<<
>>

Правовое регулирование условных завещаний в странах англосаксонского права (Великобритания, США, Канада, Израиль)

Законодательство Англии в большей степени консервативно и даже архаично. Несмотря на то, что там существует множество законов (статутов), изданных за все время развития английского права, при всем их многообразии они все же не представляют собой стройную кодифицированную систему актов.

Законодательство Англии является одним из старейших в мире, многие законы действуют на протяжении не одного столетия. Их содержание периодиче

ски меняется посредством судебных прецедентов, так как это основной способ развития английского частного права.

Как и во многих странах мира, английскому наследственному праву известны, как наследование по закону, так и наследование по завещанию.

Некоторые особенности касаются самого наследования. Это заключается в том, что имущество наследодателя переходит сначала к его «личному представителю», при этом наследники не рассматриваются в качестве универсальных правопреемников. Личный представитель наследодателя осуществляет специальную процедуру («администратирование наследства»), после ее проведения права на имущество переходят к наследникам. Законодательство не проводит различий между наследниками и легатариями. Лица, приобретающие имущество по завещанию, именуются «devisees», когда речь идет о реальном имуществе. Если речь идет о наследовании персонального имущества, наследники именуются «legatees». При этом законодательство в настоящее время не проводит различий между порядком наследования реального и персонального имущества.

Свобода отчуждения имущества посредством завещательных распоряжений была известна в Англии с ранних времен. Еще до норманнского завоевания было известно два вида завещаний - словесные и письменные. Формальные требования к ним не были сильно строги, при их совершении не требовалось какое-либо определенное число свидетелей, необходимо было лишь, чтобы завещание было утверждено окружным судом после смерти наследодателя[88].

Наследование по завещанию характеризуется полной свободой завещателя, и данный принцип в праве Англии выражен наиболее последовательно. В соответствии с подходом, воспринятым английским правом, государство лишь помогает исполнить волю завещателя - по общему правилу всякое лицо, достигшее совершеннолетия и обладающее завещательной дееспособностью, может завещать свое имущество кому угодно. Правила составления завещаний в

Англии были установлены актом парламента в 1837 г.[89] (далее - Акт 1837 г.) с изменениями, внесенными в 1982 г. Завещание представляет собой форму волеизъявления наследодателя, направленного на определение юридической судьбы его имущества после его смерти[90]. Из этого определения видно, что в праве Англии завещание понимается как форма обнаружения и проявления воли наследодателя, с последующей юридической фиксацией вовне.

Завещание, удостоверенное свидетелями - единственная форма завещания в Англии. Согласно английскому праву (ст. 9 Акта 1837 г.) для действительности завещания должно быть соблюдено несколько условий: письменная форма, подпись завещателя или другого лица с указанием на это, и, наконец, удостоверение совершения завещания двумя свидетелями, которые подтверждают это своими подписями.

Разновидностью письменного завещания являются совместные завещания, которые существуют в двух основных формах - «joint will» (совместные завещания) и «mutual will» (взаимные завещания)[91].

Предметом завещательного распоряжения является в первую очередь имущество, но завещатель может указать личные пожелания - о признании внебрачного ребенка, назначении опекуна недееспособным и др. Законодательство стран англосаксонской правовой семьи, как правило, детально не регламентирует вопросы содержания завещания, поэтому в англосаксонской доктрине завещание рассматривается в качестве свободной воли завещателя, а не как формальная сделка. По этой причине в этих странах допускается включение в завещание самых разнообразных условий относительно реализации последней воли завещателя.

Кстати, примеры завещательных распоряжений с условиями можно обнаружить даже в произведениях классической английской литературы.

Английское право первоначально устанавливало принцип полной свободы завещания. Только в 1938 г. появились ограничения в пользу членов семьи наследодателя: переживший супруг, несовершеннолетние и нетрудоспособные дети вправе просить суд о назначении им «разумного содержания» из наследственного имущества[92].

Схожее регулирование завещательного наследования содержит законодательство Шотландии - там с 1 августа 1995 года к завещаниям с точки зрения их формальной действительности не предъявляется особенных требований - достаточно лишь бумаги подписанной завещателем.[93] Однако в случае сомнения действительность завещания должна доказываться. По этой причине, например, желательно, чтобы завещание совершалось в присутствии свидетелей, поскольку олографическое завещание, совершаемое без таковых, не позволяет достоверно установить момент его учинения[94]. Оно может быть также совершено нотариусом в присутствии свидетелей.

Условия в завещательных актах стран Саксонии также, как и в большинстве иных государств различаются по образу их действия и могут быть либо отлагательными, либо отменительными[95]. На практике чаще всего используются отлагательные условия, нежели отменительные, по той причине, что представление о публичном порядке в обществе базируется на том, что было бы неправильным включать в завещание те условия, которые приводят к лишению наследственного имущества того лица, которое стало полноправным обладателем наследства.

Так же условия делятся, в отношении их объекта, на потестативные и случайные. Потестативное условие ставит имущественное предоставление в за-

висимость от действия, выполнение которого находится во власти наследника и целью такого условия является обеспечить выполнение этого действия. Такие условия создают для наследника обязательство в случае, если он принимает наследство.

Случайные условия суть те, которые определяются наступлением какого-либо события, например достижение совершеннолетия. Подобные условия, если только они не продиктованы простыми капризами завещателя, производят какие-либо изменения в обстоятельствах жизни наследника без его воли.

В любом случае обязательным для наследника будет лишь такое условие, которое правомерно и возможно к исполнению. На практике встречались курьёзные случаи, которые вряд ли могли быть правомерными. Так, один англичанин, который недолюбливал свою жену за скверный, по его мнению, характер, оставил ей в наследство 330 000 фунтов стерлингов. Однако получить сумму супруга могла только при одном условии. Согласно завещательной воле жена должна была выкуривать в доме каждый день по несколько сигар, которые любил при жизни ее супруг. Представляется, что подобным способом супруг хотел своеобразно отомстить своей жене за то, что она категорически запрещала ему курить в доме. Какова судьба данного распоряжения, было оно исполнено или нет, не известно103.

В дополнение к отмеченным классификациям условий, в отношении к по- тестативным условиям следует принимать во внимание практическое различие между предписывающими и запрещающими условиями. Предписывающее условие связывает наследника, если только требуемое действие не противоречит закону. Запретительные условия могут в итоге быть недействительными с точки зрения закона, так как они имеют тенденцию, в частности вмешиваться в сферу личной свободы наследника, и его права на имущество. Нередко случается так, что запретительное условие скрывается под видом предписывающего, а практика скорее смотрит на форму нежели на содержание. Возьмем, к примеру, условие, которым наследнику предписано проживать в определенном месте.

Несмотря на формулировку, оно вне всякого сомнения является запретительным - само собой понятно, что человек должен где-то проживать, а указание на необходимость проживания в одном месте по сути равнозначно запрету проживать где-либо еще. Аналогично запрет вступать в брак с конкретным лицом на деле оказывается условием, ограничивающим свободу брака.

Есть два дела, иллюстрирующие практику применения условий о месте жительства. Первое - дело Рейда против Коутса - было рассмотрено в 1813 г. Фабула данного дела заключалась в том, что наследство передавалось с тем условием, чтобы наследник не проживал вместе со своей матерью. Суд, прежде чем вынести решение по существу дела, выяснял, намеревался ли наследник соблюдать условие о раздельном проживании. Получив отрицательный ответ, суд не стал вмешиваться, посчитав что исполнение условия для наследника не было бы противоправным. В другом деле - Фрейзер против Роуз - суд, как кажется, пошел еще дальше и счел условие о непроживании с матерью (хотя у нее был хороший характер) пустым и недействительным. Как видим в этом случае суд не придал силы постановленному завещателем условию, даже не выяснив причины его установления[96].

США. Завещание в американском праве - это правовой инструмент, выполненный с соблюдением определенных формальностей, который определяет судьбу имущества наследодателя-завещателя после его смерти. Таким образом, завещание - это документ, переводящий право собственности на иных лиц после смерти собственника. Принципиальная разница между завещанием и иной сделкой состоит в том, что первое вступает в силу только после смерти завещателя, а в течение его жизни вообще ничего не определяет, не передает прав и не влечет обязанностей, в том числе и в отношении со стороны наследников, указанных в нем. В свою очередь, учитывая перечисленные особенности, наша позиция зиждется не просто на принципиальном отличии завещания от других сделок, а на концептуальном различии сделок и завещания.

Единственным исключением из этого правила является так называемое «договорное завещание» (contractual will). Наследник по нему имеет определенные права и средства судебной защиты (remedies), поскольку наследодатель составил завещание в соответствии с договором с наследником или третьим лицом. Но эти права и средства защиты определяются не наследственным, а договорным правом. Суть их в принудительном распределении наследства по завещанию-сделке (bargained - for testamentary disposition), составленному в пользу кого-либо в обмен на получение тех или иных благ, независимо даже от последующей отмены или изменения завещания. Рассуждать в данном случае о завещаниях, по нашему мнению, не совсем уместно, скорее речь нужно вести о наследственном договоре.

На всей территории США действуют единые требования, предъявляемые законодательством к завещанию. Завещание должно быть составлено в простой письменной форме самим наследодателем или по его просьбе третьим лицом. Никаких специальных требований или ограничений к третьему лицу, которое по просьбе наследодателя составит ему завещание, законы штатов не устанавливают. Таким третьим лицом может быть адвокат и другой профессиональный юрист, равно как и сосед, не имеющий юридического образования[97].

В литературе выделяются четыре основных требования, предъявляемые к завещаниям: завещание должно быть составлено именно с распорядительным намерением (with testamentary intent); завещатель должен обладать завещательной дееспособностью (testamentary capacity); завещание должно быть составлено без обмана (free of fraud), принуждения, угрозы насилия (duress) неправомерного влияния (undue influence) или заблуждения (mistake); завещание должно быть надлежащим образом оформлено[98].

В наследственном праве США выделяется три вида завещаний: 1) заверенное свидетелями (attested will) - стандартная форма, которая подписывается наследодателем в присутствии двух (а в некоторых штатах - трех) свидетелей с соблюдением процессуальных норм; 2) олографическое завещание (holographic will) пишется лично наследодателем от руки и подписывается им без свидетелей; 3) устное завещание (oral will), именуемое также «изустным» (nuncupative will), признается лишь в нескольких штатах и лишь при определенных обстоятельствах.

Некоторые штаты, стремясь облегчить составление завещания своим гражданам, предусмотрели в своих законах бланк завещания. Г ражданину остается только перепечатать или переписать содержание этого бланка, вставив в форму свои завещательные распоряжения.

Также следует сказать, что в штате Луизиана допускается составление нотариального завещания, предусмотренного для лиц которые в силу своего физического состояния не могут подписать завещание самостоятельно, но при этом умеют читать и писать. Данное завещание учиняется в присутствии нотариуса и двух свидетелей, с соблюдением требований ст. 1578 Гражданского кодекса штата Луизиана[99].

Американскому праву, как и праву британскому, известно завещание под условием, которое прямо предусматривает свое применение только при наличии указанного в нем обстоятельства. Например: «это завещание подлежит применению только в случае, если моя жена меня переживет». В этом случае завещательное намерение существует только при наличии указанного условия, а если оно не соблюдено (жена умерла прежде завещателя), то завещание не подлежит применению за отсутствием в нем завещательного намерения (§ 328.7 Наследственного кодекса Калифорнии). Здесь прослеживается подход, принятый в ряде европейских стран, где распоряжение об имуществе и завещательное условие неразрывно связаны.

По формальным требованиям к процедуре учинения данное завещание ничем не отличается от рукописного завещания, т. е. от обычного вида завещания, единственное, что в нем подчиняется особым требования - это формулирование самих условий, которые относятся к содержанию завещательного акта. Такие требования установлены не только в законодательстве штатов, но и выработаны прецедентным правом. Согласно нормам законов штатов, главное правило - чтобы условия не были невозможными, незаконными или безнравственными (например, ст. 1519 Гражданского кодекса штата Луизиана). Что касается других требований, то они установлены прецедентами. В частности, в 1923 г. по делу о завещании Вебб было постановлено следующее: «условие действия завещания должно быть написано на его лицевой стороне, и при отсутствии такового устные показания для доказывания условий действия завещания недопустимы».

При рассмотрении дел, касающихся условных завещаний, у судов чаще всего встает вопрос о том, как определить, что имеет место быть на самом деле - мотив (причина), которыми лицо руководствовалось, или же пред ними условие. Например, в завещании указано: «Я отправляюсь в поездку и вполне могу не вернуться. И если так, то здесь я опишу, кому достанется мое имущество...» - в таких случаях суды делают вывод, что эти слова только лишь указывают на мотив, которым руководствовалось лицо при составлении завещания. «Завещатель думал о возможной смерти или он бы не стал составлять завещания. Но эта возможность смерти на тот момент обретала вполне конкретные формы невозвращения из поездки, и именно поэтому завещатель перед словами о порядке распределения имущества написал: «если я не вернусь». Поэтому суд счел возможным исполнить завещание, пусть даже завещатель умер через много лет после благополучного возвращения из той поездки. Таковы два схожих судебных прецедента - Верховного Суда США 1904 г. по делу Итон против Браун и Апелляционного суда штата Калифорния 1953 г. по делу о наследстве Тэйлор. Для сравнения отметим, что при весьма схожих обстоятельствах некоторые суды считают, что завещание составлено под условием и отказывают в его утвер-

ждении, как, например, в 1956 г. по делу о наследстве Паскаль[100]. Схожие правила относительно мотива составления завещания под условием или формулирования завещательного условия мы могли наблюдать в германоязычных странах (Германия, Австрия). Такие нормативные правила позволяют наследодателю, выразившему свою последнюю волю не беспокоиться о ее сохранности.

Дополнение к завещанию (кодицилл) также может быть составлено под условием. Если условие не соблюдено, то дополнение не подлежит применению. Однако даже при ненаступлении условий дополнение под условием может быть допущено судом до пробации, но лишь с одной целью - переоформления завещания. Например, Джон завещал все свое имущество Биллу, но завещание недействительно из-за неправильного составления. Позже Джон надлежащим образом составил дополнение - кодицилл о том, что если Мэри вернется из поездки в Китай до его (Джона) смерти, Билл и Мэри унаследуют имущество Джона поровну. Мэри не вернулась из Китая. Условие дополнения к завещанию, таким образом, не соблюдено, но этот документ допускается до пробации в целях переиздания и, соответственно, придания силы прежнему завещанию[101]. Аналогичное условие завещатели допускают в отношении самих себя, используя формулировку «....если я не вернусь из поездки, то вот моя последняя воля....»[102].

Право США допускает включение в завещание условия о запрете его оспаривания (no contest clause, forfeiture clause), иногда именуемое также «mterrorem clause», которое заключается в том, что лицо, решившее оспаривать волю наследодателя, лишается возможности приобрести права, вытекающие из завещания. Это правило не применятся тогда, когда наследник по завещанию, оспаривая завещание, достигает при этом успеха. В таком случае условие о запрете оспаривания утрачивает свою силу вместе со всем завещанием, а наследственные права оспаривающего лица по предыдущему завещанию или по зако-

ну никак не затрагиваются. Иное положение дел будет, если суд отказал наследнику в признании завещания недействительным - такой результат может повлечь некоторые неблагоприятные последствия для наследника.

Относительно условий о запрете оспаривания завещаний в американской практике сложилось несколько следующих позиций. Меньшая часть штатов не признает подобные оговорки, они считаются ничтожными (Индиана), в других такие оговорки просто не имеют никакой силы (Флорида) ввиду того, что никакой наследник не должен отстраняться от наследования по завещанию.

В большинстве законов штатов и по Единообразному наследственному кодексу считается, что наследник, который безуспешно оспаривал завещание, не утрачивает своих наследственных прав в том случае, если суд сочтет действия добросовестными (in good faith), либо если наследник имел для этого вероятные основания (probable cause). Соответственно, наследник утрачивает свои права, только если суд установит, что у него не было разумных оснований для оспаривания завещания. Действие данной нормы можно проиллюстрировать следующим примером судебной практики.

Суд округа Колумбия в 1943 г. по делу Барри против Американской компании ценных бумаг и трастов установил, что лишение истца наследственных прав во всех случаях, когда ему было отказано в иске о признании завещания недействительным, может привести к неблагоприятным последствиям для лица, у которого были правовые основания для оспаривания, а поэтому условие о запрете оспаривания завещания не должно влечь последствий при правомерном судебном оспаривании (meritorious litigation). Вывод в этом решении был следующим - «Если обман, принуждение и неправомерное влияние...могут быть прикрыты и защищены помещением в завещание условия о лишении оспаривающего лица его наследственных прав...то мы тем самым дали бы в руки вымогателей еще одно оружие».

Только в меньшинстве штатов отказ истцу в иске влечет придание полной силы условию о запрете оспаривания, даже если он имел разумные основания для иска. В праве штата Нью-Йорк предусмотрены четыре исключения, когда условие о запрете можно считать не действующим: если завещание оспаривается по мотиву его фальсификации или отмены и при этом основывается на вероятной причине; если оспаривается юрисдикция суда в отношении завещания (на основании того, что завещатель постоянно проживал в другом штате); если иск заявлен в интересах несовершеннолетнего или недееспособного и, наконец, если заявлено требование о толковании терминов завещания[103].

Канада. «Островком» континентального права в государстве Канада является провинция Квебек, где установлены весьма интересные правила о завещаниях, в т.ч. условных. Гражданский кодекс провинции Квебек[104] предусматривает три вида завещательных распоряжений: нотариальное, собственноручное и завещание при свидетелях.

Под завещанием понимается односторонний юридический акт, составленный в одной из форм, предусмотренных законом, посредством которого завещатель распоряжается по своему усмотрению всем или частью своего имущества. Данный акт является отменяемым и обретает силу только после смерти завещателя (ст. 704 ГК Квебека). Завещание может учинить любой совершеннолетний гражданин, кроме находящихся под опекой и попечительством (ст.ст. 709-710). С формальной точки зрения в процессе совершения должны быть соблюдены все требования, предъявляемые к различным видам завещаний, потому как их несоблюдение может привести к недействительности акта. Однако, если воля, учиненная в одной из возможных форм, не отвечает предъявляемым к ней требованиям, то она может рассматриваться как, воля учиненная в другой форме, если она отвечает требованиям предъявляемым к таком виду завещательных распоряжений (ст. 713 ГК Квебека). В таком подходе канадского законодателя к сохранению действительности завещания прослеживается явный вывод о том, что в случае с завещанием главное не форма, а воля завещателя, зафиксированная в этой форме.

Первый и самый формально строгий вид завещательных распоряжений - нотариальное завещание, которое составляется нотариусом и заносится в протокол. При этом должен присутствовать один или в некоторых случаях два свидетеля.

Собственноручное завещание должно быть написано полностью от руки завещателем и им подписано, поэтому использование механических средств при учинении данного вида завещаний не допускается. Это самый простой способ выражения последней воли, так как не требуется соблюдение никаких других формальностей (ст. 726 ГК Квебека).

Завещание, удостоверенное свидетелями, совершается в письменной форме в присутствии свидетелей самим завещателем или третьим лицом. После составления документа завещатель в присутствии двух совершеннолетних свидетелей делает заявление, тем самым подтверждая, что представленный документ является его последней волей.

Любой вид завещательных распоряжений, предусмотренных ГК Квебека, может содержать отлагательные либо отменительные условия, а также сроки. Первый вид условия связан с наступлением события, которое наделяет наследника правами на наследственное имущество, а второй вид прекращает эти права. Когда завещательное распоряжение обусловлено сроком, наследник считается обладателем прав на наследственное имущество с момента смерти завещателя. Приобретенные наследником права могут перейти к его собственным наследникам или легатариям, за исключением случая, когда условие носит строго личный характер (ст. 747 ГК Квебека). В случае сомнения относительно того, какое условие сформулировано в завещательном распоряжении, презюмируется, что условие является отменительным - действует так называемый принцип «раннего наделения правами», сформулированный судебной практи-

кой, когда наследник наделяется правами на наследственное имущество с момента принятия наследства[105].

Здесь, прежде всего, следует сказать, что отлагательное условие должно быть четко уяснено судом, прежде чем он установит, что неисполнение этого условия лишает наследника прав на имущество. Для того чтобы посчитать отлагательное условие действительным, суд должен иметь возможность сначала определить, какое именно событие должно случиться, прежде чем предоставление будет иметь силу.

Дело в том, что в судебной практике Канады было немало случаев, когда наследник не получал имущество по причине чрезмерной неопределенности условий, и при этом большинство из них были отменительными. Суды стоят на той позиции, что отменительное условие должно быть сформулировано так, чтобы судья мог в любой момент времени определить - наступило оно или нет.

Хрестоматийным примером здесь выступает дело Сифтон против Сифто- на, рассмотренное в 1938 году[106]. В этом деле речь шла о завещании, в котором наследодатель возложил на доверительных управляющих (trustee) обязанность осуществлять в пользу его дочери периодические платежи, которых было бы достаточно для жизни, до тех пор пока она не достигнет 40 лет; затем - ежегодно выплачивать ей весь доход от имущества. При этом завещание содержало следующее условие: платежи в пользу моей дочери должны производиться столь долго, сколько она будет жить в Канаде. Суд посчитал выражение «только пока она будет проживать в Канаде» отменительным условием. В дальнейшем суду было невозможно точно определить, какие именно будущие события свидетельствовали бы о прекращения проживания в Канаде. В итоге условие было признано недействительным в силу его неопределенности.

В то же время условие о проживании в качестве предварительного может быть признано судами. Например, в деле Мельник 1978 года[107] завещатель оставил все свое имущество своей племяннице, которая жила в СССР. При этом наследодатель желал, чтобы она переехала в Канаду и постоянно поселилась там. В данном деле суд квалифицировал это указание завещателя, как действительное и обязательное к исполнению отлагательное условие.

В практике были и противоположные примеры. У некоторых завещателей было весьма забавное чувство юмора, но суды поддерживали их пожелания. Так, в деле Миллар 1927 года[108] суд посчитал действительным условие, по которому завещатель передавал свое имущество той жительнице Онтарио, которая родит наибольшее число детей в течении определенного периода времени.

В то же время ГК Квебека, регламентируя отношения, касающиеся условных завещаний, устанавливает, что распоряжения наследодателя не могут сопровождаться такими условиями, исполнение которых объективно невозможно для наследников. При этом оценка существа условия как возможного или невозможного является прерогативой суда. Стоит сразу сказать, что обычно отлагательные условия, исполнение которых невозможно, отклоняются судами, а завещанное имущество передается наследнику. Особенно это правило действует тогда, когда завещатель знал или должен был знать о невозможности условия. Примером может служить дело Унгер против Госсена[109].

В этом деле завещательница учинила свою последнюю волю до падения коммунистического режима. В это время потенциальные наследники жили в коммунистической стране. Завещание гласило, что имущество переходит к сестре умершей, если она переживет завещательницу, если она не переживет ее, то наследство переходит к племянникам умершей с тем условием, что они приобретут место жительства в Канаде в течение 15 лет после ее смерти. Если кто-

либо из племянников не исполнит это требование об иммиграции в Канаду или умрет до того как получит вид на жительство, его долю получают его дети на том же условии. В итоге сестра скончалась раньше завещательницы и никто из племянников не приобрел домицилий в Канаде, так как не отвечал тем критериям, которые установлены канадским иммиграционным законодательством. Потенциальные наследники сошлись на том, что имущество следовало разделить между племянниками в равных долях. Такого же мнения придерживался и исполнитель завещания. Судья посчитал, что при установлении рассмотренного условия, завещательница руководствовалась следующим соображением: он хотела быть уверенной, что ее имущество перейдет именно к ее племянникам, а не попадет в руки коммунистического правительства. Само же требование о приобретении места жительства в Канаде суд квалифицировал как неисполнимое отлагательное условие, так как его невозможно было исполнить согласно праву Канады. В итоге наследственное имущество было разделено между племянниками умершей.

Также в качестве подходящего примера можно привести дело Ганье против Г анье, рассмотренное Верховным судом провинции Квебек 27 октября 2003 г.118. Наследодательница - Рейна Ганье оставила олографическое завещание от 20 октября 1998 г., в котором назначила своими наследниками ближайших родственников - племянников и племянниц. Они получали имущество при условии, если будут присутствовать на похоронах своей тети и отдадут ей тем самым дань последнего уважения. Мадам Г анье скончалась в возрасте восьмидесяти двух лет 24 июня 2000 г. На похороны ее пришел только один из наследников, проживавший в том же городке, что и покойная, а остальные не присутствовали, так как не проживали там. Эти лица предъявили в Верховном суде Канады требования о выдаче им наследства в безусловном порядке. Свои притязания они обосновывали ссылкой на ст. 757 ГК Квебека, запрещающую включать в завещание условия, которые невозможно исполнить или противоречащие публичному порядку. Заявители указывали, что они не могла присутствовать на похоронах своей тети, так как исполнитель завещания не уведомил их о времени и месте проведения прощальной церемонии. Они полагали, что это было прямой обязанностью исполнителя завещания. Суд не принял во внимание эти аргументы, справедливо посчитав, что исполнитель завещания был связан тайной завещания и кроме того, что каждый из наследников сам был обязан уточнить время и место похорон. Судья полагал, что завещательница установила такое условие с единственной целью - вознаградить тех, кто воздаст ей последнее почтение, посетив ее похороны. Кроме того, судом был принят во внимание тот факт, что большинство из наследников не навещали свою тетю с 1989 г.; были также отклонены притязания одной из племянниц покойной, которая отдыхала в то время в Европе, так как в суде не нашло подтверждения ее указание на то, что он намеревалась приехать на прощальную церемонию. В итоге суд отклонил иск, указав что условие, постановленное завещательницей, не является невозможным в том смысле какой, присущ положениям ст. 757 ГК Квебека.

Аналогично были применены нормы ст. 757 в деле Дюссо против Шуань- ер, в котором оспаривалось условие, согласно которому завещанное мужем имущество переходит к наследнице только в случае отказа от всего нажитого в браке и причитающегося ей по брачному договору. Суд первой инстанции данное условие не признал, сделав вывод, что воля наследодателя должна пониматься как безусловная. Однако при пересмотре дела Верховный суд провинции Квебек решение суда первой инстанции отменил, отклонив требования истца о признании условия недействительным, потому как оно не нарушает требования ст. 757 ГК Квебека119.

Следует сказать, что канадские исследователи отмечают нестабильность судебной практики по такого рода делам. В частности, как пишет Т. Тревор, нельзя исключать такой ситуации, что суд Британской Колумбии базируясь на

принципах не цивильного (как в провинции Квебек), а общего права пришел бы при аналогичных обстоятельствах к иному решению[110].

Кроме невозможных условий, ст. 757 ГК Квебека запрещаются условия, противоречащие закону и публичному порядку. При этом понимание судами концепции публичного порядка не отличается единообразием. В частности, в деле Эдгара[111] речь шла о завещании, которое содержало следующее условие: наследник лишается полученного имущества в том случае, если станет депутатом парламента или чиновником иного публичного ведомства. Суд посчитал это условие противоречащим публичному порядку. В другом деле - «Фонд Университета Виктории против Генерального прокурора Британской Колумбии»[112], речь шла о завещании, согласно которому из имущества умершего регулярно должны были выплачиваться стипендии тем студентам, которые принадлежат к Римской Католической Церкви. При этом университет выступал доверительным собственником имущества наследодателя (trustee). Заявители посчитали, что такое условие противоречит международным стандартам в области прав человека и публичному порядку, так как имеет место дискриминация по религиозному признаку. Рассмотрев правопритязания сторон, судьи постановили, что такое условие не противоречит закону и не посягает на публичный порядок. При этом было отмечено, что для применения норм о защите прав человека и основных свобод необходимо было бы, чтобы отношения между сторонами носили публичный характер, однако отношения между умершим и студентами университета являются по своей природе частноправовыми и Конвенция 1950 г. о защите прав человека и основных свобод не может к ним применяться.

Одним из показательных дел, иллюстрирующих сложности в квалификации категории «публичный порядок» является дело Траана, рассмотренное

Верховным судом Квебека в 2004 году[113]. Заявитель оспаривал условие в завещании, согласно которому наследники обязуются в течение десяти лет после смерти завещателя сохранить супружеские отношения и проживать в одном и том же месте. Верховный суд признал данное условие ничтожным, обосновав свою позицию, в частности, следующим. По мнению суда, завещательное условие нарушало целый ряд положений канадской Хартии о правах и свободах человека 1982 года, которые к тому же являются основой конституционного статуса личности. Суд усмотрел в данном условии посягательство на автономию личности, когда лицу приходится выбирать между получением наследства и пользованием такими фундаментальными свободами человека, как свобода выбора места жительства и свобода вступления в брак. Следует отметить, что на это обращалось внимание и в канадской научной литературе[114].

Условия, ограничивающие право пережившего супруга на повторное вступление в брак, считаются согласно ст. 757 ГК Квебека ненаписанными, что в ряде случаев не соблюдается на практике и суды допускают подобные оговорки в качестве действительных. Примером такой контроверзы может служить дело Мёрхеда 1919 года[115]. Однако в настоящее время подобные случаи редки.

Кроме того, учиняя завещание, наследодатель должен помнить, что в любом случае условие не должно противоречить тому титулу на имущество, под которым оно переходит к наследнику. Например, если имущество передано на титуле полной собственности, то по общему правилу нельзя ограничить наследника в возможности распорядиться этим имуществом, хотя на практике встречаются случаи, где наследодатели пытаются наложенными на наследников условиями ограничить их права в отношении наследственного имущества.

Примером может служить дело Джонсона126, где завещательница передала права на доходы от ее дома в полное использование своего мужа, но при условии, что в случае продажи указанного имущества 25 000 долларов должны быть переданы ее сестре и 25 000 долларов должны получить ее родители. Из- за возникшей неопределенности исполнителю завещания пришлось обратиться в суд за разъяснением смысла условия. Суд, рассмотрев прошение, нашел данное условие недействительным, потому что супруг завещательницы получил права на доходы от дома в абсолютное владение. Было указано, что наличие в завещании отменительного условия имеет своей целью ограничить право отчуждения имущества, а следовательно и титул, который супруг получил на это имущество.

Так называемые штрафные оговорки допустимые в ряде стран общего и континентального права, в Гражданском кодексе провинции Квебек не имеют положительной регламентации. Прямой запрет данного вида оговорок содержится в ст. 758 ГК Квебека, в случае их использования они не имеют юридической силы и рассматриваются как ненаписанные. Подобные правила в отношении штрафных оговорок действуют также и в других провинциях Канады, например, в Британской Колумбии127.

Представляется, что на примере правового регулирования вышеописанных государств мы смогли достаточно детально рассказать о самом институте завещания и о его условном характере. Полагаем, что именно воспринятое много лет назад в ряде государств (Великобритания, США) отсутствие единообразного понятия о завещании, а точнее говоря простое определение его, как акта посмертной воли (правового инструмента), предопределило направление развития данного института на много лет вперед, в том числе и касательно наследования под условием. На это, в частности, указывает возможность широкого усмотрения завещателя при формулировании завещательных условий (запрет на вступление в повторный брак или запрет смены места жительства, назначение опекуна или предписание вести здоровый образ жизни), а также разнообразная квалификация их видов (отлагательные и отменительные, потестативные - предписывающие и запретительные) в доктрине наследственного права рассмотренных государств. Несмотря на континентальный «оттенок», Квебекский ГК практически аналогично говорит о завещании, как об одностороннем юридическом акте, предполагая такое же, как и в саксонском праве, облегченное, само собой разумеющееся понимание института посмертной воли. Как видим, что в отношении условных завещаний квебекский закон допускает включение отлагательных и отменительных условий, а также сроков. При этом в ряде случаев по сравнению с законодательством Великобритании ГК Квебека прямо высказывается жестче (запрет ограничения на вступление в брак, либо сохранить супружеские отношения и проживать в определенном месте), но несмотря на положения закона, учитывая характер формирования права в данных государствах, судебная практика может вывести ряд исключений из существующих запретов, опираясь на конкретные обстоятельства каждого случая. К слову сказать, яркий пример проявления судебного правотворчества выражен в формировании упомянутого при анализе канадского законодательства принципа «раннего наделения правами», достаточно просто устраняющего проблему неопределенности правового режима наследственного имущества.

Израиль. Правовая система Израиля, сочетая в себе основы общего и континентального права в значительной степени схожа с канадской, при этом в Израиле есть характерные особенности и на национальном уровне. Право наследования имущества в Израиле определяется Законом о наследстве 1965 г.[116]и предусматривает как законный порядок наследования, так и завещательный порядок, но при этом наследование по завещанию имеет преимущество. Закон о наследовании государства Израиля предоставляет завещателю широкий выбор относительно того, как совершить распоряжение на случай смерти. Так, согласно ст. 18 Закона завещание может быть составлено собственноручно завещателем, записано свидетелями либо иным уполномоченным на это государственным представителем, а также может быть составлено в устной форме.

Собственноручное завещание не обременено строгими формальностями, оно должно лишь быть полностью написано завещателем, а также должно быть им подписано с указанием даты составления завещания. Завещание в присутствии свидетелей, по всей видимости, производно от предыдущего и отличается лишь присутствием свидетелей, свидетельствуют своими подписями составленный завещателем документ. Кроме того, завещание может быть составлено путем устного изложения завещателем своих завещательных распоряжений должностному лицу - судье либо судебному регистратору, сотруднику Службы государственной регистрации наследственных дел или члену раввинатского суда (ст. 21-22 Закона о наследстве).

Завещание может быть составлено как под отлагательным, так под отменительным условием. На основании норм ст. 43 Закона о наследстве завещатель может установить в завещании, что наследник получает право наследования при наступлении определенного события или срока. При этом в данной статье указано, что в случае, когда указанное событие или срок не наступили ко дню смерти наследодателя, наследство будет находиться под управлением распорядителя наследства, пока данные события или срок не наступят или пока не выяснится, что наступление указанного события уже является невозможным. В последнем случае к наследованию призываются наследники по закону, если завещатель не установил в завещании конкретное лицо, которое наследует при данных обстоятельствах. Таков порядок наследования при отлагательном условии.

Отменительное условие направлено на лишение права наследования при наступлении определенного события либо срока - в этом случае к наследованию призываются наследники завещателя по закону, в порядке субституции, предусмотренном в статье 42 Закона о наследстве. Следует отметить, что имеющийся в израильском законодательстве порядок завещательного наследования в целом и при условном завещании в частности достаточно прост и логичен, что безусловно должно быть положительно оценено.

Не менее интересным является инструмент, предусмотренный ст. 45 Закона, где казано, что завещатель может возложить на наследника обязанность совершить определенные действия либо воздержаться от совершения определенных действий в отношении полученного им наследственного имущества. Представляется, что в данном случае идет речь о потестативных условиях (положительных, либо отрицательных), широко распространенных в ряде европейских государств. Исполнения наследником указанных обязательств может требовать любое лицо, заинтересованное в их исполнении, а в случае, если это касается общественных интересов, также Юридический советник при правительстве или его представитель.

В заключение данной главы сформулируем некоторые выводы. Исследование нормативного и доктринального материала позволило установить, что в большинстве зарубежных государств наблюдается достаточно широкое проявление свободы завещательной воли. Указанная особенность проявляется не только в закреплении института условных завещаний на законодательном уровне, но и в положительной оценке его со стороны правовприменительной практики. Как было показано, в зарубежной доктрине нет единства мнений о правовой природе завещания: в некоторых странах данный правовой инструмент понимается как сделка (СНГ, Германия, Австрия, Швейцария, Франция, Япония), хотя и не без спорных моментов, в других же (например, в Чехии, Великобритании, Канаде) - как волевой юридический акт, строго личный акт (Испания, Венесуэла) а в некоторых просто как - отзывный документ (Италия). Также очень спорная позиция в отношении квалификации завещания имеется и в США, где его понимают как правовой инструмент, определяющий судьбу имущества наследодателя-завещателя после его смерти либо документ переводящий право собственности на иных лиц после смерти завещателя. Однако при этом не вызывает сомнений тот факт, что указание на волевой характер завещания наличествует в каждом из рассмотренных правопорядков, пусть и имплицитно.

Отметим, что различия в квалификации правовой природы завещания не препятствуют всем рассмотренным нами правопорядкам «сходиться во мнении», что завещательная воля может быть обусловлена, причем как отлагательного рода условиями, так и отменительного. Следует еще сказать, что зарубежное законодательство также не делает различий между завещаниями как таковыми (безусловными) и завещаниями под условием (условными завещаниями). Эти два правовых явления рассматриваются как тождественные, с одним лишь отличием - в условном завещании распоряжения об имуществе ставятся в зависимость от наступления условий различного типа.

Кроме того, мы установили, что законодательство зарубежных государств допускает наряду с классическими формами условий и многие другие. В частности, оговорки лишения (условия о запрете оспаривания воли завещателя), положительные и негативные потестативные условия, условия в пользу третьего лица, условие о стяжательском распоряжении, условие о третейской оговорке, циничная оговорка. Конечно, такие широкие возможности, как правило не существуют без средств сдерживания, которые в определённых случаях ограничивают произвол завещателя. Как правило, это нормы ограничивающие включение в завещательный акт невозможных условий и противоречащих закону и добрым нравам. Само же наследственное имущество в период до исполнения завещательного условия в большинстве правовпорядков переходит на ограниченном праве (при отлагательных условиях), а также может быть подвергнуто процедуре администрирования (управления), либо на полном праве которое имел в отношении имущества наследодатель (при отменительных условиях).

Предоставив завещателю такую возможность, иностранные законодательства не испытывают трудностей с реализацией соответствующих нормативных положений, о чем свидетельствуют в том числе и проанализированные нами судебные решения. Как из них видно, суды, как правило, стоят на той по

зиции, что воля завещателя должна быть исполнена с максимальной точностью, даже если это в итоге приведет к отпадению завещания. Такой подход, как представляется, может быть воспринят и отечественной правоприменительной практикой. В самом деле, если мы провозглашаем всемерную защиту свободы завещания, то тем самым мы признаем, что завещатель, постановляя то или иное указание в своем тестаментарном акте, осознает и принимает на себя все последствия, связанные с реализацией данного акта, в том числе и негативные. Бесспорен тот факт, что правопорядки, воспринявшие данный правовой инструмент, в полной мере реализовали принцип свободы завещания, что, к сожалению, нельзя сказать об отечественном наследственном праве.

Таким образом, мы достаточно ясно убеждаемся в необходимости постановки вопроса о правовой природе завещания для цивилистической науки и о теснейшей взаимосвязи его с проблематикой условных завещаний.

<< | >>
Источник: Сараев Александр Геннадьевич. ЗАВЕЩАНИЕ ПОД УСЛОВИЯМИ: ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Казань - 2016. 2016

Скачать оригинал источника

Еще по теме Правовое регулирование условных завещаний в странах англосаксонского права (Великобритания, США, Канада, Израиль):

  1. СОДЕРЖАНИЕ
  2. Введение
  3. Правовое регулирование условных завещаний в странах англосаксонского права (Великобритания, США, Канада, Израиль)
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -