<<
>>

§ 3.3. Целесообразность ратификации Российской Федерацией Конвенции об охране подводного культурного наследия 2001 г.

В настоящее время РФ переживает очередной кризисный период своей

истории, который влияет на все сферы жизни общества, в том числе и на правовую. Охрана подводного культурного наследия России в таких условиях является сверхсложной задачей.

Нельзя не согласиться с мнением Н.А. Потаповой в том, что «на фоне экономического и идеологического кризиса возникают финансовые и правовые ограничения для конкретной государственной деятельности по охране памятников. В то же время новое законодательство еще только разрабатывается, а повседневная реальность полна драматическими и конфликтными ситуациями, угрожающими порой физическому

существованию памятников культуры»260. Это в полной мере можно отнести и к объектам ПКН на территории РФ.

В сложившихся условиях роль международного права и национального законодательства, которое регулировало бы охрану подводного культурного наследия, неизмеримо возрастает. Однако РФ до сих пор не является участником Конвенции 2001 г. по ряду причин.

В первую очередь, это - недостатки самой Конвенции 2001 г., которые были рассмотрены нами в предыдущих главах, а именно: слишком широкое и неточное определение понятия «подводное культурное наследие»; противоречивые положения об управлении подводным культурным наследием в различных морских зонах, определенных UNCLOS; неопределенный правовой статус затонувших военных кораблей и др.261

Однако есть и другие причины, влияющие на целесообразность участия нашего государства в этом международно-правовом акте. Одной из них, как считает А.А. Масленников, является: нежелание принять на себя обязательство раскрыть информацию о затонувших в водах РФ иностранных судах и летательных аппаратах, что может расцениваться как вмешательство во внутренние дела РФ262. Нельзя не согласиться с такой точкой зрения.

По нашему мнению, Россия заняла позицию наблюдателя в отношении Конвенции 2001 г.

Об этом свидетельствует тот факт, что Министерство культуры РФ на данный момент только рассматривает целесообразность ратификации данного международного договора.

Кроме того, имеется ряд и других объективных факторов. В России подводная археология почти не развита, несмотря на то, что в ее территориальных водах и ИЭЗ объектов ПКН не меньше, чем у берегов Испании или Италии. К моменту принятия Конвенции 2001 г. подводная археология в РФ не имела достаточного финансирования в связи с

260 Потапова, Н.А. Международно-правовые проблемы охраны культурных ценностей и законодательство Российской Федерации: дис. … канд. юрид. наук. – М., 2001. – С. 3.

261 Подробнее - см. главу 2 данного диссертационного исследования.

262 См.: Масленников, А.А. Где и как получить «Открытый лист» в 2011 году [Электронный ресурс] // Нептун XXI век. – 2011. – № 2.– URL :http://www.mpac.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=293

– Дата обращения: 21.06.2014.

отсутствием интереса к этой области науки со стороны государства, а также частных инвесторов. И лишь в последнее десятилетие в нашей стране стали проводиться исследования объектов ПКН. До этого времени организовывались лишь разовые экспедиции и раскопки отдельных памятников.

Есть еще один проблемный аспект, на который мы предлагаем обратить особое внимание: охрана и обустройство зоны вокруг объекта ПКН с целью привлечения туристов или дайверов (в случае охраны объекта in situ) требует крупных долгосрочных инвестиций. Совершенно очевидно, что государству нужны гарантии целесообразности вложения целевых средств в развитие того или иного объекта ПКН и местной инфраструктуры. Однако в РФ охрана некоторых объектов не сможет окупаться только за счет туризма из-за того, что они находятся в труднодоступных местах, в удалении от берега, а также в силу того, что подводные артефакты находятся в таком состоянии, что любое, даже самое незначительное вмешательство человека может негативно сказаться на их целостности.

Таким образом, финансовый фактор является одной из весомых причин, по которым РФ не является до сих пор участником Конвенции 2001 г. Тем не менее, мы считаем, целесообразным для РФ ратификацию данной Конвенции. Для этого есть целый ряд оснований.

Во-первых, статус объекта культурного наследия может приносить экономическую выгоду благодаря привлечению туристов, развитию инфраструктуры, заключающемуся в строительстве дорог, гостиниц, мотелей, кемпингов, организации платных парковок, кафе и ресторанов, продаже сувенирной продукции и т.д.

В качестве примера можно привести деятельность Музея Мирового океана в г. Калининграде. Благодаря интересу российских и иностранных туристов к подводной археологии, музей пользуется большой популярностью. По данным на 2012 г., его посещают более 300 000 человек в

год263. В 2013 г. с большим успехом прошла в этом музее коммерческая выставка «Титаник. Сто лет истории». На ней были представлены копии фотографий, документов и точные макеты предметов с затонувшего корабля. Эта выставка является примером коммерческого использования бренда объекта ПКН. Подобные выставки с отечественными экспонатами подводных артефактов могли бы приносить немалую прибыль.

Во-вторых, в правовом плане участие РФ в Конвенции 2001 г. поможет обогатить национальную нормативную базу, регулирующую отношения по охране, извлечению и подводных артефактов.

В-третьих, в законодательстве и внутренней практике РФ отсутствует единая методика паспортизации объектов ПКН, что негативно отражается на их охране. В 2010 г. Федеральная служба по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия утвердила паспорт объекта культурного наследия264, который с определенными оговорками может быть применен и к подводным объектам»265. А в 2011 г. Министерство культуры РФ утвердило новую форму паспорта объекта культурного наследия266. Это говорит о необходимости создания паспорта подводного культурного наследия.

Подводя итог анализу актуальных правовых и неправовых проблем охраны подводного культурного наследия в России, необходимо сделать вывод о том, что участие РФ в Конвенции 2001 г. будет способствовать развитию внутригосударственного права в области охраны объектов ПКН.

Мы выделяем следующие позитивные последствия, которые повлечет за собой ратификация Россией Конвенции 2001 г. Во внутреннем законодательстве РФ:

263 Российская сеть культурного наследия. Всероссийский реестр музеев // URL: http://vrm.museum.ru/M1008. – Дата обращения: 21.06.2014.

264 Приказ Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в области охраны культурного наследия от 27 февраля 2010 г. №27. «Об утверждении формы паспорта объекта культурного

наследия» // Зарегистрировано в Минюсте РФ 15.04.2010 № 16903.

265 Масленников, А.А. Указ.соч.

266 Приказ Минкультуры РФ от 11 ноября 2011 г. № 1055 «Об утверждении формы паспорта объекта культурного наследия» // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. – 2011. – № 51.

1. Закрепление в национальном законодательстве РФ понятий

«подводное культурное наследие» и «объекты подводного культурного наследия».

2. Закрепление в законодательстве РФ правового статуса объектов ПКН и ответственности за повреждение или разрушение подводного культурного наследия.

3. Разработка национального законодательства РФ в области охраны подводного культурного наследия и приведением его в соответствие со статьями и Правилами Конвенции.

4. Внесение объектов ПКН РФ в список объектов мирового подводного культурного наследия.

5. Адаптация национального законодательства к общепринятым нормам международного права, касающимся деятельности, направленной на подводное культурное наследие. в частности положений п. 2 ст. 7 Конвенции 2001 г.: «Без ущерба для других международных соглашений и норм международного права в отношении охраны подводного культурного наследия государства-участники требуют, чтобы Правила, касающиеся деятельности, направленной на подводное культурное наследие, применялись в их внутренних водах, архипелажных водах и территориальном море», а также ст.

8: «государства-участники в своих прилежащих зонах могут регулировать и разрешать деятельность, направленную на подводное культурное наследие».

Для того, чтобы законодательство РФ соответствовало международным стандартам охраны подводного культурного наследия, предлагается внести следующие положения в законодательство:

1. В соответствии с п. 1а ст. 9, п. 1b ст. 9, п. 1 ст. 11 Конвенции 2001 г., внести в Федеральный Закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» от 2002 № 73-ФЗ следующее положение: «Любой гражданин Российской Федерации или капитан судна, плавающего под российским флагом, обнаружившие

подводное культурное наследие или намеревающиеся вести деятельность, направленную на подводное культурное наследие, расположенное в исключительной экономической зоне или на континентальном шельфе РФ, или в исключительной экономической зоне, или на континентальном шельфе другого государства-участника, или в Районе должен отчитываться перед государством о таком обнаружении или деятельности».

2. «В соответствии с п.п. 3-7 ст. 10 Конвенции ЮНЕСКО об охране подводного культурного наследия 2001 г. обеспечить законодательную базу, предоставляющую возможность Российской Федерации действовать для целей Конвенции 2001 г.».

3. «В соответствии с ч. 4 ст. 10 Конвенции ЮНЕСКО об охране подводного культурного наследия 2001 г. обеспечить следующие меры для предотвращения непосредственной опасности, угрожающей подводному культурному наследию Российской Федерации, в том числе найденному в ИЭЗ или на континентальном шельфе: выявление, учет, изучение объектов подводного культурного наследия, предотвращение их разрушения или причинения им вреда, контроль за сохранением и использованием».

4. В соответствии со ст. 14 Конвенции об охране подводного культурного наследия 2001 г. внести в закон РФ «О вывозе и ввозе культурных ценностей» 1993 г.267 следующее положение: «Обеспечить меры по предотвращению ввоза на территорию Российской Федерации объектов подводного культурного наследия, которые были незаконным образом экспортированы и/или извлечены в нарушение Конвенции 2001 г., а также в нарушение торговых операций с ним или в нарушение владения таким наследием».

Кроме того, необходимо ввести понятие «объект подводного культурного наследия» в ст. 7 вышеуказанного закона.

5. В соответствии со ст. 15 Конвенции об охране подводного культурного наследия 2001 г. внести в Федеральный Закон «Об объектах культурного

267 Закон РФ от 15 апреля 1993 г. № 4804-1 «О вывозе и ввозе культурных ценностей» // Российская газета. – 1993. – № 92.

наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» от 2002 № 73-ФЗ следующее положение: «Российская Федерация принимает меры для запрета использования своей территории, включая морские порты, искусственные острова, установки и сооружения, находящиеся под исключительной юрисдикцией или контролем Российской Федерацией, для целей содействия любой деятельности, направленной на подводное культурное наследие, осуществляемой в нарушение Конвенции 2001 г.».

6. Внести в Федеральный Закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» от 2002 № 73-ФЗ РФ следующее положение: «Обеспечить меры по недопущению любой деятельности со стороны граждан РФ и судов под российским флагом, направленной на подводное культурное наследие, осуществляемой в нарушение Конвенции ЮНЕСКО об охране подводного культурного наследия 2001 г.».

7. В ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» от 2002 № 73-ФЗ РФ внести норму о создании охраняемых государственных территорий (подводных археологических парков и заповедников), дополнив ст. 34 следующим положением: «В целях обеспечения сохранности объекта подводного культурного наследия на месте его обнаружения устанавливаются зоны охраны объекта подводного культурного наследия: подводный археологический парк и подводный археологический заповедник».

Необходимо отметить, что в Резолюции Первой международной научно- практической конференции «Проблемы изучения и сохранения морского наследия России», прошедшей в Санкт-Петербурге 27-30 октября 2010 г., был принят ряд предложений и рекомендаций по совершенствованию правовой охраны объектов ПКН, в частности Комиссии Совета Федерации по национальной морской политике РФ было предложено сформировать рабочую группу по правовым вопросам, связанным с морским наследием, а Министерству культуры РФ - организовать рабочую группу по подводному

культурному наследию.

Кроме того, было рекомендовано включить в концепцию развития музейной деятельности России до 2030 г. вопросы, связанные с сохранением и развитием морских музеев России. В данной концепции обозначить приоритеты их развития, наметить будущие проекты, в частности: создание сети комплексных морских историко-культурных и музейных центров; укрепление материальной базы; строительство новых зданий, в том числе фондохранилищ; разработка перспективной программы музеефикации исторических судов и кораблей268.

В Резолюции VI Международной научно-практической конференции

«Сохранение морского наследия в музеях России», прошедшей в Калининграде 8-12 октября 2012г., было принято решение: «Просить Министерство обороны РФ рассмотреть вопрос о возвращении пункта «О корабельных реликвиях и исторических предметах» в Корабельный устав»269.

Мы полностью поддерживаем данные предложения и считаем, что они будут способствовать совершенствованию внутригосударственной практики по охране объектов ПКН.

Ратификация Конвенции 2001 г., помимо правовых, повлечет за собой и другие позитивные последствия, в частности обмен РФ информацией с другими государствами-участниками Конвенции 2001 г. позволит лучше изучать объекты ПКН, определять места их локализации, обеспечивать их сохранность и принимать решения об отнесении данных объектов к разряду ценностей.

Экономическая значимость объекта ПКН напрямую будет зависеть от ряда факторов:

1) состояния объекта;

2) его доступности;

3) удаленности от берега и населенных пунктов;

268 См.: Резолюция I Международной научно-практической конференции «Проблемы изучения и сохранения морского наследия России» 27-30 октября 2010 г., Санкт-Петербург. – 3 с.

269 Резолюция VI Международной научно-практической конференции «Сохранение морского наследия в музеях России» 8–12 октября 2012 г. – Калининград: Музей Мирового океана. – С. 2.

4) уровня развития инфраструктуры вблизи объекта;

5) заинтересованности государства в развитии данного объекта;

6) доступности объекта для туризма;

7) материальной ценности объекта и ряда других факторов.

Охрана и сохранение наследия являются затратными операциями, стоимость которых невозможно оценить заранее. В краткосрочной перспективе России не потребуется создание новой структуры, так как все необходимые операции над объектами ПКН (поиск, изучение, изъятие, консервация, охранные меры и т.д.) можно реализовать в рамках уже существующих механизмов, например, Конфедерации подводной деятельности России.

Эта общероссийская общественная организация является членом Всемирной конфедерации подводной деятельности270. Целями данной организации являются содействие развитию подводного спорта, туризма, науки и другой, связанной с подводным плаванием деятельности, расширение международных связей, содействие защите прав и интересов лиц, занимающихся подводным спортом и подводной деятельностью271.

Присоединение РФ к Конвенции об охране подводного культурного наследия 2001 г. приведет к созданию:

- новых рабочих мест, связанных не только с охраной, изучением, оценкой подводного культурного наследия, но и с обслуживанием объектов, извлеченных с морских глубин;

- специализации при кафедрах археологии для обучения специалистов соответствующего профиля;

- применению в учебном процессе высших учебных заведений на кафедрах международного права, археологии, культурологии, промышленной экологии и др. теоретических положений, связанных с проблемами охраны объектов ПКН в России.

270 фр. Confederation Mondiale des Activites Subaquatiques – CMAS.

271 Устав КПДР [Электронный ресурс] // URL: http://diver.ru/index.php/?path=about/info/. – Дата обращения: 21.06.2014.

Одним из основополагающих принципов, на которых основывается Конвенция 2001 г., является приоритет охраны объекта ПКН на месте обнаружения. Охрана объектов in situ в РФ будет является благоприятной для окружающей среды, способствовать сохранению подводной флоры и фауны.

Ратификация Конвенции 2001 г. даст возможность для России быть проинформированной обо всех операциях, проводимых над тем или иным объектом ПКН у ее берегов. Это позволит, в случае необходимости, предотвратить ущерб, наносимый окружающей среде, в том числе при обнаружении останков кораблей и летательных аппаратов с опасным грузом.

Это касается и предотвращения ущерба от химического оружия, которое было затоплено после окончания Второй мировой войны в акваториях Балтийского и Черного морей.

Поскольку на морском дне стали происходить процессы, разрушающие корпуса подобных кораблей и контейнеров с опасными веществами, ситуация приобрела угрожающий характер.

На данный момент РФ не располагает специализированной службой по охране подводного культурного наследия. Однако, как отмечалось выше, такой орган может быть создан в рамках научного комитета КПДР. Эта организация в настоящее время ставит перед собой следующие цели и задачи в области науки:

- участие подводных пловцов в исследованиях водной среды;

- выдача международных удостоверений научных подводных пловцов;

- помощь в организации экспедиций272.

Ратификация Конвенции 2001 г. повлечет за собой необходимость создания отдела Подводного культурного наследия РФ в Департаменте культурного наследия Министерства культуры. На данный момент Департамент культурного наследия РФ решает следующие задачи в области археологии:

- разрабатывает в установленном порядке процедуру выдачи разрешений

272 Официальный сайт КПДР [Электронный ресурс] // URL: http://www.diver.ru/. – Дата обращения: 21.06.2014.

(открытых листов) на право проведения работ по выявлению и изучению объектов археологического наследия;

- разрабатывает и участвует в реализации мер государственной поддержки, направленных на сохранение археологического наследия, включая разработку и участие в выполнении соответствующих ведомственных целевых программ;

- участвует в формировании и корректировке федеральных, ведомственных (отраслевых) целевых программ;

- обеспечивает проведение мониторинга состояния и использования предметов Музейного фонда РФ, а также объектов археологического наследия;

- осуществляет выдачу в установленном порядке разрешений (открытых листов) на проведение работ по выявлению и изучению объектов археологического наследия;

- регистрирует факты пропажи, утраты, хищения культурных ценностей, организует и обеспечивает оповещение государственных органов и общественности в РФ и за ее пределами об этих фактах;

- согласовывает в установленных случаях проведение историко- культурных либо иных мероприятий, проводимых федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов РФ, музеями, государственными или общественными культурно- просветительными организациями и объединениями;

- осуществляет в пределах компетенции Департамента научно- методическую и консультативную работу, организует издание справочно- информационной, методической, научно-исследовательской, учебной и другой литературы.

Как видно из перечисленных функций Департамента культурного наследия Министерства культуры РФ, вновь сформированный Отдел подводного культурного наследия РФ может войти в его структуру. В качестве альтернативы предлагается реорганизовать Отдел археологии

данного Департамента.

Рассмотрим возможности Российской Федерации по охране подводного культурного наследия вне рамок Конвенции 2001 г.

В случае, если Россия не ратифицирует Конвенцию 2001 г. из-за вышеизложенных недостатков данного акта и осложнившейся международной ситуации, необходимо будет предусмотреть альтернативные варианты повышения эффективности охраны ПКН в РФ.

Помимо укрепления национального законодательства и сотрудничества со странами Балтии в рамках Группы мониторинга мы предлагаем разработать международный договор по охране подводного культурного наследия в рамках СНГ, основу которого составили бы следующие принципы Конвенции 2001 г.:

- сохранения подводного культурного наследия in situ;

- соблюдение должного уважения к человеческим останкам, находящимся под водой;

- поощрения ответственного и безвредного доступа к объектам ПКН для наблюдения или документирования in situ в целях изучения и информирования общественности о данном наследии;

- соблюдение принципа сотрудничества государств-участников в сохранении подводного культурного наследия.

Также мы предлагаем внести в будущий договор новое определение понятия «подводное культурное наследие», а положения договора сформулировать с учетом специфики региона, который охватывает государства СНГ.

Стоит отметить, что у СНГ имеется опыт принятия подобных актов. Примером может служить Соглашение о возвращении культурных и исторических ценностей государствам их происхождения от 14 февраля 1992 г.

Охрану и управление подводным культурным наследием можно было бы осуществлять в рамках Российского научно-исследовательский института

культурного и природного наследия имени Д. С. Лихачева (далее – Институт наследия), который скоро получит статус основной организации по сохранению Всемирного наследия на территории государств СНГ. В ближайшее время Институт наследия будет осуществлять сохранение, управление и популяризацию Всемирного наследия, осуществлять научно- исследовательскую, информационную, образовательную и координационную деятельность.

Основными задачами Института Наследия будут укрепление международного сотрудничества, совершенствование законодательства в сфере охраны Всемирного наследия, оптимизация предварительного списка Всемирного наследия, организация и проведение научно-практических совещаний, конференций, симпозиумов, а также создание единого информационного интернет-портала. Если Совет глав правительств СНГ одобрит данный проект, то он сможет стать отправной точкой по совершенствованию охраны не только культурного и природного, но и подводного наследия.

Выводы

1. Анализ состояния и перспектив РФ по охране подводного культурного наследия позволил сделать вывод о том, что ратификация Россией Конвенции 2001 г. приведет к следующим положительным последствиям:

в правовой сфере:

- к обогащению национального законодательства новыми терминами, а также нормами, регулирующими статус подводных объектов;

- к обеспечению межгосударственного сотрудничества и обмена опытом;

в экономической: к развитию выгодной с точки зрения долгосрочных инвестиций национальной индустрии туризма, опирающейся на появление и развитие объектов культуры в форме объектов ПКН;

в социальной сфере:

- к созданию новых рабочих мест, связанных с охраной, изучением, оценкой

и уходом за объектами подводного наследия;

- специализации при кафедрах археологии для обучения специалистов соответствующего профиля;

- применению в учебном процессе в высших учебных заведениях на кафедрах международного права, археологии, культурологии, промышленной экологии и др. теоретических положений, связанных с проблемами охраны объектов ПКН в России;

в административной сфере: к созданию отдела Подводного культурного наследия РФ в Департаменте культурного наследия Министерства культуры;

в сфере охраны окружающей среды: к возможности для РФ быть проинформированной обо всех операциях, проводимых над тем или иным объектом ПКН у ее берегов. Это позволит, в случае необходимости, предотвратить ущерб, наносимый окружающей среде, в том числе при обнаружении останков кораблей и летательных аппаратов с опасным грузом.

2. Вне зависимости от того, как будет решен вопрос о присоединении РФ к Конвенции 2001 г., рекомендуется незамедлительно начать работу по включению в российское законодательство основных ее положений, что будет способствовать развитию национальной нормативной базы, регулирующей отношения по управлению ПКН и выработке в законодательстве и внутренней практике РФ единой методики паспортизации объектов подводного культурного наследия.

Организация мероприятий по сохранению ПКН может осуществляться как в рамках Конвенции 2001 г., так и вне ее. Нет никаких препятствий уже сегодня начать реализацию основных идей, заложенных в Конвенции 2001 г., включив их во внутригосударственный порядок России.

3. Понятие «подводное культурное наследие» в российском законодательстве отсутствует. В связи с этим, предлагается ввести легальное определение данного понятия в ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» от 2002 № 73-ФЗ и в другие действующие акты РФ, а именно: в Закон «О вывозе и

ввозе культурных ценностей» 1993 г. № 4804-1 и в Уголовный Кодекс РФ.

4. Исследование положительного опыта ряда зарубежных государств по правовой охране объектов ПКН показало, что законодательство этих стран содержит нормы, позволяющие археологам включать области, содержащие подводные археологические объекты, в реестр охраняемых государством территорий, и, когда это необходимо, вводить специальные правила, ограничивающие судоходство, рыбную ловлю и несанкционированные погружения в этих зонах. РФ может использовать зарубежный опыт по созданию археологических парков и заповедников для охраны и управления ПКН. В связи с этим, предлагается в ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» от 2002 № 73-ФЗ РФ внести норму о создании охраняемых государственных территорий (подводных археологических парков и заповедников).

Несмотря на то, что РФ не является участником Конвенции 2001 г., в последние годы наметились положительные тенденции в данном направлении. В частности, как отмечается в отчете Министерства культуры за 2011 г., «в настоящее время совместно с рядом заинтересованных министерств, ведомств, научных организаций и учреждений интенсивно изучается вопрос о возможности (целесообразности) присоединения РФ к Конвенции по охране подводного культурного наследия»273.

Это дает надежду на то, что вопрос об участии РФ в Конвенции 2001 г. будет решен положительно. Тем не менее, если РФ не ратифицирует Конвенцию 2001 г., существуют альтернативные возможности международной охраны подводного культурного наследия, например, в рамках СНГ, а так же самостоятельно, путем заключения двусторонних соглашений.

273 Отчет об итогах работы Министерства культуры Российской Федерации в 2011 году и задачах на 2012 год от 28 февраля 2012 г. // Министерство культуры. – М., 2012. – 139 с.

<< | >>
Источник: АНИСИМОВ ИГОРЬ ОЛЕГОВИЧ. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВАЯ ОХРАНА ОБЪЕКТОВ ПОДВОДНОГО КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва, 2014. 2014

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 3.3. Целесообразность ратификации Российской Федерацией Конвенции об охране подводного культурного наследия 2001 г.:

  1. § 2. Внутригосударственные акты Российской Федерации по охране окружающей среды
  2. Введение
  3. Введение
  4. § 1.1. Использование термина «подводное культурное наследие» в международном праве и российском законодательстве
  5. § 1.2. Соотношение институтов «подводное культурное наследие», «культурное наследие» и «природное наследие»
  6. § 2.2. Цели и особенности положений Конвенции об охране подводного культурного наследия 2001 г.
  7. § 2.3. Проблемы реализации Конвенции об охране подводного культурного наследия 2001 г.
  8. § 2.5. Обоснование необходимости принятия дополнений и изменений к Конвенции об охране подводного культурного наследия 2001 г.
  9. Глава 3. Состояние и перспективы приведения организации охраны объектов подводного культурного наследия в Российской Федерации в соответствие с международными стандартами
  10. § 3.1. Значение опыта зарубежных государств для деятельности Российской Федерации в области правовой охраны подводного культурного наследия
  11. § 3.2. Актуальность проблемы охраны подводного культурного наследия для Российской Федерации
  12. § 3.3. Целесообразность ратификации Российской Федерацией Конвенции об охране подводного культурного наследия 2001 г.
  13. Заключение
  14. Приложения
  15. § 3. Основные направления совершенствования процессуальной деятельности пограничных органов Федеральной службы безопасности Российской Федерации в области защиты Государственной границы Российской Федерации
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -