<<
>>

Правовая охрана компьютерных программ за рубежом. Сравнительный анализ.

Современное общество живет в эру цифровых технологий, его уже невозможно представить без существующей сегодня скорости обмена информацией и без того многообразия цифровых устройств, которые почти каждый человек использует ежедневно.

Роль информационных технологий, и в частности, компьютерных программ, становится все более важной, и затрагивает все больше сфер жизни, а с развитием экономических связей в мире и сами компьютерные программы носят трансграничный характер, который просматривается на всех этапах существования программ. Развитие такой динамичной и перспективной отрасли происходит, в том числе, и под влиянием зарубежной практики и тенденций, а идеи добровольной изоляции от передовых информационных технологий носят не вполне разумный и не всегда оправданный характер. Именно поэтому при анализе и планировании развития отечественного законодательства необходимо принимать во внимание и зарубежный опыт.

Если обратиться к опыту понимания сущности программы для ЭВМ в странах СНГ и ближнего зарубежья, то можно привести далее следующие примеры, актуальные на начало 2000-х годов[62] и сравнить их с существующими в настоящее время, чтобы проследить эволюцию подходов к понятию программы и тому, насколько оно изменилось за исследуемый промежуток времени. Это связано с существующим стереотипом об активном использовании странами ближнего зарубежья российского законодательства как образца. Вследствие этого представляется весьма интересным проанализировать данное предположение и сделать определенные выводы.

Так, например, в республике Беларусь: «Программа для ЭВМ - это объективная форма представления совокупности команд и данных, предназначенных для функционирования электронных вычислительных

машин (ЭВМ) и других компьютерных устройств с целью получения определенного результата, включая подготовительные материалы,

полученные входе разработки программы для ЭВМ, и порождаемые ею аудиовизуальные отображения».

Так звучало определение понятия «программа для ЭВМ» около 14 лет назад. Как видно, это практически полная копия определения, закрепленного в законе об авторском праве РФ.

На данный момент: ст. 4 закона Республики Беларусь от 17 мая 2011 г. № 262-З «Об авторском праве и смежных правах»[63] гласит, что «компьютерная программа - представленная в объективной форме упорядоченная совокупность команд и данных, предназначенных для использования на компьютере и в иных системах и устройствах в целях обработки, передачи и хранения информации, производства вычислений, получения аудиовизуальных изображений и других результатов. Частью компьютерной программы являются включенные в компьютерную программу документы, детально описывающие функционирование

компьютерной программы, в том числе взаимодействие с пользователем и внешними компонентами». Следовательно, можно говорить о прогрессивности (в некоторой степени) белорусского законодательства, о чем свидетельствует не только отказ от устаревшей терминологии, но и более широкое раскрытие как сферы применения программ, так и указание на те результаты, на достижение и получение которых программа направлена. Отдельно отмечается роль «встроенной» документации, охраняемой в качестве составной части программы, а не отдельного литературного произведения.

Если обратиться к ситуации в республике Казахстан: «Программа для ЭВМ - набор инструкций или правил, выраженных словами, цифрами, кодами, символами, знаками, диаграммами или в какой-либо другой форме, которые могут быть использованы в ЭВМ или другим компьютерным устройством с целью выполнения заданной функции или предписанного задания или с целью достижения желаемого результата, включая также подготовительные материалы, полученные в процессе разработки программы для ЭВМ и порождаемые ею аудиовизуальные отображения».

В настоящее время терминология закреплена пп. 40 ст. 2 Закона Республики Казахстан от 10 июня 1996 года № 6-І «Об авторском праве и смежных правах» (с изменениями и дополнениями по состоянию на 24.12.2012 г.[64]) и звучит так: «программа для ЭВМ - набор команд, выраженный в виде слов, схем или в любой иной форме выражения, при записи которого на машиночитаемый материальный носитель обеспечивается выполнение или достижение ЭВМ определенной задачи или результата, включая подготовительные материалы, природа которых такова, что программа для ЭВМ является их результатом на более поздней стадии».

При этом, несмотря на упоминание машиночитаемого носителя в определении программы для ЭВМ, согласно пп.5 п.3 ст. 6 Закона Республики Казахстан от 16 июля 1999 года № 427-І «Патентный закон Республики Казахстан» (с изменениями и дополнениями по состоянию на 10.07.2012 г.)[65] программам для вычислительных машин как таковым не предоставляется охрана патентным правом (что соответствует мировой практике). Что касается изменений, произошедших с понятием в законе об авторском праве, стоит отметить их как явно позитивные и отражающие сущность и специфику данного объекта. Спорным может показаться акцентирование Казахского законодателя на роли машиночитаемого носителя, однако и это уточнение соответствует реальному процессу функционирования программ в аппаратной среде. Как видно из этих примеров, ранее в Казахстане компьютерные программы были конкретно охарактеризованы не только в виде слов, цифр или кодов, но и через представление символами, знаками, диаграммами. Отказ от «излишней конкретики» лишь подчеркивает многогранность этого объекта, при этом не лишая возможности автора представить программу в том числе и диаграммами. Однако, все еще используется устаревшее упоминание об ЭВМ.

Украинское законодательство также представляет интерес. В начале 2000х годов, как говорится в статье О.В. Ревинского, определение выглядело как «Компьютерная программа - набор инструкций в виде слов, цифр, кодов, схем, символов или в любом ином виде, выраженных в машиночитаемой форме, которые приводят ее в действие для достижения определенной цели или результата. Это понятие охватывает как операционную систему, так и прикладную программу, выраженные в исходном или объектном коде, включая подготовительные материалы и аудиовизуальные отражения, полученные вследствие разработки компьютерной программы». В редакции Закона Украины об авторском праве и смежных правах[66] от 2012 г. ст. 1 гласит, что теперь - «компьютерная программа - набор инструкций в виде слов, цифр, кодов, схем, символов или в любом другом виде, выраженных в форме, пригодной для считывания компьютером, которые приводят его в действие для достижения определенной цели или результата (это понятие охватывает как операционную систему, так и прикладную программу, выраженных в исходном или объектном кодах)».

Из обновленного определения следует, что теперь компьютерные программы характеризуются через приведение компьютера в действие, для достижения определенной цели или результата, а не через приведение в действие самой программы. Также теперь исключено упоминание о подготовительных материалах или порождаемых изображениях. Стоит отметить, что именно на Украине понятие «компьютерная программа» уже давно используется без указания или отсылок на ЭВМ как среду функционирования. С 2004 года право интеллектуальной собственности на Украине также регулируется и Гражданским Кодексом Украины, однако отдельного определения там не

содержится, компьютерные программы лишь упоминаются как данность в соответствующих статьях ГК (420, 433 ст. ГК Украины[67] [68]), а толкование производится согласно все еще действующему Закону об авторском праве и смежных правах.

При рассмотрении ранее действовавшего в республике Молдова законодательства: «Компьютерная программа - совокупность инструкций и указаний (команд) выраженных в виде слов, кодов, схем, которая, будучи выражена в машиночитаемой форме, приводит компьютер в действие для достижения определенной цели или результата. Компьютерная программа включает как подготовительные материалы, полученные в процессе творчества, так и порождаемые ею аудиовизуальные отображения».

Ныне, статья 3 закона республики Молдова «Об авторском праве и

68

смежных правах» закрепляет следующее определение понятия: «компьютерная программа - совокупность инструкций, команд и/или кодов, выраженных в любой форме или любым способом, предназначенных для функционирования компьютера с целью достижения определенной цели или результата. Термин “компьютерная программа” охватывает как прикладные программы, так и операционные системы, а также подготовительные материалы, полученные в процессе разработки программы, при условии, что природа подготовительных материалов такова, что на последующем этапе их результатом может стать компьютерная программа.

Компьютерная программа может выражаться любым языком, как в форме исходного кода, так и в форме объектного кода;» Можно предположить, что в обновленном определении сказывается/присутствует влияние украинского

законодательства, так как из текста также исключены порождаемые программой аудиовизуальные изображения, но сохранено упоминание о подготовительных материалах, причем их значение и характеристики уточнены, как и уточнены положения, касающиеся различных форм представления программы.

Вышеперечисленные определения, бесспорно, интересны с точки зрения развития отношений по обороту программ в рамках СНГ, ТС или двустороннего сотрудничества, однако стоит признать, что лидерами мирового рынка компьютерных программ все же являются США, страны ЕС и Япония. Именно в этих странах находятся штаб-квартиры большинства известных производителей компьютерных программ, и основные базы разработки. Кроме того, ведущие европейские специалисты-патентоведы именно эти страны выделяют как представляющие интерес для

69

компьютерных специалистов.

Обратимся к законодательству США, и рассмотрим ситуацию с программами там. Учитывая специфическую систему кодификации законодательства США, источники, регулирующие область компьютерных программ, «разбросаны» по Кодексу США (United States Code) в несколько причудливом порядке, но основной объем сведений содержится в томе 17 - Copyrights, об авторском праве.

Компьютерной программой, согласно параграфу 101 т. 17, является набор инструкций или указаний, предназначенных для прямого или косвенного исполнения на компьютере, для достижения определенного результата. Программа, как и всякий другой объект авторских прав в США охраняется с момента создания, т.е. первой «фиксации» объекта прав в форме экземпляра, позволяющего в дальнейшем осуществлять восприятие, воспроизведение или иную передачу произведения, напрямую или при помощи каких-либо устройств. В США также доступна «государственная регистрация» - депонирование в Библиотеке конгресса, однако это

депонирование носит гораздо более весомый характер, чем российская государственная регистрация.

Таким образом, каких-то отличий в понимании [69] [70] природы программ по сравнению с отечественным законодательством не возникает.

Стоит остановиться еще на некоторых аспектах авторско-правовой охраны компьютерных программ в США. Параграф § 109 «Limitations on exclusive rights: Effect of transfer of particular copy or phonorecord» содержит ограничения исключительного права, связанные с передачей конкретного экземпляра программы. Традиционное разрешение на передачу (в том числе коммерческую) экземпляра охраняемого произведения его правомерным владельцем без специального согласия со стороны правообладателя, однако, дополнено специфичным ограничением: такое разрешение все же понадобится, если законный владелец решит программу передать временно: сдать в аренду, лизинг или во временное пользование. Однако, это не применяется в отношении некоммерческого использования (хотя бы и такими способами) со стороны некоммерческих библиотек или образовательных организаций, поскольку такая передача по мнению американского законодателя, не подразумевает фактической коммерческой природы. При этом, сделано также важное «исключение из исключения»: вышеописанное условие также не относится к программам, носящим «встроенный характер», и не отделимых от компьютерного устройства, в котором они используются (к ним отнесены БИОСы, операционные системы игровых приставок и другие программы, которые не подлежат копированию при их обычном использовании по основному назначению). Таким образом, упомянутый параграф ограничивает организацию проката программ или сдачи их в аренду без явного согласия правообладателя.

Специальные ограничения исключительного права также установлены и именно для компьютерных программ, они закреплены в параграфе 117. Они содержат полномочия пользователя, которые ему позволено реализовывать без дополнительного согласия правообладателя. Набор вполне традиционный, так что ограничимся их перечислением с упоминанием специфических моментов, где они имеются.

(a) Изготовление дополнительной копии в архивных целях, а также адаптация имеющегося экземпляра программы владельцем.

(b) Отчуждение, продажа или иная передача таких архивных копий, исключительно в составе основного экземпляра программы. Такие копии не могут быть предметом отдельной сделки по распоряжению правами на программу. При этом, адаптированные версии программы могут распространяться или передаваться только с согласия правообладателя, поскольку цель адаптации, прежде всего, это обеспечение функционирования ПО на аппаратных средствах конкретного пользователя, и при его смене - теряется и необходимость именно в данном конкретном варианте адаптированной программы.

(c) Воспроизведение в целях обслуживания или восстановления устройства, на котором данный экземпляр программы был установлен ранее. По окончании процесса обслуживания или ремонта такие временные копии должны быть уничтожены.

(d) Обратный инжиниринг (исследование программы в том числе путем декомпилирования) - разрешается исключительно в целях исследования функционирования программы в целом или ее отдельных функций и фрагментов, или для обеспечения интероперабельности с другими установленными программами. Информация, которая получена в результате таких действий, может быть раскрыта, но исключительно в целях, аналогичных разрешенным. Данное исключение не отличается от существующей в российском законодательстве позиции, которая разрешает исследование и изучение программ и их адаптацию, однако декомпилирование программы в целях создания аналогов не разрешается.

Том 18 кодекса США содержит и нормы, относящиеся к уголовной ответственности за нарушение авторских прав и много другое. Одним из интересных фактов является то, что в США к упаковке или документации программы (при помощи которой, в том числе, производится доказывание совершения преступления с использованием контрафактных изделий) приравнен сам экземпляр программы (Приложение Н тома 18 - преступления в сфере авторского права), в том числе и в цифровой форме, а к «незаконной этикетке» - подложные файлы лицензии, сертификаты или ключи активации программы.

Существует распространенное мнение, что в США разрешено патентование компьютерных программ. Учитывая важность этого вопроса, остановимся на нем более подробно. Во-первых, необходимо рассмотреть положения «патентного закона» США, поэтому обратимся к другому тому свода законов США - патентное право урегулировано нормами, расположенными в 35 томе. В 2011 году были приняты серьезные изменения к патентному законодательству США, затронувшие сами принципы получения патента (с марта 2013 принцип first to invent заменили принципом first inventor to file) Параграф 101 «Inventions patentable» содержит определение понятия изобретения. «Любой, открывший или изобретший новый и полезный процесс, устройство, способ или сочетание веществ, или новое и полезное улучшение упомянутого, вправе получить патент на условиях, указанных в настоящем документе»

При этом в патентном законодательстве США не содержится указаний на явную допустимость или недопустимость патентования компьютерных программ, т.е. все зависит от соответствия критериям патентоспособности. Однако американский законодатель прямо предусматривает возможность использования компьютерной программы как элемента или части изобретения: «part of an invention that is a method, apparatus, technology,

71

computer program product, or system...»

Таким образом, патентование программ как таковых в США, само собой, невозможно, однако получение патента на изобретение, содержащее программу как составную часть, вполне реально, и многое зависит от того, [71] как именно составлена заявка на патент. Стоит упомянуть, что именно в США чрезвычайно высока активность «патентных троллей» - лиц, злоупотребляющих правами патентообладателя, с целью понуждения участников рынка к приобретению лицензий на свое изобретение, в том числе и в связи с получением такими лицами большого количества «расплывчатых» патентов на изобретения, связанные с программами. Данная проблема рассмотрена в отдельном параграфе настоящей работы, посвященном аспектам правовой охраны компьютерных программ патентным правом.

Обратимся к ситуации с Евросоюзом. Вопросы охраны компьютерных программ регулируются Директивой ЕС № 2009/24/EC от 23 апреля 2009 о правовой охране компьютерных программ (далее - Директива), которая, в свою очередь, по своей сути является обновленной версией предыдущей Директивы, № 91/250/EEC. Поскольку страны-члены ЕС, руководствуясь положениями данной Директивы, имплементируют их в национальное законодательство, именно в Директиве закреплены базовые принципы охраны, взятые за модель в национальных источниках права.

Директива содержит в себе два раздела, «преамбулу», содержащую обоснование положений Директивы, входящих во вторую, основную часть. Отметим, что преамбула рассматриваемой Директивы содержит в себе много разъяснений, позволяющих понять саму природу программ, цели их функционирования, технические аспекты, что сильно облегчает работу с нормативными документами для технических или других специалистов, не знакомых со специальной лексикой.

В частности, отдельный пункт посвящен вопросам функционирования программ и их назначению в целом, а также проявляемыми ими особенностями. «Функция компьютерной программы это коммуникация и совместная работа с другими компонентами компьютерной системы, [72] пользователями, и с этой целью необходимо логическая, и, если применимо, физическая взаимосвязь и взаимодействие, для того чтобы позволить всем элементам программного и аппаратного обеспечения работать с другим программным и аппаратным обеспечением, пользователями, всеми способами, которые ими предусмотрены. Части программы, предназначенные для такой взаимосвязи или взаимодействия между элементами программного и аппаратного обеспечения, обычно известны как «интерфейсы». А такое функциональное взаимодействие и взаимосвязь называется «интероперабельность», под которой понимается возможность обмена данными и совместной работы с обмениваемой информацией.»

Это является несомненным доказательством «дружелюбности» законодателя, который заранее разъясняет легальную позицию по важным вопросам, в отличие, например, от ГК РФ, где таких, иногда очень нужных, разъяснений не содержится. Отсутствие подобных разъяснений зачастую приводит к конфликту представлений о природе программ между техническим и юридическим взглядами: «с точки зрения представителей кибернетики, рассуждения юристов о том, что собой представляют и как функционируют программы, лишь отдаленно напоминают то, чем

73

компьютерные программы являются в реальности ».

Европейские законодатели придают действительно важную роль компьютерным программам как средству информатизации и развития региона в целом и потому в правовом документе сразу же обосновывает свою позицию экономическими причинами (п. 3 преамбулы Директивы):

компьютерные программы «играют все более важную роль в различных областях техники, и технологии компьютерных программ, соответственно, могут пониматься как фундаментально важные для промышленного развития ЕС». Далее говорится, что «различия в правовой охране программ, [73] имеющиеся в праве стран-членов ЕС, носят характер прямой и негативной угрозы для функционирования внутреннего общего рынка».

В самом деле, как уже отмечалось ранее по тексту работы, как процесс создания, так и процесс последующей реализации и эксплуатации программы может, (и зачастую так и есть) носить трансграничный характер. Различия в национальном законодательстве стран-членов ЕС, имеющиеся на данный момент, признаются в п. 5 преамбулы Директивы «подлежащими устранению», а также закрепляется положение о недопустимости возникновения новых различий в правовом регулировании, но только в том случае, если они оказывают негативное влияние на функционирование зоны общего рынка. Различия, которые такого влияния не оказывают, Европарламент пощадил, и прямого указания на их устранения не имеется.

Преамбулой Директивы установлено, что начальным этапом гармонизации европейского законодательства будет установление правовой охраны программ в рамках авторского права, с указанием предмета, субъектов, а также объема исключительного права, далее приведены несколько базовых принципов, которые должны быть положены в основу норм национального законодательства стран-участниц ЕС.

Компьютерная программа должна включать в себя программы в любой форме, в том числе и встроенные в аппаратное обеспечение (т.н. «прошивки»). Также это понятие включает в себя подготовительные работы, предшествующие разработке программы, при условии, что природа таких подготовительных работ аналогична той, которую производит компьютерная программа на итоговых стадиях своего существования. К компьютерным программам также неприменимы тесты, направленные на выявление эстетических или качественных характеристик. Далее поясняется, что «правовая охрана предоставляется только в отношении «выраженной» (в той или иной форме) компьютерной программы, тогда как идеи и принципы, лежащие в основе любых элементов компьютерной программы, в том числе интерфейсов, не защищаются авторским правом в рамках Директивы».

Отметим, данная практика является общепринятой во всем мире в отношении объектов интеллектуальный прав, когда концептуальные аспекты какого-либо объекта не подлежат правовой охране в виду их заведомой «размытости». Также, в той мере, в какой логические схемы, алгоритмы и языки программирования содержат в себе идеи и принципы, они также попадают в разряд исключений из области правовой охраны Директивы, хотя и могут охраняться авторским правом, если будут выражены в какой-либо форме.

Директива разделяет понятие «прокат», которое подразумевает на ограниченный период времени и в целях получения прибыли предоставление возможности использования компьютерной программы или ее экземпляра. Данное понятие не включает «публичное использование», которое остается за рамками Директивы. Таким образом, можно сделать вывод, что существует способ использования, характерный по мнению европейского законодателя, для компьютерных программ, и потому достойный специального выделения, при этом «публичное использование» как способ использования объекта интеллектуальных прав вынесено за рамки регулирования Директивы, при этом в самой Директиве понятие публичного использования не раскрывается. Однако, это вовсе не означает, что такой способ использования в отношении программы невозможен.

Исключительное право автора запрещать воспроизведение его произведения без его же согласия в отношении программ подлежит ряду ограничений, впрочем, вполне традиционных для мировой практики обеспечения интересов правомерного пользователя такой компьютерной программы. Не допускается ограничение по договору таких действий пользователя, как установка и запуск программы (а значит, ее воспроизведение на жесткий диск или в оперативную память компьютера), поскольку это те действия, которые необходимы для использования правомерно приобретенного экземпляра программы по его прямому назначению. Также не подлежат ограничению права пользователя на исправление ошибок программы, при этом стоит отметить, что характер этих ошибок и их влияние на работоспособность программы не уточнены, что воспринимается автором как явно позитивный момент с точки зрения улучшения культуры написания программ в целом. Если иное прямо не запрещено договором, любые другие действия для использования экземпляра программы (по прямому назначению) также могут осуществляться законным приобретателем экземпляра программы без дополнительного согласования с правообладателем.

Пункт 14 преамбулы Директивы устанавливает очень важный барьер, защищающий законопослушных пользователей от злоупотреблений со стороны правообладателя. При условии соблюдения авторских прав, не допускается ограничение лица, правомерно использующего программу, в его возможности исследовать, изучать, тестировать функциональные возможности программы. Таковой барьер существует и в ГК РФ (речь идет о технических средствах защиты авторских прав, или об ограничении определенных прав пользователя условиями лицензионного договора), но по мнению автора исследования, было бы целесообразно сделать этот механизм более сбалансированным и ориентированным в сторону пользователя, о чем будет также сказано далее по ходу исследования.

Перечислено, что нарушением исключительного права является воспроизведение, перевод, адаптация или переработка типа программного кода, в котором экземпляр компьютерной программы был создан, осуществленные без соответствующего разрешения. При этом,

предусмотрены и исключения: не являются нарушением такие действия, если они служат исключительно для обеспечения получения необходимой информации для интероперабельности независимо разработанной программы с иными программами. В указанных случаях такие действия не требуют согласия правообладателя и признаются законными и добросовестными. Цель такого ограничения исключительного права состоит в обеспечении интеграции и дальнейшей работы компонент компьютерной системы, в том числе и принадлежащих различным производителям. Однако, такое ограничение не должно осуществляться способами, наносящими ущерб законным интересам правообладателя или противоречащими практике нормальной эксплуатации программы. Согласно Директиве, охрана компьютерных программ авторским правом не должна препятствовать применению, в соответствующих случаях, иных форм охраны (например, государственной регистрации или охране патентным правом). При этом любые условия лицензионного договора, противоречащие положениям Директивы о декомпиляции или ограничениям, касающимся права исследовать, изучать, тестировать функциональные возможности программы, признаются недействительными. Данное положение носит очень важный характер, явно демонстрирующий ориентацию европейского законодателя в пользу обязательной гарантии интересов пользователя, защищенного от необходимости вникать в тонкости лицензионных договоров и ограничений, связанных с реализацией его полномочий.

На этом преамбула Директивы заканчивается, далее следуют уже более конкретные и привычные правовые категории. Кратко остановимся на них: Объектом охраны в рамках Директивы являются компьютерные программы, охраняемые как литературные произведения в смысле Бернской конвенции. Соответственно, охрана распространяется на программы, выраженные в любой форме. Критерии охраноспособности, кроме оригинальности, не устанавливаются. Также из области охраны исключены идеи и принципы функционирования программ, интерфейсы, однако включены

подготовительные материалы.

Автором компьютерной программы является физическое лицо или группа физических лиц, творческим трудом которых создана программа, или, в соответствии с законодательством отдельных государств-членов ЕС, правообладателем в таких странах может признаваться юридическое лицо.

Правовая охрана предоставляется всем физическим и юридическим лицам, которые в соответствии с национальным законодательством могут быть признаны правообладателями в отношении литературных произведений.

Состав исключительного права вполне традиционен (статья 4 Директивы): правообладатель вправе по своему усмотрению запрещать или разрешать следующие действия: постоянное или временное воспроизведение программы любыми средствами и в любой форме, включая запуск, выполнение, загрузку и пр. действия, так или иначе порождающие воспроизведение; перевод, адаптацию и другие изменения компьютерной программы и воспроизведение полученного результата, конечно, без нарушения прав лиц, производящих такие изменения; публичное распространение в любой форме, включая аренду. Также присутствует механизм исчерпания прав, аналогичный российскому.

Без согласия правообладателя допускается воспроизводить или модифицировать программу ее правомерным владельцем, если это необходимо для обеспечения исправления ошибок. Само собой, разрешается также создавать резервные и архивные копии, а также изучать и исследовать принципы функционирования программы. Не требуется согласия правообладателя на воспроизведение кода и его преобразование в другую форму, если эти действия выполняются исключительно в целях получения информации, необходимой для обеспечения интероперабельности

компьютерной программы с иными программами, и при этом соблюдаются следующие условия:

(a) такие действия осуществляются лицензиатом или иным лицом, имеющим право использования экземпляра программы, или иным уполномоченным лицом, в их интересах;

(b) необходимая для обеспечения интероперабельности

информация не являлась легкодоступной для лиц, указанных в пункте (а), и;

(c) указанные действия ограничиваются только теми частями программы, которые непосредственно относятся к обеспечению интероперабельности.

Положения Директивы не позволяют, чтобы полученная в результате декомпилирования информация: (а) использовалась для других целей или передавалась иным лицам, за исключением случаев обеспечения интероперабельности, или же использовалась для разработки, производства или продажи компьютерной программы, существенно сходной по выражению с декомпилируемой. Правила Статьи 6 Директивы не могут быть истолкованы таким способом, чтобы их применение ущемляло законные интересы правообладателя или препятствовало нормальному использованию компьютерной программы. Данный абзац декларирует сбалансированность отношений правообладатель-пользователь.

Любые контрафактные экземпляры компьютерной программы подлежат конфискации на условиях, устанавливаемых законодательством государств-членов ЕС. Положения Директивы не отменяют любых иных правовых положений, касающихся патентных прав, товарных знаков, недобросовестной конкуренции, секретов производства, защиты

полупроводниковых изделий или контрактного права.

Как уже говорилось, любые договорные условия, противоречащие Статье 6 или исключениям, установленным Статьями 5(2) и (3) Директивы, признаются недействительными.

Что же касается возможности патентования компьютерных программ в ЕС, несмотря на то, что общие требования к патентоспособным изобретениям соответствуют мировым трендам (Европейский патент выдается на изобретения во всех областях техники, являющиеся новыми, промышленно применимыми и обладающими изобретательским шагом), пункт 52(2)(с) Европейской патентной конвенции[74] прямо указывает компьютерные программы как один из объектов, который не может быть признан изобретением как таковым. При этом де-юре это не означает, что содержащие компьютерную программу изобретения непатентоспособны вообще, поскольку оговорка о «как таковом» статусе программы порождает множество попыток «протащить» патенты на программы через тернии европейской патентной системы . При подтверждении наличия изобретательского уровня, а также технической направленности изобретения, существует мнение, что такие изобретения все же могут быть запатентованы в ЕС. Действующие методические документы ЕПВ[75] [76] и ВОИС[77] гласят, что компьютерные программы в форме исходных текстов непатентоспособны, однако возможно получение патента не на программу, а на изобретение, связанное с программой, при условии, что оно реализует техническое решение проблемы технического характера, новым и неочевидным способом.

В качестве исторического курьеза стоит отметить неудавшуюся законодательную инициативу по принятию в ЕС Директивы о патентоспособности изобретений, включающих компьютерные программы. Основной идеей было утверждение, что при соответствии такого изобретения установленным в патентном законодательстве критериям, оно является патентоспособным, даже если содержит или представляет собой компьютерную программу. Несмотря на многочисленные обсуждения и коррективы, законодательная инициатива была окончательно отклонена в 2005 году, по-видимому, из-за того, что подтверждала и так имеющуюся в ЕС ситуацию еще раз.

Япония. Рассмотрим правовое положение компьютерных программ в Японии, которая также представляет интерес, как одна из ведущих стран, в области технического и технологического прогресса и потому традиционно включаемая в обязательный перечень при патентных исследованиях. Как было упомянуто ранее, развитие высокотехнологичных областей не может происходить без соответствующего развития рынка программного обеспечения.

Основу правового регулирования в области авторского права в Японии составляет Copyright Act (можно перевести это как «Закон об авторском праве», для удобства употребления в тексте работы), принятый еще в 1959 году и неоднократно обновлявшийся, последняя редакция, доступная на английском языке, датирована 2006 годом (с изменениями, от Act No. 109 of 2006)[78].

Как и в большинстве стран мира, компьютерные программы охраняются в Японии с помощью авторского права. В Японии объектом авторских прав является «работа», под которой понимается «выражение мыслей или чувств творческим путем, в литературной, научной, художественной или музыкальной области», согласно ст. 2(1)(i). Среди упомянутых в статье 10(1). 9 примеров охраняемых видов «работ», наряду с общепринятыми, указаны также и компьютерные программы, названные «computer program works». Следует отметить, что этот перечень не является исчерпывающим, и под авторско-правовую охрану в Японии попадают все произведения, отвечающие следующим критериям:

- должно выражать мысли или чувства

- должно быть выражено в какой-либо форме

- должно быть «оригинальным»

- должно находиться в литературной, научной, художественной или музыкальной области

Концепция «мыслей и чувств» была сформулирована в ходе рассмотрения дела (Election Tip Sheet Case, Second Instance, Tokyo High Court,

19 February 1987, Mutaisaishu Vol. 19 No. 1: 30 ), как наиболее широко отражающая весь спектр интеллектуальной активности человека. Мысли и чувства автора должны быть отражены в форме такого выражения, т.е. продукты, не являющиеся плодом человеческой мысли, т.е. где человек не вовлечен в процесс их создания тем или иным образом, не охраноспособны. К ним относят, в том числе, результаты творчества животных, природные элементы, а также, что важно для темы данной работы, автоматически генерированные компьютером объекты (порождаемые им изображения).

Общие положения японского закона об авторском праве гласят, что идеи, лежащие в основе «работ» также не охраняются, поскольку именно конкретная работа является выражением идеи, и одна и та же идея может быть выражена несколькими способами и формами. Данное положение также отдельно будет прокомментировано в отношении охраны компьютерных программ.

Обладателю авторского права принадлежит совокупность «моральных прав», состоящая из права на обнародование, право на имя и право на сохранение неприкосновенности произведения (аналог личных неимущественных прав в РФ), а также исключительная возможность разрешать или запрещать использование работы (исключительное право). Каких-либо формальностей для реализации этих прав не требуется, срок действия авторских прав составляет в Японии 50 лет с года, следующего за годом смерти автора, в случае же если авторское прав принадлежит организации - то 50 лет со дня обнародования произведения.

Статьи 21-28 закона об авторском праве Японии перечисляют способы такого использования, причем этот перечень является ограниченным. Рассмотрим те из способов, которые применимы к компьютерным программам. В отношении оригинальных работ: материальное

воспроизведение, воспроизведение, передача (в том числе по электронным [79] каналам связи), предоставление (лицензий), распространение, сдача в наем. В отношении производных работ: перевод, переработка, адаптация, использование.

При этом те способы воспроизведения, которые предполагают временное создание копии с помощью электронных устройств, но направленное на реализацию других способов использования (вывод изображения на монитор, передача по каналам электронной связи, запись в память компьютера), если после отключения питания повторно воспользоваться этой копией невозможно - такое действие воспроизведением не считается, даже если все это происходит внутри какого- либо материального объекта.

На этом стоит завершить обзор общих положений об авторском праве и перейти непосредственно к компьютерным программам. Рассмотрим понятие компьютерной программы, закрепленное в статье 2(1)(x-ii) Закона об авторском праве Японии. Оно звучит так: "computer program" means an expression of a combination of instructions to cause a computer to function in order to be able to obtain a certain result;, т.е. под «компьютерной программой» понимается выражение комбинации инструкций, позволяющих компьютеру функционировать в режиме, позволяющем получить определённый результат.

В законе не указаны «допустимые» типы программ, охраняются как операционные системы, так и прикладные программы, и даже программы, встроенные в аппаратное обеспечение. Программа охраняется как в форме исходных текстов, так и объектного кода. Важным является отдельное упоминание, что модули, являющиеся программными компонентами, сами по себе (отдельно от основной программы) также могут признаваться программами, если они отвечают признакам понятия и содержат в себе объем инструкций, достаточный для выполнения компьютером отдельной и значимой задачи или операции. Статья 10(3) устанавливает, что охраняются лишь программы, которые признаны «работами», и идеи, лежащие в основе их создания, под охрану не попадают. Такими «идеями» для программ являются также и языки программирования, алгоритмы и правила, которыми, согласно подпунктам 2-3 этой статьи, являются способы применения конкретного языка программирования и методы комбинирования команд, передаваемых компьютеру.

Интересным является тот факт, что программы (особенно это применимо к программным модулям), написанные в условиях ограничения способов их выражения (строго определенный язык программирования, заранее установленное количества строк кода и т.п.) могут быть признаны «неоригинальными», и как следствие не получить правовую охрану. (для примера можно ознакомиться с Drafting Program Case, Tokyo District Court, 31 January 2003, Hanrei Jiho No. 1820: 127 или System Science Case, Tokyo High Court, 20 June 1989, Hanrei Jiho1322: 138;[80]).

Изначально автором компьютерной программы признается лицо, трудом которого эта программа создана. Любопытно, что в отношении служебных программ ситуация несколько отличается от общемировой практики. Статья 15 закона об авторском праве устанавливает, что при одновременном выполнении следующих условий:

(i) работа выполнена по инициативе работодателя;

(ii) работник выполнял свои прямые служебные обязанности;

(iii) работодатель опубликовал работу под своим именем (опционально);

(iv) не было иных условий в контракте или других документах в момент создания работы,

то автором такой работы (именно автором, а не просто обладателем исключительного права) становится работодатель. При этом условие о публикации работы является необязательным и остается на усмотрение работодателя. Кроме того, работодатель наряду с отчуждаемым по своей сути исключительным правом также приобретет и неотчуждаемые в рамках японского законодательства «моральные» права в полном объеме, указанном выше, как если бы он был физическим лицом.

Также в Японии действуют вполне стандартные ограничения исключительного права, такие как разрешение на воспроизведение или адаптацию программ без согласия автора для их должного функционирования на конкретных аппаратных средствах, изготовление резервной копии т п. (статья 47-2). Также, модификации программы, необходимые для ее отладки или обновления не могут быть признаны нарушениями личного неимущественного права на неприкосновенность программы.

Как и в Российском праве, в Японии в рамках авторско-правовой охраны доступны дополнительные меры охраны в виде государственной регистрации. Однако, в отличие от РФ, где регистрируются только программы, в Японии можно зарегистрировать любой объект авторских прав, причем в отношении каждого из объектов возможно внесение записей о нескольких фактах. Подробнее об этом гласит Раздел 10 - Registration.

• Регистрация настоящего имени (Registration of true name) - для работ, опубликованных анонимно или под псевдонимом;

• Регистрация даты первой публикации (Registration of the date of first publication, etc.);

• Статья 76-2(1) устанавливает специальную возможность для авторов программ - регистрация даты создания программы в течение 6 месяцев с даты создания;

• Регистрация собственно авторского права (Registration of copyright). Регистрация авторского права облегчает доказывание нарушений со стороны третьих лиц, а также применение к ним мер ограничительного характера (ст. 77);

Регистрация всех охраняемых авторским правом объектов, кроме программ, производится Комиссией при Министерстве Культуры Японии (Commissioner of the Agency for Cultural Affairs\' entry [of the relevant matters] in the copyright registry). Что касается регистрации программ, то законодательно это полномочие делегировано некоммерческой организации под названием Software Information Center (SOFTIC) Хотя эта организация и принимает заявления от иностранцев, нельзя сказать, что регистрация программ в Японии - популярная форма охраны. Согласно статистическому отчету, опубликованному на сайте SOFTIC, на текущий момент в базе данных всего 11729 записей о регистрации различных атрибутов программ 82. Требования, предъявляемые к государственной регистрации программ в Японии, опубликованы только на японском языке, о чем имеется соответствующее заявление на официальном сайте: «SOFTIC issues the annual report on the status of the registration, and provides information retrieval service at SOFTIC and through the Internet. We are sorry these are issued and provided in Japanese language only».

На этом способы охраны программ в Японии не заканчиваются. Именно Япония входит в число стран, в которых охрана программ с помощью патентного права предусмотрена изначально, т.е. возможна «по умолчанию», без каких-либо специальных условий по сравнению с другими патентоспособными объектами.

Патентный закон Японии (Patent Act Law number: Act No. 121 of 1959, Amendment:Act No. 109 of 2006) гласит, что под изобретением понимается «высокопередовое воплощение технических идей, использующее законы природы».

После определения представлены действия, являющиеся, в свою очередь, использованием изобретения, при этом, сразу же определяются не [81] [82] [83]

только виды патентоспособных объектов, но и указывается на применимость данных категорий, в том числе и к компьютерным программам). Проиллюстрируем это цитатой из патентного закона: «статья 2 (3)

использование изобретения подразумевает следующие действия:

(i) в случае, когда изобретение относится к продукту (включая компьютерные программы, к ним применимы те же положения) - производство, использование, передача, (передача в отношении компьютерных программ включает в себя передачу по сетям электросвязи), импорт, экспорт, предложение к продаже (в том числе путем выставления);

(ii) если изобретение относится к способу - реализацию такого способа;

(iii) если изобретение включает в себя способ производства продукта, то кроме реализации способа включаются и способы использования продукта, произведенного с помощью такого способа»; Под «компьютерной программой» в патентном законе понимается

собственно «компьютерная программа» (набор инструкций, передаваемых электронному компьютеру, скомбинированных в определенном порядке для достижения определенного результата) и любая другая информация, предназначенная для обработки электронным компьютером, эквивалентная компьютерной программе.» Как видно, в рамках патентного закона толкование несколько шире, чем в рамках закона об авторском праве.

Кроме как в упомянутой статье, компьютерные программы не упоминаются в патентном законе Японии, специальных норм законодателем не предусмотрено. Это позволяет говорить о том, что патентная охрана программ в Японии - это не какое-то исключение, а уже сложившаяся и стабильно применяемая практика. Естественно, японские патентоведы описывают тонкости и рекомендации патентования программ в своих исследованиях и публикациях, некоторые из которых будут приведены позднее. Анализ таких рекомендаций, учитывая схожие критерии, предъявляемые к патентуемым изобретениям, позволяет рассматривать их не только локально, но и в сочетании с нормами российского права. Подробнее на этих аспектах автор остановится во втором параграфе главы 2 настоящей работы.

Как следует из рассмотренных положений, общемировой подход к пониманию природы программ носит схожий характер, при этом особенности регулирования, имеющиеся в законодательствах разных стран, не имеют принципиального влияния на характер или тип охраны. Учитывая специфику и многообразие форм и способов охраны программ, ее стоит воспринимать в том числе и как многогранный объект, способный к правовой охране многими способами одновременно, если это допускается действующим в конкретном государстве законодательством.

Некоторые из имеющихся за рубежом инициатив, бесспорно, достойны пристального внимания и, возможно, включения в российское законодательство. Следование мировым трендам в законодательстве - залог «неизолированности» рынка программ и его развития на благо экономики. Однако, хотелось бы предостеречь законодателя от сомнительных популистских решений, оказывающих больше негативного влияния на область, нежели приносящих плюсы. Противоречивость законодательных инициатив в РФ требует взвешенного подхода - лучше недосказанность и серые зоны, позволяющие рынку урегулировать себя самостоятельно, чем ошибочная строгость в законодательстве.

<< | >>
Источник: Евдокимов Роман Андреевич. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОХРАНЫ КОМПЬЮТЕРНЫХ ПРОГРАММ (ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме Правовая охрана компьютерных программ за рубежом. Сравнительный анализ.:

  1. 2.2. Сравнительный социологический анализ проблем развития малого и среднего предпринимательства в ходе кризисов 1998 и 2008 годов Наиболе
  2. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ НОРМАТИВНЫХ АКТОВ И ЛИТЕРАТУРЫ
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. Ситуационный подход и его возможности для целей эффективного планирования процесса расследования многоэпизодных преступлений следственно-оперативной группы
  5. Оглавление
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. Правовая охрана компьютерных программ за рубежом. Сравнительный анализ.
  8. § 2. Поощрительные институты в пенитенциарных системах зарубежных стран
  9. Введение
  10. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  11. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  12. БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
  13. Список литературы Нормативные правовые акты
  14. § 2. Понятие венчурной деятельности и венчурного капитала в законодательстве и доктрине зарубежных стран
  15. §3.3. Дифференциация правового регулирования труда инвалидов
  16. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  17. § 3. Исторические предпосылки становлении дополнительного уголовного права ФРГ и роль показателей преступности в его развитии
  18. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  19. БИБЛИОРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
  20. СПИСОК ВИКОРИСТАНИХ ДЖЕРЕЛ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -