитражного управляющего, законодатель проигнорировал факт реального состояния дел в сфере банкротства в России, когда арбитражный управляющий не всегда имеет возможность компенсировать свои затраты. Представляется, что в рамках действующего Закона о банкротстве необходимо внести изменения, предусматривающие, что договор о страховании ответственности арбитражного управляющего должен быть заключен после его утверждения в этом качестве арбитражным судом, а СРО должна выдать к моменту представления его кандидатуры в арбитражный суд поручительство отвечать за арбитражного управляющего. При этом поручительство необходимо рассматривать как одностороннюю обязанность СРО, подобно поручительству, предоставляемому в рамках ст. 173 Закона о банкротстве.

Законодательное регулирование процедуры отбора кандидатур арбитражных управляющих в рамках СРО тесно связано с проблемой оценки соответствия претендентов требованиям к кандидатуре арбитражного управляющего, содержащимся в запросе арбитражного суда, а также оценки профессиональных качеств претендентов и, соответственно, расположения их кандидатур в списке СРО, представляемом суду для принятия судебного акта об утверждении арбитражного управляющего. Согласно п. 4 ст. 45 Закона о банкротстве, если ни кредитор, ни должник не воспользовались своим правом отвода кандидатуры, суд назначает кандидатуру, занимающую в списке более высокую позицию.

Ни Закон о банкротстве, ни иные нормативные правовые акты не определяют критерии, в соответствии с которыми СРО обязана оценивать кандидатуры арбитражных управляющих и располагать их в списке, представляемом суду. Поскольку процесс оценки носит субъективный характер, необходимо предусмотреть механизм защиты интересов арбитражных управляющих от произвола при решении указанного вопроса. Следует, на наш взгляд, установить возможность судебного обжалования решения СРО в случае, если кандидат в арбитражные управляющие не согласен с оценкой его профессиональных качеств или соответствия требованиям, указанным в запросе.

Все указанные выше факторы, снижающие степень эффективности арбитражного управления, являются, по своей сути, предложениями по совершенствованию законодательства о банкротстве. Надеемся, что они будут учтены законодателем в его правотворческой деятельности.

<< | >>
Источник: Е.Г. ДОРОХИНА. АРБИТРАЖНОЕ УПРАВЛЕНИЕ В СИСТЕМЕ БАНКРОТСТВА. 2008

Еще по теме 4.3. Эффективность механизма арбитражного управления:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -