<<
>>

§ 4. Проблемы взаимодействия государства, экономического сектора, политических институтов и общественных объединений в обеспечении и защите социальных прав граждан Республики Казахстан. Вопросы социального партнерства

При рассмотрении проблемы взаимодействия государства, экономического сектора, политических институтов и общественных объединений в обеспечении и защите социальных прав граждан в современный период все больше внимания уделяется вопросам социального партнерства.

Актуальность исследования проблем социального партнерства несомненна по ряду причин. Во-первых, это обусловлено основными приоритетами государственной политики в Республике Казахстан. Так, 2012 год можно назвать годом социально-экономической модернизации Казахстана, так как с данного года именно это направление объявлено «главным вектором развития Казахстана»[170]. Уже в двух Посланиях Президента Республики Казахстан Н.А. Назарбаева представлена программа социально-экономической модернизации Казахстана, и в качестве одной из главных задач указано создание «эффективной модели социально-трудовых отношений, в основе которой будут механизмы партнерства государства, частного сектора и профессиональных объединений». Также отмечено, что одним из принципов модернизационного процесса является принцип партнерского участия, то есть: «Вся работа должна строиться на основе тесного взаимодействия государства, бизнеса и граждан. Задача власти здесь в том, чтобы обеспечивать рациональный баланс интересов государства, общества и личности. Именно в этом заключается подлинная справедливость. Важно активно развивать социальное партнерство, создавать условия для расширения участия негосударственного сектора в модернизации страны, прежде всего, социальной сферы»[171]. Во-вторых, проблемам социального партнерства в отечественной правовой науке уделено недостаточно внимания. Так, практически отсутствуют комплексные исследования данного вопроса, а отдельные моменты исследовались только в контексте науки трудового права, что существенно обедняет содержание социального партнерства.
В-третьих, в свете негативных событий в Казахстане в 2012 году, когда за полгода произошли две серьезные трудовые забастовки, одна из которых превратилась в неуправляемый бунт (Жанаозен), требуется совершенствование механизма социального партнерства. Так, беспорядкам в Жанаозен предшествовала семимесячная забастовка нефтяников, недовольных уровнем зарплат и социально-экономическими условиями жизни. При этом нарастанию социальной напряженности способствовали незаконные действия должностных лиц местных исполнительных органов и руководителей нефтяных предприятий.

Вторая забастовка произошла в Сатпаеве, где бастовали рабочие 3-х рудников корпорации «Казахмыс»: Анненского, Восточного и Южного. Под землей находились 340 человек, которые отказывались выходить на поверхность. Они выдвигали требование о повышении зарплаты на 100 процентов. Последняя забастовка увенчалась успехом, так как работодатель, напуганный размахом забастовки и расширения ее границ, вынужден был пойти на уступки, и заявил о повышении заработной платы до 150 тысяч тенге и далее до 350 тысяч тенге. Были внесены соответствующие поправки в коллективный договор и составлено письменное соглашение.

Такая острая социальная напряженность требует разработки целой концепции социального партнерства, направленной, в том числе, и на урегулирование социальных конфликтов путем взаимодействия государства, работодателей и трудовых коллективов.

Исследуя данное правовое явление, следует выяснить буквальное толкование категории «социальное партнерство» и проследить его трансформацию в историко-правовом аспекте.

Понятие «социальное партнерство» складывается из двух составных частей: «социальное» и «партнерство». В широком смысле «социальный» означает «вообще относящийся к человеческому общественному типу взаимодействия и коммуникаций». Содержание категории «социальное» заключается в совместном характере различных проявлений жизнедеятельности людей[172]. Слово «партнер» имеет французское происхождение («lepartenaire») и переводится как партнер, компаньон[173].

В принципе, уже в самом понятии «партнерство» заложен социальный смысл и, в общем-то, нет необходимости прибавлять сюда слово «социальное», однако в обиходе словосочетание «социальное партнерство» прижилось и предполагает особый вид партнерства – не между любыми субъектами, а именно – между государством, работодателями и работниками (наиболее распространенная трактовка).

Категория «социальное партнерство» исследовалась представителями различных отраслей науки, поэтому имеет неоднозначную трактовку. При этом учеными по-разному устанавливается момент зарождения идеи о социальном партнерстве и временные рамки развития данных отношений.

Наиболее длительную историю происхождения социального партнерства предлагают ученые-философы. Так, Г.В. Мирзоян[174] предполагает, что идея социального партнерства появилась еще в XVII–XIX вв. П. Гольбах, Дж. Локк., Ш.-Л Монтескье, Ж.Ж. Руссо и другие философы оставили обширное методологическое наследие, помогающее понять аксиологическое содержание проблемы социального партнерства. В частности, Г. Гегель в «Философии права» определял партнерство как договор, выражающий существующую в обществе «общую волю». При этом подобный договор основывается на конвенциональном соглашении между индивидами.

В рамках концепций социального эволюционизма, которые развивали Г. Спенсер и его последователи, социальное партнерство исследовалось как часть эволюционного процесса интеграции отдельных систем единого социального организма[175].

Специалисты в области трудового права, историки устанавливают более короткие хронологические рамки. Так, А.А. Федулин, проводя свое исследование, исходит из гипотезы, что «социальное партнерство как новый тип взаимодействия социальных сил возникает как общественная потребность и необходимость лишь на определенных этапах индустриального и постиндустриального развития общества»[176]. Поэтому, полагает данный автор, основные теоретико-методологические аспекты социального партнерства были раскрыты в трудах М.

Вебера, Э. Бернштейна, К. Маркса, Ф. Энгельса, Э. Дюркгейма, Р. Дарендорфа[177]. Теоретики трудового права увязывают возникновение и развитие социального партнерства с момента обострения противоречий между работниками и работодателями, следовательно, как и полагают историки, с момента активного промышленного развития экономики государств.

Также у представителей различных наук не одинаков подход к понятию «социальное партнерство». И.А. Иванова в своем исследовании выделила три аспекта понимания данной категории:

- в философском аспекте социальное партнерство - это система отношений различных социальных субъектов, которая ориентирована на достижение общенациональных интересов, при учете групповых и корпоративных интересов;

- в экономико-правовом аспекте это система взаимоотношений между работодателями, государственными и муниципальными органами и работниками, опирающаяся на переговоры, поиск взаимоприемлемых решений в регулировании трудовых и иных непосредственно связанных с ними отношений; или - это система мер, направленных на сотрудничество работников, работодателей и государства в сфере социально-трудовых отношений;

- в историческом аспекте социальное партнерство - это система взаимоотношений между названными субъектами, пришедшая на смену теории классовой борьбы и являющаяся по своей сути противоположностью последней[178].

Однако указанные определения не дают полного представления о социальном партнерстве в юридическом аспекте и лишь частично могут быть использованы для решения данной задачи. Предлагаемое выше определение в философском аспекте имеет два положительных момента: во-первых, здесь социальное партнерство представлено как система отношений различных социальных субъектов, то есть перечень субъектов не ограничен; во-вторых, указана цель социального партнерства – достижение общенациональных интересов, при учете групповых и корпоративных интересов. Недостатком является отсутствие указания на государство как субъект социального партнерства.

В другом определении, сформулированном представителем философии Г.В. Мирзояном, есть указание на государство как сторону социального партнерства: «Следует отметить, что наиболее приемлемым определением социального партнерства является набор традиционных и культурных ценностей, идеологических и духовных оснований, регулирующих характер и направленность коллективных взаимоотношений между представителями бизнес ­ организаций, государственных структур и некоммерческих организаций гражданского общества для обеспечения стабильности общества на основе объективного учета основных интересов всех его слоев»[179]. Однако, формулируя правовое определение социального партнерства, нельзя характеризовать его как «набор традиционных и культурных ценностей, идеологических и духовных оснований», скорее его следует рассматривать как совокупность правовых норм.

Представленное в историческом аспекте понятие социального партнерства как противопоставление теории классовой борьбы также не отражает юридической сущности социального партнерства.

Наиболее распространенная трактовка социального партнерства – та, которая представлена в экономико-правовом аспекте. Такое понимание характерно и для ученых – представителей науки трудового права. Так, И.А. Иванова, указывает, что «применительно к трудоправовому аспекту социального партнерства его можно определить следующим образом: это, объективно обусловленная система взаимоотношений между работниками (представителями работников), работодателями (представителями работодателей), государственными и муниципальными органами, опирающаяся на переговоры, поиск взаимоприемлемых решений в регулировании трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений»[180]. В.Г. Белов и О.В. Пищулин представляют социальное партнерство как «особый тип регуляции социально-трудовых отношений на рынке труда, имеющий целью достижение социального консенсуса на основе исторически обусловленного компромисса экономических интересов наемных работников, работодателей и государства» и как «тип отношений между работодателями и работополучателями, при котором в рамках социального мира обеспечивается баланс в реализации важнейших социально-трудовых интересов».

В последнем понятии упущен такой важный элемент, как третья сторона – государство[181].

Такое узкое понимание социального партнерства отражено и в действующем законодательстве Республики Казахстан. Так, в соответствии с п. 7 ст. 1 Трудового кодекса Республики Казахстан от 15 мая 2007 года социальное партнерство – система взаимоотношений между работниками (представителями работников), работодателями (представителями работодателей), государственными органами, направленная на обеспечение согласования их интересов по вопросам регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений.

Узкое понимание социального партнерства идет вразрез с развивающимися общественными отношениями. Расширение данного института должно осуществляться в двух направлениях – по субъектному составу и по сфере действия. Во-первых, в настоящее время изменились качественные характеристики сторон социального партнерства. В отличие от традиционного трипартизма, при котором сторонами выступали государство, работодатели и профсоюзы наемных работников, сейчас образовалась прослойка работающих собственников, и было бы интересно определить их место в системе социального партнерства. Кроме того, разве не должны быть защищены интересы безработных, или, например государственных служащих вне государственной службы, как жителей определенного региона, ведь некоторые категории государственных служащих не имеют права на создание профессиональных союзов, как говорилось ранее. Также в социально-экономической жизни общества могут быть затронуты не только трудовые интересы населения, но и иные, например, экологические, либо вопросы развития территорий или здравоохранения. Поэтому нельзя ограничиться только деятельностью профессиональных союзов, в конце концов, не только они являются общественными организациями. Поэтому некоторые ученые предлагают рассматривать в качестве одной из сторон социального партнерства НКО (некоммерческие организации), местные сообщества, территориальные общественные организации и иные институты гражданского общества[182]. Во-вторых, расширяется сфера действия социального партнерства. Нельзя ограничиваться только трудовыми отношениями. «Сегодня можно смело утверждать, что сфера общественного востребования социального партнерства значительно шире, чем собственно социально-трудовые отношения» - справедливо отмечают российские авторы[183]. Как уже отмечено выше, в жизни существуют проблемы развития территорий, социальной сферы в целом, поэтому некоторыми учеными, в частности, С.И. Алексеевым, предлагается другая форма партнерства – межсекторное социальное партнерство или локально-территориальное социальное партнерство, суть которого состоит в налаживании конструктивного взаимодействия между тремя силами, действующими на определенной территории страны, - государственными структурами (учреждения и органы власти), коммерческими предприятиями и некоммерческими общественными организациями с целью формирования и совершенствования функционирования социальной сферы конкретной территории[184].

Новое понимание социального партнерства должно учитывать эти два момента. Наиболее соответствующим современной концепции социального партнерства является определение, разработанное А.А. Федулиным. По его мнению, социальное партнерство - это цивилизованная форма общественных отношений в социально-трудовой сфере, обеспечивающая согласование и защиту интересов работников, работодателей (предпринимателей), органов государственной власти, местного самоуправления путем стремления к договору, достижению консенсуса, выработки и осуществления единой позиции по важнейшим направлениям социально-экономического и политического развития[185]. Данное определение нам импонирует тем, что здесь указаны в качестве одной из сторон партнерства органы местного самоуправления. Кроме того, сфера действия социального партнерства согласно этому определению указана достаточно широко - важнейшие направления социально-экономического и политического развития, а не только трудовые отношения.

Предлагаем следующее определение социального партнерства: социальное партнерство – это система взаимоотношений между гражданами Республики Казахстан (их представителями в лице общественных объединений, трудовых коллективов), субъектами предпринимательства (их представителями), государственными органами, органами местного самоуправления, направленных на обеспечение согласования их интересов.

Сторонами социального партнерства могут быть: а) граждане Республики Казахстан (их представители в лице общественных объединений, трудовых коллективов); б) органы местного самоуправления; в) субъекты предпринимательства (их представители); г) государственные органы. В литературе из указанных субъектов в качестве сторон обычно называют только работников и работодателей. Так, по мнению А.В. Лукашевича и В.В. Лукашевич, «сторонами социального партнерства являются работники и работодатели в лице уполномоченных представителей»[186]. Это спорное утверждение. Социальное партнерство не может осуществляться без государства как третьей стороны. Если бы была возможность согласовывать интересы работников и работодателей без возможных конфликтов, то не было бы необходимости обращаться к государству и образовывать институт социального партнерства. Кроме того, обязательной стороной при социальном партнерстве являются граждане Республики Казахстан (их представители в лице общественных объединений). Основной смысл социального партнерства заключается в согласовании интересов граждан Республики Казахстан, интересов субъектов предпринимательства и государственной политики. Поэтому не может быть отнесено без всяких оговорок к формам социального партнерства такое новое правовое явление, как государственно-частное партнерство. Так, Е.М. Петрова, определяет государственно-частное партнерство как «взаимовыгодное сотрудничество между органами власти и бизнесом, реализуемое в различных формах и ставящее своей целью решение политических и общественно значимых задач на национальном, региональном и местном уровнях»[187].

По мнению К.А. Антоновой, под государственно-частным партнерством предлагается понимать институциональный и организационный альянс между государством и бизнесом, осуществляемый на договорной основе между государственными (муниципальными) органами управления и частными структурами, в котором предметом соглашения являются государственная (муниципальная) собственность или услуги[188]. Однако следует иметь в виду, что такое партнерство не всегда преследует цели социальной защиты граждан. Конечно же, в большинстве случаев это партнерство осуществляется в сфере общественной инфраструктуры, дорожного строительства, объектов здравоохранения и образования, жилищно-коммунального хозяйства, т.е. в сферах, которые обеспечивают социальные, экономические интересы граждан. Однако, вероятны случаи государственно-частного партнерства в сфере вооружения, других сферах, когда партнерство осуществляется исключительно в интересах только государства и самих предпринимателей. Не случайно, что сами ученые представляют государственно-частное партнерство как самостоятельную форму сотрудничества и даже противопоставляют ее социальному партнерству[189].

В качестве основных признаков государственно-частного партнерства, отличающих его от социального партнерства, К.А. Антонова указывает следующее: целью соглашения между государством и бизнесом является достижение «взаимной дополнительной выгоды» и выполнение совместной задачи; участники при заключении соглашения руководствуются собственными интересами; доходы делятся пропорционально инвестициям участников и принятием риска[190]. Однако в Республике Казахстан есть уникальный случай государственно-частного партнерства, осуществляемого в интересах граждан. И это позволяет соответствующе сотрудничество связывать с задачами социального партнерства. В Республике Казахстан с 2007 года созданы и функционируют так называемые социально-предпринимательские корпорации.

Первая социально-предпринимательская корпорация «Сарыарка» была создана в соответствии с Указом Президента Республики Казахстан «О мерах по созданию и обеспечению деятельности социально-предпринимательских корпораций» от 13 января 2007 года № 274[191]. В целях повышения эффективности регионального развития в рамках индустриально-инновационной политики в качестве пилотного проекта было создано акционерное общество «Национальная компания «Социально-предпринимательская корпорация «Сарыарка» со стопроцентным участием государства в его уставном капитале. Местом его дислокации является город Астана. Основным предметом деятельности АО «НК «СПК «Сарыарка» является содействие экономическому развитию Акмолинской, Карагандинской областей и города Астаны путем консолидации государственного и частного секторов, создания единого экономического рынка на основе кластерного подхода, формирования благоприятной экономической среды для привлечения инвестиций и инноваций, участия в разработке и реализации программ, направленных на социальное развитие регионов, а также разведку, добычу, переработку полезных ископаемых. На данный момент действует 16 СПК – СПК «Астана», СПК «Актобе», СПК «Алматы», СПК «Атырау», СПК «Байконур», СПК «Есиль», СПК «Орал», СПК «Павлодар», СПК «Сарыарка», СПК «Тараз», СПК «Шымкент», СПК «Ертіc», СПК «Тобол», СПК «Жетису», СПК «Каспий» и СПК «Солтустік».

Несмотря на то, что данные корпорации действуют в течение семи лет, а в действующем законодательстве Республики Казахстан неоднократно упоминается термин «социально-предпринимательские корпорации», правовой статус социально-предпринимательских корпораций (СПК) так и не установлен на законодательном уровне. Более того, до сих пор в законодательстве отсутствует определение данной корпорации.

Что же понимается под социально-предпринимательской корпорацией? Начнем исследование с исходного ключевого слова «корпорация», которое предположительно имеет латинское происхождение. Так, в словарях указано, что слово «корпорация» происходит от позднелатинского «corporatio» («объединение»)[192]. Некоторые авторы считают, что термин «корпорация» связан с латинским выражением «corpushabere», обозначающим права юридической личности. Поэтому долгое время корпорация рассматривалась как синоним юридического лица[193]. Понятие «корпорация» употреблялось в юридической науке для обозначения существовавших в Риме объединений физических лиц (союзов, коллегий), а также для обозначения римского государства[194]. Однако нельзя утверждать, что указанные объединения (союзы, коллегии) являлись корпорацией как одним из видов юридического лица. Долгое время они не рассматривались самостоятельными участниками торговых сделок и собственниками имущества, передаваемого ему членами. Затем в развитии римского гражданского оборота наступило время, когда объединение (союз) людей - корпорация (corpus, universitas) - стало признаваться как самостоятельное, отличное от лиц, его составляющих, единство, уподобляемое субъекту права - физическому лицу. Гай говорил: «Civitatesemimprivatorumlocohabentur» («Общины рассматриваются как частные лица»)[195]. То есть корпорации стали признаваться субъектами гражданского права по аналогии с физическими лицами.

В германской юриспруденции понятие корпорации также подвергалось исследованию. По мнению немецкого ученого Гирке, «германская корпорация есть реальное собирательное лицо, между ним и индивидуальными лицами завязывается лично-правовой союз, подобного которому не бывает вне корпорации»[196]. В связи с этим им было установлено, что в корпорациях, кроме органов администрации, есть еще и члены, которые могут реализовать «свои собственные права, по крайней мере, в избрании администраторов, в выслушивании их отчетов и в обсуждении на общих собраниях более важных дел, касающихся общества». В учреждениях (или, по словам Гирке, «институтах»), кроме администраторов, нет никаких членов[197]. Другой немецкий ученый, Савиньи, определял корпорацию как «... юридическое лицо, проявляющееся в известной сумме отдельных членов», и которое «… отличается тем самым от учреждения, которое не имеет такого видимого субстрата, но имеет более идеальное существование, основывающееся на общей достигаемой цели»[198].

По мнению Н.Г. Фроловского, «в отличие от немецкой корпоративной мысли, доктрина и право стран англо-американской правовой семьи характеризуются широким пониманием корпорации. Здесь понятие «корпорация» является синонимом категории «юридическое лицо». Поэтому в англо-американской корпоративистике не проводится различия между корпорациями как союзами лиц и учреждениями, как заведениями, образуемыми волей одного лица или нескольких лиц, для выполнения специальных целей, как правило, непредпринимательского характера. И первые, и вторые в равной мере считаются корпорациями. Поэтому в широком смысле слова корпорациями являются и различного рода муниципальные организации, осуществляющие определенные государственные функции, и религиозные общины, и учреждения научного, учебного, культурного и медицинского направления, и акционерные компании, преследующие в качестве цели

В английском праве юридические лица могут подразделяться на корпорации, представляющие собой совокупность лиц (corporationaggregate), и единоличные корпорации (corporationsole). В качестве корпорации, состоящей из совокупности лиц, действуют легализованные специальным законодательством компании. Как единоличная корпорация, то есть в определенный момент состоящая из одного физического лица, пользующегося в силу занимаемой должности статусом юридического лица, действуют король, архиепископ, епископ, публичный доверительный собственник, министр почт[199].

В настоящее время термин «корпорация» также остается неоднозначным. Его можно понимать в нескольких смыслах. В широком смысле к корпорациям относят как акционерные общества, так и иные виды коммерческих организаций. В узком смысле корпорацией называют только акционерные общества. Казахстанская концепция корпоративного права исходит из понимания термина корпорация в узком смысле, т.е. как акционерные общества. Акционерные общества являются объединениями капиталов, а не объединениями лиц, что влечет распространенность данной организационно-правовой формы юридического лица.

Легального определения термина «корпорация», как и СПК, в казахстанском законодательстве не имеется.

Термин «корпорация» в современном международном частном праве рассматривается как собирательное понятие, под которым понимаются предпринимательские объединения капитала, имеющие различные организационно-правовые формы. В узком смысле под корпорацией понимаются такие формы предпринимательского объединения капитала, как акционерное общество и его модификации… Вместе с тем в странах СНГ корпорациями называют и определенные виды юридических лиц. Например, Указом Президента Республики Казахстан была создана транснациональная корпорация «Казхром», а также многочисленные социально-предпринимательские корпорации (СПК). В России законодательно закреплена возможность существования государственных корпораций в форме некоммерческих организаций. Иные юридические лица, имеющие в своем наименовании слово «корпорация», создаваемые в форме акционерных обществ, государственных предприятий, учреждений и т.д., употребляют слово «корпорация» не в правовом смысле, а для придания большей солидности, значимости своему фирменному наименованию перед третьими лицами, то есть не в правовом значении этого слова[200].

Составными элементами термина «социально-предпринимательская корпорация» являются понятия «социальная» и «предпринимательская», которые, являются общеизвестными и не требуют глубокого анализа в нашем исследовании. Они указывают на два момента: во-первых, данная структура имеет целью извлечение прибыли и, во-вторых, что она служит интересам общества.

В Постановлении Правительства Республики Казахстан «Об утверждении программы управления государственными активами на 2006-2008 годы» от 30 июня 2006 года № 620 давалось следующее понимание социально-предпринимательской корпорации: каждая СПК представляет собой региональный институт развития, управляющий переданными государственными активами в соответствующем регионе страны, включая участки неосвоенных земель, и выполняет роль генератора проектов, привлекающий инвестиции на их реализацию и осуществляющий продвижение имиджа экономического развития региона на внешние рынки.

Цель деятельности социально-предпринимательских корпораций - обеспечение реализации среднесрочных планов развития регионов путем координации деятельности организаций, входящих в структуру СПК, формирования и направления необходимых ресурсов на реализацию «прорывных» проектов регионального и международного значения (индустриально-инновационного развитие региона, кластерное развитие, развитие малого и среднего бизнеса)[201].

В Концепции создания региональных социально-предпринимательских корпораций, одобренной постановлением Правительства Республики Казахстан от 31 мая 2006 года № 483, СПК рассматривались следующим образом:

Социально-предпринимательские корпорации - это экономически устойчивые бизнес-структуры, осуществляющие свою деятельность с целью получения прибыли путем производства и продажи товаров и услуг. При этом часть полученной прибыли реинвестируется для реализации социальных, экономических или культурных целей населения того региона, в интересах которого СПК создавались. Создание СПК будет способствовать повышению конкурентоспособности регионов путем внедрения механизмов кластерного развития, самоорганизации и мобилизации внутренних ресурсов. Объединение устойчивых бизнес-структур с участием государства позволит создать крупные региональные центры, концентрирующие в себе экономическую активность региона и способные выступить катализаторами формирования конкурентоспособных производств[202]. Отсюда следует, что характерными чертами СПК является ее предпринимательский характер, обладание переданными государственными активами, региональный статус, направленность на региональную поддержку путем реинвестирования части прибыли для реализации социальных, экономических или культурных целей населения соответствующего региона.

В новой Концепции развития социально-предпринимательских корпораций, одобренной постановлением Правительства Республики Казахстан от 31 октября 2012 года № 1382 указано: «В Казахстане социально-предпринимательские корпорации имеют значительные отличия от существующих в мировой практике организационно-правовых структур аналогичного типа, как по форме, так и по функциональным характеристикам. Каждая такая корпорация является своего рода региональным институтом развития, который способствует усилению кооперации. Следовательно, по организационно-правовой форме, целям и задачам социально-предпринимательские корпорации в нашей стране имеют отличительную от других стран черту, позволяющую объединить стратегию индустриально-инновационных преобразований в экономике с задачами развития малого и среднего бизнеса и внедрением принципов социальной ответственности бизнеса»[203].

Четкие юридические определения СПК были разработаны в проектах Закона Республики Казахстан «О социально-предпринимательских корпорациях». В проекте, разработанном депутатской группой «Аймак», дается следующее определение: «Социально-предпринимательской корпорацией признается юридическое лицо учрежденное Правительством Республики Казахстан на основе имущественного и денежного взноса и созданная для получения прибыли, часть которой в дальнейшем будет реинвестирована в различные социальные и общественно полезные программы. Социально-предпринимательская корпорация использует имущество для целей, определенных законом, предусматривающим создание социально-предпринимательской корпорации. Социально-предпринимательская корпорация может осуществлять предпринимательскую деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых она создана, и соответствующую этим целям. Социально-предпринимательская корпорация обязана ежегодно публиковать отчеты об использовании своего имущества в соответствии с законом, предусматривающим создание социально-предпринимательской корпорации». В данном определении отсутствует четкое указание на региональный статус СПК.

В проекте Закона Республики Казахстан «О социально-предпринимательских корпорациях» (август 2007), представленном Правительством РК на рассмотрение Мажилису, дается следующее определение в п.1 ст.1 проекта Закона: «Социально-предпринимательская корпорация – юридическое лицо, созданное в организационно-правовой форме акционерного общества, единственным участником которого является Правительство Республики Казахстан». В данном определении также отсутствует указание на региональный статус СПК, однако толкование последующих норм подчеркивает региональный характер СПК. Так, в п. 2 ст. 1 отмечается, что социально-предпринимательская корпорация осуществляет предпринимательскую деятельность на принципах государственно-частного партнерства, часть прибыли от которой подлежит реинвестированию для реализации социальных и экономических проектов в интересах населения того региона, в котором она осуществляет свою деятельность.

По мнению К.Б. Берентаева, социально-предпринимательские корпорации (СПК) - это принципиально новый институт пространственной организации производительных сил Республики Казахстан… СПК к настоящему времени представляют собой механистическое объединение формирующихся или создаваемых индустриальных округов и зон, зон технико-экономического развития, индустриально-инновационных парков. В этой связи СПК, которые сформированы в Казахстане, не отвечают принципам целостности территории размещения, а его структурные элементы являются «вкраплениями» на территории региона размещения. Данное понимание представляет собой не правовое определение, а, скорее всего, экономическую категорию.

Рассмотрим еще одно определение. Это определение национальной компании, закрепленное в п. 34 ст. 1 нового Закона РК «О государственном имуществе» от 1 марта 2011 года: национальная компания - созданное по решению Правительства Республики Казахстан или местных исполнительных органов областей, городов республиканского значения, столицы акционерное общество, контрольный пакет акций которого принадлежит государству, национальному управляющему холдингу или национальному холдингу, и осуществляющее деятельность в отраслях, составляющих основу национальной экономики, или создаваемое для содействия развитию экономики регионов (социально-предпринимательские корпорации)[204]. Из данного определения следует, что СПК можно расценивать как разновидность национальных компаний.

На основе вышеизложенного можно сделать вывод, что в настоящее время есть настоятельная потребность принятия Закона РК «О социально-предпринимательских корпорациях» и законодательного закрепления определения «социально-предпринимательская корпорация», под которой следует понимать юридическое лицо, созданное в организационно-правовой форме акционерного общества, единственным участником которого является Правительство Республики Казахстан и создаваемое для содействия развитию экономики регионов.

Таким образом, социально-предпринимательская корпорация является положительным примером государственно-частного партнерства.

В качестве стороны социального партнерства указаны и органы местного самоуправления. Хотя в Республике Казахстан институт местного самоуправления находится в зачаточном состоянии, полагаем, что в перспективе они могут являться стороной в социальном партнерстве. Отсутствие указания на эти органы в определении социального партнерства по Трудовому кодексу РК является пробелом в трудовом законодательстве Республики Казахстан.

Социальное партнерство может осуществляться в следующих формах: а) коллективных переговоров по подготовке проектов коллективных договоров, соглашений и их заключению; б) взаимных консультаций (переговоров) по вопросам регулирования социальных, трудовых и иных отношений, обеспечения гарантий прав граждан в различных сферах социально-экономического развития Республики Казахстан; в) участия представителей сторон в досудебном разрешении различных споров (трудовых, земельных, экологических и т.д.).

Как уже отмечалось ранее, понятие «социальное партнерство» является многоаспектным. Можно рассматривать социальное партнерство и как систему взаимоотношений, и как метод регулирования, и как определенный процесс (деятельность), и как правовой институт. По мнению политолога Ф.И. Гаинуллиной: «Социальное партнерство - это не только механизм (методы и способы) достижения баланса реализации интересов сторон, но и определенный духовно-идеологический комплекс, включающий представления и идеалы, ценности и ценностные ориентации, установки, направленные на поиск согласия и сотрудничества»[205]. То есть социальное партнерство можно рассматривать и как некий комплекс нравственных ценностей.

С юридической точки зрения социальное партнерство представляет собой совокупность правовых норм, занимающих определенное место в системе права.

Нормы о социальном партнерстве являются общеобязательными (т.е. это правила поведения, которые должны неукоснительно выполняться всеми субъектами), формально определенными (т.к. прописаны в нормативных правовых актах, принятых в установленном государством порядке (Трудовой кодекс РК и т.д., или в коллективных договорах и соглашениях), взаимосвязанными с государством (т.к. выражают волю государства, его заинтересованность в социальном партнерстве и обеспечены принудительной силой государства), предоставительно-обязывающими (т.е. субъективному праву корреспондирует обязанность).

Нормы о социальном партнерстве имеют некоторую специфику. В качестве особенностей можно указать: а) направленность на обеспечение согласования интересов общественности, бизнесструктур и государства; б) комплексный характер, так как нормы о социальном партнерстве содержатся не только в трудовом законодательстве, но и в законодательстве о социальном обеспечении. Предполагаем, что при широкой трактовке социального партнерства аналогичные нормы появятся и в других отраслях законодательства.

На современном этапе нормы о социальном партнерстве интегрируются в единую общность, остается только выяснить, что эта общность собой представляет – правовой институт или правовой субинститут.

Рассмотрим, всем ли признакам правового института соответствует общность норм о социальном партнерстве. Во-первых, этим нормам присуща однородность фактического содержания. Нормы о социальном партнерстве регулируют свой узкий круг однородных общественных отношений – отношений по социальному партнерству. Во-вторых, юридическая однородность норм о социальном партнерстве также имеется. Рассматриваемые нормы выражаются в общих положениях, специфических правовых принципах, специфических правовых понятиях, что создает особый, присущий для данного вида отношений, правовой режим регулирования. Так, в казахстанском законодательстве уже закреплены: определение социального партнерства, специфические правовые категории, имеющие к нему отношение, основные задачи и основные принципы социального партнерства. В частности, в Трудовом кодексе РК закреплены задачи социального партнерства. Интересно то, что хотя в ТК РК содержится узкая трактовка понятия «социальное партнерство», комплекс задач, закрепленных в ст. 258 ТК РК, говорит об обратном. Здесь указано, что социальное партнерство в Республике Казахстан направлено на решение следующих задач: 1) создание эффективного механизма регулирования социальных, трудовых и связанных с ними экономических отношений; 2) содействие обеспечению социальной стабильности и общественного согласия на основе объективного учета интересов всех слоев общества; 3) содействие в обеспечении гарантий прав работников в сфере труда, осуществление их социальной защиты; 4) содействие процессу консультаций и переговоров между сторонами социального партнерства на всех уровнях; 5) содействие разрешению коллективных трудовых споров; 6) выработка предложений по реализации государственной политики в области социально-трудовых отношений. Как видим, первые две задачи позволяют дать более широкое толкование социальному партнерству.

В теории также выделены принципы социального партнерства. Так, по мнению А.А. Федулина, «социальное партнерство строится на принципах законности, добровольности, демократичности, взаимодействия, конкурентности, состязательности, соперничества, борьбы, компромисса, консенсуса и толерантности»[206]. Нормативная обособленность, т.е. обособленность образующих правовой институт норм в главах, разделах, частях, иных структурных частях закона либо иного нормативно-правового акта, норм о социальном партнерстве также имеется. В Трудовом кодексе РК есть специальный Раздел 4 «Социальное партнерство и коллективные отношения в сфере труда». Более того, первоначально в Республике Казахстан был принят Закон РК «О социальном партнерстве в Республике Казахстан» от 18 декабря 2000 года № 129-2. Однако нельзя сказать, что рассматриваемые нормы обладают полнотой регулируемых отношений. Существующих на сегодняшний день норм о социальном партнерстве явно недостаточного для всестороннего регулирования отношений по социальному партнерству.

Несмотря на это, рассматриваемые нормы не следует считать субинститутом (составной частью правового института) какой-то конкретной отрасли права. Данная совокупность норм носит межотраслевой характер. Таким образом, нормы о социальном партнерстве представляют собой межотраслевой правовой институт. Как правовой институт социальное партнерство представляет собой совокупность правовых норм, регулирующих взаимоотношения между гражданами Республики Казахстан (их представителями в лице общественных объединений), субъектами предпринимательства (их представителями), государственными органами, органами местного самоуправления, направленные на обеспечение согласования их интересов.

Данный институт будет развиваться, однако, полагаем, что пока нет никаких оснований признавать совокупность норм о социальном партнерстве отраслью права.

Исходя из указанного выше тезиса о межотраслевом характере института социального партнерства, можно сделать вывод о том, что нормы о социальном партнерстве не должны содержаться в рамках нормативного правового акта одной отрасли права – трудового права. Вероятно, следует вернуться к первоначальной модели – отдельному закону «О социальном партнерстве в Республике Казахстан». Либо произвести кодификацию законодательства РК о социальных правах граждан, образуемых ими сообществах, и их обеспечении, и принять Социальный кодекс Республики Казахстан и предусмотреть одной из глав данного кодекса главу «О социальном партнерстве в Республике Казахстан».

<< | >>
Источник: АУ ТАТЬЯНА ИВАНОВНА. Проблемы социальной государственности в Республике Казахстан (в контексте сравнения с опытом Российской Федерации). ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2014. 2014

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 4. Проблемы взаимодействия государства, экономического сектора, политических институтов и общественных объединений в обеспечении и защите социальных прав граждан Республики Казахстан. Вопросы социального партнерства:

- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -