<<
>>

11.1. ПОРТФЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ, ЛИКВИДНАЯ ЛОВУШКА И СВЯЗЬ МЕЖДУ РАЗЛИЧНЫМИ МОТИВАМИ ПОВЕДЕНИЯ

Особое место в кейнсианских моделях занимает теория ликвидной ловушки. В кейнсианско-неоклассическом синтезе она играет важную роль при анализе вынужден-ной безработицы в условиях равновесия.
В данном параграфе будет рассмотрен вопрос, предполагает ли пост- кейнсианский портфельный подход к теории предпочтения ликвидности возможность существования ликвидной ловушки. По существу, ликвидная ловушка представляет собой ситуацию, при которой все инвесторы, имеющие недиверсифицированные портфели (то есть портфели целиком в форме денег), находятся в положении равновесия. Наша задача, следовательно, заключается в том, чтобы выяснить, допускает ли портфельный подход состояния равновесия, когда портфели состоят из одних только денег.

Кейнсианская теория ликвидной ловушки основана на его теории спекулятивного спроса на деньги. Отсюда ясно, что вариант портфельной модели, характеризующий теорию чисто спекулятивного спроса (раздел 10.3), допускает возможность возникновения ликвидной ловушки. Это видно из текста раздела 10.3. Там было показано, что, когда текущая ставка процента ниже определенного критического уровня, агенты будут хранить все свое богатство в форме денег. Но гипотеза ликвидной ловушки требует, чтобы все агенты хранили недиверсифицированные денежные суммы. Это произойдет, если все они будут придерживаться одинаковых ожиданий относительно будущих процентных ставок, а следовательно, для них значение г** также окажется одинаковым (ибо критическая для индивидуума ставка г** зависит от его оценки ожидаемой в будущем ставки г\\.2). В случае возникновения такой ситуации, то есть если для каждого участника фактическая процентная ставка г і < г** и, следовательно, то же положение (rj < г**) применимо ко всем агентам, каждый из них будет хранить недиверсифицированные денежные суммы. Спекуля- тивная модель, таким образом, предполагает возможность возникновения ликвидной ловушки.

Между тем главные выводы относительно посткейн- сианских теорий трансакционного спроса и спроса, дикту-емого предосторожностью, изложенные в разделах 10.4 и 10.5, заключались в том, что эти модели превосходили спекулятивную модель, так как, в общем, они предсказывали, что лицо предпочтет диверсифицированный портфель, то есть что его богатство не будет храниться только в форме денег.

В общем, эти модели не допускают возможности существования ликвидной ловушки. Но предположим, что нам пришлось бы "объединить три портфельные модели предпочтения ликвидности в одну обобщенную кейнсианскую модель спроса на деньги. Допустила ли бы такая интегрированная модель существование недиверсифицированных денежных запасов, то есть существование ликвидной ловушки? В данном параграфе мы построим подобную интегрированную модель и придем к заключению, что она допускает возможность образования недиверсифицировашюго денежного запаса. ¦ В результате мы одновременно решаем также проблему, связанную с тем, что, как это имеет место в гл. 10, модели спроса на деньги рассматриваются раздельно. Проблема сводится к следующему. Может ли человек предъявлять все три (или любые два) вида спроса на деньги одновременно? Чтобы ответить на этот вопрос, следует учесть, что каждый из трех типов эластичности по проценту отличается от двух других, поскольку каждый из них возникает из существования различных «воз-можностей». Возможности, порождающие эластичный по проценту спрос «из предосторожности», несовместимы с возможностями, обусловливаемыми чисто спекулятивным и трансакционным спросом. Первый возникает в условиях неопредленности, тогда как два других исследовались при допущении, что ожидания основываются на полном знании перспектив. Поэтому логично мыслящий человек не может одновременно придерживаться поведения, диктуемого двумя мотивами-предосторожности и спекулятивности (или трансакционного). Аналогичным образом, тогда как спекулятивная модель и модель предосторожности основываются на ожиданиях, касающихся изменений процентной ставки, трансакционная модель анализирует спрос на деньги в течение периода, когда с определенностью ожидается неизменность уровня процентной ставки. Поэтому последовательно мыслящий агент не может вести себя согласно предпосылкам, пре-дусматриваемым трансакционной моделью и моделью предосторожности (или спекулятивной).

До сих пор мы поэтому имели дело с тремя разными посткейнсианскими трактовками эластичного по проценту спроса на деньги, причем логичный человек не будет одновременно следовать каким-либо двум из этих трех трактовок.

В данном разделе мы возьмем важнейшие элементы каждой модели и объединим их, используя для выяснения результатов диаграмму портфельного анализа, состоящую из трех квадрантов. При объединении этих элементов достигается унифицированная кейнсианская теория эластичного по проценту спроса на деньги, учитывающего следующие факторы: расхождения между текущей и ожидаемой ставкой процента (из спекулятивной модели); вероятностное распределение ожидаемой процентной ставки (из модели предосторожности); и наличие издержек при осуществлении финансовых сделок (из трансакционной модели).

Первый шаг состоит в том, чтобы соединить элементы спекулятивной модели и модели предосторожности. В этой обединенной модели принимается, что ожидания по поводу уровня процентной ставки, который будет существовать к моменту принятия решений, выводятся из распределения вероятностей (как в модели предосторожности), но в то же время мы исходим из того, что средняя этого распределения вероятностей (ожидаемый уровень процентной ставки) отличается от текущей процентной ставки (как в спекулятивной модели). Эта ситуация пред-ставлена на рис. 11.1. Положение LN с параметрами МДМ + 5)] в части С показывает, что облигации связаны с риском (поскольку стандартное отклонение распределения вероятностей будущей процентной ставки имеет ненулевое значение), а стандартное отклонение до-ходов от портфеля линейно возрастает по мере увеличения доли облигаций в портфеле. Определяемая параметрами lliwM/(M + 5)] траектория в части В та же, что и в спекулятивной модели (рис. 10.5). При заданном ожидаемом значении будущей процентной ставки ожидаемый размер дохода от портфеля зависит от текущей ставки процента. Если г 1 > г**, то ожидается чистый прирост капитала и будет существовать Кесли же г > г**, то ожидается потеря капитала и будет существовать K2G2.

А

Отличие части В от соответствующей части спекулятивной модели состоит лишь в том, что здесь г** определяется как функция средней величины распределения вероят-ностей будущей процентной ставки, тогда как в спекулятивной модели г** определяется как функция будущей ставки, которая в условиях полной определенности получает значение вероятности равное единице.

В части А траектории частей В и С совмещаются.

Если существует K2G2, траектория возможностей с части А образует PF; если же существует K1Gl, она образует FF1. Следовательно, при значении г, < г** максимизирующий полезность агент окажется в равновесной позиции в точке F и весь свой портфель будет хранить в форме денег; если же г1 > г**, равновесие достигается в некоей точке, на-пример Е, и портфель может оказаться диверсифицированным [0 < (M/W)E < 1].

Выводы из этого анализа весьма интересны. Сочетая содержащееся в спекулятивной модели допущение о не-зависимости между текущей ставкой процента и ожидаемым уровнем будущей процентной ставки и принятое в модели предосторожности допущение о распределении вероятностей будущей процентной ставки, мы получаем следующее. Во-первых, изменения текущей ставки про-

цента не влияют на спрос на деньги, за исключением тех случаев, когда до и после своего изменения ставка оказывается в пределах ri > г** или когда она принимает это .значение либо только до, либо только после изменения. Во-вторых, если ожидаемый уровень ставки подспудно включает ожидаемый убыток от облигаций (г1 > г**), лицо будет хранить недиверсифицированный портфель. Эти выводы обнаруживают известное ограничение содержащегося в разделе 9.3 анализа уклонения от риска и модели предосторожности (гл. 9). Сделанное там заключение, что избегающие риска люди обычно будут хранить диверсифицированный портфель, зависит от допущения, что ожидаемая процентная ставка и текущая ставка одинаковы (т.е. ожидаемое приращение капитала равно нулю). Здесь же мы получаем разные результаты из-за предпосылки, что ожидаемая процентная ставка не зависит от текущей. Даже если мы смягчим это допущение и предположим, что ожидаемая ставка изменяется вместе (но не строго одинаково) с текущей, мы снова придем к выводу, что при г1 < г** будет храниться недиверсифицированный портфель.

Интуитивно такой вывод вызывает неудовлетворенность. Он подразумевает, что, пока существует ожидание потери капитала от облигаций (в размерах, превышающих сумму процентов по ним), никто не станет хранить облигации даже в том случае, когда эти ожидаемые величины представляют собой лишь среднюю распределения вероятностей и когда распределение .вероятностей может оказаться таким, при котором сохраняется высокая вероятность прироста капитала.

Если подобное пове- " дение индивидуума считается нереалистичным, указанный вывод отражает неадекватность характеристики риска и доходов с помощью двух параметров (а и ц). Наконец, отметим, что такое поведение аналогично кейнсианской ликвидной ловушке.

Чтобы соединить трансакционную модель с описанной выше моделью, необходимо ввести допущение, что финансовые операции связаны с издержками. Такое объединение связано с некоторыми сложностями, поскольку в трансакционной модели портфель сокращается из-за необходимости производить платежи в течение периода принятия решений (тогда как в спекулятивной модели и модели предосторожности активы не продаются до конца этого периода). Отсюда следует, что влияние на модель допущения (из спекулятивной модели) об ожидаемом изменении процентной ставки меняется в зависимости от того, в какой момент внутри периода ожидается подобное изменение. Если изменение процентной ставки ожидается в самом начале периода (до того как портфель сократился из-за превышения платежей над поступлениями), то это в гораздо большей степени скажется на доходах от портфеля (поскольку оно повлияет на большее количество облигаций), чем ожидание изменения процентной ставки в конце периода.

В настоящем параграфе принимается, что, при данном распределении вероятностей изменения процентной ставки, наступление сроков таких изменений неизвестно с полной определенностью. В результате распределение вероятностей доходов от портфеля, на чем строятся траектории [ow, МДМ + J3)] и [|%, МДМ + 5)], является функцией совокупного распределения вероятностей двух случайных переменных: будущей ставки процента и количества облигаций, остающегося в портфеле на момент изменения процентной ставки. (Эта последняя переменная выражена в процентном отношении к среднему ко-личеству облигаций в портфеле.)

Интегрированная модель, объединяющая три допущения, каждое из которых в отдельности предполагает возникновение эластичного по проценту спроса на деньги (ожидаемое изменение процентных ставок, неуверенность относительно будущих процентных ставок и трансакци- онные издержки), представлена на рис.

11.2. В части С положение LN соответствует допущению о том, что риск портфеля возрастает как линейная функция изменения доли облигаций в портфеле. В части В снова появляются два возможных положения кривой. Если ожидаемый уровень будущей процентной ставки окажется таким, что гх < г**, то будет существовать траектория KlGl. Если же ожидания сведутся к гх > г**, то возникнет K2SGl. Объединив траектории в частях В и С, мы получим кривую возможностей в части А. При гх < г** опа займет место PF и лицо будет максимизировать полезность, имея недиверсифицированный портфель (М/М + В = 1). В этом случае может возникнуть ликвидная ловушка. Если же г, > г**, эта кривая займет положение FZF\' и равновесие буде г достигнуто, скажем, в точке Е. Лишь отрезок FZ траектории FZF\' имеет отношение к принятию решений о структуре портфеля. Лицо, стремящееся избежать

М>4

24 756

А

риска, может не учитывать отрезок ZF, поскольку для любого портфеля, соответствующего точкам на ZF, имеется портфель на кривой FZ, который обеспечивает ту же величину но меньшую величину ст^. Возвращаясь к вопросу об эластичности спроса на деньги по проценту, мы снова сталкиваемся со случаем, когда оптимальная структура портфеля зависит от rv если г1 > г**. Если же Рі < Г**, ТО повышение Г] приведет к перемещению PF по часовой стрелке вокруг Р*до и после изменения процентной ставки, но равновесие будет сохраняться в точке F. В случае rj > г** повышение г до и после изменения ставки приведет к перемещению FZ по часовой стрелке вокруг F, и это смещение наклона траектории возможностей обусловит образование нового равновесного портфеля.

Следовательно, представленная на рис. 11.2 модель демонстрирует возможность соединения моделей спекулятивного спроса, спроса из предосторожности и трансакционного спроса в одну модель, которая подразумевает эластичный по проценту спрос на деньги. Она свидетельствует о возможности определять оптимальный уровень кассовых остатков, который одновременно удовлетворяет желание лица хранить деньги для спекуляции на курсах

и\\

облигаций, для ограничения риска и для заполнения разрыва между платежами и поступлениями. Эта модель решает проблему, на которую не дают ответа обособленные посткейнсианские варианты трансакционной модели и модели предосторожности: какую часть своего богатства рациональный человек должен вложить в трансакци- онцые остатки, в остатки на непредвиденные цели и в спекулятивные остатки? Хотя следует отметить, что, имея в виду их чистые формы, никакое лицо не будет одновременно хранить кассовые остатки, предназначаемые для достижения всех трех целей (поскольку это будет порождать противоречия в осознании возможностей), но при соединении важнейших элементов каждой из этих моделей человек будет хранить один оптимальный денежный запас, обеспечивающий удовлетворение всех трех мотивов. Более того, интегрированная модель показывает, что посткейнсианская теория предпочтения ликвидности не исключает возможности хранения недиверсифи- цированных денежных запасов и существования ликвид-ной ловушки. Однако необходимо заметить, что такое поведение хозяйственных агентов совместимо лишь с посткейнсианскими моделями, где, как мы видели выше, вводятся элементы чисто спекулятивного поведения. Следовательно, гипотеза Кейнса о ликвидной ловушке в огромной степени зависит от существования спекулятивного мотива.

<< | >>
Источник: Харрис Л.. Денежная теория: Пер. с англ./Общ. ред. и вступ, ст. В.М. Усоскина.-М.: Прогресс,1990.-750 с.. 1990

Еще по теме 11.1. ПОРТФЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ, ЛИКВИДНАЯ ЛОВУШКА И СВЯЗЬ МЕЖДУ РАЗЛИЧНЫМИ МОТИВАМИ ПОВЕДЕНИЯ:

  1. Система портфельного анализа.
  2. 1.4. Оценка инвестиционной привлекательности по коэффициентному анализу
  3. 1.3. Основные методы и принципы экономического анализа
  4. 2.3.3. Лабораторная работа 3. Назначение связей между задачами
  5. Связи между задачами
  6. 2.1. Анализ движения оборотных средств и финансовых обязательств и платежеспособность фирмы
  7. 9.2. Оценка и анализ ликвидности и платежеспособности
  8. 9.4. СПРОС НА ДЕНЬГИ И ЛИКВИДНАЯ ЛОВУШКА
  9. 11.1. ПОРТФЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ, ЛИКВИДНАЯ ЛОВУШКА И СВЯЗЬ МЕЖДУ РАЗЛИЧНЫМИ МОТИВАМИ ПОВЕДЕНИЯ
  10. Ликвидная ловушка
  11. 2.4. Динамика национальной денежной массы. Денежное обращение. Схемы   обращения наличных и безналичных денег. Связь между двумя контурами обращения. Механизмы обращения (платежные системы).
  12. Совместное равновесие на рынке благ и финансовых активов (кривая IS—LM). Инвестиционные и ликвидные ловушки
  13. ОТДЕЛ ВТОРОЙ Соотношение между наукой финансового права и другими науками и связь между финансовым управлением и остальными государственными учреждениями
  14. 4. Анализ ликвидности и платежеспособности организации.
  15. § 2. Требования экономические. — Деньги, как всеобщий товар. — Количество денег.—Связь между двумя функциями денег.
  16. Портфельный анализ
  17. 43 Анализ ликвидности баланса и платежеспособности предприятия
  18. Анализ ликвидности баланса и платежеспособности предприятия
  19. 2.4. Возникновение новой правовой связи между должником и третьим лицом
  20. Научно-правовой анализ судебных экспертиз, которые связаны с исследованием объектов геологического и почвенного происхождения в Российской Федерaции и Республике Кaзaхстaн.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -