<<
>>

Условные завещания в странах германской правовой традиции (Г ермания, Австрия, Швейцария, Япония)

Условные завещания известны законодательству ряда европейских государств.

Германия. Классики немецкой юриспруденции определяли завещание, как такое распоряжение последней воли, которое содержит в себе назначение

наследника - именно в этом предлагалось видеть самую сущность завещания[36].

Согласно Г ерманскому гражданскому уложению (далее - ГГУ)[37] наследодатель вправе составить распоряжение о своем имуществе на случай смерти, причем оно может быть составлено в виде нотариальной записи или заявления, сделанного в соответствии с § 2247 ГГУ. Завещание можно составить только лично по достижении 16-летнего возраста. Не вправе составлять завещания лица, которые в силу психического расстройства не способны осознавать свои действия (§ 2229 ГГУ). Форма завещания может быть публичной и частной, соответственно этому существует два основных порядка составления завещания.

Публичное завещание (или нотариальное) имеет место, когда наследодатель обращается к нотариусу и сообщает в устной или письменной форме содержание своего завещания. При этом нотариус должен четко выяснить волю составителя завещания, дать разъяснения и записать ее ясно и недвусмысленно, избегая ошибок и устраняя сомнения. Так же он обязан указать, что составитель завещания является дееспособным[38].

Кроме того, закон предоставляет лицу возможность составить собственноручное (частное, олографическое) завещание. Оно составляется без участия должностного лица, без какого-либо посредничества[39]. Как отмечается в литературе, частное завещание у германских народов ведет свое происхождение еще от времени вестготов[40] [41]. Обязательными условиями для составления такого завещания являются достижение наследодателем совершеннолетия и спо-

собность прочитать написанное. Завещание составляется полностью в рукописной форме.

Обязательными реквизитами являются точная дата и место составления завещания, подпись в конце завещания, содержащая имя и фамилию наследодателя. Завещатель вправе расписываться и иным образом, главное требование - возможность установления личности наследодателя и серьезность его намерения. Наследодатель вправе определить своим волеизъявлением наследников, а также отстранить каких-либо лиц, имеющих право наследовать по закону, от наследования.

Согласно § 2248 ГГУ, собственноручное завещание по требованию наследодателя принимается на особое официальное хранение любым участковым судом, о чем завещателю выдается расписка. Завещание может быть выдано в любой момент или передано по требованию наследодателя в другой участковый суд. Такие действия совершаются на основании постановления судьи. Если после передачи завещания в суд на хранение прошло более 30 лет, то суд обязан выяснить, жив ли наследодатель.

Особым видом завещания являются так называемые совместные (общие) завещания супругов (партнеров). С точки зрения германского права нет ничего удобнее, чем совокупное завещание двух супругов, которое обыкновенно содержит в себе добавочное условие о корреспективности, т.е., составляется так, что распоряжения одного из супругов считаются действительными, поскольку сохраняют силу распоряжения другого38. Г ерманское Уложение предусматривает упрощенную форму составления такого завещания - для признания его действительным необходимо, чтобы один супруг (партнер) составил завещание и подписал его, а другой также его подписывает с указанием даты и места подписания завещания (§ 2267 ГГУ). Совместное завещание может быть составлено и при чрезвычайных обстоятельствах у бургомистра или в присутствии трех свидетелей, даже если такие обстоятельства имеют отношение только к одному супругу или партнеру.

Завещание по ГГУ является сделкой, то есть «действием, которое имеет юридическое значение»[42]. к которой применяются общие положения о сделках и, соответственно, может быть совершено с условием, причем как с отлагательным, так и с отменительным.

Попутно отметим, что германская доктрина признавала возможность совершения завещаний под условием и до принятия единого кодифицированного гражданского закона[43]. Само собой разумеется, что «снабженное условием распоряжение последней воли связывает его учинителя ровно также, как и таковое безусловное, т.е. совершенно не связывает»[44].

В § 158 ГГУ указывается, что если сделка совершена под отлагательным условием, то с наступлением такого условия сделка вступает в силу. Если сделка совершена под отменительным условием, то с наступлением этого условия действие сделки прекращается, и с этого момента происходит возврат в первоначальное правовое положение. Будущее событие, которым обусловлена сделка, может быть как объективным, так и вероятным. Допустимо делать распоряжения, зависящие от неизвестного события, которое наступит после учинения завещания, но перед открытием наследства (например, назначение наследником лица при условии, что при открытии наследства не будет никаких потомков по нисходящей линии).

Условия, о которых говорится в § 158, а также в §§ 2074-2076 ГГУ - это так называемые юридические условия. Они являются законными предпосылками для воплощения в жизнь соответствующих последней воле завещателя распоряжений. Если завещатель пишет, например: «При моей настоящей завещательной дееспособности в случае моей смерти я назначаю...», то он имеет ввиду, что дееспособность есть законная предпосылка для действительного завещания и реализуется завещание только в том случае, если на момент смерти оно имело законное значение.

Действительные основания воли завещателя выясняются в процессе толкования завещания. Если в тестаментарном акте непосредственно указывается на неизвестное обстоятельство, то в данном случае можно говорить об отлагательном условии. Могут иметь место случаи, когда в содержании распоряжения завещателя прямо не указано, что он связывает определенные обстоятельства или какой-либо промежуток времени со смертью, однако если завещатель впоследствии умирает при определенных обстоятельствах, побудивших его к данному распоряжению, в этом случае они рассматриваются в качестве повода к совершению завещания.

Судебная практика не рассматривает их в качестве указанных в законе.

В частности, это такие условия, как «для случая, если с нами обоими что- либо случится, необходимо сделать...», «если я во время этого отпуска умираю...», включающиеся в завещания перед началом автопутешествия. Данные распоряжения завещателя остаются также действительными, если он возвращается живым из поездки и уже через некоторое время умирает при обстоятельствах, аналогичных тем, которые его побудили к учреждению завещания. Даже если завещатель связывает передачу имущества наследникам с временным ожиданием, рекомендацией, пожеланием, это может быть указание на ни к чему не обязывающее или ненастоящее условие. С большой уверенностью можно утверждать, что при таких основаниях подобные «пустые» условия могут быть поводом к оспариванию завещания в соответствии с абз. 2 § 2078 ГГУ (ошибка мотива)42.

Согласно § 2074 ГГУ в случае, если в завещании предусмотрено отлагательное условие, то, поскольку не доказано иное, следует считать, что предоставление будет действительным только с наступлением условия при жизни лица, в пользу которого установлено предоставление. Из контекста данной нормы следует, что прижизненная реализация отлагательного условия выступает в качестве общего правила, а исключением из него по логике вещей следует считать реализацию данного условия до рождения наследника. К примеру: «завещаю свое имущество моему первому родившемуся внуку, при условии, что его рождению будет предшествовать нечетный календарный год».

При назначении наследства под отлагательным условием наследник - это условно назначенный постнаследник, Nacherbe (§ 2105 ГГУ), если условие не наступило к открытию наследства. Как следует из абз. 2 § 2108 ГГУ, определенное право наследника на получение имущества не переходит по наследству, если он не исполнит условие, насколько это не противоречит воле наследодателя. При ясном назначении субститута (§ 2096 ГГУ) или запасного отказополучателя (§ 2190 ГГУ) положения § 2074 ГГУ не применяются, так как здесь завещатель не поставил передачу имущества в зависимость от события, наступающего после открытия наследства, ибо отсутствие наследника - это законная предпосылка для применения подназначения, абсолютно такая же логика закреплена и в нашем гражданском законодательстве.

Субститут или запасной отказополучатель должен быть в живых ко дню открытия наследства (абз. 1-2 § 1923 ГГУ). Таким образом, можно констатировать факт, что германское право не рассматривает подназначение в качестве отлагательного завещательного условия, чем зачастую грешат отечественные правоведы.

Передача имущества под отлагательным условием (назначение наследства, отказ, возложение) недействительна в полном объеме в случае, когда наследник умер после открытия наследства, но перед наступлением условия, если только в завещании не установлено иное. Наступление условия позднее не приводит к передаче имущества наследникам умершего наследника43.

Итак, отлагательное условие характеризуется тем, что завещательное распоряжение в целом или его отдельное распоряжение, сделанные под таким условием, будут реализованы только при наступлении или ненаступлении какого-либо обстоятельства после открытия наследства (например, в завещании может быть указано: «Мой племянник Н. получает 10.000 евро, если он выдержал магистерский экзамен, моя племянница Н. получает 5.000 евро, если она сочетается браком»). При исполнении отлагательного условия наследство переходит к наследнику. Практика применения § 2074 ГГУ свидетельствует, что в случае сомнения передача наследства при назначении его под отлагательным условием должна быть осуществлена, если наследник пытается исполнить

44

условие44.

Отменительным условием считается такое, когда выполнение либо невыполнение известного действия зависят исключительно от воли лица, указанного в качестве получателя предоставления по завещанию. Соответственно в этом случае наступившее или не наступившее обстоятельство прекращает действие последней воли наследодателя (абз. 2 § 158 ГГУ).

Основные случаи передачи наследства под отменительным условием - это так называемые «оговорки лишения» («Моя дочь будет наследницей 1/3 доли в имуществе, при этом, если она попытается оспаривать мое завещание, ставя под сомнение мою дееспособность, она лишается наследства по завещанию и получает только законную часть наследства»).

Детально механизм действия отменительного условия при передаче наследства регламентирован § 2075 ГГУ.

Данные правила, наряду с предоставленной наследодателю возможностью обусловить передачу имущества, также содержат общие принципы истолкования воли завещателя «на случай сомнения». Если завещатель предписал передачу имущества по завещанию (назначение наследства, отказ, возложение) с тем условием, что наследник в период неопределенного срока воздержится от чего-либо («оставит опасный автогоночный спорт») или будет совершать какое- либо постоянное действие («он будет посещать больную тетю Т. еженедельно, пока она жива»), то в таком случае, если не установлено иное, такие постановления следует квалифицировать как отменительные условия. Аналогично можно оценить, например, передачу наследнику земельного участка сельскохозяйственного назначения с оговоркой что «он его правильно использует». Очевидно, что § 2075 ГГУ указывает, что передача имущества осуществляется немедленно с открытием наследства и вместе с тем создает стимул чтобы наследник

соблюдал условие45. В случае отказа наследника по завещанию от исполнения условия к преемству в имуществе будет призываться законный наследник.

Оговорка лишения должна быть достаточно определенно и ясно выражена. Приведем пример из судебной практики.

В одном из дел суд Дрездена посчитал, что завещательная оговорка, что наследник лишается наследства, «если обжалует завещание», если не даны соответствующие указания, охватывает все действия, которые могут быть сделаны, чтобы оспорить распоряжения завещателя в части или целиком, а так же возражения в процессе оформления свидетельства о праве на наследство по мотивам недействительности завещания (например, против завещательной дееспособности завещателя). Это нужно устанавливать в каждом отдельном случае при толковании завещания и выяснять, какое поведение назначенного под условием наследника ведет к лишению его предназначенного ему наследства46.

Надо сказать, что несоблюдение воли завещателя как основание действия штрафной, лишающей оговорки - это принципиальное и сознательное сопротивление его воле, сознательное нарушение его распоряжений. Такое сопротивление может быть выражено весьма разнообразно: это и нерезультативная жалоба об оспаривании, и нарушение завещательного требования и пр. Однако следует учитывать, что речь не может здесь идти не только о недовольстве наследника - требуется, как мы уже говорили, сознательное нарушение оговорки лишения, этот «необходимый субъективный элемент» для ее действия.

Среди лишающих оговорок встречается оговорка о лишении наследника обязательной доли в наследстве. Она недействительна в случае, если сформулирована так, что, наследник имеющий право на обязательную долю, не довольствуется завещанным имуществом и требует причитающуюся ему законную долю и при этом размер завещанного имущества не превышает половины

его законной доли (абз. 1 § 2306 ГГУ). Судебная практика стоит на том, что предписания параграфа 2306 ГГУ имеют императивный характер47.

После наступления отменительного условия наследник - это больше не наследник (абз. 2 § 158 ГГУ), что приводит, по общему правилу, к последующему наследованию законными наследниками завещателя, если только он ничего иного не постановил. Предмет завещания при этом должен быть возвращен (§ 812 ГГУ).

Есть случаи применения оговорок лишения и в качестве отлагательных условий. Дело в том, что законом предусмотрена конструкция, когда при нарушении указаний наследодателя наследник будет обязан сделать дар или передать часть причитающегося ему имущества третьему лицу как отказополучателю (завещание под отлагательным условием). Подобные оговорки принципиально допустимы в рамках свободы завещания. Попутно заметим, что вариант оговорки лишения в форме отлагательного условия вполне мог бы быть применим на начальном этапе развития завещания под условием в российском правопорядке, в противовес отменительной форме указанных оговорок.

Также в немецком праве присутствует такой вид завещательных условий, как условия в пользу третьего лица. Завещание, составленное с таким условием, будет иметь конечный результат только в случае, если третье лицо (выгодоприобретатель) откажет в содействии необходимом для реализации завещательного условия (§ 2076 ГГУ). Иллюстрацией может служить следующий пример.

Завещатель делает следующее распоряжение: «Я завещаю своему племяннику А. 50 000 евро с тем условием, что он будет заботиться о своей тетушке Б. в своем доме до ее смерти». Если же тетушка Б. без видимых причин отказывается переехать к племяннику, то в этом случае условие считается наступившим и наследник может получить то, что ему причитается48.

Ненаступление условия в иных случаях, нежели отсутствие содействия со стороны третьего лица - это не зависящая от наследника невозможность исполнить условие. В таком случае путем толкования необходимо установить, что может рассматриваться в качестве исполнения условия: достижение результата или же достаточно только пусть и серьезных, но безуспешных усилий наследника по исполнению условия. Например, наследник может не исполнить отлагательное условие, по которому он обязуется держать у себя в доме дочь- инвалида умершего и заботиться о ней, так как по медицинским показаниям ей необходимо проживание в другом помещении. При этом наследник не считается действующим виновно, но тем не менее данный вопрос в немецкой литературе остается спорным49.

Завещатель может запретить наследнику или отказополучателю по завещанию отчуждать определенный предмет из состава наследства и в случае нарушения данного запрета установить отменительное условие. При этом данное условие никоим образом не сказывается на действительности произошедшей продажи (§ 137 ГГУ), так как после наступления условия наследник совершает сделку, действуя как неправомочный гражданин (§ 158 абз. 2 ГГУ).

Кроме того, передача наследства под отлагательным или отменительным условием является действительной, если наследник делает со своей стороны определенные предоставления, прежде всего, посредством завещательного распоряжения в пользу третьего лица или наследодателя. В немецкой литературе такое условие определяется, как условие «о стяжательском распоряжении», и оно считается допустимым, поскольку не нарушает положений §§ 2065 и 2302 ГГУ, так как все действия осуществляются по свободному усмотрению наследника. Он вправе исполнить это условие и соответственно передать имущество или же отказаться от его исполнения. Такая принципиальная позиция германского законодательства весьма похвальна, она воплощает принцип свободы завещания. Нашему правопорядку, как преемнику традиций немецкого права, не мешало бы воспринять подобную тенденцию в развитии наследственного права в целом и завещательного преемства в частности.

Завещатель может указать в своем завещании, что в случае возможных споров о наследстве, содержании, оспоримости и истолковании завещания, их должен решать арбитр (§ 1066 Гражданского процессуального уложения). Завещатель имеет возможность предоставить третьему лицу или исполнителю завещания также полномочия третейского судьи для установления фактических обстоятельств, необходимых для разрешения спора. Таким образом, один определенный завещателем третейский судья может быть призван для установления того факта, имеет ли силу занесенное в завещание условие о назначения наследника или оно утратило силу. Такое распоряжение абсолютно законно, так как арбитр не выносит решения о передаче имущества[45].

Германское право рад условий рассматривает в качестве недопустимых для указания в завещании - они названы в ГГУ недозволенными и противоречащими обычаю. Под таковыми понимаются условия, которые понуждают наследника нарушить предписания закона, поэтому они бесспорно является ничтожными в силу § 134 ГГУ.

Согласно одной из точек зрения к противоречащим обычаю также иногда относятся так называемые потестативные условия - «Potestativbedingungen» (о них идет речь тогда, когда наступление или ненаступление указанного в условии факта зависит от воли наследника).

В литературе справедливо отмечались определённые практические сложности при реализации потестативных условий включенных в завещание. В частности, Г.К. Вэхтер приводит такой пример: наследник назначен с потеста- тивным негативным условием (conditio non faciendi) о том, чтобы он перестал пить вино. Исследователь справедливо отмечает, что при таком условии наследник не станет обладателем имущества вплоть до своей собственной смерти, так как проверить надлежащее исполнение условия в течении жизни наследника практически невозможно[46]. Соответственно для таких условий це-

лесообразно предусматривать разумный срок их исполнения, чтобы устранить подобные ситуации.

Среди потестативных условий допустимы, прежде всего, условия, посредством которых завещатель хотел позаботиться о будущем рациональном и правильном управлении его имуществом. Как указывается в литературе, часто на практике можно встретить в завещаниях супруга или договорах о наследстве супруга допустимые оговорки о повторном вступлении в брак: передача имущества ставится в зависимость от отменительного условия, запрещающего повторное вступление в брак. Такие оговорки преследуют своей целью получение наследства первого супруга его детьми. Согласно абз. 1 § 138 ГГУ допустимы с точки зрения судебной практики также положения о «княжеском правиле» внутреннего порядка наследования с применением исключающих оговорок для членов семьи, которые сочетаются браком с людьми иного социального положения без согласия главы дома - князя, если целью распоряжения является забота будущей семьи княжеского дома о фамильном имуществе. Данные правила координируют порядок наследования и вместе с тем направлены на предотвращение ущемления в правах потомков и супруга[47].

Общая оговорка о бракосочетании - отлагательное условие передачи имущества, если наследник сочетается браком, не противоречит обычаю. О таком противоречии можно было бы говорить, если бы последующий порядок наследования также подпадал под его действие, так как это ограничивало бы свободу последующего наследника в выборе спутника жизни.

Немецкая доктрина и практика стоят на той позиции, что условие в завещании противоречит обычаю, если завещатель посредством такого условия пытается оказать неоправданное, недопустимое давление на свободу принятия решения или на другие права наследника. Противоречащим обычаю, к примеру, можно считать условие сочетаться браком с определенным лицом или не сочетаться браком с лицом определенной расы, религии; заставлять разводиться с нынешним супругом; сохранять религиозную принадлежность к той или иной конфессии или переходить в другую; становиться священником или получать степени священства; вступать в политическую партию или выходить из нее. Противоречащее обычаю может быть также условие, которое ставит передачу наследства в зависимость от определенного выбора профессии или выбора определенного местожительства наследника, так как налицо вмешательство в личную свободу наследника. Однако, условие может быть оправдано интересами дела, если для этого имелась убедительная благоразумная причина53.

Относительно юридических последствий недозволенных и противоречащих обычаю условий существует несколько точек зрения. Исходной позицией в немецкой доктрине является тот взгляд, что условие в завещании - отменительное ли, отлагательное ли - является неотъемлемой составной частью завещания. Условие и распоряжение не являются изолированными друг от друга компонентами юридической сделки. Следовательно, запрещенное или противоречащее обычаю условие подпадает под действие §§ 134, 138 ГГУ, что, как правило, приводит к ничтожности, безрезультатности всего распоряжения завещателя. В §§ 139 2085 ГГУ, напротив, установлено, что недействительность отдельных положений, как правило, не влечет за собой недействительность других, если есть основания полагать, что сделка была бы совершена и без включения ее недействительной части, поэтому в данном случае они не применимы. По их смыслу завещательное распоряжение без ничтожной части (условие) может существовать как безусловная правовая сделка только в иной интерпретации, если это соответствует гипотетической воле завещателя.

Согласно другому взгляду должны быть применимы при ничтожном отменительном условии § 139 или § 2085 ГГУ в качестве требования о сохранении действительности части сделки, в то время как при отлагательном условии при наличии сомнений все распоряжение должно быть ничтожным.

Думается, что более верным является первый подход, согласно которому недействительность условия влечет такие же правовые последствия и для само

го распоряжения об имуществе. При втором подходе, на наш взгляд, в значительной мере утрачивается весь смысл самого условного завещания и неоправданно ущемляются права наследника, пытавшегося добросовестно выполнить отлагательное условие.

При наличии противоречащих обычаю условий нужно установить, прежде всего, была ли предполагаемая воля завещателя заведомо направлена на передачу имущества наследникам также без недействительной составной части условия. Такая направленность воли наследодателя учитывается, прежде всего, тогда, когда завещатель посредством завещания имел целью полностью распределить наследство и при этом все занесенные в завещание распоряжения были связаны с недействительным условием. При этом прежде всего учитываются интересы законных наследников. В других случаях все распоряжение ничтожно, так как составитель завещания желал передать имущество именно под условием. Безусловная передача имущества в этом случае не была бы согласована с принципом свободы завещания54.

Условия могут быть также запрещенными или невозможными. Применительно к невозможному отменительному условию практически единогласно утверждается, что передача имущества при таком условии является абсолютно действительной, так как невозможное отменительное условие исключает саму возможность его наступления и оно считается несуществующим. Отлагательное условие, при котором невозможность его наступления носила объективный характер и об этом было известно завещателю, приводит к недействительности завещания в целом. Однако если завещателю невозможность отлагательного условия при совершении завещания была неизвестна или наступление условия стало невозможным только после совершения завещания, тогда предоставление может рассматриваться соответственно предполагаемой воле завещателя в качестве дополнительного фактора как действительное, если, например, вместо невозможного наступления условия имело место стремление наследника исполнить его. Это может рассматриваться как достаточное основании для реализации завещания[48].

Австрия. В Австрийской республике основным источником наследственного права выступает Всеобщий гражданский кодекс Австрии 1811 г. (общепринятая немецкая аббревиатура - ABGB (далее - ВГКА)).[49]

В праве Австрии существуют различные критерии разделения завещания по форме, а именно: частное и публичное (судебные или нотариальные), письменные и устные, индивидуальные или совместные, а также обыкновенные и чрезвычайные завещания. Формы, установленные для завещаний, применяются и для кодициллов, а также для оформления отмены распоряжений о последней воле[50].

Как видим, австрийский закон предусматривает достаточно большое число форм выражения последней воли умершего. Рассмотрим основные виды.

Прежде всего, завещатель может сформулировать свои пожелания на случай смерти самостоятельно, даже без участия публичных властей. Для этих целей законом предусмотрено собственноручное (олографическое) завещание, которое очень распространено из-за простоты его совершения и внесения в него изменений. Как правило, оно представляет собой документ, который написан и подписан собственноручно завещателем (§ 578 ВГКА).

Австрийский закон также выделяет так называемые завещания в форме публичного акта[51]. Например, наследодатель может объявить свою волю устно или письменно перед судом. Если последняя воля объявляется устно, то ее содержание заносится в протокол. Письменное распоряжение собственноручно подписывается завещателем и лично предъявляется им суду. В обоих случаях документ помещается на хранение в депозит суда, о чем выдается свидетельство. Судебное - как письменное, так и устное - объявление последней воли, осуществляется при двух свидетелях, которые могут быть либо судебными чиновниками, либо иными лицами. В неотложных случаях для фиксации последней воли лица члены суда могут прибыть к наследодателю (§§ 581-582 ВГКА). Публичное завещание может быть также совершено перед нотариусом.[52]

Гражданский закон Австрии допускает составление завещаний под условием. Прежде всего, эти условия относятся к назначению наследника. Само собой разумеется, что условие должно быть ясным, точным, понятным, не должно противоречить закону или быть невозможным для исполнения[53].

Содержание законодательных положений о тестаментарных условиях состоит в следующем.

Невозможность или недозволенность отлагательного условия делает завещательное распоряжение недействительным, а невозможное или недозволенное отменительное условие является непостановленным (§ 698). Судебная практика по данному вопросу занимает позицию, согласно которой в случае, если завещательное распоряжение содержит невозможное отлагательное условие, то данное условие не исключается из завещания, а делает его недействительным. При этом считается, что если последняя воля содержит несколько не связанных между собой частей, то отпадает лишь та из них, которая обременена невыполнимым условием[54]. Право, обусловленное таким отлагательным условием никогда не будет передано, а право, обусловленное отменительным условием сохраняется. Ранее мы уже упоминали о наличии подобного подхода в германской доктрине, касательно недозволенных и противоречащих обычаю условий. Таким образом видно, что он является характерным для германской правовой традиции, причем с ранних этапов развития.

При недозволенных отлагательных условиях все распоряжения не имеют результата только тогда, если исполнение условия недозволенно. Если исполнение, тем не менее, позволено и только условие сформулировано как недозволенное, положения о ничтожности применимы только против завещателя, так что в этом случае условие рассматривается как ненаписанное и распоряжение остается действительным. Например, при условии не исполнять законную обязанность по содержанию исполнение недозволенно, соответственно применяются положения § 698. Вероятно, в данном случае можно вести речь о пороке мотива наследодателя, пусть даже в некоторых случаях при формулировании условия завещатель и не желал злонамеренных последствий, но из-за неудачной словесной конструкции условие приобрело характер недозволенного.

При условиях, смысл которых состоит в том, чтобы высмеять наследника, причинить ему физическое или психическое страдание или иной вред, подобные обязывающие намерения завещателя предосудительны, однако распоряжение во всяком случае остается действительным, если только не доказано отсутствие воли завещателя об ином[55]. Справедливо, что такие условия не принимаются во внимание, но их отделение от распоряжений видится нам не справедливым. Подобная дифференциация не учитывает волю завещателя, а, следовательно, противоречит принципу свободы завещания. Никто не вправе вмешиваться в постановленное завещателем, воля завещателя суверенна, а если так, то последствия недействительности должны быть применимы не только к условиям, но и к распоряжениям.

Отметим, что в прежней редакции закона, содержалось общее правило о запрете условий о том, чтобы наследник по завещанию не вступал в брак (§ 700 ВГКА). В каждом случае оно рассматривалось как непостановленное, однако само распоряжение при этом оставалось действительным. Однако, с 30 июля 2015 г. норма о данном запрете была исключена из кодекса, что наталкивает нас на мысль о дозволенности условий о запрете на вступление в брак, без каких- либо исключений. При уяснении смысла этого положения следует принимать во внимание ту общую мысль, что никто не может быть ограничен в своей личной свободе принимать решения посредством приобретения имущества по завещанию или потери этого имущества.

Судебная практика в отношении толкования ранее действовавшего § 700 основывалась на том, что наследник, приняв наследство под таким условием и в последующем вступивший в брак, теряет права относительно наследственного имущества на период нахождения в браке. Такие правовые последствия выступали в качестве своего рода санкций за нарушение последней воли[56]. Исходя из этого видно, что в конечном итоге все зависит от усмотрения наследника. Внесенные изменения тем самым доказывают верность вывода о том, что наследник не ограничен в осуществлении своих прав, а волен выбирать как их использовать, несмотря на то, какие условия постановлены завещателем.

Следует отметить, что некоторые условия в силу их наступления в период жизни наследодателя затруднительно исполнить снова, поэтому в § 701 содержится уточнение, что в таком случае то же самое исполнение после смерти наследодателя только тогда должно повториться, когда исполнение состоит в таком действии наследника или легатария, которое может быть им повторено. К примеру, в том случае, если было поставлено условие о вступлении наследника в брак, и оно уже исполнено при жизни наследодателя, то после его смерти можно ограничиться чисто религиозной церемонией - и это будет считаться исполнением условия[57].

В кодексе достаточно четко установлено, что завещательные условия, возложенные на наследника или легатария, не относятся к последующим наследникам или легатариям, если только завещатель явно не постановил иного (§ 702 ВГКА).

«Совершенно непонятные» условия также считаются непостановленными. Иными словами, при отлагательном условии правовые последствия рассматриваются, как наступившие, а при отменительном положение дел остается неизменным. Правило о таких условиях видится нам как некий превентивный инструмент для случаев, когда при толковании завещания уяснить смысл постановленного условия не представляется возможным.

Особняком стоят оговорки лишающего и штрафного характера. В данном случае речь идет об условиях, когда наследник теряет предоставление или каким-либо образом обременяется, если он нарушает волю наследодателя. При этом нарушение понимается в том смысле, что наследник посредством жалоб или возражений пытается оспорить действительность завещательного распоряжения. Стоит отметить, что такие оговорки с недавнего времени (закон от 30.07.2015.) ничем не ограничены. Посредством, так называемой «циничной оговорки» наследодатель желает, чтобы наследник ограничил себя в притязаниях на законную долю или ее часть. Это условие по своему характеру является отменительным.

Разновидностью ограничения перехода (своеобразным условием - по природе, но не по механизму наступления) наследственного имущества по завещанию в австрийском праве также считается срок[58], когда отложение или отмена права наследования привязаны к конкретному моменту времени, который определенно наступит. Установление срока не ставит передачу наследственного имущества под вопрос, а только лишь откладывает или ограничивает ее на определенное время, а вот условие, наоборот, связывает ожидаемый результат с неизвестностью - наступит он или нет, при этом не играет роли какие формулировки при этом использованы - связанные или не связанные со временем. Для того, чтобы выяснить, имеем мы дело с условием или со сроком, необхо-

димо в каждом случае тщательно выяснить цели, которые преследовал завещатель[59].

Срок также может быть квалифицирован как невозможный, если, например, лицо получит наследство по достижении им 130 лет либо наследник получит наследство в день свадьбы лица, которое уже умерло безбрачным.

При сочетании условия и срока всегда стоит вопрос о том, точно ли произойдет событие или же нет (например, некто получит наследство после окончания учебы, но не ранее достижения им 25 лет).

Недозволенным срок может считаться только с учетом определенных обстоятельств - например, когда предоставление содержания обременено отлагательным сроком, в то время как оно (предоставление содержания) является жизненно важным для конкретного лица[60].

Положения о завещания во многом аналогичные австрийским, действуют и в Княжестве Лихтенштейн, так как на его территории действует ВГКА[61].

Швейцария. В соответствии со Швейцарским гражданским кодексом[62] (далее - ШГК) любое способное к здравому размышлению (дееспособное) лицо, достигшее совершеннолетия (18-летнего возраста), вправе распорядиться своим имуществом, составив завещание в пределах и в формах, установленных законом.

Завещания могут быть совершены посредством официального засвидетельствования либо посредством собственноручного или устного волеизъявления. Официальная (публичная) форма предполагает, что документ, содержащий последнюю волю, составлен нотариусом или иным должностным лицом, уполномоченным на это законодательством соответствующего кантона при двух

свидетелях, и непременно прочитан завещателем. Учиненный в окончательной форме документ датируется и подписывается должностным лицом, вместе с ним подписи проставляет завещатель и присутствующие свидетели. Свидетели в данном случае своими подписями подтверждают, что завещатель в их присутствии сделал заявление о том, что документ им прочитан и содержит его последнюю волю, которая учинена им в момент, когда он обладал завещательной дееспособностью. В том случае, если завещатель не в состоянии прочесть содержание составленного документа, это делает должностное лицо и свидетели, которые подтверждают и факт оглашения последней воли завещателя (§§498502 ШГК). Завещание признается собственноручным, когда оно полностью записано завещателем от руки, года, месяца и дня составления, а также собственноручно им подписано (п. 1 § 505 ШГК).

Если в силу исключительных обстоятельств (опасность для жизни, эпидемия, военные действия и пр.) наследодатель не имеет возможности составить завещание в указанных формах, то он может совершить распоряжение устно. Для этой цели он объявляет свою последнюю волю двум свидетелям и поручает им обеспечить ее официальное удостоверение.

Завещательные распоряжения могут быть обременены возложениями и условиями, с выполнением которых любое заинтересованное лицо, как только завещание приведено в исполнение, вправе требовать того, что составляет его интерес в имуществе умершего. Следует отметить, что безнравственные и противоправные возложения и условия делают завещание ничтожным. В том случае, когда возложение или условие установлены исключительно с целью причинить неудобства другому лицу или если они являются бессмысленными, то они считаются несуществующими. Повествуя о способах обременения последней воли, кодекс устанавливает, что при наличии в составе имущества животных, подобное распоряжение должно рассматриваться в качестве возложения обязанности по уходу за животным (§ 482 ШГК).

Япония. Согласно положениям наследственного права Японии, любое физическое лицо, достигшее возраста 15 лет и обладающее дееспособностью, может составить завещание, которое представляет собой одностороннюю сделку, предусматривающую возникновение определенных последствий со смертью завещателя. Содержание завещания ограничено следующим кругом вопросов.

1) Вопросами, связанными с наследованием. К их числу относятся вопросы отстранения от наследования и отмены такого отстранения, установления наследственных долей и поручения такого установления, установления наследственной доли специального выгодополучателя, установления способа раздела наследственного имущества и поручения такого установления, запрещения раздела наследства, установления ответственности сонаследников по обеспечению, связанному с разделом наследства, установления способов уменьшения легата.

2) Вопросами, связанными с распоряжением легатом, учредительным актом, установлением доверительной собственности.

3) Вопросами лично-правового характера - признанием отцовства, назначением опекуна и опекуна-блюстителя.

4) Вопросами, связанными с исполнением завещания, - назначением исполнителя завещания и поручением такого назначения.[63]

Гражданское право Японии содержит указание о нескольких формах завещаний - с обыкновенной формой и со специально установленной формой.

В группе завещаний обычной формы ГК Японии 1898 г.[64] устанавливает три вида завещаний, а в группе специальной формы - четыре. К завещаниям обычной формы относятся собственноручные завещания, завещания, составленные в форме публичного акта, и тайные завещания. Вторая группа завещаний объединяет те, которые составляются в критический момент для жизни завещателя, а именно: завещание, составленное при непосредственной угрозе жизни, завещание, составленное на борту судна, терпящего бедствие, завеща-

ние, составленное в инфекционном изоляторе, и завещание, составленное на борту судна, находящегося в плавании[65].

ГК Японии предоставляет завещателю право обусловить переход имущества к наследникам каким-либо отлагательным условием. Так ст. 1087 устанавливает общее правило обретения юридической силы завещанием и исключение из него. По общему правилу завещание вступает в силу после смерти завещателя, однако если завещание содержит отлагательное условие и данное условие исполнено после смерти завещателя, то завещание вступает в силу с момента исполнения отлагательного условия[66]. Своеобразным отлагательным условием можно считать условие о полном или частичном запрете раздела наследственного имущества, при этом срок данного запрета не может превышать пяти лет с момента открытия наследства[67]. Полагаем, что такое условие вряд ли можно признать целесообразным, так как возникает вопрос: каким образом наследники будут пользоваться этим имуществом до раздела? Ведь как сам переход к ним этого имущества после смерти наследодателя не запрещен.

Как видно из проведенного анализа доктринальных исследований и нормативных актов, завещание в странах германской правовой традиции рассматривается как сделка, которая может включать в себя достаточно разнообразные и нестандартные условия. В свою очередь полагаем, что указание на сделочную природу следует не столько из текстов нормативных источников, сколько из доктрины, что в свою очередь обусловлено преемственностью позиций ученых, стоявших у истоков германского частного права[68].

Так, еще в саксонских источниках упоминается, что когда при совершении действия воля в соответствии с законом направлена на установление, изменение или прекращение правоотношения, то это сделка[69]. Однако, как можно заметить, это определение противоречит самому существу завещания, которое не устанавливает правоотношения, а «сберегает» волю завещателя на будущее. Другие авторы определяют сделку как волеизъявление частного лица о том, что какое-либо право должно возникнуть, претерпеть изменения или прекратиться (Б. Виндшайд) [70]. Здесь сразу видно, что речь идет о волеизъявлении влекущем правовой результат, так как используется слово «должно», что при завещании не только не наблюдается, но и вообще может не наступить. Тот же автор, классифицируя сделки на односторонние и двусторонние отмечает, что односторонние сделки характеризуются тем, что для наступления предполагаемых юридических последствий достаточно волеизъявления того, кто желает их наступления[71]. С такой позиции завещание вряд ли можно признать односторонней сделкой, потому как для правового результата требуется еще и реализация наследниками своих прав. По мнению уже упомянутого К.Г. Вэхтера «сделкой является действие, волеизъявление (! - А.С.) одного или более лиц, по средством которого они намереваются основать, отменить или изменить какое-либо правоотношение на основе нормы права»[72]. Как видим данный автор присоединяется к тому взгляду на правовую природу сделки, которая содержится в ранее цитированном нами Гражданском уложении Саксонии. Другой автор отмечал, что составители проекта ГГУ стояли на той позиции, что понятие «сделка» употребляется в тех случаях, когда вопрос о внешнем проявлении волеизъявления (WillensauPemng) выступает на первый план[73], а вот определение Ф. Феринга: «Сделка - это дозволенное волевое действие, которое имеет целью произвести изменение в правоотношении»[74].

Как мы могли убедиться, все рассмотренные определения сделки непременно содержат указание на модификацию в правоотношениях, что несвойственно завещанию по существу. При этом следует упомянуть, что в доктрине завещание понималось достаточно просто в противовес навязанной ему сделочной природы. Так по мнению одного из авторов «завещание по своему смыслу - это отзывное, одностороннее изъявление последней воли наследодателя»[75].

В большинстве своем закон не раскрывает, какие именно условия могут быть включены в завещание, указывая лишь на общеизвестные виды (отлагательное и отменительное), оставляя дальнейшее на усмотрение завещателя, доктрины и практики. Лишь в отдельных странах законодательство содержит указание на некоторые примеры условий (ограничение на вступление в брак, достижение определенного возраста, условие в пользу третьего лица). Сразу стоит сказать, что неопределенности режима имущества здесь не наблюдается, так как центральной фигурой в исполнении таких завещаний является душеприказчик, который управляет наследственным имуществом, либо наследник. При этом для каждого вида условий (отлагательного и отменительного) имеется свой механизм: к примеру, в Германии при отменительном условии это непосредственно назначенный наследник, сразу получающий имущество в свое господство, а при отлагательном условии - предварительный наследник, получающий имущество во временное владение до наступления отлагательного условия.

И так, как видно из изложенного, институт условных завещаний успешно используется и благодаря этому постоянно развивается (стяжательские условия,

штрафные оговорки). Следует отметить, что особых трудностей с их исполнением не возникает, и лишь некоторые условия признаются недействительными по решению суда, или же считаются просто непостановленными (ненаписанными) в силу указаний закона.

1.2.

<< | >>
Источник: Сараев Александр Геннадьевич. ЗАВЕЩАНИЕ ПОД УСЛОВИЯМИ: ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Казань - 2016. 2016

Скачать оригинал источника

Еще по теме Условные завещания в странах германской правовой традиции (Г ермания, Австрия, Швейцария, Япония):

  1. Введение
  2. Условные завещания в странах германской правовой традиции (Г ермания, Австрия, Швейцария, Япония)
  3. § 2. Обычай в правовых системах романской подгруппы романо-германской правовой семьи
  4. § 2. Обычай в правовых системах романской подгруппы романо-германской правовой семьи
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -