<<

Заключение

Содержание деятельности правоохранителей выявлению и раскрытию преступлений террористического характера обусловлено специфичностью проявлений терроризма, уголовно-правовой квалификацией отдельных преступлений.

Особенности доказывания в стадии возбуждения уголовного дела определяется исходной информацией о преступлении террористического характера. Специфика оснований для возбуждения уголовного дела о преступлении террористического характера состоит в той связи между элементами состава преступления и «признаком» преступления в виде его «следа», который фиксируется следователем на материальных носителях информации. Обнаружение, фиксация, изъятие следов очевидных преступлений террористического характера состоит в том, что это происходит преимущественно в стадии возбуждения уголовного дела. Однако даже в случае очевидности преступления террористического характера установление его исполнителей, а тем более организаторов, идейных вдохновителей и других сопричастных лиц требует тщательного расследования.

Из опыта расследования преступлений террористического характера вытекает целесообразность применения института, предусмотренного главой 40.1 УПК РФ, в стадии возбуждения уголовного дела: в ходе доследственной проверки, оперативной разработки преступного сообщества, имеющего террористическую направленность и его участников, для раскрытия преступлений террористического характера. Информация, послужившая способом побуждения члена террористического организации к сотрудничеству, равно как и результаты такого сотрудничества, должны быть допускаемы в качестве источника формирования уголовно-процессуальных доказательств.

По результатам исследования существующей системы поводов в контексте противодействия преступлениям террористического характера делается вывод о целесообразности закрепления в качестве специального повода рапорта сотрудника органа, уполномоченного осуществлять ОРД, должен быть закреплен в статье 140 и других статьях УПК РФ в качестве самостоятельного повода к возбуждению уголовного дела.

Изучение материалов практики расследования дел о преступлениях террористического характера показало, что в основном раскрытие данного вида преступлений осуществляется посредством проведения гласных и негласных ОРМ и других проверочных действий. По факту происходит слияние оперативно-розыскной деятельности (а в определенной мере и оперативно-боевой), а также проверочной деятельности и уголовно-процессуальной в синтетическом, обобщенном понятии формирования доказательства. Понятие «формирование доказательства» как комплексный, многоэтапный процесс включает в себя любые познавательные акты, независимо от юридической формы их проведения. Фактические материалы, полученные субъектами уголовного преследования в любой правовой форме должны допускаться судебно-следственными органами в качестве источников доказательств.

Следует поставить вопрос об унификации правил, регулирующих собирание органами досудебного расследования доказательств по уголовному делу и установлении единых стандартов допустимости к любым фактическим материалам в виде носителей доказательственной информации, получаемых органами предварительного расследования. В основе критерия доброкачественности доказательства - полезность, относимость и верифицируе- мость информации, и соблюдение прав личности при работе с ее источниками.

Проблемы взаимодействия субъектов досудебного публичного уголовного преследования носят общий характер, но именно выявление и расследование преступлений террористического характера позволяет увидеть их наиболее рельефно. Очевидны недостатки в существующей правовой организации взаимодействия различных звеньев и элементов системы правоохранительных органов на начальном этапе уголовного преследования террористов и их пособников. Этот фактор снижает эффективность противодействия преступлениям террористического характера.

При ведении данной категории уголовных дел как нигде важна слаженность действий членов следственно-оперативной группы и субъектов контртеррористической операции при закреплении следов преступления террористического характера, в том числе с лицами, проводящими оперативнобоевую деятельность по подавлению сопротивления террористов, задержанию и доставлению в места предварительного заключения.

Мы критически оцениваем сложившуюся систему уголовнопроцессуальных отношений участников стадии возбуждения уголовного дела, в первую очередь между прокурором и следователем, а также руководителем следственного органа. В современном уголовном процессе правоотношения между прокурором и следователем, а также руководителем следственного органа, а точнее их сущностное содержание приобретают ключевое значение для понимания сущности порядка досудебного уголовного производства в целом и по делам о преступлениях террористического характера. По нашему мнению, в настоящее время деятельность правового механизма взаимодействия субъектов уголовного преследования осложнена конкуренцией между прокурором и руководством следственного органа по ключевым вопросам, определяющим направление процесса. Необходимо изменить положение прокурора в досудебном производстве по уголовным делам и систему уголовно-процессуальных отношений участников стороны обвинения в соответствии с теоретической моделью «обвинительной власти» по вертикали: прокурор - руководитель следственного органа - следователь.

Конечной целью взаимодействия официальных субъектов уголовного преследования является получение доказательственной информации, формирование обвинительных доказательств, изобличение террористов и привлечение их к уголовной ответственности через процедуру состязательного судопроизводства. Изучение судебно-следственной практики показывает необходимость слаженной работы оперативного и следственного аппарата, которая должна обеспечиваться из единого общего центра, каковым должна быть прокуратура. В ходе контртеррористической операции роль координатора субъектов, уполномоченных собирать доказательственную информацию, должен выступать руководитель контртеррористической операции. Поскольку информационный продукт составляет существо взаимодействия, постольку достижение своевременности обмена информацией, полнота и объективность информации, наличие единого информационного центра, контроль за каналами информации составляют взаимодействие сотрудников органов предварительного расследования и оперативных подразделений, деятельность которых направлена на выявление, раскрытие преступлений террористического характера.

Оперативно-розыскные и оперативно-боевые мероприятия - наиболее эффективные средства выявления, раскрытия, фиксации следов преступлений террористического характера, установления лиц, причастных к террористического деятельности. Следственная деятельность есть лишь способ документирования и процессуального оформления того, что было установлено оперативным путем. В этой связи мы предлагаем тезис о беспрепятственном использовании в уголовно-процессуальном доказывании всех результатов досудебного уголовного расследования, проводимого компетентными государственными органами. В качестве фактического материала, получаемого органами уголовного расследования наряду с протоколами следственных и иных процессуальных действий, должны допускаться иные материальные носители доказательственной информации, из которых в суде могут быть получены путем их проверки и исследования судебные доказательства.

Совершению тяжких и особо тяжких преступлений террористического характера предшествует подготовительный, организационный период, что делает теоретически возможным выявление и предотвращение преступления с задействованием всех технически возможных сил и средств, возможностей агентурного аппарата. Соображения морально-этического характера в виду особой опасности террора отступают на второй план, главное - прагматизм и эффективность.

Мы предлагаем рассматривать правовой режим контртеррористической операции в качестве модели организации первоначального этапа уголовного расследования/преследования терактов, в котором проводятся первоначальные следственные действия, оперативно-розыскные мероприятия и другие правовые действия, направленные на сбор доказательств. Правовой режим контртеррористического операции может считаться основой особого порядка собирания доказательственной информации на первоначальном этапе уголовного расследования преступления террористического характера. Действия правоохранительных органов любого правого содержания в совокупности составляют комплексное содержание контртеррористической операции.

Входящие в контртеррористическую операцию разновидности предусмотренной законом деятельности правоохранительных органов можно считать особой формой уголовного преследования террористов и изобличения их посредством получения обвинительных доказательств.

Одним из содержательных элементов контртеррористической операции является оперативно-боевая деятельность. Посредством оперативно-боевой составляющей уголовного преследования террористов и их пособников обеспечиваются: пресечение террористического акта, деятельности и подавления вооруженного сопротивления террористов; действий по обезвреживанию, ликвидации, захвату террористов; освобождение заложников; обеспечение безопасности физических лиц, организаций и учреждений на территории проведения контртеррористической операции. В ходе оперативно-боевой деятельности проводятся спецоперации по задержанию, ликвидации террористов, уничтожению их сил и средств - это уголовное преследование в широком смысле. Оперативно-боевая деятельность как комбинация оперативнорозыскных и боевых мероприятий, имеет своим результатом получение информации доказательственного значения. Данные, полученные оперативнорозыскным путем, в том числе в результате проведения оперативно-боевого мероприятия, имеют не только оперативное, боевое, организационное значение: для использования в проведении спецопераций по захвату, задержанию, ликвидации террористов, но и уголовно-процессуальное значение: для доказывания обвинения, изобличения преступников и привлечения их к уголовной ответственности через судебную процедуру.

В информационном отношении оперативно-розыскное и оперативнобоевое наполнение уголовного преследования террористов в условиях контртеррористической операции включает в себя:

(1) выявление следов преступлений террористического характера и других, связанных с ними преступлений;

(2) обеспечение своевременного и обоснованного возбуждения уголовного дела;

(3) создание информационных предпосылок для раскрытия, расследования террористического акта в виде конкретных фактических материалов (видеозапись оперативно-боевого или оперативно-розыскного мероприятия, полученные в ходе них предметы или лица);

(4) изобличение террористов посредством их захвата с поличным на месте преступления;

(5) получение вещественных и иных доказательств, обеспечивающих привлечение к уголовной ответственности лиц, совершивших теракт, в виде захвата орудия совершения преступлений террористического характера;

(6) нейтрализация противодействия уголовному преследованию террористов.

Таким образом, оперативно-боевая и оперативно-розыскная деятельность связаны с получением доказательственной информации, на основании которой происходит формирование оснований для привлечения к уголовной ответственности террористов.

В виду особой опасности данной категории преступлений и сложностей, с которыми сопряжено их расследование, правомерна постановка вопроса о выделении процедуры расследования по уголовным делам о терро- ризме в особое производство. Суть такого производства состоит в предоставлении спецслужбам больших полномочий по сбору информации конфиденциального характера и упрощением процедуры получения разрешения на ограничение прав личности. Здесь противоречиво переплетаются, с одной стороны, потребность общества в быстром раскрытии преступлений данной категории, изобличении террористов и привлечении их к уголовной ответственности, а с другой стороны сохранение конституционных правовых гарантий прав и законных интересов лиц, оказавшихся в сфере судопроизводства. Автор диссертации делает выбор в пользу обеспечения общественной безопасности.

Порочность современной следственной формы состоит в избыточном формализме, который препятствует раскрытию преступления и изобличению преступника. Досудебное уголовное расследование должно быть построено более прагматично: позволять правоохранительным органам получать и представлять суду фактические материалы с доказательственной информацией, достоверность и аутентичность которой может быть проверена в условиях справедливого судебного разбирательства. Современное досудебное производство, а также и досудебное уголовно-процессуальное доказывание не обладают достаточными чертами справедливого уголовного судопроизводства, поскольку не позволяют справедливость восстанавливать в полной мере в случае совершения преступлений террористического характера.

Полагаем, что уголовная политика государства по противодействию преступлениям террористического характера может содержать отступления от общих стандартов доказывания. В связи с этим предлагается заимствовать нормы из зарубежного законодательства, касающихся полномочий правоохранительных органов по получению доказательственной информации о преступлениях террористического характера. Прежде всего, это касается электронного наблюдения: прослушивание телефонных разговоров с помощью электронных средств, когда оно проводится не в отношении конкретно зафиксированного номера телефона, а в отношении разговоров объекта наблюдения со всех телефонных аппаратов при его передвижении. Целесообразно расасширить возможности правоохранительных органов в сфере оперативного наблюдения в Интернете, а именно: вести розыск подозреваемых в терроризме личностей оперативным наблюдением за Интернетом; отслеживанием посещение Web-страниц и корреспондентов по электронной переписке, при наличии чрезвычайных обстоятельств - без разрешения суда, а с санкции прокуратура; введение внесудебного порядка отслеживания телефонных номеров при обмене сообщениями по электронной почте и посещения сайтов в Интернете; упрощение порядка судебного санкционирования на использование определителей телефонных номеров сообщающихся абонентов в любом месте Российской Федерации; введение обязанности провайдеров сети предоставлять следственно-оперативным органам электронные сообщения лиц, подозреваемых в терроризме и пр.

Информационные предпосылки для формулирования и выдвижения обвинения создаются в ходе оперативно-розыскной деятельности, в том числе в ходе контртеррористического операции. Мы полагаем, что в рамках контртеррористического операции на основе результатов оперативно-боевой и оперативно-розыскной деятельности могут быть сформированы такие доказательства по уголовному делу, в котором будет решаться вопрос о привлечении к уголовной ответственности обвиняемых в совершении преступлений террористического характера, минимизации последствий (возмещения вреда) от теракта, предупреждение террористического акта, экстремистской и иной противоправной активности.

В теоретическом плане можно констатировать то, что существует принципиальная нестыковка различных форматов правовой деятельности по получению, фиксации и использованию в доказывании информации, получаемой субъектами уголовного преследования, что имеет место и при проведении контртеррористической операции. Главное - прагматизм в решение вопроса о переводе данных, полученных в результате оперативно-розыскной или в результате оперативно-розыскной в процессуальную плоскость не существует. В связи с этим нам видится необходимость (1) дифференциации досудебных и судебных доказательств, (2) снятия различия между информацией, полученной в ходе ОРД, и информацией, полученной органами предварительного расследования иными способами, (3) допущения фактического материала, полученного публичными органами досудебного уголовного преследования для раскрытия и расследования преступления и одновременно - выдвижения обвинения с целью привлечения к уголовной ответственности виновника преступления. Придание процессуальной формы любым сведениям, которые предоставляются сторонами, возможно лишь только в судебной процедуре, где происходит верификация сведений, содержащихся в материалах представленных сторонами, и установление истины путем их сравнительного исследования.

Главным нашим выводом является заключение о целесообразности создания в нашем праве специального уголовно-процессуального института уголовного преследования лиц, обвиняемых в совершении тяжких или особо тяжких преступлений террористического характера. Досудебное производство в форме предварительного следствия по уголовным делам о тяжких или особо тяжких преступлениях террористического характера должно осуществляться по общим правилам за исключением особенностей, которые надо специально предусмотреть в УПК РФ в виде отдельной главы. Эти особенности главным образом должны быть связаны с получением доказательственной информации, изобличающей террористов и их пособников в совершении тяжких или особо тяжких преступлений.

Участие прокурора в досудебном производстве оказывает существенное влияние на расстановку сил внутри самой обвинительно-следственной власти. Возникающее взаимодействие, а равно и правовые отношения между прокурором следователем и руководителем следственного органа. По мнению диссертанта, доказываемому в диссертации, прокуратура должна рассматриваться как руководящий орган уголовного преследования на стадии предварительного расследования и должна быть уполномочена распоряжать- ся правом как на обвинение (в том числе в форме отказа от уголовного преследования), так и правом на досудебное уголовное преследование. Прокурор как глава обвинительной власти должен считаться субъектом уголовной политики по противодействию преступлениям террористического характера и распоряжаться силами и средствами правоохранительной системы для оптимального решения задач этой политики. В связи с этим мы и предлагаем ряд мер по закреплению в нашем законодательстве такого рода концепции.

Что касается изменения статуса потерпевшего, его участия в доказывании, в том числе для решения вопроса о возмещении вреда, причиненного терактом, то предлагается предусмотреть в законе две ситуации. В одном случае пострадавший, которому преступлением причинен моральный ущерб, физический или имущественный вред и которое официально заявляет требование о привлечении к уголовной ответственности обвиняемого и о получении прав частного обвинителя. В этом случае потерпевший, его представитель становятся полноправными субъектами доказывания, в том числе наделяются правами по самостоятельному получению фактических материалов в свою пользу. Потерпевший-обвинитель как сторона в деле вправе самостоятельно собирать доказательства, в том числе, проводить гласные следственные действия по собиранию доказательств, используя правовой механизм получения доказательств через следственного судью. Во втором случае, пострадавший от преступления отказывается осуществлять уголовное преследование, полностью положившись на государство, которое обязано защитить его интересы. В подобном случае (пассивного присутствия в процессе) он считается свидетелем обвинения и правами стороны в деле не наделяется, в доказывании не участвует. Пострадавшему гарантируется возмещение государством имущественного и физического вреда от преступления (из специального фонда) в размере, который не покрывается страховым возмещением. В связи с этим предлагаем, включить в УПК РФ для уголовных дел о преступлениях террористического характера, норму, предусматривающую подобную компенсацию. Главную же роль в разрешении вопросов компенсаторного характера в связи с совершением преступления террористического характера должно играть государство и его орган - прокуратура.

<< |
Источник: БУТАЕВ Мурадали Якубович. ДОКАЗЫВАНИЕ ПО ДЕЛАМ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ ТЕРРОРИСТИЧЕСКОГО ХАРАКТЕРА НА ДОСУДЕБНЫХ СТАДИЯХ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА (ТЕОРЕТИКО-ПРИКЛАДНОЙ АСПЕКТ). ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Махачкала - 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме Заключение:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -