<<
>>

4.1. Арбитражное управление - элемент организационной структуры системы управления банкротством

Структурно-функциональный анализ системы управления банкротством, наряду с исследованием правовых средств, используемых субъектами (элементами) системы, позволяет описать механизм правового регулирования управления в сфере банкротства.
Механизм правового регулирования банкротства в его системном проявлении конкретизируется через отношения, урегулированные нормами конкурсного права. Имущественные отношения между должником и каждым из его кредиторов образуют устойчивые связи между основными участниками на протяжении всего процесса банкротства. Направленность правового регулирования института банкротства на достижение цели максимального удовлетворения требований кредиторов в условиях противоречивости (несовпадения) их интересов, как между собой, так и с интересами должника, предполагает законодательное оформление организационной структуры управления и наделение субъектов управления определенными функциями и правовыми средствами их реализации.

Организационная структура управления, в свою очередь, очерчивается кругом лиц, участвующих в деле о банкротстве. Элементами организационной структуры системы управления банкротством выступают арбитражный управляющий, конкурсные кредиторы/уполномоченные органы и их коллективные образования: собрание кредиторов, комитет кредиторов; должник и его участники, федеральные органы исполнительной власти при банкротстве отдельных категорий предприятий-должников, Банк России (при банкротстве кредитной организации). Арбитражный суд как элемент системы управления имеет определенную специфику, поскольку, осуществляя правосудие, он в указанных рамках реализует и отдельные функции управления, располагаясь внутри структуры управления, но "над" участниками дела о банкротстве.

Институт банкротства, основу регулирования отношений в рамках которого составляют положения Гражданского кодекса РФ (ст. 1 Закона о банкротстве), имеет вместе с тем механизм управления с элементами публично-правового воздействия, которые обусловлены включением в систему управления банкротством арбитражного суда как одного из субъектов (элементов) управляющего воздействия.

Участие суда в управлении системой банкротства продиктовано прежде всего спецификой судопроизводства по делам о банкротстве, которая выражается в усилении принципа процессуальной активности суда при рассмотрении этой категории дел и широком применении судейского усмотрения. Вместе с тем целевая ориентация управления в сфере банкротства предполагает удовлетворение частного интереса - интереса кредиторов в удовлетворении своих требований в условиях несостоятельности должника. Управление здесь носит локальный характер, который при общей направленности на экономические процессы в обществе применяется в рамках несостоятельности отдельного должника. Арбитражный суд, вынося судебный акт о введении той или иной процедуры банкротства, предоставляет субъектам управления возможность самостоятельно, на основе саморегуляции, осуществлять функции управления с использованием соответствующих правовых средств и вмешивается в процесс управления только в случае наличия дисбаланса в системе, когда кто-либо из лиц, участвующих в деле, обращается в суд. Если же ход процедуры банкротства осуществляется в предписанном режиме (последовательно реализуется план внешнего управления или план финансового оздоровления, осуществляются мероприятия конкурсного производства), арбитражный суд осуществляет свою деятельность в обычных процессуальных рамках. Управляющее воздействие суда на поведение лиц, участвующих в деле, обусловливается необходимостью снижения энтропии (неопределенности, беспорядка) состояния системы. Так, законодатель предусмотрел право арбитражного суда самостоятельно влиять на движение дела о банкротстве, предоставив ему возможность определять процедуру банкротства в отсутствие волеизъявления кредиторов (пассивности кредиторов) либо вопреки их воле (при наличии признаков злоупотребления правом).

Иерархия уровней управления в системе управления банкротством предполагает не вертикаль власти, выстроенную на основе субординационного метода правового регулирования, а гибкое распределение функций управления между субъектами в зависимости от процедуры банкротства и стоящих перед управлением конкретных задач в определенном промежутке времени.

Говоря об иерархичности структуры, имеется в виду градация уровней управления по принципу важности принимаемых решений и многоступенчатости контроля за ходом процедур банкротства в целях обеспечения гомеостазиса (способности системы противостоять нарушению ее функций).

Основополагающие, магистральные решения, воздействующие на ход процедур банкротства, принимаются собранием кредиторов (решения о выборе процедур банкротства, о выборе СРО, об утверждении управляющего, исполнявшего обязанности в предыдущей процедуре, об отстранении управляющего и о подаче соответствующих ходатайств в суд). Комитет кредиторов реализует полномочия, предоставленные собранием кредиторов, и контролирует деятельность арбитражного управляющего. Это первая ступень контроля кредиторов за деятельностью арбитражного управляющего. Арбитражный управляющий, в свою очередь, осуществляет контроль за деятельностью должника, причем как текущей (в процедурах наблюдения и финансового оздоровления), так и предыдущей (в процедурах внешнего управления и конкурсного производства). Это вторая ступень контроля, уже за деятельностью должника. Высшей ступенью контроля, как за деятельностью арбитражного управляющего, так и должника, является арбитражный суд. Именно суд отстраняет руководителя должника в процедурах наблюдения и финансового оздоровления и признает недействительными сделки должника, а также отстраняет арбитражного управляющего по ходатайству собрания кредиторов. Отстранение управляющего может быть и по заявлению лица, участвующего в деле, но при этом он должен доказать нарушения собственных прав и законных интересов и наступление (возможность наступления) убытков. Собрание кредиторов осуществляет контрольную функцию по отношению к арбитражному управлению в целом, независимо от нарушения прав и законных интересов отдельных кредиторов. Вправе ли арбитражный суд самостоятельно, без обращения собрания кредиторов или указанных выше лиц отстранить арбитражного управляющего? При ответе на этот вопрос необходимо иметь в виду следующее.

Общие основания отстранения арбитражного управляющего арбитражным судом изложены в ст. 25 Закона о банкротстве. К ним относятся нарушение арбитражным управляющим требований Закона о банкротстве, правил профессиональной деятельности арбитражного управляющего, установленных Правительством РФ, а также исключение арбитражного управляющего из СРО. Ранее действующий Закон о банкротстве 1998 года предусматривал в качестве оснований отстранения арбитражного управляющего, во-первых, отзыв лицензии арбитражного управляющего, который мог быть произведен в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением обязанностей, возложенных на арбитражного управляющего, повлекших убытки для должника или кредиторов, во-вторых, собственно неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей арбитражным управляющим, возложенных на него Законом о банкротстве 1998 года. Применение второго основания для отстранения арбитражного управляющего привело к неоднозначной позиции арбитражных судов. На протяжении длительного времени действия Закона о банкротстве 1998 года арбитражные суды по-разному рассматривали вопрос о возможности арбитражного суда самостоятельно, без соответствующего решения собрания кредиторов, выносить судебные акты об отстранении арбитражного управляющего в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением им своих обязанностей.

Так, практика рассмотрения дел ФАС МО основывалась на позиции, выражающейся в отсутствии у суда права отстранять арбитражного управляющего без соответствующего решения собрания кредиторов. В частности, Постановлением от 06.11.2002 по делу N КГ-А40/6686-02-2 ФАС МО, отказывая в удовлетворении кассационной жалобы кредитора, пояснил свою позицию следующим образом: "Конкурсный управляющий отстраняется судом по решению собрания кредиторов или комитета кредиторов на основании ст. 116 Закона о банкротстве 1998 года. Названная норма является специальной и регулирует вопрос отстранения конкурсного управляющего, в то время как ст. 21 Закона о банкротстве 1998 года является общей нормой и не может применяться в отрыве от нормы, которую законодатель специально предусмотрел для процедуры конкурсного производства".

Следует отметить, что данная позиция нашла отражение и в других судебных актах, принятых ФАС МО. В Постановлении ФАС МО от 21.11.2002 по делу N КГ-А40/7670-02-1 указано, что исключительное право инициировать перед арбитражным судом вопрос о признании неисполнения или ненадлежащего исполнения возложенных на конкурсного управляющего обязанностей и отстранении его от занимаемой должности принадлежит собранию кредиторов или комитету кредиторов, отдельные кредиторы указанным правом законом не наделены.

Между тем Президиум ВАС РФ в информационном письме от 14.06.2001 N 64 "О некоторых вопросах применения в судебной практике Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", комментируя применение п. 2 ст. 21 Закона о банкротстве 1998 года, изложил прямо противоположную позицию: неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей, возложенных на арбитражного управляющего, является основанием для отстранения последнего арбитражным судом без учета согласия собрания кредиторов, поскольку получение такого решения судом не предусматривается указанной нормой, а арбитражный суд вправе руководствоваться поступившей в арбитражный суд информацией о деятельности арбитражного управляющего.

Ныне действующий Закон о банкротстве лишь отчасти разрешает указанную проблему. С одной стороны, Закон о банкротстве воспринял позицию ВАС РФ, установив в статьях 65, 83, 98, 145, регулирующих основания отстранения арбитражного управляющего применительно к конкретной процедуре банкротства, возможность инициирования вопроса об отстранении как собранием кредиторов, так и лицами, участвующими в деле о банкротстве, подавшими жалобу на действия арбитражного управляющего, за исключением временного управляющего, в отношении которого отстранение допускается только на основании жалобы лица, участвующего в деле. С другой стороны, нормы данных статей не охватывают всю широту возможных нарушений Закона о банкротстве и общих правил профессиональной деятельности арбитражного управляющего, утверждаемых Правительством РФ, со стороны арбитражного управляющего, в связи с чем вопрос о возможности отстранения арбитражного управляющего в рамках п.

1 ст. 25 остается открытым. Статьями 65, 83, 98, 145 Закона о банкротстве, регулирующими порядок отстранения соответственно временного, административного, внешнего, конкурсного управляющего, установлено, что отстранение арбитражного управляющего возможно в связи с удовлетворением арбитражным судом жалобы лица, участвующего в деле о банкротстве, на неисполнение или ненадлежащее исполнение арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей, при условии что такое неисполнение или ненадлежащее исполнение нарушило права или законные интересы заявителя жалобы, а также повлекло или могло повлечь за собой убытки должника либо его кредиторов. Как видно из изложенного, законодатель ограничил рамки инициативы лица, участвующего в деле о банкротстве, определив два обязательных условия: нарушение прав и законных интересов самого заявителя жалобы и возможность наступления или наличие убытков для должника или кредиторов. Вместе с тем п. 1 ст. 25 Закона о банкротстве предусматривает более широкий круг оснований отстранения арбитражного управляющего, к которым могут быть отнесены нарушения последним Закона о банкротстве, правил профессиональной деятельности арбитражного управляющего, не связанных с нарушением прав и законных интересов заявителя жалобы и наличием или возможностью причинения убытков. К таким случаям можно отнести отказ арбитражного управляющего от проведения собрания кредиторов, непредставление отчета о своей деятельности, непредставление информации комитету кредиторов, неисполнение требований по выявлению признаков преднамеренного или фиктивного банкротства и иные случаи.

Следуя логике, изложенной в упомянутом выше информационном письме Президиума ВАС РФ, арбитражный суд при наличии информации о такого рода нарушениях вправе самостоятельно оценить деятельность арбитражного управляющего и отстранить его от исполнения обязанностей. Вместе с тем более позднее информационное письмо ВАС РФ <*>, касающееся вопросов отстранения арбитражных управляющих, не содержит указания на возможность применения судом общего правила п. 1 ст. 25 безотносительно к специальным нормам статей 65, 83, 98, 145 Закона о банкротстве. Представляется, что арбитражный суд должен обладать всей широтой полномочий в области отстранения арбитражного управляющего и не быть связанным основаниями, предусмотренными специальными нормами. Следует согласиться с мнением В.А. Химичева относительно введения нормы, позволяющей суду самостоятельно отстранять арбитражного управляющего, особенно в случаях, когда нарушены сроки проведения процедур, не представляется информация по запросу суда либо игнорируются судебные акты, принятые по жалобам кредиторов <**>.

<*> О некоторых вопросах, связанных с утверждением и отстранением арбитражных управляющих: информационное письмо Президиума ВАС РФ от 30.12.2004 N 88 // Вестн. ВАС РФ. 2005. N 3.

<**> См.: Химичев В.А. Указ. соч. С. 79.

Многоступенчатость контроля в управлении банкротством объясняется желанием законодателя сбалансировать интересы всех участников дела о банкротстве, обеспечив действенный контроль всех процессов, происходящих при банкротстве. Разобщенность кредиторов и невозможность осуществления оперативного контроля за деятельностью должника и состоянием его имущества привели к необходимости включения в структуру независимого лица - арбитражного управляющего. Вместе с тем, поскольку арбитражный управляющий помимо контрольной функции выполняет и иные функции управления, надлежащее выполнение которых также подлежит контролю, такой контроль осуществляется собранием/комитетом кредиторов.

Однако иерархия управления в системе объясняется не только многоступенчатостью контроля, но и, как уже указывалось, важностью принимаемых решений. Помимо собрания кредиторов, принимающего главные по важности решения, законодатель наделил правом влиять на ход процедур банкротства также должника (его органы управления). Допуск должника к управлению банкротством явился следствием необходимости пресечения действий недобросовестных кредиторов, поскольку, как показала практика применения Закона о банкротстве 1998 года, игнорирование позиции должника приводило к злоупотреблениям правами со стороны отдельных кредиторов в ущерб интересам должника и остальных кредиторов. Закон о банкротстве 2002 года предоставил возможность органам управления должника осуществлять управление организацией-должником в период наблюдения, финансового оздоровления под контролем арбитражного управляющего и собрания кредиторов (комитета кредиторов). Ранее арбитражный управляющий мог сменить руководителя должника по определению суда, что предоставляло возможность кредиторам предложить "своего" управляющего сразу после подачи заявления в суд о возбуждении дела о банкротстве. Кроме того, должнику предоставлена возможность самостоятельно погасить задолженность в рамках процедуры финансового оздоровления, в связи с чем собрание участников должника или орган, уполномоченный собственником имущества должника - унитарного предприятия, выносят решение об обращении с соответствующим ходатайством к собранию кредиторов или арбитражному суду. Управление в процедуре финансового оздоровления строится вокруг выполнения плана финансового оздоровления и графика погашения задолженности, основные параметры которых определяются должником. Влияние должника на ход процедур банкротства заметно снижается в процедурах внешнего управления и конкурсного производства. Если при внешнем управлении органы управления должника вправе принимать решения относительно увеличения уставного капитала, замещения собственных активов или отчуждения имущества, то в конкурсном производстве принятие решений возможно только по поводу крупных сделок и соглашений об условиях предоставления денежных средств третьими лицами для исполнения обязательств должника.

Решения арбитражного управляющего при осуществлении организационной функции производны от решений собрания кредиторов (комитета кредиторов) и должника (его органов управления) и принимаются им в рамках используемых правовых средств. При этом роль арбитражного управляющего усиливается по мере продвижения процедур банкротства от наблюдения до конкурсного производства. Иные решения арбитражного управляющего, реализуемые в основном посредством процессуально-правовых средств, принимаются им самостоятельно, однако имеют значение только в случае принятия соответствующего судебного акта.

Основополагающие решения собрания кредиторов подлежат рассмотрению в арбитражном суде. К числу таких решений прежде всего относятся решения о выборе процедуры банкротства. Вместе с тем суд вправе в ряде случаев самостоятельно (без соответствующего решения собрания кредиторов либо вопреки его воле) принимать решения относительно введения финансового оздоровления и внешнего управления. Широта дискреционных полномочий суда, в свою очередь, имеет процессуальные пределы, не позволяющие суду проявлять активность или использовать судейское усмотрение в случаях, когда решение вопроса отдано иному субъекту управления (например, утверждение графика погашения задолженности в процедуре финансового оздоровления - прерогатива суда, утверждение плана финансового оздоровления в той же процедуре - прерогатива собрания кредиторов).

Налицо, таким образом, рассредоточение полномочий по принятию решений, влияющих на динамику системы банкротства в целом, между всеми субъектами управления, что позволяет обеспечивать устойчивость системы и ее позитивное развитие.

Иная ситуация в вопросе утверждения арбитражного управляющего. И должник, и кредиторы в равной степени допущены к процессу отбора кандидатур арбитражного управляющего. Однако эффективность механизма, установленного Законом о банкротстве 2002 года, вызывает сомнения, и прежде всего потому, что роль арбитражного суда сведена к формальному рассмотрению кандидатур, выдвинутых СРО. Законодатель не оставил суду право самостоятельного выбора в случае, если ни кредитор, ни должник не воспользовались правом отвода кандидатур, определив, что суд в таком случае назначает кандидатуру, занимающую более высокую позицию в списке кандидатур, представленном СРО. На наш взгляд, такая позиция законодателя представляется неоправданной, поскольку она противоречит задачам судопроизводства в арбитражных судах, определенным ст. 2 АПК РФ. Состязательность арбитражного процесса, как один из основных принципов судопроизводства, предполагает учет судом мнений всех лиц, участвующих в деле. В нынешней ситуации лица, участвующие в деле о банкротстве, лишены процессуального права заявлять суду собственное мнение и доводы относительно утверждения кандидатуры арбитражного управляющего, а арбитражный суд лишен возможности вынесения объективного судебного акта с учетом мнений всех лиц, участвующих в деле.

Таким образом, иерархия уровней управления в системе управления банкротством обусловлена необходимостью обеспечения баланса интересов основных участников процесса банкротства. Если при осуществлении контроля в основании пирамиды находится должник, выше по уровню располагается арбитражный управляющий, далее - комитет кредиторов и собрание кредиторов, то, руководствуясь критерием важности принимаемых решений при осуществлении организационной функции, мы можем расположить в основании пирамиды арбитражного управляющего, поскольку его решения производим от решения собрания кредиторов (комитета кредиторов) и должника в лице его органов управления. На самой вершине пирамиды должен быть расположен арбитражный суд, непосредственной задачей которого и является обеспечение гарантированного баланса интересов всех участников дела о банкротстве. Законодательство ряда ведущих западных стран наделяет суд обширными полномочиями в конкурсном процессе. Так, во Франции суд занимает центральное место в конкурсном процессе, "возвышаясь над всеми органами конкурсного производства" <*>, что позволяет ему не только контролировать деятельность участников дела о банкротстве, но и существенным образом влиять на ход конкурсного производства. Аналогичные полномочия имеет суд в Германии и США.

<*> Васильев Е.А. Гражданское и торговое право капиталистических государств: Учеб. М., 1993. С. 458.

Опосредование конкурсных отношений судебным процессом, широкое применение принципа судейского усмотрения, осуществление процедур банкротства специальным уполномоченным субъектом - арбитражным управляющим свидетельствуют, по мнению Б.С. Бруско, о проявлении принципа активного государственного вмешательства в сферу конкурсных отношений <*>. Конкурсные отношения, как считает указанный автор, направлены на установление структурно- функциональной системы управления должником, что выражается в создании коллективных органов управления (собрание кредиторов и комитет кредиторов), полномочных определять судьбу должника на принципах властного характера волеизъявления большинства. С данными выводами трудно согласиться. Во-первых, отношения не могут быть направлены на установление системы, поскольку системой называется совокупность любым способом выделенных из остального мира реальных или воображаемых элементов, между которыми уже заданы связи и отношения <**>. Во-вторых, ни собрание кредиторов, ни комитет кредиторов не могут являться органами управления должника. Собрание кредиторов можно характеризовать как группу лиц (конкурсных кредиторов), уполномоченную законом формировать волю кредиторов по основным вопросам движения дела о банкротстве, очерченным рамками компетенции, установленной законом. С точки зрения управления можно говорить о собрании кредиторов как об элементе системы управления банкротством в целом. Управление должником осуществляется как органами управления должника, так и арбитражным управляющим в рамках осуществления им организационной функции.

<*> См.: Бруско Б.С. Защита прав и законных интересов кредиторов в конкурсном праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005. С. 20.

<**> См.: Блюменфельд Л.А. Системные исследования. Ежегодник. 1970. С. 37. Цит. по: Блауберг И.В., Юдин Э.Г. Становление и сущность системного подхода. М., 1973. С. 174.

В правовой литературе характеристика собрания кредиторов как некоего органа звучит довольно часто. Например, М.В. Телюкина полагает, что собрание кредиторов и комитет кредиторов, будучи субъектами конкурсного права, не представляют интересы кредиторов, а являются органами, наделенными определенной компетенцией в силу конкурсного законодательства <*>. К специальным органам относит собрание кредиторов и комитет кредиторов Ю.А. Тарасенко <**>, к коллегиальным органам кредиторов - В.А. Химичев <***>.

<*> См.: Телюкина М.В. Основы конкурсного права. С. 231.

<**> См.: Тарасенко Ю.А. Кредиторы: защита их имущественных прав: Учеб.-практ. пособие. М.: Юркнига, 2004.

<***> См.: Химичев В.А. Указ. соч. С. 44.

Следует возразить определению собрания кредиторов и комитета кредиторов как органов, поскольку в данном случае неясна их принадлежность.

Мы исходим из того, что правовой институт банкротства является институтом гражданского права (комплексным институтом законодательства) <*>, в связи с чем субъектами, в том числе и субъектами конкурсных отношений, могут быть юридические и физические лица. Формирование воли группой лиц является традиционным для гражданского права (договор простого товарищества, создание юридического лица, организация управления многоквартирным домом собственниками жилья и пр.). После возбуждения дела о банкротстве формирование воли кредиторов по отдельным вопросам движения процедур банкротства осуществляется не единолично, а коллективно, посредством принятия решения большинством голосов, поскольку "кредиторы участвуют в конкурсном процессе или в качестве единичных лиц, или в качестве общего собрания, которое является выражением воли всех кредиторов" <**>.

<*> Большинство ученых, занимающихся проблематикой банкротства, склонны выделять совокупность норм, регулирующих несостоятельность (банкротство) как комплексный правовой институт (см.: Телюкина М.В. Основы конкурсного права. С. 64; Бруско Б.С. Защита прав и законных интересов кредиторов в конкурсном праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005. С. 17; Белых В.С., Дубинчин А.А., Скуратовский М.Л. Правовые основы несостоятельности (банкротства). М.: Норма, 2000. С. 22), как институт частного права (см.: Конкурсное право. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства): Учеб. пособие. М.: Юристъ, 2001. С. 34). Принадлежность правового института банкротства к отрасли частного права В.Ф. Попондопуло объясняет наличием в системе права лишь двух отраслей права - частного и публичного, опосредующих различные типы социальной деятельности. Гражданское право, по его мнению, представляет собой подразделение не права, а его внешней формы (законодательства) (см.: Попондопуло В.Ф. Система общественных отношений и их правовые формы // Правоведение. 2002. N 4. С. 78 - 101). Существует точка зрения о том, что "в целом вся процедура банкротства в широком понимании этого правового института - публично-правовое средство регулирования отношений в сфере экономики" (см.: Губин Е.П. Указ. соч. С. 173). В качестве гражданско- правового институт банкротства рассматривают Е.А. Павлодский, О.Р. Зайцев (см.: Павлодский Е.А., Зайцев О.Р. Правовое положение кредитора в деле о банкротстве // Журнал российского права. 2004. N 7).

<**> Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 445.

Банкротство, как отмечают исследователи конкурсного права, представляет собой способ защиты нарушенных прав кредиторов <*>. Конкуренция прав кредиторов при недостаточности имущества должника предполагает установление специального режима удовлетворения их требований в рамках гражданско-правового регулирования. Кредиторы по своей воле вступают в правовые отношения с должником и несут риск неблагоприятных последствий, связанных с предпринимательской деятельностью. Следовательно, возможная неплатежеспособность должника является фактором нормального риска при осуществлении предпринимательской деятельности, в связи с чем кредиторы при совершении сделок превентивно выражают свою волю и в отношении возможного участия в собрании кредиторов при возбуждении дела о банкротстве в отношении должника. Участие в собрании кредиторов и принятие решения большинством голосов является, таким образом, не принуждением, а осознанным последствием предпринимательского риска.

<*> См.: Белоликов А.И. Банкротство как способ защиты нарушенных прав: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2004. С. 11; Бруско Б.С. Указ. соч. С. 21.

Подводя итог исследованию организационной структуры управления банкротством, следует отметить зависимость связей взаимодействия элементов системы управления от распределения функций между элементами на определенной стадии движения дела о банкротстве. В то же время связи преобразования между элементами структуры, предполагающие переход системы из одного состояния в другое, зависят от динамики процесса банкротства (смены процедур банкротства). Связи функционирования, объединяющие элементы единством выполняемой функции, свидетельствуют о преобладании контрольной функции у большинства субъектов управления (за исключением должника) и о возложении обязанностей по организации (координации) всех участников банкротства на арбитражного управляющего.

<< | >>
Источник: Е.Г. ДОРОХИНА. АРБИТРАЖНОЕ УПРАВЛЕНИЕ В СИСТЕМЕ БАНКРОТСТВА. 2008

Еще по теме 4.1. Арбитражное управление - элемент организационной структуры системы управления банкротством:

  1. 5.1 Организационные структуры управления 5.1.1 Понятие организационной структуры управления
  2. Модуль 3. Задачи информационного менеджмента в управлении и формировании организационных структур ИС
  3. Задачи информационного менеджмента в управлении и формировании организационных структур ИС
  4. 3.2.2. Некоторые типы организационных структур ИС
  5. 3.1 ОРГАНИЗАЦИОННАЯ СТРУКТУРА УПРАВЛЕНИЯ СЛУЖБЫ МАРКЕТИНГА
  6. Позиция 2. Разработка организационной структуры проекта и модели управления.
  7. 2.4.2. Организационная структура
  8. ФУНКЦИИ АРБИТРАЖНОГО УПРАВЛЕНИЯ
  9. АРБИТРАЖНОЕ УПРАВЛЕНИЕ В СИСТЕМЕ УПРАВЛЕНИЯ БАНКРОТСТВОМ
  10. 4.1. Арбитражное управление - элемент организационной структуры системы управления банкротством
  11. 4.2. Арбитражное управление и факторы внешней среды
  12. 4.3. Эффективность механизма арбитражного управления
  13. Понятие организационной структуры банка
  14. 2Л. Организационная структура управления муниципальными финансами в терминах Бюджетного кодекса Российской Федерации
  15. 4.1 Оценка вариантов развития организационной структуры управления муниципальными финансами города Кемерово
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -