<<
>>

§ 1. Особенности формирования социальной государственности в Российской Федерации

Необходимость рассмотрения развития социального государства и социальной государственности в России обусловлена возможностью выявления и использования положительного опыта России применительно к становлению социальной государственности в Республике Казахстан.

Как справедливо отметил С.П. Шапошников: «В настоящее время идея о социальном государстве оттачивается до совершенства, все еще стоит вопрос о степени социальной роли государства. И в итоге каждое государство решает этот вопрос для себя в индивидуальном порядке, конечно, учитывая при этом исторический опыт, свои внутренние условия: политико-правовой режим, уровень экономического развития, разницу в доходах между различными слоями общества, настроения в обществе, а также в зависимости от поставленных государством целей в его развитии»[207].

Поэтому уникальный опыт каждого государства в становлении социальной государственности имеет важное значение для Казахстана. Однако при этом не следует автоматически переносить модель социального государства, строящегося в Российской Федерации, на правовое поле Республики Казахстан. Как справедливо отмечают исследователи Р. Гринберг и В. Музычук: «Механическое заимствование норм и законов, сложившихся в иной культурной среде и других условиях, может оказаться не только неэффективным но и опасным с точки зрения социальной стабильности»[208].

В отличие от Казахстана, как мы уже указывали, в России имеется довольно много работ, посвященных исследованиям становления социального государства в России, определению его понятия, сущности, поэтому данная проблема не требует полного освещения с нашей стороны; остановимся на особенностях становления социального государства в России и рассмотрим их в контексте так называемых конституционных индикаторов социального государства.

Термин «конституционные индикаторы социального государства» был использован В.Е. Чиркиным в научной статье «Социальное государство: экономические, социальные и конституционные индикаторы»[209]. В самой статье не дается четкого определения данного понятия, но можно его истолковать, исходя из общего определения индикатора. Так, «Современная энциклопедия» (2000 г.) толкует индикатор (от позднелатинского indicator - указатель) как «прибор (устройство), отображающий ход какого-либо процесса, полученные результаты, состояние объекта наблюдения и тому подобную информацию в простой и доступной человеку форме»[210]. Юристы и экономисты используют данный термин в переносном значении: как показатель, измеритель того или иного правового или экономического явления.

В.Е. Чиркин выделяет экономические, социальные и конституционные индикаторы, а также правовые индикаторы (которые, взятые в целом, гораздо более детальны) социального государства[211].

Таким образом, «конституционные индикаторы социального государства» - это закрепленные в конституции правовые положения, отражающие основные характеристики социального государства.

В.Е. Чиркин выделил следующие конституционные индикаторы социального государства: 1) Формулировка о главных целях политики и деятельности социального государства; 2) Включение в конституции на уровне международных стандартов перечня социально-экономических прав человека и гражданина; 3) Социальная функция частной собственности; 4) Социально ориентированная экономика; 5) Социальная справедливость, включая справедливое распределение общественных богатств, созданных природой и трудом человека; 6) Правовое равенство и фактическое выравнивание социально-экономического положения людей, социальных, этнических и иных общностей, вносящих свой вклад в развитие общества; 7) Социальное партнерство (социальная солидарность) и одновременно экономическая и политическая состязательность различных слоев населения и представляющих их объединений; 8) Социальная ответственность различных слоев населения и властных структур, в том числе во время трудовых и иных конфликтов; 9) Социально-экономический арбитраж государства[212].

Данный перечень представляет собой воплощение идеального социального государства. В.Е. Чиркин считает, что «этот конституционный принцип (т.е. принцип социального государства) в определенных формах, хотя бы как целеполагание, может быть закреплен в конституциях всех государств, он должен стать вектором деятельности властных структур и всегда может являться ориентиром развития общества и государства: построение идеального социального государства во всех странах впереди, а за новой ступенью в его развитии должна последовать другая»[213].

Рассмотрим становление социальной государственности в России. Оно, как и в Казахстане, существенно отличается от аналогичного становления в западных государствах.

По первому индикатору «Формулировка о главных целях политики и деятельности социального государства» можно отметить следующее. Само признание в Конституции Российской Федерации государства социальным произошло достаточно поздно по сравнению с другими государствами. Так, термин «социальное государство» был включен в определение государства в Основном законе Германии 1949 года. Позже он был указан в конституциях ряда государств Европы, Азии, Африки, Латинской Америки. В России положения о социальном государстве были закреплены в ст.7 Конституции Российской Федерации от 12 декабря 1993 года. Позднее отражение в Конституции Российской Федерации идеи социального государства связано с тем, что достаточно долго в предшествующий исторический период советского строя строилось социалистическое государство, в котором была сделана попытка ликвидации социального неравенства за счет уравнивания социального и материального положения граждан СССР установлением примерно одинаковых, причем низких заработных плат. Надо сказать, что по этому пути шли и многие другие социалистические страны, видя в принципе уравнительного подхода к материальному и в целом социальному положению личности предпосылку ее общественного равенства (равноправия). Подчеркнем также, что этой идее так или иначе была подчинена и экспроприация частной собственности, превращение ее путем национализации в государственную (по более поздней терминологии – общенародную) собственность, которая была призвана служить всеобщему благу и обеспечивать удовлетворение потребностей – в равной мере – каждого трудящегося человека. Не препятствовал реализации данного подхода и принцип социализма «от каждого по его способностям, каждому по его труду», поскольку труд предполагался исключительно в качестве работника на государственно-общественном предприятии, мог дать только умеренную заработную плату. Они могли различаться, в этом плане не исключая определенного неравенства материального положения людей. Однако по большому счету все равно существовал принцип уравнительного пользования социальными благами, поскольку такие возможности, как здравоохранение, больницы, детские сады и ясли, школы и т.д., от уровня оплаты труда не зависели, к тому же могли порой предоставляться в первую очередь малообеспеченным лицам и семьям.

В России категория социального государства включена в Конституцию Российской Федерации 1993 г., причем не в ряду характеристик Российского государства, а в специальной статье. В ст. 7 закреплено:

«1. Российская Федерация - социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека.

2. В Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей, устанавливается гарантированный минимальный размер оплаты труда, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты»[214].

Полагаем, что в Конституции Российской Федерации более полно отражена идея создания социального государства, так как конструкция части 1 ст. 7 предусматривает указание на основное направление проводимой в РФ политики – «создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека». Такая формулировка соответствует международным социальным стандартам, в частности, содержанию Концепции формирования правовых основ и механизмов реализации социального государства в странах Содружества, принятой в г. Санкт-Петербурге 31 мая 2007 года и утвержденной Постановлением Межпарламентской Ассамблеи государств - участников Содружества Независимых Государств № 28-6, в которой указано: «Социальное государство - это правовое демократическое государство, которое провозглашает высшей ценностью человека и создает условия для обеспечения достойной жизни, свободного развития и самореализации творческого (трудового) потенциала личности»[215]. Кроме того, конструкция части 2 ст. 7 Конституции Российской Федерации содержит гарантии социальной поддержки населения государством.

Рассмотрим второй индикатор: «Включение в конституции на уровне международных стандартов перечня социально-экономических прав человека и гражданина». Многие ученые отмечают, что «со временем социально-экономические права стали одним из конституционных индикаторов социального государства: закрепление этой категории прав свидетельствует о стремлении государства к их реальному обеспечению»[216]. Данный индикатор в плане формального закрепления в Конституции Российской Федерации выглядит лучше, чем в некоторых конституциях ряда государств. Дело в том, что «закрепление социально-экономических прав в советских конституциях всегда считалось важным достижением социализма»[217], т.е. конституционное признание таких прав уже давно стало нормой в постсоветских государствах. Тогда как в некоторых государствах практически отсутствуют нормы о социально-экономических правах (в США, Канаде, Великобритании). Однако это не означает, что в таких государствах социально-экономические права отсутствуют и не обеспечиваются. Например, Норвегия, имеющая традиционно высокие показатели по уровню качества жизни, определяемому в соответствии с принятыми ООН показателями – «индикаторами человеческого развития», живет по старой Конституции, принятой в 1814 г., которая практически не включает социальные права[218].

Третий индикатор – «Социальная функция частной собственности». Данный индикатор пока еще не отражен в Конституции Российской Федерации. Данный показатель означает, что частная собственность в необходимых случаях должна служить обществу. И это положение должно быть отражено в конституции. Например, еще в Веймарской конституции (Конституции Германской империи) (11 августа 1919 г.) в ст. 153 было указано: «Собственность обеспечивается конституцией. Её содержание и пределы вытекают из законов. Принудительное отчуждение может быть предпринято только для блага общественного целого и на законном основании. Оно производится за соответственное вознаграждение, поскольку имперский закон не постановит иначе. Относительно размера вознаграждения в спорных случаях должно допускаться обращение к общим судам, поскольку в имперских законах не постановлено иного. Империя может делать принудительное отчуждение у областей, общин и союзов только за вознаграждение. Собственность обязывает. Пользование ею должно быть в то же время служением общему благу»[219].

В Конституции Индии 1949 года данный индикатор закреплен более четко: в ст. 38 говорится, что собственность и контроль над материальными ресурсами должны быть распределены так, чтобы они служили общему благу и не приводили к концентрации богатств и средств производства во вред общим интересам (в действительности в Индии есть крупные монополии и долларовые миллиардеры)[220].

В настоящее время существует опасность сосредоточения крупных финансовых, а, следовательно, и политических возможностей, в руках национальных и транснациональных корпораций. Политика данных корпораций реализуется не всегда во благо всего общества, в основном ими преследуются узкокорпоративные интересы. Поэтому социальное государство должно предусмотреть механизм ограничения использования собственности крупных корпораций во вред обществу. Такие примеры были в практике социальных государств. Так, В.Е. Чиркин приводит пример того, что «в условиях современного мирового финансового кризиса в США в 2008 г. были осуществлены меры, равнозначные фактической национализации двух крупнейших финансовых компаний ипотечного кредита, которые имеют особое значение для экономики (часть акций перешла к государству, а руководителями компаний были назначены государственные чиновники)»[221].

Четвертый индикатор - «Социально ориентированная экономика». Для построения социального государства необходимо наличие не просто рыночной экономики, но социально ориентированной экономики, т.е. экономики, в первую очередь служащей на благо общества, а уже потом государству и бизнессообществу. Особенностью России является то, что это государство довольно поздно начало строительство рыночной экономики, а, следовательно, и экономическая основа для построения социального государства не вполне сформирована. Данная черта отличает наши государства от европейских государств. Так, Г.А. Ожегова отмечает: «Процесс модернизации стран европейского региона характеризуется тем, что каждому историческому этапу было «отпущено» достаточно времени. Это давало возможность для «разбега», обусловливало постепенность, органичность вызревания каждого последующего этапа в предыдущем, каждой новой структуры на базе старой путем эволюционной трансформации последней. Социальное государство на Западе органически вырастало из архаических институтов, структур, которые адаптировались к потребностям усложняющегося общества, коррелировались ими»[222]. В России отсутствие мощного экономического потенциала, нестабильность экономики отдаляют момент достижения «всеобщего благоденствия» и создания условий для достойной жизни и свободного развития человека. В Конституции Российской Федерации данный индикатор не отражен.

Пятый индикатор – «Социальная справедливость, включая справедливое распределение общественных богатств, созданных природой и трудом человека». Принцип социальной справедливости не закреплен в Конституции Российской Федерации, но отражен в российских Федеральных законах «Об общественных объединениях» от 19 мая 1995 и «О политических партиях» от 11 июля 2001 г. Принцип социальной справедливости не следует трактовать узко, только как установленную для всех одинаковую «потребительскую корзину» или равный объем социальных льгот. Данный принцип устанавливает равенство всех граждан перед законом, создание правовых, политических и социально-экономических гарантий достойной жизни, равный доступ к социальным благам, информации и культурным ценностям.

Шестой индикатор – «Правовое равенство и фактическое выравнивание социально-экономического положения людей, социальных, этнических и иных общностей, вносящих свой вклад в развитие общества». Отражение в Конституции Российской Федерации такого положения является крайне важным. Социальное государство должно стремиться к фактическому выравниванию социально-экономического положения различных субъектов, проживающих в государстве. Отличием Российской Федерации от иных европейских государств является широта его географического положения, огромная территория, разнообразные природно-климатические условия и неравномерность расселения населения. Указанные факторы привели к тому, что в относительно комфортной зоне, т.е. зоне с развитой инфраструктурой, большими возможностями выбора рода трудовой деятельности, находится лишь часть, пусть даже и немалая, населения. Однако существуют и коренные малочисленные народы, горные, кочевые народы, сельское население, которые находятся в ограниченных условиях. Например, на Крайнем Севере коренные жители (ненцы, якуты) отправляют своих детей на обучение в специнтернаты, так как близлежащие школы отсутствуют. У этих жителей ограничен доступ к культурным и иным ценностям (к театру, музеям и т.д.). Разрыв между максимальным и минимальным душевым денежным доходом в субъектах РФ достигает 10,9 раза (по другим данным, - 8,4 раза, но это тоже крайне много), в Ингушетии почти половина населения (43,7%) - безработные, стоимость минимального набора продуктов на Чукотке втрое превышает общероссийский уровень[223], тогда как соседняя с Чукоткой Аляска занимает первое место по уровню жизни в США[224].

Седьмой индикатор – «Социальное партнерство (социальная солидарность) и одновременно экономическая и политическая состязательность различных слоев населения и представляющих их объединений». Этот принцип отсутствует в Конституции Российской Федерации. Однако о социальном партнерстве сказано в Трудовом кодексе РФ 2001 года. Но, как нами отмечалось выше, понятие социального партнерства должно трактоваться шире, чем оно дано в этом законодательном акте. Так, в соответствии со ст. 23 ТК РФ «социальное партнерство в сфере труда (далее - социальное партнерство) - система взаимоотношений между работниками (представителями работников), работодателями (представителями работодателей), государственными органами, направленная на обеспечение согласования их интересов по вопросам регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений»[225]. Как уже отмечалось, ТК РФ трактует социальное партнерство узко – как партнерство в сфере труда. Положение о социальном партнерстве (социальной солидарности) закреплено в некоторых конституциях – в Конституции Португалии 1976 г., Конституции Бразилии 1988 года. Из стран СНГ о социальном партнерстве говорится в ст. 14 Конституции Республики Беларусь от 15 марта 1996 года: «Государство регулирует отношения между социальными, национальными и другими общностями на основе принципов равенства перед законом, уважения их прав и интересов. Отношения в социально-трудовой сфере между органами государственного управления, объединениями нанимателей и профессиональными союзами осуществляются на принципах социального партнерства и взаимодействия сторон»[226]. Как видим, здесь дается узкая трактовка социального партнерства. Передовая мысль и опыт отдельных стран, в том числе и Казахстана, о чем речь шла ранее, подсказывают более широкие рамки социального партнерства, соответственно и установление конституционно-правового уровня его закрепления и регулирования.

Восьмой индикатор – «Социальная ответственность различных слоев населения и властных структур, в том числе во время трудовых и иных конфликтов». Социальная ответственность является атрибутом социального государства. В последнее время, говоря о социальной ответственности, имеют в виду социальную ответственность бизнеса, хотя если воспринимать идею социального партнерства, то следует быть последовательными и утверждать тезис о том, что социально ответственными должны быть и государство, и сами граждане. Не случайно в Послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию от 12 декабря 2012 г. В.В. Путин отмечал: «В Конституции общенародная ответственность за Родину перед нынешними и будущими поколениями провозглашается как фундаментальный принцип российской государственности. Именно в гражданской ответственности, в патриотизме вижу консолидирующую базу нашей политики. Быть патриотом значит не только с уважением и любовью относиться к своей истории, хотя, безусловно, это очень важно, а прежде всего служить обществу и стране. Как говорил Солженицын: «Патриотизм - чувство органическое, естественное. И как не может сохраниться общество, где не усвоена ответственность гражданская, так и не существовать стране, особенно многонациональной, где потеряна ответственность общегосударственная»… Ответственность за страну формируется не лозунгами и призывами, а когда люди видят, что власть прозрачна, доступна и сама «вкалывает» во имя страны, города, региона, поселка и каждого гражданина, учитывает общественное мнение. Власть не должна быть изолированной кастой. Только в этом случае создается прочная моральная основа для созидания, для утверждения порядка и свободы, нравственности и гражданской солидарности, правды и справедливости, для национально ориентированного сознания[227].

Понятие «социальная ответственность» разрабатывалось в теории права. Так, в учебнике под редакцией В.М. Корельского и В.Д. Перевалова ответственность (в широком, социальном плане) была охарактеризована как общественное отношение между субъектом и контролирующей его поведение инстанцией (государством, обществом). Ответственность рассматривается в двух аспектах: позитивном и негативном (проспективном и ретроспективном). «В проспективном (позитивном) аспекте ответственность характеризует положительное отношение лица к совершаемым им поступкам… Именно данная сторона ответственности имеется в виду, когда говорят о чувстве (осознании) ответственности или о том, что человек берет ответственность на себя. Ответственность в указанном смысле рассматривается в качестве осознанной и воспринятой лицом социальной необходимости инициативного выполнения долга, всей суммы лежащих на нем обязанностей – политических, моральных, правовых. Это ответственность за будущее поведение… Во втором случае налицо ответственность ретроспективная, ответственность за уже совершенное. Она связана не только с осознанием ее личностью, но и с внешним воздействием со стороны общества, государства, иных лиц и может быть моральной, общественной и др. Среди указанных видов негативной (ретроспективной) ответственности особое место занимает юридическая ответственность как важнейшая разновидность ответственности социальной»[228].

Девятый индикатор – «Социально-экономический арбитраж государства». Сущность его заключается в том, что государство должно выступать объективным арбитром, не допускать, а при необходимости разрешать социальные конфликты, возникающие между различными слоями населения. К сожалению, в России, как и в Казахстане, существует огромный разрыв между социально-экономическим положением богатых граждан и бедных, что не может не привести к нарастанию напряжения в обществе. В отличие от развитых государств в наших государствах невелик удельный вес так называемого среднего класса. По мнению Ф.И. Шаркова: «В России «средний» класс еще не стал достаточно влиятельной силой (его численность оценивается социологами в пределах 15 - 20% населения в отличие от развитых стран, где это число равно приблизительно 60 - 80%), а социально-арбитражная роль государства не получила полного развития»[229]. Более того, интеллигенция, которая в развитых странах составляет основу среднего класса, в России к таковой не относится. Так, по словам В.В. Путина, «бюджетники» - «это, однако, те люди, которые имеют высокое образование, квалификацию, по содержанию своего труда, по культурным потребностям, по социальной активности они часть так называемого креативного класса. Креативный класс, а если использовать традиционное слово, интеллигенция - это прежде всего врачи, учителя, преподаватели вузов, работники науки, культуры, и такие люди работают в каждом регионе, в каждом поселке, в каждом городе. В то же время по уровню доходов они пока недотягивают до среднего класса, вынуждены отказывать себе и в нормальном отдыхе, в жизненном комфорте и в профессиональном развитии, искать постоянно дополнительные заработки. Долгие годы государство недоплачивало этим специалистам, просто не имело возможности, прежде всего потому, что мы обязаны были решить другие серьезные, острейшие проблемы, такие, например, как повышение пенсий, потому что пожилые люди находились в еще более худшем положении, часто просто за гранью нищеты»[230].

Как видим, основа построения социального государства в России заложена, хотя и не все индикаторы нашли свое формальное отражение в тексте Конституции Российской Федерации. Однако заложенные в Конституции положения, конкретизированы в принятых и давно действующих законах и подзаконных нормативных актах. Так, приняты Гражданский кодекс РФ, Жилищный кодекс РФ, Налоговый кодекс РФ, Трудовой кодекс РФ, в которых заложены основы жилищной, налоговой политики, обеспечение имущественных и трудовых прав граждан РФ. Приняты нормативные правовые акты, обеспечивающие право социальной защиты граждан РФ, их права на культуру, образование, и т.д. К ним относятся Федеральные законы: «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» от 15 декабря 2001 г., «О государственной социальной помощи», «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей» от 19 мая 1995 г., «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» от 29 декабря 2006 г., «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» от 24 ноября 1995 г., «Об обеспечении пособиями по временной нетрудоспособности, по беременности и родам граждан, подлежащих обязательному социальному страхованию» от 29 декабря 2006 г., «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» от 15 декабря 2001 г., «О занятости населения в Российской Федерации» от 19 апреля 1991 г., «Об образовании в Российской Федерации» от 29 декабря 2012 г. и т.д.

Совсем недавно принят Федеральный закон от 28 декабря 2013 г. № 442-ФЗ «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации»[231]. В данном Законе определен предмет регулирования настоящего Федерального закона: 1) правовые, организационные и экономические основы социального обслуживания граждан в Российской Федерации; 2) полномочия федеральных органов государственной власти и полномочия органов государственной власти субъектов Российской Федерации в сфере социального обслуживания граждан; 3) права и обязанности получателей социальных услуг; 4) права и обязанности поставщиков социальных услуг. Его действие распространяется не только на граждан Российской Федерации, но и на иностранных граждан и лиц без гражданства, постоянно проживающих на территории Российской Федерации, беженцев, а также на юридических лиц независимо от их организационно-правовой формы и индивидуальных предпринимателей, осуществляющих социальное обслуживание граждан. В статье 3 дается перечень основных понятий, используемых в законе: «социальное обслуживание граждан», «социальная услуга», «стандарт социальной услуги», «получатель социальных услуг», «поставщик социальных услуг», «профилактика обстоятельств, обусловливающих нуждаемость в социальном обслуживании». В статье 4 указаны принципы социального обслуживания: «1. Социальное обслуживание основывается на соблюдении прав человека и уважении достоинства личности, носит гуманный характер и не допускает унижения чести и достоинства человека. 2. Социальное обслуживание осуществляется также на следующих принципах: 1) равный, свободный доступ граждан к социальному обслуживанию вне зависимости от их пола, расы, возраста, национальности, языка, происхождения, места жительства, отношения к религии, убеждений и принадлежности к общественным объединениям; 2) адресность предоставления социальных услуг; 3) приближенность поставщиков социальных услуг к месту жительства получателей социальных услуг, достаточность количества поставщиков социальных услуг для обеспечения потребностей граждан в социальном обслуживании, достаточность финансовых, материально-технических, кадровых и информационных ресурсов у поставщиков социальных услуг; 4) сохранение пребывания гражданина в привычной благоприятной среде; 5) добровольность; 6) конфиденциальность». Также в Законе перечислены органы и организации, входящие в систему социального обслуживания, их полномочия, права и обязанности получателей социальных услуг, права, обязанности и информационная открытость поставщиков социальных услуг, порядок предоставления социального обслуживания, формы социального обслуживания, виды социальных услуг. Установлено, что основаниями для признания граждан нуждающимися в социальном обслуживании является наличие обстоятельств, которые ухудшают или могут ухудшить условия жизнедеятельности лица. Например, частичная или полная утрата способности к самообслуживанию и/или передвижению; наличие в семье инвалида, нуждающегося в постоянном постороннем уходе; внутрисемейные конфликты; насилие в семье; беспризорность несовершеннолетних; отсутствие определенного места жительства, работы и средств к существованию. Определены источники финансового обеспечения социального обслуживания: 1) средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации; 2) благотворительные взносы и пожертвования; 3) средства получателей социальных услуг при предоставлении социальных услуг за плату или частичную плату; 4) доходы от предпринимательской и иной приносящей доход деятельности, осуществляемой организациями социального обслуживания, а также иные не запрещенные законом источники. Также определен контроль в сфере социального обслуживания и, что отрадно, установлен общественный контроль. Особое внимание сделано на профилактику нуждаемости граждан в социальном обслуживании. Вводится социальное сопровождение. То есть гражданам при необходимости могут оказать содействие в получении необходимой медицинской, психологической, педагогической, юридической, социальной помощи.

Помимо перечисленных нормативных правовых актов, обеспечивающих проведение социальной политики в Российской Федерации, в некоторых регионах и крупных городах приняты так называемые Социальные кодексы, опыт создания которых следует перенять для совершенствования законодательства Республики Казахстан.

Приняты Социальные кодексы Белгородской области от 28 декабря 2004 года, г. Санкт-Петербурга от 22 ноября 2011 года, Ярославской области от 19 декабря 2008 года, Кодекс Омской области о социальной защите отдельных категорий граждан от 4 июля 2008 года. Также общественностью, субъектами законодательной инициативы разрабатывался проект Социального кодекса Российской Федерации. Так, Научно-исследовательский институт труда и социального страхования Минтруда России провел в этой области фундаментальные исследования и на их основе подготовил свои предложения по формированию Социального кодекса РФ, наиболее активно работа по подготовке нового законопроекта велась межрегиональной ассоциацией «Сибирское соглашение», в которую входят 11 субъектов Российской Федерации (Алтайский и Красноярские края, Иркутская, Кемеровская, Новосибирская, Омская, Тюменская, Читинская области, Республики Алтай, Бурятия, Тыва)[232].

Положительным моментом в принятии социальных кодексов является попытка кодификации действующих норм о социальном обеспечении, социальных услугах государственной социальной поддержки. Кодификация социального законодательства преследует следующие цели: создание единого комплекса правовых норм, направленных на обеспечение реализации социальной политики государства; обеспечение взаимосвязи с актами иных отраслей законодательства; перевод норм социального законодательства из подзаконных в единый законодательный акт; отказ от бланкетных и отсылочных норм; упорядочение и классификация существующих социальных норм.

Вместе с тем, не все социальные кодексы являются кодексами по существу, некоторые из них обеспечивают одно или несколько направлений социальной политики в регионе. Так, наряду с Социальным кодексом Ярославской области действует Закон Ярославской области «О социальном обслуживании населения Ярославской области». Как отмечено в ст. 2 Социального кодекса Ярославской области, «предоставление социальной поддержки и оказание социальной помощи населению Ярославской области осуществляется в соответствии с настоящим Кодексом, иными законами Ярославской области и принимаемыми в соответствии с ними нормативными правовыми актами Ярославской области. Предоставление социального обслуживания осуществляется в соответствии с Законом Ярославской области «О социальном обслуживании населения Ярославской области» и принимаемыми в соответствии с ним нормативными правовыми актами Ярославской области».

Другие Социальные кодексы придерживаются цели кодификации. Так с принятием Социального кодекса г. Санкт-Петербурга от 22 ноября 2011 года были упразднены законы г. Санкт-Петербурга – Закон Санкт-Петербурга от 14 февраля 2001 года № 142-18 «О компенсациях жителям Санкт-Петербурга, пострадавшим в результате чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера или террористических актов, или членам их семей»; Закон Санкт-Петербурга от 5 июня 2002 года № 259-21 «О размере государственной социальной помощи в Санкт-Петербурге»; Закон Санкт-Петербурга от 30 апреля 2003 года № 181-20 «О компенсационных выплатах лицам, подвергшимся политическим репрессиям и впоследствии реабилитированным»; Закон Санкт-Петербурга от 17 сентября 2003 года № 545-83 «Об оказании жителям Санкт-Петербурга экстренной социальной помощи»; Закон Санкт-Петербурга от 17 ноября 2004 года № 587-80 «О социальной поддержке семей, имеющих детей, в Санкт-Петербурге»; Закон Санкт-Петербурга от 17 ноября 2004 года № 589-79 «О мерах социальной поддержки отдельных категорий граждан в Санкт-Петербурге» и еще очень много законов, в общей сложности 94 закона.

Наиболее интересным в плане научного анализа и отражения социальной поддержки населения является Социальный кодекс г. Санкт-Петербурга от 22 ноября 2011 года. Он вызывает двойственное отношение. С одной стороны, непонятно, почему активная социальная поддержка затрагивает те группы населения, которым обычно не оказывается такая поддержка. Это касается таких категорий, как: семьи военнослужащих; студенческие семьи; семьи работников учреждений в Санкт-Петербурге, имеющие и воспитывающие двух и более детей; медицинские и фармацевтические работники государственных учреждений здравоохранения; социальные работники государственных учреждений социального обслуживания населения; медицинские работники государственных учреждений социального обслуживания населения; педагогические работники государственных образовательных учреждений, государственных учреждений здравоохранения и социального обслуживания населения и медицинские работники, основным местом работы которых являются государственные образовательные учреждения; спортсмены и тренеры; семейные пары, отметившие 50-летний, 60-летний или 70-летний юбилей супружеской жизни.

В отношении данных категорий граждан можно отметить, что не все из них могут быть нуждающимися и находиться в тяжелой жизненной ситуации. В частности, зарплата военнослужащих выше среднего уровня, студенты могут быть детьми богатых родителей, у семейных пар-юбиляров также могут быть вполне обеспеченные дети и внуки, а доходы процветающих спортсменов могут превышать миллион долларов. Что же касается социальных, медицинских, фармацевтических и педагогических работников, то им следует оказывать не социальную поддержку, а повысить заработную плату.

Сам Семейный кодекс Санкт-Петербурга не устанавливает четких критериев для признания названных категорий нуждающимися.

И вместе с тем данный Кодекс может служить образцом социального кодекса развитого социального государства, так как поддержка оказывается большинству категорий населения, но это служит подтверждением и того, что в г. Санкт-Петербурге довольно полный и самодостаточный бюджет, чего не скажешь о бюджетах других городов и регионов.

Проанализировав становление социального государства в России в свете конституционных индикаторов социального государства (т.е. показателей идеальной модели социального государства), можно сделать определенные выводы.

1. Российская Федерация в отличие от Республики Казахстан не только признает себя социальным государством, но и ставит целью политику, направленную на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. В Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей, устанавливается гарантированный минимальный размер оплаты труда, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты[233].

2. Конституционная модель социального государства в России, как и в Казахстане, не является совершенной и требует внесения корректив. В Конституции Российской Федерации отсутствуют нормы о: социально-ориентированной экономике; социальной функции частной собственности; социальном партнерстве; социальной ответственности каждого гражданина, бизнессообщества и государства; фактическом выравнивании социально-экономического положения людей, социальных, этнических и иных общностей, вносящих свой вклад в развитие общества; социальной справедливости; социально-арбитражной роли государства.

3. Практика становления социального государства в России показывает, что Российская Федерация находится на начальном этапе такого становления. Она объявила себя социальным государством и придерживается политики, направленной на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. Однако реализовать в полном объеме эту цель пока не в состоянии. Тем не менее, государство ставит перед собой и обществом задачи, обеспечивающие достижение данной цели. И в Российской Федерации многое делается для этого: приняты демографические программы, которые позволили стабилизировать численность населения страны и обеспечить рост населения; принята программа предоставления семейного капитала при рождении второго ребенка; решаются проблемы очередей в детские сады, программа профессиональной переподготовки для женщин с детьми, поддержка гибких форм занятости; предпринимаются шаги по разрешению жилищной проблемы; постановлена задача к 2020 году создать и модернизировать 25 миллионов рабочих мест и т.д.

Подводя итоги, можно подтвердить тезис, выдвинутый казахстанским ученым С.Т. Амирбековым: «Социальные основы конституционного строя необходимо рассматривать в комплексе с политическими и экономическими основами. Социальные основы являются, как бы производными от последних, которые определяют и гарантируют политический и социальный порядок, стабильность и поступательное развитие социально ориентированной экономики. В связи с этим, можно констатировать, что Россия и Казахстан находятся в такой стадии политического и экономического развития, которое не позволяет пока назвать их социальными государствами в полном смысле этого термина. В то же время конституционные нормы обоих государств не противоречат общим установкам на строительство социальной государственности в Российской Федерации и Республике Казахстан»[234].

Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: АУ ТАТЬЯНА ИВАНОВНА. Проблемы социальной государственности в Республике Казахстан (в контексте сравнения с опытом Российской Федерации). ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2014. 2014

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1. Особенности формирования социальной государственности в Российской Федерации:

  1. 5.2. Формы государственного воздействия через денежно-кредитную политику
  2. 2.6.3 Государственные внебюджетные фонды в РФ
  3. Особенности внебюджетных фондов РФ
  4. Глава IV. Взаимоотношения Банка России с органами государственной власти и органами местного самоуправления
  5. 3 Государственные внебюджетные фонды в РФ
  6. Раздел V Теория и общие вопросы института выборов и избирательного права, конституционное право Российской Федерации. Политический процесс в Российской Федерации (1993-2009 гг.). Учебники, учебные, учебно-методические пособия, словари, справочники
  7. Проблемы и пути формирования правовой государственности в Российской Федерации
  8. § 1. Понятие и проблемы типологии государственных служащих и государственных должностей
  9. 1.1. Правоохранительная служба в системе государственной службы Российской Федерации
  10. § 2.1. ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯМ ФУНКЦИЙ ЦЕНТРАЛЬНОГО БАНКА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  11. Правотворчество органов государственной власти Российской Федерации и субъектов Российской Федерации по ведению государственного земельного кадастра
  12. § 2. Министерство экономического развития и торговли Российской Федерации, Федеральная таможенная служба Российской Федерации и подчиненные ей иные таможенные органы - основные органы федеральной исполнительной власти, уполномоченные в области таможенного дела: их система, структура, функции, правовое положение и проблемы функционирования
  13. Актуальные проблемы обеспечения законности в деятельности Государственной инспекции безопасности дорожного движения
  14. 1.1. Правоохранительная служба в системе государственной службы Российской Федерации
  15. § 2. Особенности публично-правового статуса Центрального банка Российской Федерации и его роль в финансовой деятельности государства
  16. § 3.2. Особенности юридической природы ассоциаций экономического взаимодействия субъектов Российской Федерации
  17. Государственные награды как высшая форма правовых поощрений.
  18. §2.3. Особенности правового регулирования исполнения расходных обязательств субъектов Российской Федерации
  19. § 1.1. Понятие северных территорий и их значение для социально - экономического развития Российской Федерации
- Авторское право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -