<<
>>

§1. Общие правила оценки заключения эксперта-автотехника

Дискуссия о возможности и правилах оценки следователем и судом достоверности судебно-экспертного заключения не утихает уже много лет. При этом сложилась парадоксальная ситуация, когда законодатель безальтернативно требует от правоприменителей обязательности такой оценки, а правоприменители едва ли не в один голос заявляют о ее фактической невозможности и, по сути, ненужности.

Сущность заключения эксперта как источника доказательств такова, что для его оценки следователю необходимо применять подходы, которые существенно отличаются от подходов, которые используются при оценке иных доказательств. Как мы уже отмечали, практика ставит под сомнение возможность лица, которое не обладает специальными знаниями, самостоятельно полноценно оценить заключения эксперта: по данным Е.П. Чуприной, 89 % следователей отметили, что испытывают значительные трудности в процессе оценки этого источника доказательств[194]. По

результатам нашего анкетирования следователей, специализирующихся на расследовании ДТП, только 36,4 % отметили, что в заключении автотехнической экспертизы изучают только выводы эксперта, остальные изучают заключение полностью[195].

По мнению немецкого ученого К. Миттермайера, заключение эксперта должно приниматься за правду и оценке не подлежит. В России этот тезис поддержал Л.Е. Владимиров, который полагал, что ни следователь, ни суд не могут оценить экспертное заключение, т. к. не обладают необходимыми для этого специальными познаниями, подобными познаниям эксперта[196]. Даже Р.С. Белкин в третьем томе «Курса криминалистики» утверждал, что "следователь и суд в состоянии оценить лишь полноту заключения, проверить, на все ли поставленные вопросы даны ответы. Ни научную обоснованность, ни правильность выбора и применения метода исследования, ни соответствие этого метода современным достижениям соответствующей области научного знания они оценить не в состоянии, поскольку для такой оценки должны обладать теми же познаниями, что и эксперт"[197].

А.А. Эксархопуло в статье «Специальные познания в уголовном процессе и их нетрадиционные формы» замечает, что научная обоснованность экспертного заключения вообще не должна входить в круг оцениваемых следователем и судом элементов экспертного исследования. Данную оценку в принципе невозможно сделать квалифицированно в силу того, что весь объем знаний, которые относятся к судебной экспертизе, при современном ее научном уровне одним человеком (при этом не следует забывать, что речь идет и о следователе, и о прокуроре, и о судье) в достаточной мере изучен быть не может. В противном случае от следователя,

прокурора, судьи следует потребовать знания всех отраслей науки, техники, искусства или ремесла, лежащих в основе современных экспертных методов и методик[198].

Е. Р. Россинская и Е. И. Галяшина также считают, что следователь может оценить заключение экспертизы только по формальным признакам. Проблема оценки заключения эксперта весьма сложна, поскольку следователи не располагают специальными знаниями и им трудно в современных условиях научно-технической революции, когда экспертные методики все усложняются и усложняются, полно разобраться в экспертных технологиях[199].

Однако в специальной литературе высказываются и другие точки зрения. Так, В. А. Лазарева в работе «Проблемы доказывания в современном уголовном процессе» отмечает, что чрезмерное "увлечение" и упование на заключение эксперта таит в себе большую и серьезную опасность. Правосудие не может и не должно носить чисто "технический" характер, а судьи, следователи, дознаватели и прокуроры не должны быть всего лишь "оформителями" тех решений, которые, в сущности, будут приниматься на уровне специальных (экспертных) знаний[200].

В классическом состязательном процессе заключение эксперта (специалиста) подвергается такой же жесткой проверке и оценке, как и другие доказательства, и никакой заранее установленной силой не обладает[201].

Такой подход к установлению достоверности этого

доказательства следует признать наиболее верным и разумным с точки зрения стремления к установлению истины по уголовному делу.

Как справедливо отмечал И. Е. Петрухин в своей работе «Экспертиза как средство доказывания в советском уголовном процессе», "всякие попытки выделить из совокупности обстоятельств уголовного дела такие, которые могут быть установлены только экспертизой, означают признание за экспертизой особой доказательственной силы, т.е. представляют собой шаг назад к теории формальных доказательств"[202]. Поэтому следователь, получая заключение экспертизы, обязан осуществить проверку данного доказательства, и оценить с точки зрения относимости, допустимости и достоверности (ст. 88 УПК РФ)[203]. Как известно, с точки зрения относимости любые сведения, используемые в качестве доказательств, должны иметь логическую смысловую (прямую либо косвенную) связь с обстоятельствами, перечисленными в ст. 73 УПК РФ и подлежащими доказыванию (подтверждать или опровергать их).

Допустимость предполагает, что порядок получения и форма фиксации заключения эксперта отвечают закрепленным в Уголовно-процессуальном кодексе требованиям, которые уже достаточно подробно и неоднократно анализировались в специальной литературе[204].

Названные критерии их проверки и оценки носят главным образом формально-юридический характер и особых проблем и сложностей не вызывают. Совсем другое дело - определение достоверности таких

доказательств, да еще неспециалистами, к которым и относятся лица, ведущие производство по делу. Как в теории, так и на практике данная проблема является, пожалуй, самой сложной и трудноразрешимой.

Оценка заключения эксперта представляет собой мыслительную деятельность по изучению и анализу информации, содержащейся непосредственно в экспертном исследовании и приложении к нему[205]. В работах российских ученых называется множество самых различных критериев, с помощью которых может устанавливаться достоверность результатов экспертизы.

В частности, проверка:

1) компетентности и незаинтересованности эксперта;

2) пригодности и достаточности объектов исследования;

3) научной обоснованности экспертной методики и правомерности ее применения в данном случае;

4) полноты проведенного исследования и заключения эксперта;

5) логичности и непротиворечивости проведенного исследования и сделанных выводов;

6) взаимосвязи с другими доказательствами по делу[206].

Рассмотрим особенности анализа заключения эксперта-автотехника.

1. Проверка компетентности и незаинтересованности эксперта. Справедливо отмечает Е.Р. Российская, что качество экспертного заключения напрямую зависит от осведомленности, добросовестности, непредвзятости, объективности судебного эксперта[207].

Компетентность эксперта - это его компетенция в субъективном смысле, как комплекс знаний в области теории, методики и практики экспертизы определенного рода (вида) и опыт[208]. В. Р. Гайнельзянова в своем диссертационном исследовании предлагает свое определение компетенции эксперта - «это система предусмотренных законом его прав и обязанностей, а также профессиональной квалификации эксперта как совокупности имеющихся у него специальных знаний, полученных в рамках высшего профессионального образования, последующей подготовки по конкретным экспертным специальностям, а также реального опыта решения сложных экспертных задач, необходимых для производства соответствующих исследований»[209]. Известный ученый конца XIX - начала XX в. Л. Е. Владимиров в работе «Учение об уголовных доказательствах» отмечал, что достоинство экспертизы, прежде всего, зависит от уровня компетентности экспертов - теоретической и практической[210].

Достаточно важно оценить личность эксперта, его квалификацию и компетентность в решении поставленных перед ним вопросов, что в практическом смысле означает установить наличие у него специального образования, определенной специализации и опыта работы по ней.

Как правильно отмечает Д. В. Сопов в учебном пособии «Специалист в российском уголовном процессе», наличие диплома еще не показатель компетентности[211]. Выбор эксперта в государственном экспертном учреждении, которому будет поручено производство экспертизы, входит в компетенцию руководителя данного учреждения. Производство экспертиз осуществляется сотрудниками экспертного учреждения, аттестованными на

право самостоятельного производства экспертиз по соответствующей экспертной специальности. Сведения об эксперте - фамилия, имя и отчество, образование, специальность, стаж работы, ученая степень и (или) ученое звание, занимаемая должность - указываются во вводной части заключения эксперта .

О специальности эксперта-автотехника мы ранее уже говорили. Отметим лишь, что большинство экспертов-автотехников, работающих в экспертных подразделениях МВД России, не имеют достаточный уровень образования для дачи квалифицированного заключения по вопросам автотехнической экспертизы. Большинство из них не имеет образования по специальностям "Автомобилетракторостроение" и "Автомобили и автомобильное хозяйство" (75 %), что компенсируется прохождением ими в течении нескольких месяцев курсов по повышению квалификации по специальности «эксперт-автотехник». Считаем, что именно в этом кроется основная проблема производства судебных автотехнических экспертиз: отсюда ни чем не обоснованные длительные сроки проведения экспертизы; затруднения, которые испытывают такие эксперты-автотехники при их допросе в суде. Так, 2 августа 2013 г. на территории Красногорского района Удмуртской Республики произошло столкновение мопеда и автомобиля, в результате чего погиб человек. Заключением экспертизы № 1006 от 30 августа 2013 года конкретные координаты места столкновения автомобиля и мопеда не определены. Согласно заключению эксперта № 1608 от 25 ноября 2013 года при встречном столкновении автомобиля и мопеда имел место контакт правой части переднего бампера, правого переднего колеса, правого переднего крыла автомобиля с передним колесом и правой боковой поверхностью мопеда; показания водителя автомобиля, который утверждал, что мопед выехал на сторону его движения, относительно расположения [212] места столкновения являются несостоятельными с технической точки зрения.

Обе экспертизы проводились в экспертном центре Минюста России экспертом-автотехником, имеющим образование по специальности "Автомобилетракторостроение". Однако следователя данные заключения не устроили и он назначил повторную комиссионную экспертизу в Красногорский ЭКЦ МВД России. Заключением экспертов №016-ДПР-13 от 9 декабря 2013 года установлена вероятность столкновения транспортных средств на правой стороне проезжей части по ходу движения автомобиля, а в заключении дополнительной экспертизы №1649/1650/10-1 от 14 мая 2014 года экспертами признано, что с технической точки зрения показания Н.И.В. (водителя автомобиля) относительно расположения места столкновения транспортных средств на правой стороне проезжей части (в поперечном направлении) могут быть состоятельны. На основании данных заключений следователь предъявил обвинение водителю мопеда и направил дело в суд. В ходе судебного заседания были допрошены эксперты из ЭКЦ МВД России, которые не смогли объяснить, на основе чего ими были сделаны такие выводы. В результате суд пришел к обоснованному выводу о том, что место столкновения транспортных средств не установлено, и в отношении водителя мопеда был вынесен оправдательный приговор[213].

Таким образом, вопрос о компетенции эксперта-автотехника имеет принципиальное значение, влияющий на результаты всего расследования по факту дорожно-транспортного преступления. Считаем необходимым, обратить внимание руководства ЭКЦ МВД России на необходимость повышения квалификации соответствующих специалистов, в том числе и путем целевого направления их на обучение в магистратуре по специальностям "Автомобилетракторостроение" или "Автомобили и автомобильное хозяйство". Только так можно повысить качество проводимых судебных автотехнических экспертиз.

С. В. Назаров в своем диссертационном исследовании отмечает, что «оценивая заключение эксперта-автотехника по вопросам исследования действий водителей, следователь и суд должны учитывать наличие у эксперта знаний в области инженерной психологии и водительского опыта»[214]. Да, мы согласны с тем, что эксперт-автотехник должен уметь водить то или иное транспортное средство, однако требовать от эксперта знать инженерную психологию, нам представляется, излишне.

Что же касается стажа работы, то в соответствии с

"Квалификационными характеристиками должностей специалистов, осуществляющих работы в области судебной экспертизы" государственный судебный эксперт должен иметь стаж экспертной работы в области судебной экспертизы не менее одного года[215]. Таким образом, проверка уровня компетентности эксперта возможна путем изучения вводной части заключения экспертизы.

В соответствии с нормами процессуального законодательства судебный эксперт подлежит отводу, если:

- он прямо или косвенно заинтересован в исходе дела;

- является родственником сторон, других лиц, которые участвуют в деле, или представителей;

- находится или находился в служебной или иной зависимости от сторон, других лиц, которые участвуют в деле, или представителей;

- имеются иные обстоятельства, которые вызывают сомнение в его беспристрастности (ст. 70 УПК РФ).

Обстоятельствами, подтверждающими личную заинтересованность эксперта, могут послужить сведения о наличии его личных, родственных или иных связей с участниками процесса, факт получения экспертом взятки, факт

его нахождения в материальной зависимости от кого-либо из участников процесса (например, долг участнику процесса)[216].

По изученным уголовным делам факты заинтересованности эксперта- автотехника в исходе дела выявлены не были[217].

2. Проверка пригодности и достаточности объектов исследования. Не смотря на то, что многие ученые-криминалисты отмечают, что проверку пригодности и достаточности объектов исследования осуществляет следователь после получения заключения эксперта[218], мы с данным мнением не согласны. Во-первых, объекты для исследования собирает и представляет следователь, поэтому уже на этапе принятия и реализации тактического решения о назначении экспертизы он должен оценить имеющиеся объекты с точки зрения их пригодности и достаточности. Во-вторых, эксперт, получив материалы экспертизы, обязан оценить достаточность представленных объектов для решения поставленных вопросов. В случаях недостаточности представленных эксперту материалов для решения поставленных вопросов эксперт составляет ходатайство, которое в установленном порядке направляется лицу (органу), назначившему экспертизу[219].

3. Проверка научной обоснованности экспертной методики и правомерности ее применения в данном случае. Говоря о проверке научной обоснованности экспертной методики, ученые высказывают прямо противоположные мнения. Так, ряд ученых считает, что следователь может и должен оценить, насколько правильно применена та или иная экспертная методика. Например, Н. П. Яблоков в статье «Оценка судом и следователем заключений автотехнической экспертизы» предлагает "следователям и судьям выяснять, какие данные автотехнических и других наук, а также водительского ремесла были использованы экспертом в процессе своего исследования. В частности, проводились ли все необходимые расчеты, какие формулы для расчетов были выбраны экспертом и почему, обосновывался ли экспертом вывод показателей тех или иных коэффициентов, необходимых для расчетов..." И далее: "...следователь и суд должны особенно тщательно и критически подойти к оценке обоснованности и правильности выбора экспертами необходимых данных для производимых ими расчетов. Например, как для установления длины остановочного пути производился выбор времени психической реакции шофера и коэффициента сцепления; каким образом учитывался экспертом характер тормозов, их состояние, степень нагрузки автомобиля..."[220].

Ряд других ученых считает, что проверку научной обоснованности и состоятельно экспертного исследования и заключения можно осуществить только путем привлечения другого специалиста[221].

Мы согласны с мнением А. С. Рубис, высказанного им в статье «Что нужно сделать, чтобы судебный эксперт перестал быть "судьей факта", или Еще раз о возможности и необходимости оценки достоверности судебных экспертиз», что путь, предложенный Н.П. Яблоковым, непродуктивен, т.к.

здесь налицо фактическое отождествление знаний следователя со знаниями эксперта, что само по себе практически невозможно. Идеализация знаний следователя делает невозможной оценку достоверности заключения эксперта без осуществления каких-либо иных обстоятельств и условий, которые позволяют это сделать эффективно. Он же предлагает оценивать научную обоснованность экспертной методики с позиций репрезентативности и апробированности[222]. Мы поддерживаем данную точку зрения и предлагаем ее рассмотреть применительно к оценке методики проведения автотехнической экспертизы.

Репрезентативность (от франц. representatif - показательный) - представительность выборки определенных показателей (чаще всего статистических), используемых для анализа каких-либо процессов и явлений. Репрезентативность зависит как от достоверности имеющихся показателей, так и от достаточности количества показателей в той совокупности, которая выбрана для анализа (такая совокупность именуется выборкой, выборочной совокупностью)[223].

При производстве автотехнической экспертизы применяется, как уже неоднократно говорилось, большое количество различных показателей, полученных различным путем, которые условно можно квалифицировать в зависимости от источника их получения:

- объективные, полученные в результате производства замеров на месте происшествия;

- субъективные, полученные в ходе допросов участников ДТП и очевидцев;

- вероятностные, полученные в результате производства следственного эксперимента;

- нормативные, зафиксированные в ГОСТах[224];

- опытные, описанные в различных научных источниках. Так, например, в «Методических указаниях для определения наличия или отсутствия технической возможности предотвращения дорожнотранспортного происшествия» Ф. Х. Ермакова приведена таблица с показателями наименьшего и наибольшего остановочного пути легковых и грузовых автомобилей без нагрузки и с полной нагрузкой при скоростях движения 10 - 90 км/ч на дорогах с различным дорожным покрытием и его состоянием, рассчитанные по разработанной им же формуле[225].

Поэтому, говоря о репрезентативности избранной экспертом- автотехником методики исследования, следует обращать внимание, на основе каких именно показателей он делает свои расчеты.

Одновременно следует обращать внимание и на апробированность избранной методики. Апробация (лат. approbatio) - проверка на практике, в реальных условиях теоретически построенных методов, расчетов, схем, моделей каких-либо процессов[226]. Обоснованно считается, что экспертные методики, выпущенные экспертным учреждением, являются апробированными и рекомендованы экспертам для проведения экспертных исследований. В тоже время анализ следственно-экспертной практики показал, что в ЭКЦ МВД России и РФЦ СЭ при Минюсте России эксперты- автотехники используют разные экспертные методики, при этом в случаях, когда эксперты ЭКЦ не могут сделать выводы по представленным исходным данным, эксперты РФЦ СЭ по тем же исходным данным могут сделать

выводы[227]. Данная ситуация представляется неправильной. Считаем необходимым создание единой стандартизированной методики производства судебной автотехнической экспертизы под руководством Федерального координационного методического совета по проблемам экспертных ведомств.

В исследовательской части заключения эксперт отражает сведения об обстоятельствах дела, имеющих значение для дачи заключения и принятых экспертом в качестве исходных данных и о примененных методиках. В связи с этим актуальной является правовая позиция Конституционного Суда РФ, изложенная в Определении от 16 июля 2013 г. N 1112-О, о том, что эксперт обязан отразить в своем заключении содержание и результаты исследований с указанием примененных методик (п. 9 ч. 1 ст. 204 УПК РФ)[228].

Именно анализ этих сведений и является проверкой научной обоснованности примененной методики.

4. Проверка полноты проведенного исследования и заключения эксперта. Проверка полноты проведенного исследования включает в себя ответы на вопросы: исследованы ли все представленные объекты, даны ли аргументированные ответы на поставленные вопросы, описаны ли ход и результаты исследования и приложен ли иллюстративный материал[229].

Проверка полноты заключения эксперта представляет собой анализ заключения с точки зрения соответствия его установленной форме. Заключение эксперта включает вводную, исследовательскую части и выводы.

Во вводной части заключения эксперта указываются:

- сведения об экспертном учреждении или подразделении;

- дата, время и место проведения экспертизы, ее номер, наименование и

вид;

- сведения об эксперте - фамилия, имя и отчество, образование, специальность, стаж работы, ученая степень и (или) ученое звание, занимаемая должность;

- основания производства экспертизы - вид, дата вынесения постановления, номер дела (материала), краткое изложение обстоятельств дела, по которому оно вынесено;

- сведения об органе или лице, назначившем экспертизу;

- предупреждение или сведения о предупреждении эксперта об ответственности за дачу заведомо ложного заключения;

- данные о лицах, присутствовавших при производстве экспертизы;

- объекты исследований и материалы, представленные для производства экспертизы, наличие и состояние их упаковки;

- сведения о ходатайствах эксперта о представлении дополнительных материалов и результатах их рассмотрения с указанием дат их заявления и получения;

- вопросы, поставленные перед экспертом или комиссией экспертов (в формулировке постановления).

При наличии нескольких вопросов эксперт имеет право сгруппировать их, изложить в той последовательности, которая обеспечивает наиболее целесообразный порядок проведения исследования. В случае необходимости эксперт имеет право изменить редакцию вопросов, не изменяя их смысл.

В исследовательской части заключения эксперта отражаются содержание и результаты исследований, в том числе:

- обстоятельства дела, имеющие значение для дачи заключения и принятые экспертом в качестве исходных данных;

- содержание этапов исследования с указанием методов исследования, использованных технических средств и расходных материалов, условий их

применения и полученные результаты. Приводятся краткая характеристика использованных устройств, материалов, режимов съемки и печати, а для средств цифровой фотографии - вид, модель, производитель использованного аппарата; вид, наименование, версия программного обеспечения, режим получения и печати изображений;

- сведения о примененных методиках, которыми эксперт руководствовался при разрешении поставленных вопросов;

- цели, условия и результаты проведенных экспериментов (если они проводились) и получения образцов;

- оценка отдельных этапов исследования, анализ полученных результатов в целом, обоснование и формулирование выводов;

- выявленные экспертом по собственной инициативе существенные обстоятельства, по поводу которых ему не были поставлены вопросы;

- причины невозможности решения отдельных вопросов в полном или требуемом в постановлении объеме.

Выводы заключения эксперта должны содержать краткие, четкие, однозначные ответы на все поставленные перед экспертом вопросы и установленные им в порядке инициативы значимые по делу обстоятельства.

Материалы, иллюстрирующие заключение эксперта (фототаблицы, схемы, графики и так далее), прилагаются к заключению эксперта и являются его составной частью. При оформлении иллюстративного материала допускается размещение иллюстраций по тексту заключения эксперта[230]. Наиболее часто схемы прилагаются к заключению комплексной транспортно-трасологической и автотехнической экспертизы. Так, по факту столкновения двух автомобилей эксперт-автотехник-трасолог к заключению

приложил схему расположения транспортных средств друг относительно друга на момент первоначального контакта[231].

5. Проверка логичности и непротиворечивости проведенного исследования и сделанных выводов. Т.В. Аверьянова в работе «Судебная экспертиза: курс общей теории» указывает[232], что выводы эксперта должны быть однозначными, понятными, все части его заключения должны быть согласованы между собой, не противоречить друг другу. Эксперт должен давать ответы только на поставленные ему в постановлении вопросы, выводы должны вытекать из результатов проведенного исследования, быть логически правильно выстроены и формулироваться в соответствии со специальными знаниями и по внутреннему убеждению эксперта. Эксперт должен не описывать факты, как они происходили, а объяснять эти факты, объяснять происхождение фактов, излагать свое мнение об этих фактах. Если эксперт это делает, значит, он познал механизм и закономерность образования следов, т.е. нашел стабильные и индивидуальные признаки объекта, совокупность которых представляет собою то достаточное основание, которое необходимо для достоверного вывода эксперта.

Следует отметить, что в экспертно-криминалистических подразделениях МВД России материалы выполненных экспертиз проверяются руководителем ЭКП. При проверке материалов выполненной экспертизы руководитель контролирует соблюдение сроков ее выполнения, полноту проведенных исследований, качество оформления заключения. В случае выявления недостатков руководитель возвращает материалы исполнителю для их устранения[233]. Однако это не означает, что следователь должен самоустраниться от анализа заключения эксперта.

6. Проверка взаимосвязи с другими доказательствами по делу.

Как отмечает в своем диссертационном исследовании С. В. Назаров, «выводы эксперта о соответствии или несоответствии действий водителя в процессе оценки их следователем и судом должны получить правовую интерпритацию с учетом совокупности имеющихся в деле доказательств»[234].

Противоречия между результатами автотехнической экспертизы и материалами уголовного дела могут быть объяснены несколькими причинами:

1. Допущена экспертная ошибка;

2. Представленные на экспертизу исходные данные ошибочны;

3. Существующая у следствия версия происшедшего ошибочна (полностью или частично).

При оценке заключения эксперта, которое противоречит материалам уголовного дела, следователь еще раз должен оценить исходные данные, по которым была назначена судебная экспертиза. Для проверки этих данных возможно производство следственного эксперимента, в ходе которого опытным путем проверяется точность имеющихся исходных данных. Такие действия позволят дать объективную оценку полученному заключению эксперта и определить, что является ошибочным - первоначальная следственная версия или анализируемое заключение эксперта[235].

Как нами ранее отмечалось, ряд ученых считает, что для оценки заключения эксперта следует привлекать специалиста. Аналогичная позиция высказана и в Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 28, где прямо указано, что «для оказания помощи в оценке заключения эксперта по ходатайству стороны или по инициативе суда[236] может привлекаться специалист. Разъяснения специалист дает в форме устных показаний или

письменного заключения». По изученным уголовным делам специалист для разъяснения заключения автотехнической экспертизы ни разу не привлекался. В тоже время мы считаем возможным возникновение такой ситуации, прежде всего, по ходатайству сторон. Привлечение специалиста для содействия в оценке заключения эксперта возможно, например, с целью:

- оценки вопросов, которые поставлены перед экспертом, с точки зрения их соответствия компетенции эксперта и относимости к определению обстоятельств, которые имеют значение для уголовного дела;

- проверки соответствия объектов, которые указаны в постановлении о назначении экспертизы и в заключении эксперта;

- проверки точности использования экспертом выбранных параметров;

- оценки достаточности исходных данных, которые представлены для экспертного исследования, в том числе в случае, когда вывод эксперта выражен в форме "НИВ"[237] по причине недостаточного количества исходных данных;

- оценки научной обоснованности, необходимости и достаточности выбранных экспертом методов, технических средств и методик исследования, а также правомерности их использования в данном конкретном случае[238]; оценки проведенных экспертом исследований;

- оценки научной обоснованности выводов эксперта, которые сформулированы на основе проведенного исследования с использованием выбранных им методов, средств и методик (т.е. сформулированы ли выводы эксперта на основании общепринятых научных и практических данных, на общепринятой научно-методической основе);

- оценки полноты экспертного исследования (т.е. учтены ли все вероятные альтернативные решения экспертной задачи и охвачен ли весь круг общих и частных экспертных версий, которые вытекают из поставленных вопросов и подлежащих проверке в ходе исследования);

- проверки полноты применения экспертом предоставленных ему материалов;

- оценки проведенных экспертом исследований и сделанных им выводов на предмет их достаточной понятности и полноты;

- проверки учета экспертом всех факторов, которые имеют значение для разрешения поставленных вопросов, в случае сделанного им категорического вывода о наличии причинно-следственной связи;

- проверки учета экспертом соответствующих нормативных правовых актов и точности ссылок на них в заключении;

- проверки логической обоснованности хода и результатов экспертного исследования (достаточно ли полученных в результате исследования данных для заключения; следуют ли выводы эксперта из результатов исследования; нет ли противоречий между исследовательской частью заключения и выводами; достаточно ли обоснованы выводы эксперта), а также обнаружение различного рода ошибок, описок и неточностей, которые допущены экспертом;

- проверки соответствия выводов эксперта собранным по уголовному делу доказательствам (есть ли между ними противоречия, каков их характер и устранимы ли они путем допроса эксперта либо назначения повторной или дополнительной судебной экспертизы);

- проверки соответствия результатов исследований эксперта и выводов, которые сформулированы в заключении (в случае, когда в исследовательской части вывод формулируется в вероятной форме, а в выводах - в категорической);

- определения, является ли вывод эксперта логическим следствием проведенного исследования.

Аналогичные вопросы (за исключением тех, разрешение которых требует проведение исследования) могут быть поставлены перед специалистом для оценки заключения другого специалиста[239].

При оценке заключений автотехнической экспертизы по вопросам исследования действий водителей нередко допускаются ошибки, в том числе влекущие необоснованное привлечение к уголовной ответственности и осуждение граждан. Особенно это характерно в тех случаях, когда эксперту- автотехнику представлен малый объем исходных данных, в основном - субъективных, и эксперт делает условный вывод о том, что при таких обстоятельствах водитель нарушил Правила дорожного движения, а при таких-то - не имел технической возможности предотвратить наезд. Для устранения этих ошибок необходимо повысить требования к полноте, объективности и мотивированности выводов экспертов-автотехников о действиях участников дорожного движения, а также расширить консультационно-методическую работу судебно-экспертных учреждений в целях ознакомления следователей, дознавателей и судей с основными положениями экспертного анализа действий участников дорожного движения.

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

1. Следователь может и должен проводить оценку заключения эксперта-автотехника как любое другое доказательство по уголовному делу.

2. Алгоритм действий следователя по оценке заключения эксперта- автотехника заключается в следующем: проверка формы заключения на наличие вводной, исследовательской и заключительной (выводы) части; в водной части - изучение сведений об эксперте (его специальность и стаж работы); в исследовательской части - на основе каких данных эксперт делает заключение, а также кем и когда выпущена методика, на основе

которой эксперт проводит исследование; выводы оцениваются с позиции полноты ответа на поставленные следователем вопросы, а также их согласованностью с промежуточными выводами, изложенными в исследовательской части, и другими материалами уголовного дела.

3. Предложена классификация параметров, используемых при производстве автотехнической экспертизы, в зависимости от источника их получения: объективные, полученные в результате производства замеров на месте происшествия; субъективные, полученные в ходе допросов участников ДТП и очевидцев; вероятностные, полученные в результате производства следственного эксперимента; нормативные, зафиксированные в ГОСТах; опытные, описанные в различных научных источниках. Данная классификация призвана облегчить оценку следователем репрезентативности избранной экспертом-автотехником методики исследования.

4. Считаем необходимым создание единой стандартизированной методики производства судебной автотехнической экспертизы под руководством Федерального координационного методического совета по проблемам экспертных ведомств.

<< | >>
Источник: Сафонов Георгий Игоревич. ТАКТИКА НАЗНАЧЕНИЯ СУДЕБНОЙ АВТОТЕХНИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ЕЕ РЕЗУЛЬТАТОВ В ПРОЦЕССЕ ДОКАЗЫВАНИЯ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме §1. Общие правила оценки заключения эксперта-автотехника:

  1. ССЫЛКИ И ПРИМЕЧАНИЯ
  2. Оглавление
  3. Введение
  4. §3. Собирание исходных данных для назначения судебной автотехнической экспертизыпри производстве вербальных следственных действий
  5. §2. Принятие тактического решения о назначении судебной автотехнической экспертизы
  6. §3. Реализация тактического решения о назначении судебной автотехнической экспертизы
  7. §1. Общие правила оценки заключения эксперта-автотехника
  8. § 2. Использование следователем результатов автотехнической экспертизы в процессе доказывания
  9. Заключение
  10. Приложения
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -