<<
>>

ГЛАВА VI ЭМИССИОННЫЕ СИСТЕМЫ

Ознакомившись с основными принципами теории вексельных курсов, мы можем вновь вернуться к рассмотрению вопроса о регулирования кредита и денежного обращения с того пункта, на котором мы ранее остановились.              г

В главе IV мы показали, что пользование бумажными деньгами наилучшим образом может быть регулируемо на основе банковских принципов и что наиболее подходящим оргапом правительства для этой цели является центральный банк, обладающий монополией на эмиссию банкнот, являющихся законным платежным средством.

Исключительное право создавать средства, которыми могут быть вполне законно погашаемы долги, не может быть предоставлено частному учреждению или даже государственному банку. Это \'право, вместе с сопутствующей ему возможностью контролирования всей кредитной системы, должно быть ограничено тщательно продуманными законными или, по крайней мере, административными гарантиями.

Одной из таких гарантий, которая всюду господствует, хотя редко остается в силе при затруднительных обстоятельствах, является обязательство размена банкнот на драгоценные металлы. Исторически употребление сначала банкнот, а потом бумажных денег было введено как дополнение к металлическим деньгам. Эмиссионное учреждение было обязано оплачивать банкноты звонкой монетой по требованию. Потом оказывалось, что обстоятельства, непредвиденные и необъяснимые, сметали металлические резервы и делали невозможным дальнейшее выполнение этого обязательства. Печальный опыт-показал, что нельзя полагаться в данном случае на благоразумие центрального банка, когда меры, необходимые для поддержания разменности банкнот, остаются неподкрепленны- ми каким-либо авторитетным руководством. Вследствие этого имело место обращение к различным планам ограничения произвола эмиссионного учреждения и в частности к законам, предписывающим, что банкноты должны быть обеспечены золотыми резервами.

В настоящей главе мы займемся исследованием различных соотношений, которые могут быть установлены законом или практикой между золотым запасом, с одной стороны, и количеством эмиттируемых бумажных депег, с другой. Так как банкиры регулируют кредит соответственно их запасам законных платежных средств, то это должны быть такие отношения, которые в конце концов определяли бы влияние \'золотого запаса на экспансию или сокращение кредита.

Необходимо припомнить, что главная масса спроса на законные платежные средства предъявляется для выплаты заработной платы. Деньги золотые, серебряные или бумажные, номинальное достоинство которых для этой цели было бы слишком велико, не удовлетворяли бы спроса. В средние века, когда подмастерье получал 4 пенса «в день, опытный каменщик—3 пенса, а рабочий IV2 или 1 пенс, единственной английской монетой в течение долгого времени был серебряный пенс, который по размеру соответствовал приблизительно современной трехпенсовой монете. В четырнадцатом столетии чеканилось некоторое количество золота для удобства купцов, но мерилом неизменно оставалось серебро, и даже в серебре ставдардная монета была очень мала. В Англии перед войной самой мелкой купюрой бумажных законных платежных знаков была банкнота Английского банка в 5 фунтов стерлингов, а заработная плата выплачивалась золотом или вспомогательными серебряными деньгами. Во Франции перед войной самой мелкой купюрой была банкнота в 50 франков. Она равнялась приблизительно 2 фунтам стерлингов и была более приспособлена к розничным сделкам и выплатам заработной платы, чем английская пятифунтовая банкнота, но тем не менее для обращения требовалось значительное количество золотых монет по 10 и 20 франков, так как обладающие неограниченной платежной силой серебряные пятифранковые монеты были слишком громоздки для крупных платежей. Соединенные штаты, напротив, всегда были страной с бумажноденежным обращением, где билеты достоинством до одного доллара обычно циркулировали в обращении.

Золото может требоваться для какой-либо одной или же ря всех из трех следующих различных целей.

Оно может требоваться или ря обращения в виде монет, или в виде резервов, обеспечивающих обращение бумажных денег, или для экспорта за границу. Два первых источника спроса на золото зависят от закона, регулирующего денежное обращение. Если закон не допускает бумажных денег ниже определенного достоинства и если это достоинство слишком высоко ря довольно значительной группы платежей сверх тех, для которых приспособлены вспомогательные серебряные деньги, тогда будут обращаться и золотые монеты, и спрос на законные платежные средства будет, по крайней мере в части, выражаться в спросе на золотые монеты. Поскольку спрос может быть покрыт выпуском бумажных денег, добавочный запас золота может быть все же необходимым в том случае, если—как обычно бывает—закон устанавливает определенное соотношение между суммой выпущенных бумажных денег п суммой золота, находящегося в резерве для покрытия выпущенных бумажных денег. Важно всегда помнить, что эти требования предписаны законом и могут быть изменены законом- Если но закону не допускаются банкноты достоинством ниже 5 фунтов стерлингов или 50 франков, то законодательная власть может изменить это в любой момент и установить выпуск банкнот достоинством в 10 шиллингов или 5 франков. Если эмиссия банкнот ограничена некоторым отношением к золотому резерву, законодательная власть может приостановить действие этого ограничения.

В конце концов только спрос на золото для экспорта не может быть регулируем изменениями закона. Спрос на золото для экспорта возникает тогда, когда курс на заграницу достигнет высшей золотой точки. Вследствие этого для всякого, кто имеет или может получить сколько-нибудь значительные суммы в золоте, становится выгодным послать его за границу, и на практике торговцы слитками и валютные арбитражеры будут оказывать этому всяческое содействие, предвидя, что рыночная цена золота не превысит его чеканной цены. Чеканная цена определяет ценность счетных денег в золоте; до тех пор, пока это равенство точно соблюдается, золотая валюта сохраняется; всякий раз, когда рыночная цена золота отклоняется в какой бы то ни было степени от чеканной цены, золотая валюта в такой же степени нарушается.

До тех пор, пока бумажные деньги действительно по первому требованию могут быть размене™ на золото, а банковые кредиты— на бумажные деньги, рыночная цена золота будет действительно ниже чеканной цены, так как всегда имеется продавец по этой цене. Если кредиты не могут быть превращены по требованию в золото, тогда цена золота может во всякое время подняться выше чеканной цены.

Система денежного обращения, основанного на золотой валюте, при современных условиях имеет ре главнейшие разновидности — первая, основанная на накоплении и поддержании достаточного золотого резерва, чтобы обеспечить неизменную разменность банковских кредитов и бумажных денег, на золото, и вторая, основанная на регулировании ценности денежной единипы путем расширения или сжатия кредита, в зависимости от обстоятельств. Вторая более основательна. Экспорт золота является сигналом, что ценность денежной единицы упала виртуально или действительно ниже того пункта, при котором\' поддерживается равновесие вексельных курсов, независимо от того, вызвано ли это падение чрезмерной кредитной экспансией или некоторыми другими причинами, как, например, уменьшением количества экспортных товаров. Средством против обесценения денежной единицы является сжатие кредита. Если это средство не будет применено, золото может начать экспортироваться, а вексельные курсы все еще могут оставаться неблагоприятными, ибо до тех пор, пока количество покупательной силы в обращении остается чрезмерным, ценность денежной единицы, как это следует из количественной теории, будет оставаться пониженной. В этом случае никакой золотой резерв не будет достаточен, чтобы обеспечить разменность. С другой стороны, если кредит соответственно регулируется, отлив золота может быть приостановлен, и необходимо только иметь такой запас золота в стране, который покрыл бы максимально возможный спрос для экспорта в промежуток времени от начала отлива золота и до момента, когда шаги, направленные на сокращение кредита, начнут оказывать свое действие.

К этому вопросу мы вернемся еще позднее. Здесь же мы рассмотрим только различные системы, которые применяются для накопления и регулирования золотых запасов.

Существуют некоторые эмиссионные системы, которые соверншчн^ не требуют никакого регулирования, действуя абсолютно автоматически. В Соединенных штатах население предпочитает бумажные деньги золоту. Золото, предназначенное для обращения, не переходит из рук в руки, но депонируется в казначейство в обмен на «золотые сертификаты». Казначейство отнюдь не призвано проявлять в этом деле то или иное усмотрение; оно только получает и хранит золото, а золотые сертификаты в обращении в точности соответствуют хранимому золоту. До тех пор, пока требуется, сертификаты являются деньгами для внутренних платежей; они переходят из рук в руки и вое время остаются в обращении. Как скоро возникает нужда в золоте для экспорта, сертификаты предъявляются в казначейство, и взамен их получается золото. Но хотя бы и очень много сертификатов было предъявлено, золото несомненно всегда находится в наличности. Можно полагать, что эта система золотых сертификатов ничем почти не отличается от системы обращения золотых монет, кроме просто больших или меньших удобств иметь на руках бумажные деньги вместо монет. Но здесь имеется только та разница, что при каких- либо критических обстоятельствах билеты могут перестать быть просто золотыми сертификатами; некоторое количество золота, которым были обеспечены эти билеты, может быть обращено на другие цели, или могут быть выпущены новые билеты в обращение без того, чтобы их эквивалент в золоте был добавлен к резерву. Это может не находиться в соответствии с законом, но закон может быть изменен или, в крайнем случае, отменен.

В Соединенных штатах подобная мера по всей вероятности не могла бы быть узаконена при всяких обстоятельствах. Золотой сертификат рассматривается как расписка на вклад золота, но не как долговой документ, и отказ возвратить депонированное золото был бы нарушением доверия.

Но даже там сертификат дает права держателю не на какой-либо особый слиток золота, но только на условленное количество его. Н до тех пор, пока казначейство фактически всегда выдает условленное количество золота по требованию, было бы трудно утверждать, что обращение части его золотого запаса на другие цели является нарушением его обязательств перед держателями сертификатов, которые не испытывают от этого никакого ущерба.

С декабря 1919 г. золотые сертификаты являются законным платежным средством. Это крупный шаг в направлении признания пх бумажными деньгами с существованием, независимым от золота, которое они представляют.

Но каково бы ни было законное или моральное положение в Соединенных штатах, не существует теоретических препятствий к созданию банкнотной эмнсии, согласно требованиям закона, полностью обеспеченной золотом, и в то же время, на основании дополнительных узаконений при чрезвычайных обстоятельствах, к использованию части золота.

Само собой разумеется, что во время кризиса золотое монетное обращение может быть дополнено новым выпуском банкнот, если банкноты

могут быть изготовлены и напечатаны во-время и если население будет склоннно принимать их. Обращение золотых монет предполагает косвенный золотой резерв, который может быть извлечен по мере того, как бумажные деньги замещают золото в обращении. Но замещение золота бумажными деньгами может продолжаться значительное время. Банки могут заключить соглашение производить платежи исключительно бумажными деньгами и помещать все золото, которое они получат в процессе своих операций, в центральный резерв в обмен за бумажные деньги, получаемые банками из этого резерва. Банки по всей вероятности не будут этого делать, если для них окажется более выгодным удерживать золото V себя в надежде, что оно позднее получнт премию, но даже и в том случае, если банки придут к этому соглашению, большое количество золотых монет в стране может и не пройти через их руки. Человек, который слишком беден, чтобы иметь счет в банке, и держащий свои наличные деньги дома, будет, вероятно, оставлять небольшой почти неприкосновенный запас золотых монет неделю за неделей, месяц за месяцем, быть может, даже год за годом. И только, когда наступят те обстоятельства, для которых был предназначен этот запас, накопленные деньги будут действительно затрачены. Если этот человек заметит, что его наниматель начнет в один прекрасный день выплачивать заработную плату бумажными деньгами вместо золота, он будет тратить полученные бумажные деньги, но его маленький запас золота будет все еще оставаться нетронутым. При системе золотых сертификатов эта проблема вытеснения золота из обращения не может возникнуть. Наличные деньги, действительно находящиеся на руках у населения, уже имеют форму бумажных денег; золото уже сосредоточено в едином центральном резерве. Ничего не требуется, кроме отмены закона, чтобы придать бумажным деньгам то же назначение, что и золоту.

Другая система бумажных денег, которая не требует никакой осмотрительности в управлении, заключается в установлении абсолютно фиксированной эмиссии, при условии, что фиксированная таким образом сумма определенно меньше, чем минимально необходимая всегда для внутреннего обращения сумма законных платежных знаков. Это условие является весьма важным, так как если бы фиксированный выпуск билетов всегда превышал погребную сумму законных платежных средств, то ограничение стало бы недействительным, и денежное обращение потребовало бы так много предосторожностей, как если бы не существовало вовсе никакого ограничения. Во всяком обществе спрос на денежные знаки не может быть абсолютно фиксирован, и если фиксированная эмиссия оказывается ниже минимального спроса, то бумажные деньги в обращении могут быть пополнены какими-либо другими формами денег, количество которых может изменяться соответственно потребности в них. До тех пор, пока золото и бумажные деньги циркулируют бок о бок, подчиняясь закону о платежных средствах, бумажные деньги будут ходить по их номинальной ценности. Так как гипотетически предложение бумажных денег недостаточно, чтобы полностью покрыть спрос на денежные знаки, то должники будут вынуждены платить иногда золотом; но в этих случаях они не будут иметь никакого законного нрава платить меньше, чем если бы они платили бумажными деньгами; следовательно, золото н бумажные деньги должны циркулировать по паритету.

Во время кризиса система фиксированной эмиссии имеет и своп преимущества и свои недостатки. С одной стороны, население .уже пользуется бумажными деньгами, и средства нх выпуска уже находятся в действии. Если сумма фиксированной эмиссии должна быть превышена, это может быть сделано очень гладко и быстро. С другой стороны, действительный запас золота в стране в этом случае меньше, чем он был бы при системе золотых сертификатов или при системе золотого монетного обращения. Но, конечно, даже при условии, что золотой запас достаточен для покрытия спроса во время кризиса, всякое дальнейшее предложение золота является разорением. -Должно быть вообще признано безопасным для страны иметь некоторое количество непокрытых бумажных денег в обращении, и — что было уже однажды отмечено ¦— система фиксированной эмиссии может быть определена как наиболее осторожная и предохраняющая. На практике система фиксированной эмиссии обычно соединяется с системой золотых сертификатов. Дополнительно к фиксированной сумме билеты эмитируются в сумме, разной имеющемуся золотому резерву. Не требуется делать никакого различия между билетами, имеющими золотое покрытие и неимеющими такового; другими словами, ни один из билетов не является выпущенным именно как золотой сертификат. Соответственно, в случае, если закон будет нарушен или приостановлен, не остается оснований для обвинения в нарушении доверия.

Эта система берет начало в знаменитом Банковом акте 1844 года, который регулировал эмиссию билетов Английского банка, и с тех пор много раз повторялась с теми или иными модификациями. До этого акта банкнотная эмиссия совершалась по произвольному усмотрению директоров, даже без установления максимального лимита, каковой имел место в отношении эмиссии билетов Французского банка. Актом 1844 года Английский банк был разделен на два департамента: Эмиссионный департамент, который единственно отвечает за выпуск и оплату банкнот, и Банковый департамент, который ведет учетные и ссудные операции, предоставляет и переводит банковские кредиты. Эмиссионный департамент держит фиксированную сумму ценных бумаг, равную твердо-фиксированной сумме непокрытой эмиссии (в настоящее время 19 750 тыс. фунтов стерлингов),[24] н так как эта фиксированная эмиссия значительно ниже самой низкой суммы банкнот, всегда находящихся в обращении, то операции департамента состоят просто в оплате банкнот золотом и золота банкнотами. Все операции по регулированию кредита, которые принадлежали единому Английскому банку, как центральному эмиссионному банку, до 1844 года, теперь принадлежат Банковому департаменту.

В действительности опыт показывает, что даже при автоматически регулируемом денежном обращении, которое не требует управления па основе банковских принципов, центральный баші для контролирования кредита всегда является необходимым. В течение долгого времени Соединенные штаты были единственным примером или скорее предостережением, где существовала противоположная система. Но даже там объединенная банковская Нью-йоркская расчетная палата являлась уже организацией, которая исполняла некоторые функции центрального банка, пока актом 1913 года не была учреждена Федеральная резервная система. И хотя этим актом не был учрежден единый центральный банк, а несколько «федеральных разервных банков», но каждый из них является единственным в своем округе, и все они подчинены некоторому центральному контролю.

Следствием введения Банковым актом 1844 года жестких ограничений билетной эмиссии Английского банка было действительное накопление в качестве кассового резерва Банкового департамента такого большого количества золота, какое никогда не требовалось для обеспечения банкнот, находящихся в обращении на руках у населения. Для расчетных целей практикуется оставление этого золота—за исключением количества, потребного изо дня в день для использования в качестве банковских денег — в кладовых Эмиссионного департамента и выпуск взамен его равноценной суммы банкнот из Эмиссионного департамента в Банковый департамент. Поэтому резерв Банкового департамента состоит главным образом из той части эмиссионной возможности Банка, которая временно не используется. Если Банк имеет на 100 миллионов фунтов стерлингов золота, это дает ему право амиттировать на 119 750 тыс. фунтов стерлингов банкнот. Если он эмиттировал в действительности только 90 млн. фунтов стерлингов, то в резерве Банкового департамента остается сумма в 29 750 тыс. фунтов стерлингов. Таким образом резерв является чисто юридическим установлением; он может быть больше или меньше, чем сумма имеющегося у Банка золота; истощение этого резерва является сигналом не для закрытия банка, но ря временного расширения законных ограничений банкнотной эмиссии.

До 1914 г. вся система, зависевшая от этого законного ограничения, соблюдалась. Банк должен был вести свои дела таким образом, чтобы он мог всегда платить своим вкладчикам, какие бы суммы они ни потребовали, банкнотами и золотом для внутреннего обращения или золотом ря экспорта, без нарушения закона. Он был обязан таким образом предпринимать шаги к сокращению кредита всякий раз, когда его резерв обнаруживал признаки уменьшения. В качестве последнего прибежища могла бы явиться необходимость нарушения или отсрочки действия закона.

Фактически четыре раза Банк обращался к правительству с просьбой издать соответствующий закон. В каждом случае правительство принимало на себя ответственность за дозволение нарушить закон и обещало получить соответствующее дозволение парламента, если необходимо, в форме последующего издания закона. Во время кризисов 1847 и 1866 гг. простого извещения, что правительство предприняло этот шаг, оказалось достаточно, чтобы прекратить панику. Население боялось, что Банк в своих попытках соблюсти лимит, будет отказывать в ссудах. Как только эта боязнь была устранена, нажим со стороны лиц, желающих получить деньги из Банка, сразу прекратился, и твердый непокрытый лимит даже не был в действительности превышен. Во время кризиса 1857 г. оказалось необходимым действительно превысить лимит, и в течение некоторых отдельных недель резерв Банкового департамента представлял собой в действительности отрицательную величину.

Во время кризиса, вызванного войной 1914 г., предписание правительства, разрешавшее превышение лимита, было издано 1 августа. Это предписание было вскоре подтверждено изданием закона (6 августа) о денежном обращении и банкнотах (Currency and Bank Notes Act), каковой закон содержал постановление, — до сих пор имеющее силу — уполномочивавшее Банк превышать лимит с разрешения канцлера казначейства.

Выпуск денежных знаков (currency notes) казначейством, разрешенный тем же законом, лишил лимит, поставленный выпуску банкнот Авглийского банка, всякого реального значения. 7 и 8 августа этот лимит был превышен, при чем наивысшая сумма превышения составляла 3 043 тыс. фунтов стерлингов. Но превышение лимита эмиссии требовалось лишь постольку, поскольку достаточный запас новых денежных знаков не мог быть приготовлен во-время, чтобы выдать ими авансы, испрашиваемые банками, и банкноты Английского банка употреблялись временно вместо этих денежных знаков \\ В понедельник 10 августа этот излишек исчез, и в публикуемых еженедельно коротких банковских отчетах не значилось никакого превышения лимита эмиссии.

При условиях, которые существовали до издания закона о денежном обращении и банкнотах, необходимость апеллировать к законодательству являлась очень реальной защитой. Директора банка не пожелали бы обращаться к канцлеру казначейства или парламенту с ходатайством о чрезвычайном законе, если бы они не могли доказать, что они уже предпринимали диктуемые благоразумием всяческие меры, чтобы избежать этого шага. Если бы им легко давалось согласие законодательства, если бы они рассматривали отмену установленного законом лимита банкнотной эмиссии как не самое последнее прибежище, общественное мнение осудило бы их, и странная позиция, которую банк занял бы, сама по себе могла бы стать угрожающей. Таким образом мы пришли к парадоксу, который вообще признается как действительное оправдание закона 1844 года. Выгоды этого закона ощущаются только тогда, когда он нарушается или отсрочивается. Этот парадокс в действительности является только применением трюизма, что золотые резервы существуют для того, чтобы быть использованными. Бесполезно устанавливать закон, гарантирующий накопление золотого резерва для обеспечения эмиссии законных \' платежных знаков, если бы при наступлении крайней нужды золото не могло быть выпущено в обращение.

Правда, намерения Пиля и тех, кто помогал ему в создании закона 1844 года, состояли скорее в том, чтобы предупредить использование неограниченной эмиссии банкнот как стимул кредитной экспансии, но Пиль сам признал после кризиса 1847 г., что действительное значение закона заключается в накоплении и сохранении крупного запаса золота, который мог бы оказаться полезным во время приостановки действия закона 1844 г.

И где бы ни была установлена автоматическая система банкнотной эмиссии, подобная описанной, с фиксированной суммой непокрытой эмиссии, неиспользованная законная возможность эмиссии образует нормальный резерв центрального банка, тогда как золотой резерв, противостоящий действительно выпущенным банкнотам, образует вторую линию резерва, могущего быть использованным только в качестве последнего источника.

Положим, что твердый лимит отменяется и банк немедленно получает неограниченную возможность уплачивать своим вкладчикам банкнотами, независимо от резерва, которые оп желает поддерживать. В виду того, что банк ори всяких обстоятельствах ие может отказывать в уплате вкладчикам, отмена лимита в случае нужды действительно входит в систему. Вклад в обычный банк выплачивается наличными в зависимости от состоятельности и ликвидности банка. Ликвидность Английского банка обеспечивается его возможностью печатания банкнот, н разменность его депозитов на наличные деньги абсолютна. От этого факта зависит в конечном счете его положение банка банков.

В течение войны действие твердого лимита было почти полностью аннулировано неограниченной эмиссией казначейских билетов (Currency notes) согласно закону о денежном обращении и банкнотах от 1914 года.

Хотя эти билеты эниттировадись казначейством, они выпускались в обращение через Английский, банк. Первоначально они выпускались только в порядке авансов банкам. Но банкам было разрешено погашать эти авансы путем перевода кредитов, оставляя билеты в обращении, и скоро эти билеты стали выпускаться в неограниченном количестве в обмен на вклады в Английском банке. Такое развитие этой операции явилось не больше, чем признанием логики положения.

После войны по предложению Комитета по денежному обращению и вексельным курсам (the Committee on Gurrency and Foreign Exchanges), председателем которого был покойный лорд Кенлиф, было установлено временное ограничение эмиссии казначейских билетов. Была установлена таким образом та же система, которая действовала по закону 1844 года, т. е. фиксированный твердый лимит эмиссии. До достижения устойчивого состояния денежного обращения, лимит эмиссии должен был устанавливаться на каждый год и должен был равняться действительному максимуму непокрытого обращения в предшествующем году. Это ограничение было впервые введено постановлением казначейства в декабре 1919 г. и вступило в силу с 1 января 1920 г. Для 1920 г. лимит составлял 320,6 \'млн. фунтов стерлингов, а для 1927г.—246 млн. фунтов. Он не имел никакой законной силы, но был просто выражением намерений казначейства, как эмиссионного учреждения.

В намерениях казначейства непокрытая эмиссия означала билеты, не обеспеченные ни золотом, ни банкнотами Английского банка[25]. Практика помещения билетов Английского банка в резерв, обеспечивающий казначейские билеты, была предложена Комитетом лорда Бейлифа. С момента восстановления золотой валюты в апреле 1925 г. банкноты целиком Еытеснили золото из этого резерва. Резерв казначейских билетов был соединен с резервом Английского банка, что отразилось и на использовании золота, так как передача банкнот одинаково уменьшала резерв Банкового департамента Английского банка.

Вся система фиксированной твердой эмиссии перестала быть связанной силою закона и перешла в распоряжение правительства. Не только ограничение казначейской эмиссии является актом чисто исполнительной власти, но даже ограничение, предписанное эмиссии Английского банка актом 1844 года, может быть отменено властью канцлера казначейства. С его позволения банк мог бы раздать все свои золотые резервы. Эта возможность была предоставлена в 1914 году актом о денежном обращении и банкнотах как чрезвычайная мера. Комитет лорда Кенлифа рекомендовал сохранить это положение и тогда, когда новым законом будет установлен фиксированный максимум для всей эмиссии в целом.

Система фиксированной твердой эмиссии, принятая в банковом акте 1844 года нашла широкое подражание. Но ее строгость была признана неподходящей для континентальных стран, где бумажные деньги не замещались банковскими кредитами в такой значительной стеиени, как в Англии, а потому в эту систему были внесены некоторые видоизменения.

Иногда, когда имеется явное подражание принципам закона 1844 года, благодаря некоторым легким модификациям в практическом применении, банкнотная эмиссия не остается жесткой, а делается почти \'вполне эластичной. Когда в 1873 г. старый Прусский банк был ликвидирован и превращен в новый Германский.Рейхсбанк, символ вновь достигнутого единства Германии, были приняты принципы фиксированной твердой банкнотной эмиссии, дополненные неограниченной эмиссией против звонкой наличности. Но чтобы избегнуть нелогичности английского закона, который полезен лишь тогда, когда он нарушается, Рейхсбанку было дозволено превышать лимит при условии уплаты налога в размере 5% в год с суммы, превышающей лимит. Установление налога имело своей задачей отметить превышение лимита, как нечто исключительное, и в течение первых двадцати лет существования Рейхсбанка превышение лимита в действительности имело место очень редко. Но, несмотря на последовательное возрастание самого фиксированного лимита, случаи его превышения становились все более и более частыми и перед объявлением войны совершенно перестали быть исключительными. Особенно в конце каждого квартала, когда производилось общее заключение счетов, требовавшее временно обращения большего количества денег, чем в другие периоды, имело место почти неизменно превышение лимита, несмотря на то, что ввиду специальных условий, дополнительным законом фиксировался па эти даты более высокий лимит. Если право эмиссии сверх этого фиксированного предела рассматривать как резерв Рейхсбанка, то тогда резерв чаще будет отрицательной, чем положительной величиной. На практике Рейхсбанк выпускал свои банкноты в порядке учета векселей или выдачи ссуд торговцам почти так же свободно, как и Французский банк, банкнотная эмиссия которого не подчинена никаким законным ограничениям, исключая установления максимального лимита, который регулярно повышается изданием нового закона всякий раз, когда размер эмиссии приближается к установленному лимиту. Избежав аномалий английской практики отсрочек в действия банкового закона, немцы потеряли специальные выгоды системы, воплощенной в этом законе, тем, что у них нарушение лимита перестало быть исключительным явлением.

Альтернативой системы фиксированной твердой эмиссии является система, требующая, чтобы фиксированная часть банкнотной эмиссии была покрыта золотом. Принятие этой системы американскими федеральными резервными банками ввело ее в моду повсюду, аде центральные эмиссионные банки вновь учреждались или реформировались. Федеральные резервные банки обязаны держать золотой запас в размере 40% их банкнотной эмиссии (так же, как они обязаны иметь резерв—в золоте или других законных деньгах—в размере 35% их обязательств по депозитам)- Германский рейхсбанк, согласно новому уставу 1924 года, должен иметь золотой резерв в 40% от суммы своей эмиссии, но четвертая часть этого резерва может состоять из иностранной валюты вместо золота. Можно было бы привести и много других современных примеров.

Преимуществом системы фиксированной пропорции является то, что она позволяет центральному банку удовлетворять временные или сезонные колебания внутреннего спроса на деньги с меньшим запасом золота. Если максимум циркуляции превысит минимум, положим, на 30 млн. фунтов стерлингов, тогда при системе фиксированной твердой эмиссии будет необходимо или держать на 30 мил. фунтов стерлингов больше золота, чем требовалось бы при других условиях во время минимальной циркуляции, или увеличивать золотой резерв, по мере того как циркуляция приближается к максимуму. При системе фиксированной пропорции резерва,, скажем, в одну треть, золота потребовалось бы больше всего на 10 млн. фунтов стерлингов.

Но с другой стороны, когда внутренний спрос на деньги возрастает не вследствие временных или сезонных причин, но в результате кредитной экспансии, эта экономия золота представляет действительную опасность. Она позволяет экспансии зайти дальше, прежде чем она будет задержана.

Ввоз данного количества золота при системе фиксированной пропорции резерва дает возможность более значительной экспансии кредита, чем при системе фиксированной твердой эмиссии, и когда кредитная экспансия заходит так далеко, что вызывает экспорт золота, то сокращение, требуемое для того, чтобы держать банкнотную эмиссию в законных пределах, будет более жестоким.

Обмен банкнот на золото и золота на банкноты пе отражается на твердой эмиссии. Но выпуск банкнот в обмен на золото увеличивает пропорцию резерва банкнотной эмиссии, тогда как выпуск золота в обмен на банкноты уменьшает эту пропорцию. Действительно, когда эта пропорция предписана законом, то раз законный предел будет достигнут,— ни одна банкнота больше не может быть размееена на золото без снижения этой пропорции ниже установленного предела. Если пропорция резерва установлена в одну треть, и резерв в 40 млн. фунтов стерлингов обеспечивает эмиссию в размере 120 млн. фунтов стерлингов, то размен банкнот на сумму в 3 млн. фунтов стерлингов снизит резерв до 37 млн. фунтов стерлингов, тогда как банкнотная эмиссия в сумме 117 млн. Фунтов стерлингов потребует резерва в размере 39 млн. фунтов стерлингов.

Таким образом центральный банк никогда не может снижать свой действительный резерв до требуемой уставом пропорции, но должен всегда иметь некоторый дополнительный золотой резерв.

Поскольку мы начинаем принимать в расчет власть и предусмотрительность центрального банка, различия между двумя формами резервен

ного закона отходят на задний план. При системе фиксированной твердой эмиссии центральный банк должен еще держать дополнительный золотой резерв для удовлетворения спроса на золото для экспорта. Иначе всякое изъятие золота для экспорта будет необходимо вызывать размен и уничтожение банкнот, потребных для внутреннего обращения. Банки обратились бы вследствие этого за займами в центральный банк, который очутился бы перед альтернативой—или отказывать в ссудах или превысить твердый лимит.

Но если так много надежд /возлагается на благоразумие и осторожность центрального банка, то является ли вообще реально необходимым возлагать на него обязанность держать законный резерв? Директорату, который является настолько компетентным в деле регулирования кредита, что будет не только поддерживать разменность бумажных денег на золото, но брет также всегда иметь достаточный \'золотой запас сверх требований закона, могло бы быть доверено установление мер к поддержанию разменности без требований законного резерва.

Наиболее ранним законным установлением резерва является акт 1844 года. Оправданием для него служило то, что в предшествующие двадцать лет Английский банк, не связанный законным требованием резерва, дважды допускал падение золотых резервов до опасно низкого уровня (в 1825 и 1839 гг.). Но эти ошибки банка, как мы теперь можем видеть, объясняются тем, что тогда технические методы контроля кредита не были еще установлены. Первая пробная попытка задержать кредитную экспансию путем повышения банковской учетной ставки была сделана в 1839 г- В 1847 г. на этот способ контролирования кредита было возложено еще больше надежд, и правительство пускало его в ход, когда оно приостанавливало действие закона о твердом лимите, держа при этом банковскую учетную ставку не ниже 8 %.

С тех пор теория и практика совместно добились значительных успехов в деле регулирования кредита. Слепой эмпиризм акта 1844 года сделался благодаря этому устаревшим. Однако требования законного резерва почти повсюду предъявляются к центральным банкам. Требование законного резерва в действительности налагает уставное запрещение па использование большей части золотого запаса при каких бы то ни было обстоятельствах, а это запрещение обычно смягчается или с дозволения правительства—как это было при издании акта о денежном обращении и банкнотах — или с разрешения иного учреждения, как, например, Федерального резервного комитета в Америке.

Власть разделяет ответственность, и модифицированный таким образом закон о резерве остается методом, предназначенным для сдерживания центрального банка от использования его золотого запаса. И во все времена характерной ошибкой центральных банков являлось чрезмерное нежелание расставаться с золотом. Это нежелание достигало, повидимому, наибольших размеров у Французского банка, который никогда не был связан законом о резерве.

Когда бумажные деньги имеют полную силу во всех купюрах, превышающих купюры разменных монет, и находятся в общем употреблении, золотые резервы требуются для экспорта. Если закон предписывает, что банкнотная эмиссия должна иметь некоторое золотое покрытие, то это является только средством для обеспечения того, что соответствующий золотой запас должен быть действительно собран. До тех пор, однако, пока бумажные деньги размоины на золотые монеты, иельзя быть уверенным, что золото не может быть извлечено из банка для внутреннего обращения. Рикардо был первым, кто предложил план сделать бумажные деньги разменными на золото и в то же время препятствовать употреблению золотых монет. Он предлагал, чтобы Английский банк не был обязан оплачивать золотом свои банкноты, но должен был бы продавать золотые слитки по фиксированной цене всем приходящим. Таким образом всякий человек, который желал бы нолучить золото для экспорта, мог бы получить его, и билеты Английского банка сохранили бы свой паритет с золотом. Акт, в котором был \'воплощен план Рикардо, не был введен в действие (см. ниже гл. XVIII). Но план этот был воскрешен в Акте о введении золотого стандарта (Gold Standard Act) 1925 г., который отсрочивал свободную чеканку золота и разменность билетов Английского банка и казначейских билетов на золотую монету и предписывал Английскому банку продавать по требованию золотые слитки (приблизительно по 400 унций) по чеканной цене в 3 фунта стерл. 17 шилл. IOV2 пенсов за стандартную унцию. Таким образом изъятия золота из банка должны были быть использованы только для экспорта или для промышленного применения, но отнюдь не для внутреннего обращения. Банк попрежнему являлся обязанным покупать золото, согласно Акту 1844 года по 3 фунта стерл. 17 шилл. 9 пенсов за унцию.

Дальнейшим этапом в разработке того же самого принципа является то, что известно под наименованием Gold Exchange Standard. Люди, получающие золото ря экспорта, делают это для того, чтобы получить кредит за границей в обмен на золото, и они были бы удовлетворены, если бы центральный банк мог дать им кредиты на эти заграничные страны вместо золота. Центральный банк, следовательно, держал бы вместо части своего золотого резерва (или даже целиком) ликвидные ресурсы в соответствующих заграничных финансовых центрах, где денежные знаки раз- менны на золото. Продавая эти заграничные ресурсы по фиксированной цене вместо золота, центральный банк делал бы деньги своей страны разменными на иностранные деньги; покупая иностранные деньги по той же самой цене (или по цено несколько низшей), он завершил бы систему, которая поддерживала бы денежную единицу в паритете с иностранными деньгами, а, следовательно, поскольку последние были бы равноценны золоту, — и с золотом.

Существует таким образом три различных типа золотой валюты, которые следует различать. Один, который может быть назван наличной золотой валютой (Gold Specie Standard), основан на свободной чеканке золота, при чем бумажные деньги разменны на золото по требованию. Второй тип, который может быть назван блокированной золотой валютой (Gold Bullion Standard), основан на обязательстве центрального банка покупать и продавать золотые слитки по фиксированным ценам. Третьим типом является Gold Exchange Standard, основанный на обязательстве покупать и продавать валюту одной или многих стран, имеющих золотую валюту, по фиксированным ценам. Две первых системы связывают денежное обращение непосредственно с мировым рынком золота. Третья достигает этого только косвенно, являясь валютой, живущей за счет валюты другой страны. Если деньги, на которых эта валюта основана, перестают поддерживаться в паритете с золотом, то она перестает быть золотой валютой. Когда фунт стерлингов падал ниже золотого паритета, то деньги, связанные с ним,—как, например, египетские или деньги островов Малайского архипелага—падали вместе с ним. Деньги Индии и Сиама, которые ранее были связаны с фунтом стерлингов, должны были бы подняться в цене.

Система Gold Exchange Standard имеет значительные преимущества в отношении сбережения золота. Для страны, которая принимает эту систему, это означает прямой выигрыш от замены приносящими проценты средствами части бесплодного золотого запаса. Но сбережение золота имеет и более широкие перспективы.

Действительная ценность золота определяется, подобно ценности всякого иного продукта, предложением и спросом. Главную часть спроса на золото образует спрос для монетных целей. Если спрос на золото для монетных целей снизятся — во-первых, вследствие изъятия золотых монет из обращения, а потом и вследствие отказа от требования законных золотых резервов и принятия таких методов, которые позволят центральным эмиссионным банкам обходиться с меньшими \'резервами,—то результатом этого явится уменьшение действительной ценности золота. Поэтому требования законного резерва могут быть рассматриваемы как метод поддержания действительной ценности золота, путем создания определенного спроса на него. Это не является частью его явной задачи, по экономия золота, как бы она привлекательна не могла быть для страны, которая извлекает из этого выгоду, не была бы полезной для всего мира, если бы она означала общее и неопределенное обесценение всех золотых денег в товарном выражении.

То, что является желательным, это не слепой отказ рт старых условий образования золотых резервов, но регулирование их путем международного соглашения с определенной целью предупреждения как роста, так и падения действительной ценности золота. Резолюции, принятые яа Генуэзской конференции в 1922 г., дают план международного сотрудничества на этом базисе[26].

<< | >>
Источник: Хоутри Р. Д.. Деньги и кредит. - М.,1930.. 1930

Еще по теме ГЛАВА VI ЭМИССИОННЫЕ СИСТЕМЫ:

  1. 2. Проблемы государственного регулированиябанковской системы в условияхфедеративного устройства современной России
  2. 1. К вопросу о создании единой денежно-кредитной системыСодружества Независимых Государств
  3. 3. Формирование денежно-кредитной системыСоюзного государства России и Белоруссии
  4. Глава 8. Денежные системы: их возникновение и развитие
  5. Глава 9. Денежная система России: история и современность
  6. ГЛАВА VI ЭМИССИОННЫЕ СИСТЕМЫ
  7. ГЛАВА V. ФУНКЦИЯ ПЛАТЕЖНОГО СРЕДСТВА. КРЕДИТНЫЙ БАЛАНС ДЕНЕЖНОГО ОБРАЩЕНИЯ. КРЕДИТНЫЕ ДЕНЬГИ.
  8. ГЛАВА XIV. КРИЗИС ДЕНЕЖНЫХ СИСТЕМ И ПОСЛЕВОЕННЫЕ ДЕНЕЖНЫЕ РЕФОРМЫ В ГЛАВНЕЙШИХ СТРАНАХ ЕВРОПЫ.
  9. ГЛАВА XXII. СТРОЕНИЕ ДЕНЕЖНОГО РЫНКА.
  10. ГЛАВА XXX БАНКОВАЯ СИСТЕМА АНГЛИИ
  11. ГЛАВА XXXI БАНКОВЫЕ СИСТЕМЫ ГЕРМАНИИ И ФРАНЦИИ.
  12. ГЛАВА ХХХП. БАНКОВАЯ СИСТЕМА СЕВЕРО-АМЕРИКАНСКИХ * СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ.
  13. ГЛАВА ХХХПІ БАНКОВАЯ СИСТЕМА РОССИИ
  14. § 3. Финансово-правовые основы осуществления денежно-кредитной и валютной политики Европейской системы центральных банков
  15. Глава VIII. Банковские операции и сделки Банка России
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Антимонопольно-конкурентное право - Арбитражный (хозяйственный) процесс - Аудит - Банковская система - Банковское право - Бизнес - Бухгалтерский учет - Вещное право - Государственное право и управление - Гражданское право и процесс - Денежное обращение, финансы и кредит - Деньги - Дипломатическое и консульское право - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История - История государства и права - История политических и правовых учений - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Маркетинг - Медицинское право - Международное право - Менеджмент - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Обязательственное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право зарубежных стран - Право социального обеспечения - Правоведение - Правоохранительная деятельность - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Судопроизводство - Таможенное право - Теория государства и права - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия - Финансовое право - Хозяйственное право - Хозяйственный процесс - Экологическое право - Экономика - Ювенальное право - Юридическая деятельность - Юридическая техника - Юридические лица -