<<
>>

2.4 Проблемы и перспективы развития российских предприятий

Кризис – это одна из самых серьезных экономических проблем, которая волнует человечество уже столетия. Современный мировой финансовый кризис, наглядно продемонстрировав диспропорции финансовых и реальных активов мировых экономик, по мнению некоторых ученых, совпадает по времени с фундаментальными сдвигами в структуре международных отношений и может иметь последствия, сравнимые с последствиями «Великой депрессии».

Однако, сейчас, по прошествии двух лет с момента его начала, гораздо более актуальным является вопрос о том, как скоро будут найдены новые подходы к экономическому регулированию.

Любой экономический кризис, как циклическое явление, имманентен экономике. В кризис происходит резкое сворачивание спроса и падение стоимости ресурсов, а бизнес и капитал начинают приспосабливаться к новым условиям рыночной конъюнктуры, а государства, на основе лоббирования выбранного тренда экономического развития, повышать конкурентоспособность страны.

В теории конкурентных преимуществ стран М. Портера [121], автор выделяет четыре основные стадии конкурентоспособности:

1) стадия факторов производства, когда страна опирается на природные ресурсы или дешевые человеческие ресурсы (сырьевая экономика);

2) стадия инвестиций; когда ставка делается на эффективные финансовые вложения, национальными инвесторами (денежная экономика);

3) стадия нововведений, сопровождающаяся активной новаторской деятельностью национальных компаний (инновационная экономика);

4) стадия богатства - накопление социально-экономических благ (переход на новый уровень инновационной экономики).

По сути, на первых трех стадиях происходит экономический рост страны, а на последней происходит спад ее конкурентоспособности, и как следствие, проявление кризисного состояния экономики. Но, стоит также отметить, что переход от одной стадии к следующей, всегда сопровождается различного рода кризисами.

Можно сказать, что Россия в своем экономическом развитии движется тем же путем, которые характерны для других развитых стран. Т.е. все ведущие лидеры, в свое время, при нехватке ресурсов на своей территории проводили жесткую экспансию колоний и агрессивную выкачку их ресурсов. Исключением, пожалуй, является Япония, которая изначально пошла инновационным путем развития за счет разработки и массового внедрения ресурсосберегающих технологий, что отчасти может объяснить «Японское чудо». Другими словами это помогло стране миновать первую стадию и совместить вторую и третью. Наша же страна на протяжении последних десятков лет и по сей день продолжает продавать свои природные ресурсы, и лишь сейчас, в условиях мирового финансового кризиса, просматриваются зачатки формирования серьезной финансовой системы, что может ознаменовать начало перехода ко второй стадии развития.

Если взять за пример США и страны ЕС, то здесь мы наблюдаем классический сценарий развития, и стоит отметить, что для формирования мощной финансовой структуры, им потребовалось немало времени.

Основополагающим вектором современной экономики России должен стать инновационный путь развития, на что наша страна и нацелилась. Данный процесс должен сопровождаться созданием адекватного технико-технологического базиса – основного капитала предприятий, предполагающего внедрение новейших технологий и массовую замену капитала на инновационной основе, для достижения конкурентного преимущества промышленности России на международной арене.

Как уже отмечалось выше, в кризис экономика начинает приспосабливаться к новым конъюнктурам. И для наименее безболезненного приспособления необходимо определить природу кризисных явлений в нашей стране.

Специфика кризиса в России заключается в том, что на циклический кризис «наложились» системный и мировой финансовый кризисы, что придает ему еще более глубокий и длительный характер. С одной стороны все ныне происходящие в стране процессы рецессии экономических показателей, при минимальных производственных резервах, есть признаки классического циклического кризиса, из которого Россия может выйти в течение 2-3-х лет [57].

С другой, С.Ю. Глазьев считает, что структурный кризис и процесс изменения технологического уклада налицо. Новые направления роста мировой экономики (нано-, био- и информационные технологии) еще не вышли на первый план, но в старые направления капитал уже не инвестируется [51]. Стоит, также отметить, что в данной ситуации кейнсианские и монетаристские методы, часто оправдывающие себя при циклических кризисах в зрелой рыночной экономике, в условиях глобализации [157] для российской экономики не будут эффективными. Вливание больших денег в банковские системы, может замедлить масштабы циклического кризиса, но не решить системные проблемы. Поэтому V-образное развитие кризиса (резкий спад и относительно быстрый выход на траекторию роста) [57] маловероятно, так как при достижении «дна» экономического спада, подъем не будет обеспечиваться неэффективными и неконкурентоспособными предприятиями, а, следовательно, мы придем к классическому L-образному сценарию (резкий спад, депрессия и медленный возврат к траектории роста).

Не смотря на оптимистичные прогнозы менеджеров ведущих компаний о скором восстановлении кредитных рынков и рынков мирового капитала, скорый выход на траекторию роста вызывает сомнения. По мнению Е. Балацкого, кризис будет длиться до тех пор, пока не будут обнаружены новые ниши эффективного вложения капиталов, куда бы они смогли устремиться [25], чему и могут способствовать появление новых технологий и модернизация производства и других видов деятельности фирмы, которые в свою очередь будут способствовать более равномерному распределению мирового капитала, что позволит в будущем избежать массовых ошибок в принятии инновационных решений и коллективного «надувания пузырей» [24]. Подобные ситуации отчасти объясняются теорией перспективы Д. Канемана [195], суть которой состоит в том, что инвесторы под воздействием различных субъективных факторов не всегда принимают выгодные для себя экономические решения.

Известно, что «в форме денег… капитал не производит никакой прибыли» [127], т.е.

деньги, не получившие приложения в производительной сфере, «перегревают» вложениями сферу услуг, капитальное строительство и торговлю или включаются в спекулятивный биржевой оборот, что заканчивается кризисом. Что происходит сейчас? Все страны, где преобладает финансовый капитал, над промышленным, находятся в стадии рецессии, и лишь одна страна – Китай, с высокоразвитой промышленностью, где капитал вкладывается в строительство заводов и фабрик, не подвергся рецессии экономики, а лишь замедлил темпы роста.

Насущная необходимость построения и реализации широкомасштабных инфраструктурных проектов развития российской промышленности совершенно очевидна. Будущее российской промышленности предполагает её полное и последовательное перевооружение и модернизацию на базе новейшего технологического уклада, и высвобождение от сырьевой зависимости экономики.

В настоящий момент продукция западных фирм – экономичнее (её производство менее затратное) и более высокого качества, а российская промышленность в основном пользуется демпинговыми ценами на сырьё и на рабочую силу. Именно это позволяет российской промышленности конкурировать и выживать в соревновании со своими зарубежными партнёрами. Даже, если мы возьмём следующие уровни технологических переделов после сырьевой ресурсодобывающей промышленности, то конкурировать внутри промышленности следующих уровней технологических переделов мы можем в том случае, если промышленники импортируют в качестве продукции своих предприятий исходные сырьевые фабрикаты, а отнюдь не конечные продукты с высокой добавленной стоимостью [55].

Выход в данной ситуации у нашей страны только один – путём внедрения инноваций, добиваться повышения эффективности и качества производства и продукции отечественной промышленности.

Сегодня инновационные проекты в большой чести. Созданы Российская венчурная компания, «Роснано», запущены крупные исследовательские проекты при госкорпорациях. Но где инновации и, что еще более существенно, их применение? В 2008 году менее 7% отечественных компаний применили в своей деятельности хотя бы одно качественно новое производственное решение (в США - 58%, в Германии - более 70%).

Наиболее амбициозные госпроекты, связанные с высокими технологиями - введение системы ЕГАИС и биопаспортов, - по сути, провалены после траты на них десятков миллиардов рублей. Знаменитая ракета «Булава» упрямо не хочет летать, а высокоскоростные поезда ходят по рельсам, уложенным в 1970-е годы. Основная проблема остается прежней: даже если случится чудо и Россия станет родиной новых технологий, кто и где будет их применять? Еще в СССР была разработана технология трубобетона, по которой сейчас строится 85% высотных зданий в КНР и ни одного в России. Хорошо известна и технология строительства дорог из преднапряженных бетонных плит, по которой укладывается до 40% дорог в США и 65% в Канаде, но которая не применяется в России [65].

Лишь только сейчас президент Д.Медведев внёс в Госдуму законопроект о внесении изменений в Федеральный закон «О техническом регулировании», предусматривающий возможность применения иностранных регламентов. В официальной справке к законопроекту сообщается: «Отечественная промышленность лишена возможности ориентироваться на передовые мировые стандарты, что создает серьёзные барьеры для технологического перевооружения. Законопроектом предусматриваются … законодательное закрепление возможности признания и заимствования лучших мировых стандартов в целях их применения в РФ» [5]. Однако, также сообщается, что «Введение таких зарубежных регламентов не повлияет на возможность применения отечественными товаропроизводителями традиционного режима технического регулирования в соответствии с действующими требованиями к продукции. Законопроектом отменяется норма, предусматривающая прекращение действия таких требований с 01.07.2010 г. Таким образом, предприятия, ориентированные на модернизацию производства, будут вправе применять наилучшие практики регулирования и стандартизации, а предприятия, испытывающие трудности, смогут безболезненно продолжать хозяйственную деятельность по действующим (старым) правилам» [5]. И с этим, конечно же, стоит согласиться, однако возникает следующий вопрос - разве «предприятиям, ориентированным на модернизацию», когда-либо запрещалось задавать в качестве внутрифирменного вектора развития использование более совершенных, нежели существующие российские, стандартов организации и развития производства, если они по всем требованиям превосходят отечественные и обеспечивают более устойчивые конкурентные позиции? И «отмена применения новых норм для предприятий, испытывающих трудности» приведет ли в обязательном порядке к нормализации условий развития предприятий в частности, и формированию предпосылок для инновационного прорыва? Да большинство наших предприятий тут же постараются обеспечить себе статус «испытывающих трудности».

Поскольку им дешевле «откупиться от чиновника» и работать дальше, чем перевооружиться и ждать более длительный период времени «отдачи» от вложенных на эти цели средств. Как показывает практика российский менеджмент для таких «потерь» еще не дорос.

Так, о каком инновационном пути развития России, провозглашенном в 2008г., может идти речь, если все антикризисные меры правительства направлены: 1) на борьбу с инфляцией; 2) поддержку банковского сектора; 3) сырьевых отраслей промышленности; 4) строительного сектора [12, С.3-9].

В первом случае, подмена, нашим правительством, основного критерия успешности социально-экономического развития инструментальной целью (снижение темпов инфляции) практически исключает проведение эффективной политики экономического развития [157, C. 4-24]. При этом эффект снижения инфляции может не компенсировать ущерба от замедления экономического роста. По мнению академика В.М. Полтеровича «для развивающихся стран наиболее благоприятные обстоятельства для «запуска» быстрого роста наступают до того, как инфляция опустится ниже 10 - 15%. Еще не известны случаи, когда быстрый и длительный рост наступал после снижения инфляции ниже 10%. Напротив, имеется много примеров снижения темпов роста после снижения инфляции. С другой стороны, при выходе на траекторию быстрого роста проблема снижения инфляции существенно упрощается» [117]. Т.е. при темпе менее 10 - 15% инфляция не оказывает на экономический рост значимого отрицательного воздействия. То есть усилия по снижению темпов инфляции и ее стагнации на уровне 8%, могут дорого обойтись нашей стране, но не дать положительного эффекта даже в будущем.

Во втором случае, если учесть преобладание спекулянтов над инвесторами, что ведет к сокращению финансирования долгосрочных проектов, и тот факт, что банки, получившие доступ к деньгам ЦБ, не спешат раздавать их в качестве кредитов реальному сектору, никоим образом не способствует торможению рецессии промышленности. Вызывает сомнение, что основные фонды промышленных предприятий, итак безнадежно устаревающие, будут быстро обновляться в соответствии с новейшими требованиями. Банки, деньги и финансы, конечно же, являющиеся важнейшим изобретением человечества, они могут включаться в структуру промышленного капитала, но в этом случае они должны обеспечивать финансирование долгосрочных масштабных инфраструктурных проектов. Важнейший критерий, позволяющий определить, является ли данный банк институциональным элементом промышленного капитала, – наличие в его функционировании деятельности «управление долгосрочным кредитованием» (long term credit management) [55], что в России почти не учитывается. Уничтожение данной технологии означает переход данного конкретного банка как учреждения на позиции спекулянтов.

В третьем случае, растущий приток «нефте-газодолларов» в Россию рассматривается многими специалистами не только как позитивный фактор экономического роста, но и как причина чрезмерного укрепления курса рубля, высокой инфляции и торможения развития обрабатывающей промышленности, сельского хозяйства и высокотехнологичных отраслей экономики. Они проводят аналогии между современной экономической ситуацией в России и «голландской болезнью» [156]. Ее механизмом является рост курса национальной валюты страны вследствие улучшения торгового баланса, что делает продукцию отраслей обрабатывающей промышленности и несырьевых отраслей экономики менее конкурентоспособной.

В четвертом случае, и одном из главных, мировой финансовый кризис возник из-за «перегрева» капиталом (надувание «финансового пузыря») сферы жилищного строительства, которая является традиционной и не несет в себе ничего нового. Проблема в том, что все пузыри имеют отраслевой характер, т.е. пузыри затрагивают определенные отрасли. И если это новые передовые отрасли, то пузыри ведут к форсированному освоению экономических рынков и ниш, а это способствует прогрессу и ускоренному развитию всего общества. Если же пузыри затрагивают старые и консервативные рынки, то они играют деструктивную роль в экономике, отвлекая капиталы на неперспективные направления и замедляя тем самым общественное развитие. В принципе в развитых странах рынок жилья был уже давно сформирован и неплохо функционировал; пытаться его раздуть до немыслимых размеров - мера явно непродуктивная. Тем самым массированные вложения в жилищный (ипотечный) рынок олицетворяли не шаг вперед, как в случае пузыря в высокотехнологичной сфере, а шаг назад - в экономику прошлого [24, С.49-64], и поддержка строительного сектора в данный момент не может являться приоритетной. А руководство Минфина и ЦБ вложили миллиарды долларов казенных средств в облигации ипотечных агентств США Freddie Mac и Fannie Mae [157], которые еще не обанкротились только благодаря господдержке. Другими словами риски получения убытков им кажутся меньшими при инвестировании резервов в иностранные, а не в российские активы.

Все вышеуказанные меры государственного регулирования, на наш взгляд, мало способствуют развитию реального сектора экономики и даже создают эффект гистерезиса для некоторых сфер промышленности. За исключением традиционных для России отраслей, контролируемых «определенным» кругом лиц. Иначе как объяснить, тот факт, что первоначально намеченная сумма средств на антикризисную программу оценивалась в 5,9 трлн руб. После этого было объявлено о снижении налога на прибыль, о трехкратном сокращении налога на малый бизнес, о дополнительном финансировании Агентства по страхованию вкладов. 9 млрд дол. было выделено «Газпрому» и нефтяным компаниям, оказана двухмиллиардная долларовая помощь компании Р. Абрамовича [12, С.3-9]. Т.е. курс наметили, а идем в обход или вообще не двигаемся с места - появление большого количества высокотехнологичных предприятий, повышение конкурентоспособности промышленности, за счет изменения технологии производства, и создание базы для пост кризисного развития экономики страны пока не наблюдается.

При этом основной капитал промышленных предприятий по прежнему продолжает безнадежно устаревать. Физический и моральный износ основных фондов экономика последних лет компенсировала за счет вовлечения дополнительной рабочей силы. Она основана на использовании имеющихся фондовых и кадровых ресурсов, игнорировании научно-технического прогресса и других интенсивных факторов развития [165], а также тезаврации накопленного капитала, посредством его вывоза в оффшоры.

Изменение технологии может создать новые возможности для разработки нового товара, способов маркетинга, производства или доставки, улучшения сопутствующих услуг. Именно оно чаще всего предшествует стратегически важным нововведениям. Новые отрасли появляются тогда, когда изменение технологии делает возможным появление нового товара. Смена лидерства происходит в тех отраслях, где резкое изменение технологии делает устаревшими знания и фонды прежних лидеров в отрасли [155].

Все это свидетельствует о том, что в современной промышленности России воспроизводство основного капитала не может ограничиваться лишь восстановлением его физической базы, на старой основе. Должен быть разработан комплекс мер, основанный на внедрении новой техники и технологий в структуру основных фондов, а также применение современных технологий их эксплуатации, и воспроизводства нематериальных активов компаний, приобретающих все большее значение для эффективности хозяйственной деятельности.

Кризис является стимулом для дальнейшего развития, так как предприятие итак находится в неустойчивом состоянии, и если есть планы долгосрочного функционирования, данный процесс неизбежен. Вопрос лишь в скорости его осуществления, что принципиально в условиях свободной конкуренции. В современной мировой экономике в условиях высокой конкуренции в промышленной сфере именно эффективность освоения и усовершенствования механизмов коммерциализации результатов НИОКР обеспечивают стабильность инновационного процесса, за счет привлечения инвесторов, которые всегда находятся при появлении новых перспективных экономических секторов.

Другими словами, в отличие от экономики ХХ века, в условиях свободного движения мирового капитала, инновационная стадия развития конкурентоспособности может начаться раньше инвестиционной и одна будет стимулировать другую и наоборот.

Все вышеуказанные процессы должны сопровождаться серьезными капиталовложениями в науку, ведь именно она открывает новые направления социально-экономического и технико-технологического развития общества. Т.к. НИОКР зачастую имеет большой временной лаг и степень риска, а ученые и бизнесмены порой не находят «общий язык», государство должно брать на себя роль долгосрочного стратегического инвестора и формировать благоприятную внутреннюю социально-экономическую среду (инновационную систему).

Для эффективности формирования новой экономики Д.А. Медведев объявил идею развития страны на основе «концентрации на четырех своеобразных «И» – институтах, инфраструктуре, инновациях, инвестициях» [174], которые способствуют формированию главных основ инновационной системы и экономической активности предприятий.

Однако, по оценкам газеты «The Moscow Times» за два года усиленной работы в направлении четырех «И», в стране наблюдается [131]:

- первое «И»: качество российских институтов, одних из худших в мире, не только не улучшилось, но стало еще хуже. Россия провалилась на 12 мест в общем рейтинге конкурентоспособности (на 63-е место из 131 страны), при этом состояние особо опекаемых президентом судебной системы и соблюдения законов за два года обвалилось с 109 места на 116-е. Ключевой для экономического развития институт защиты собственности уехал на то же позорное 119 место, а качество товарных рынков и финансовых институтов (в значительной степени регулируемых и контролируемых государством) - с 99/112 мест в 2008г. на 108/119 - год спустя;

- второе «И»: в прошлом году Россия потеряла в катастрофе (за которую так никто и не ответил) свою самую крупную электростанцию, построив при этом лишь 1 тысячу километров автодорог (Китай за один только 2007г. ввел в строй 47 тыс. км). На 2010г. на дороги выделено на 18% меньше денег, чем в прошлом году, планируется построить всего 942км (по понятным причинам - в «сочинском направлении»). В противоположность России, все прочие страны в условиях кризиса, наоборот, стимулируют свои экономики значительным ростом вложений в инфраструктуру. Тот же Китай в ближайшие три года увеличит протяженность своих железных дорог на 31 тыс. км., из которых 13 тыс. - высокоскоростные линии. При этом стоимость километра дороги остается в России самой высокой в мире, продолжая расти ежегодно на 30 - 40%;

- третье «И»: как показало исследование, проведенное недавно Высшей школой экономики, число российских предприятий, внедряющих инновации, продолжает быть незначительным, устойчиво снижаясь (таких менее 30%, их стало меньше за последние 4 года в 1.2 раза). Продолжает падать научный рейтинг России - согласно последнему исследованию Thomson-Reuters, по числу научных публикаций Россия уже уступает Индии, и в несколько раз - Китаю. Нарастает отставание и в столь любимой Медведевым сфере информационных технологий - в рейтинге ВЭФ (Global Information Technology Report), Россия съехала с 70 места в мире в 2007г. на 74 в 2009 (из 134 стран). Это не значит, что сектор IT в России не развивается - просто у других он развивается заметно лучше;

- четвертое «И»: здесь показатели России также ниже среднемировых. Если в среднем в мире в 2009г. прямые иностранные инвестиции сократились на 39%, то в России – на 41%. Китай увеличил свои вложения за рубежом на 6%, Россия сократила на 27,7%. Во всех регионах актуальна сейчас одна проблема - российские банки и финансовые институты никак не реагируют на инновации, не финансируя новых разработок из-за высокого риска. Нет сомнений, что при катастрофически низком качестве государственного управления и институтов и их дальнейшем ухудшении, на фоне устаревшей инфраструктуры и высокого совокупного внешнего долга, вряд ли стоит ждать притока инвестиций в российскую экономику в ближайшем будущем.

Отсюда следует, что формирование отечественной инновационной системы явно не движется. Также, возникает вопрос: достаточно ли четырех или существуют еще «И», которым следует уделить больше внимания.

Японский ученый К. Охмае говорит о том, что из-за глобальной ориентации «четырех И» – инвестиции (investment), информационная технология (information technology), индустрия - промышленность (industry) и индивидуальный - конечный потребитель (individual consumer) - экономическая роль национального государства стала устаревшей [196, С. 5] и на первое место выходит регион и региональные предприятия. В данной модели «четырех «И» мы видим две недостающие и самые главные «И» - промышленность и потребитель[2].

России необходима промышленная база, которая будет реализовывать новшества. Отсутствие серьезного интереса к развитию региональной кооперации в сфере НИОКР со стороны крупных промышленных предприятий и крайне слабый уровень взаимодействия в этой сфере между местными вузами, НИИ и бизнесом является первопричиной инновационного отставания большинства малых регионов [191, С. 129-149], в том числе и российских предприятий. Инновационная динамика зависит от эффективного взаимодействия научной сферы с предпринимательским сектором. В начале кризиса при резком падении спроса на промышленную продукцию предприятия поставили своей целью любой ценой получить государственную поддержку. С высоких трибун провозгласили, что именно кризис является наилучшим промежутком времени для построения фундамента национальной инновационной экономики. Это стало сигналом, который был воспринят бизнесом однозначно: надо заниматься разработкой инноваций, чтоб получить государственную поддержку, а не для повышения эффективности хозяйственной деятельности.

Говоря о неконкурентоспособности отечественной промышленности и определенных барьерах входа на мировые рынки следует помнить, что если снижение издержек у компании достигнуто за счет более производительных основных средств, то объем производства не важен по отношению к относительным издержкам. Т.е. если новая фирма построит завод с новейшим оборудованием, она может оказаться эффективнее опытных и крупных конкурентов, т.к. в этом случае может предложить самую низкую стоимость продукции [121].

И, конечно же, потребитель, значение которого в экономике неоспоримо высокое. Это тот, кто будет приобретать новую продукцию. Выбор групп покупателей, которым необходимо продавать свой товар, является одним из основных определяющих стратегических решений. Конечные потребители наиболее чувствительны к цене, если приобретают недифференцированные и сравнительно дорогостоящие (по сравнению с их доходами) продукты, особенно если это товары той категории, качество которых не столь важно для них [121]. Дальнейшая перспектива выхода из кризиса пойдет снова по пути укрепления рубля - это тяжелая ситуация для экспортеров, которая означает увеличение налогов и уменьшение валютной выручки. Поэтому они должны будут вернуться на национальные рынки и стать внимательнее к нуждам потребителей [174].

В условиях невысокой конкурентоспособности отечественной продукции на мировом рынке, необходимо в первую очередь развивать внутренний спрос. Давать реальную возможность своим гражданам пользоваться отечественной продукцией в свободном доступе, повышая при этом ее качество и снижая стоимость за сет новых технико-технологических решений. Тот же Китай при сокращении экспорта сделал упор на внутренний рынок, что позволило стране в условиях рецессии мировой экономики поддержать экономический рост.

Понимание необходимости выстраивания отношений с частными инвесторами в деле поддержки и продвижения инноваций, построения нужных для этого структур должно придти к местным предприятиям и региональным властям. И это можно добавить как седьмое «И», означающее «инициативу». Без нее самые передовые разработки могут так и остаться нереализованными [174]. Как сказал П. Друкер: «Когда Вы видите успешный бизнес, это значит, что кто-то когда-то принял смелое решение».

Только в условиях концентрации развития и взаимодействия в регионах всех семи «И», наша страна сможет действительно сформировать эффективную инновационную систему, обеспечив себе тем самым устойчивые конкурентные преимущества национальных предприятий, которые в свою очередь должны осознать необходимость повышения эффективности хозяйственной деятельности и оптимизации структуры и форм своего капитала в соответствием с современными требованиями и мировыми тенденциями.

Экономическую сущность капитала можно раскрыть, только в динамике, всесторонне исследовав его кругооборот и оборот.

<< | >>
Источник: В.Г. Садков, Л.И. Старикова, И.О. Трубина, А.Е. Трубин. Динамично-устойчивое развитие предприятий на базе оптимизации размеров, структуры и эффективности воспроизводства капитала / В.Г. Садков, Л.И. Старикова, И.О. Трубина, А.Е. Трубин. – Орел: ОрелГТУ,2010. – 337 с.. 2010

Еще по теме 2.4 Проблемы и перспективы развития российских предприятий:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -